Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 октября 2010 г. N 22-1931/2010

 

Судья Петров В.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Ленинградского областного суда в составе:

председательствующего Стрижакова А.А.,

судей Елкиной А.В. и Клюсовой С.А.,

при секретаре Ш.,

рассмотрела в судебном заседании от 28 октября 2010 года кассационную жалобу потерпевшей М.Е. на приговор Всеволожского городского суда Ленинградской области от 17 сентября 2010 года, которым

П.А., <...>, ранее не судимый,

осужден за совершение преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 264 УК РФ к 3 годам лишения свободы с лишением права управлять транспортным средством на срок 3 года, с отбыванием наказания в колонии-поселении.

Приговором суда П.А. признан виновным и осужден за нарушение правил дорожного движения при управлении автомобилем в состоянии опьянения, повлекшем по неосторожности смерть человека.

Согласно приговору преступление совершено при следующих обстоятельствах:

25 августа 2009 года около 2 часов П.А., управляя по доверенности технически исправным автомобилем без марки "Дервейс 233300", гос. номер <...>, принадлежащим П.Т., следовал по автодороге Санкт-Петербург - Матокса в направлении от Санкт-Петербурга к пос. Матокса во Всеволожском районе, Ленинградской области в условиях ограниченной видимости в пределах света фар автомобиля, темного времени суток, сухого асфальтового покрытия.

Являясь лицом, управляющим автомобилем, П.А. был обязан знать и соблюдать требования ПДД РФ, а также действовать таким образом, чтобы не создавать опасности для движения и не причинять вреда, однако следуя по 29 км + 700 м автодороги Санкт-Петербург - Матокса при наличии дорожного знака 1.34.1 Приложение 1 к ПДД РФ, направление поворота на закруглении дороги малого радиуса с ограниченной видимостью, проявил преступное легкомыслие, невнимательность к дорожной обстановке и ее изменениям, выразившиеся в том, что находясь в состоянии средней степени алкогольного опьянения, лишавшим его возможности правильно и адекватно оценивать дорожную обстановку, избрал скорость порядка 70 км/час, которая не обеспечивала ему постоянного контроля за движением автомобиля и изменениями в дорожной обстановке, в силу алкогольного опьянения, неправильно воспринял дорожную обстановку как опасную в виде неустановленного пешехода, который появился в поле его зрения, не убедился в безопасности маневра, без необходимости, после того как проследовал мимо пешехода, применил отворот руля влево, не выдержал безопасный боковой интервал до края проезжей части, допустил занос автомобиля, пересек линию разметки 1.1 Приложение 2 к ПДД РФ, пересекать которую запрещено, выехал на левую обочину по ходу его направления движения, а далее за пределы проезжей части, где совершил наезд на дерево.

В результате дорожно-транспортного происшествия пассажиру автомобиля М.Д. причинены линейные переломы чешуи лобной кости справа, обеих теменных костей; полный поперечный перелом костей основания черепа, диффузное субарахноидальное кровоизлияние, кровоизлияние в кожно-мышечный лоскут головы, захватывающее правую теменную и левую затылочную области, ушибленно-рваная рана левой височно-затылочной области, ссадина левой височной области, ушиб легких, кровоизлияния в области сосудов основания сердца, множественные разрывы капсулы и ткани печени на диафрагмальной поверхности правой доли, кровоизлияние в ворота селезенки.

Открытая черепно-мозговая травма, проявившаяся переломами костей свода и основания, диффузным кровоизлиянием под мягкую мозговую оболочку, в кожно-мышечный лоскут головы, ушибленно-рваная рана левой височно-затылочной области, ссадина левой височной области сопряжены с тяжким вредом здоровью по признаку опасности для жизни. Смерть М.Д. наступила на месте происшествия от тупой сочетанной травмы головы, груди, живота, осложнившейся массивной кровопотерей. Вывод о причине смерти подтверждается наличием переломов костей свода и основания черепа, кровоизлияния под мягкую мозговую оболочку, ушибленно-рваной раны левой височно-затылочной области, кровоизлияния в кожно-мышечный лоскут головы, ушиба легких, множественных разрывов правой доли печени, кровоизлияния в ворота селезенки в сочетании с наличием крови в брюшной полости в объеме 1.0 литра, малокровием почки и миокарды. Между полученными повреждениями и смертью М.Д. имеется прямая причинная связь.

Своими действиями П.А. допустил нарушения требований пунктов 1.3, 1.5, 2.7, 8.1, 9.10, 10.1 "Правил дорожного движения РФ", дорожного знака 1,34.1, Приложения 1 к ПДД РФ и дорожной разметки 1.1 Приложение 2 к ПДД РФ, которые находятся в прямой причинной связи с наступившими последствиями.

Заслушав доклад судьи Елкиной А.В., объяснения потерпевшей М.Е. и ее представителя адвоката Кийко Е.М., поддержавших доводы кассационной жалобы, просивших об отмене приговора, а также объяснения осужденного П.А. и его адвоката Баландиной З.В., считавших, что приговор следует оставить без изменения, выслушав мнение прокурора Дубова А.Б., полагавшего, что приговор является законным и обоснованным, судебная коллегия Ленинградского областного суда

 

установила:

 

В кассационной жалобе потерпевшая М.Е. считает, что П.А. назначено несправедливое наказание, которое не соответствует ни тяжести содеянного и его последствиям, ни личности осужденного и его поведению. В обоснование жалобы указывает, что ранее П.А. был осужден 26.09.2008 года по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно, с испытательным сроком 2 года. Однако, в декабре 2009 года, в это время как он находился под следствием по настоящему делу, ему, как доказавшему примерным поведением свое исправление, данная судимость была необоснованно погашена, при этом 18.08.2009 года он привлекался к административной ответственности за управление автомобилем в нетрезвом состоянии и по постановлению мирового судьи был лишен права управления транспортным средством на полтора года, а 25 августа 2009 года совершил преступление, за которое осужден обжалуемым приговором. Оспаривая законность и обоснованность постановления суда о погашении судимости П.А., потерпевшая считает, что данное постановление стало результатом халатной работы сотрудников УИИ N 22 и прямого умышленного обмана со стороны П.А., однако, как она указывает в жалобе, никакого процессуального разрешения данный вопрос в приговоре не получил. Полагает, что поскольку по закону предыдущая судимость П.А. не должна была быть погашена, то наказание подлежало назначению П.А. по правилам ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров, с присоединением наказания по предыдущему приговору.

Также указывает, что суд необоснованно посчитал смягчающим наказание обстоятельством добровольное возмещение имущественного ущерба, так как материальный ущерб и моральный вред в полном объеме возмещены ей не были, а после оглашения приговора предложений о возмещении вреда ей вовсе не поступало. Полагает, что суд допустил ошибку в вопросе разрешения гражданского иска, так как не принял признание гражданского иска гражданским ответчиком П.А., произвольно уменьшил размер возмещения морального вреда, а вопрос возмещения материального иска оставил на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства. Просит приговор отменить и направить уголовное дело на новое рассмотрение.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель Бурцева Т.И. считает, что приговор суда является законным и обоснованным. Просит приговор суда оставить без изменения, а кассационную жалобу потерпевшей без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела, выслушав мнения сторон, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений на нее, судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения кассационной жалобы.

Выводы суда о доказанности вины П.А. в совершении преступления, за которое он осужден, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах, подробно изложенных в приговоре и получивших соответствующую оценку суда, в жалобе они не оспариваются.

Так, виновность П.А. в содеянном подтверждается:

- собственными показаниями осужденного об обстоятельствах совершенного им дорожно-транспортного происшествия, в результате которого от полученных травм наступила смерть М.Д., который находился в автомашине под его управлением в качестве пассажира.

- показаниями свидетеля К.А. об обстоятельствах аварии, совершенной П.А., управлявшим автомобилем, в результате которой погиб М.Д., а он был госпитализирован.

- аналогичными показаниями свидетеля К.Л., сообщившей об обстоятельствах происшедшей аварии с участием автомашины под управлением П.А., в которой находился также и ее сын К.А., которые ей стали известны со слов сына.

- оглашенными в соответствии с требованиями закона показаниями свидетеля С., из которых усматривается, что после совместного употребления спиртных напитков П.А., под управлением которого находился автомобиль, из кафе ушел, позднее ему сообщили о ДТП на автодороге Санкт-Петербург - Матокса, после чего, обнаружив на месте аварии поврежденную автомашину, П.А. без сознания и труп М.Д., он вызвал к месту аварии сотрудников милиции и скорую помощь.

- протоколом осмотра места происшествия и заключением судебно-медицинского эксперта о характере, степени тяжести, локализации и механизме образования телесных повреждениях, обнаруженных у М.Д., причине его смерти и наличии прямой причинной связи между полученными им телесными повреждениями и наступившей смертью.

- заключением эксперта, из которого усматривается, что в момент дорожно-транспортного происшествия П.А. находился в состоянии алкогольного опьянения средней степени.

- заключением эксперта, из которого усматривается, какие нарушения правил дорожного движения были допущены П.А., под управлением которого находился автомобиль.

Все доказательства, положенные в основу приговора были проверены судом в соответствии с требованиями ст. ст. 87, 88 УПК РФ и обоснованно были признаны судом допустимыми и достоверными доказательствами по делу. Их совокупность является достаточной для обоснованного вывода суда о доказанности вины П.А. в совершении преступления, за которое он осужден. Правовая оценка действиям П.А. по ст. 264 ч. 4 УК РФ является правильной и не оспаривается в жалобе.

Наказание судом назначено с учетом требований закона, характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о личности виновного, который положительно характеризуется, полностью признал вину, в содеянном раскаялся, а также обстоятельств, влияющих на назначение наказания: отсутствия отягчающих наказание обстоятельств и наличия такого смягчающего наказание обстоятельства, как добровольное возмещение причиненного преступлением имущественного ущерба.

Судебная коллегия при этом не может согласиться с доводами жалобы о необоснованности признания судом данного обстоятельства смягчающим наказание, в связи с неполным возмещением причиненного ущерба (как указывается в жалобе: исходя из смысла п. "к" ч. 1 ст. 61 УК РФ).

Нарушений положений ст. 61 УК РФ в этом судебная коллегия не усматривает, поскольку в силу закона (ч. 2 ст. 61 УК РФ) в качестве смягчающих наказание обстоятельств, судом могут учитываться любые обстоятельства, не предусмотренные ч. 1 ст. 61 УК РФ.

Вопреки доводам жалобы, при назначении наказания, судом было также принято во внимание и то обстоятельство, что П.А. ранее привлекался к административной ответственности за нарушение правил дорожного движения. Учтено было судом и влияние назначенного наказания на исправление осужденного, условия жизни его семьи.

Наказание П.А. назначено соразмерно содеянному и личности, в виде реального лишения свободы и в пределах санкции ч. 4 ст. 264 УК РФ. Поскольку избранное наказание по своему виду и размеру чрезмерно мягким не является, признать его несправедливым, как об этом ставится вопрос в кассационной жалобе, нельзя.

Назначая наказание П.А. за совершенное преступление, суд обоснованно исходил из того обстоятельства, что по постановлению суда от 21 декабря 2009 года, вступившему в законную силу и не отмененному каким-либо другим судебным решением, прежняя судимость П.А. была погашена, поэтому при постановлении приговора судом обоснованно не были применены правила, предусмотренные ст. 70 УК РФ, и доводы жалобы в этой части не могут быть признаны состоятельными.

Доводы потерпевшей в части оспаривания ею законности и обоснованности постановления Всеволожского городского суда Ленинградской области от 21 декабря 2009 года о погашении судимости, вынесенного по делу N 4-8-18/09, не могут являться предметом проверки кассационной инстанцией в рамках рассмотрения данной кассационной жалобы (внесенной на приговор суда от 17 сентября 2010 года), поскольку подлежат проверке при обжаловании указанного постановления в порядке надзора надзорной инстанцией Ленинградского областного суда.

Не может согласиться судебная коллегия и с доводами жалобы в части, касающейся разрешения гражданского иска.

Суд пришел к выводу о том, что заявление гражданского иска потерпевшей М.Е. обоснованно, в связи с этим приговором за нею обоснованно было признано право на удовлетворение гражданского иска.

Между тем, в связи с отсутствием документов, подтверждающих сумму заявленного иска в полном объеме, и необходимостью в связи с этим дополнительных расчетов, суд принял решение о передаче данного вопроса на разрешение в порядке гражданского судопроизводства.

Такое решение суда не противоречит положениям ч. 2 ст. 309 УПК РФ и основанием к отмене приговора, как об этом полагает автор кассационной жалобы, не является.

При разрешении вопроса о возмещении морального вреда и определении размера компенсации за причиненный моральный вред, суд, как это видно из приговора, учитывал фактические обстоятельства дела, при которых был причинен моральный вред, реальную возможность его возмещения подсудимым, руководствовался требованиями ст. ст. 151, 1101 ГК РФ и положениями закона о гуманности и справедливости.

Мотивы, по которым суд счел необходимым частично удовлетворить заявленный иск о возмещении морального вреда, в приговоре приведены, оснований не согласиться с принятым судом решением у судебной коллегии не имеется.

Нарушений уголовного и уголовно-процессуального закона, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности осужденного, на правильность применения уголовного закона или определения меры наказания, и влекущих безусловную отмену или изменение состоявшегося по делу судебного решения, судом не допущено.

При изложенных обстоятельствах, оснований для отмены приговора по доводам кассационной жалобы, судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия Ленинградского областного суда

 

определила:

 

приговор Всеволожского городского суда Ленинградской области от 17 сентября 2010 года в отношении П.А. оставить без изменения, а кассационную жалобу потерпевшей М.Е. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь