Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 октября 2010 г. по делу N 22-7430

 

Судья Слонова Н.Б.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Пермского краевого суда в составе: председательствующего Черемных С.В., судей Заятдиновой Н.Ш., Трубниковой Л.В. рассмотрела в судебном заседании от 28 октября 2010 г.

кассационные жалобы адвоката Ивченко О.Б. и осужденного А.А. на приговор Соликамского городского суда Пермского края от 29 июля 2010 г., которым

А.А., ДАТА рождения, уроженец

<...>, несудимый; осужден:

- за два преступления, предусмотренные п. "а" ч. 2 ст. 161 УК РФ, к лишению свободы сроком на 2 года без штрафа за каждое преступление;

- по ч. 5 ст. 33 п. "в" ч. 3 ст. 158 УК РФ к лишению свободы сроком на 2 года без штрафа; в силу ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний к 4 годам лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. По п. "а, в" ч. 2 ст. 163 УК РФ он оправдан за непричастностью к преступлению.

Этим же приговором осуждены А.П. и Г. Приговор в отношении их не обжалуется.

Заслушав доклад судьи Заятдиновой Н.Ш., объяснения осужденного А.А. и адвоката Ивченко О.Б. по доводам кассационных жалоб, мнение прокурора Шабунина Н.С., полагающего приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

А.А. признан виновным и осужден за открытые хищения денег в суммах 20 рублей у индивидуального предпринимателя П. и 5 878, 35 рубля у индивидуального предпринимателя П1., совершенные по предварительному сговору группой лиц, а также за пособничество в тайном хищении денежных средств в сумме 311 729,43 рубля, то есть в крупном размере, совершенном с незаконным проникновением в помещение.

Преступления были совершены 22 июня 2004 года, 29 декабря 2005 года в г. Соликамске Пермской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании обвиняемый А.А. вину не признал.

Оправдание его по п. "а, в" ч. 2 ст. 163 УК РФ за непричастностью к совершению преступления не обжалуется.

В кассационных жалобах - адвокат Ивченко О.Б. в защиту осужденного А.А. просит отменить приговор суда и направить уголовное дело на новое судебное рассмотрение. В обоснование своей позиции защита указывает, что первоначальный приговор от 31 марта 2010 г. в отношении ее подзащитного был отменен ввиду того, что он был обеспечен ненадлежащим переводчиком. Дело было возвращено прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ. А.А. было перепредъявлено обвинение и осуществлен его допрос в качестве обвиняемого. При этом перевод частично осуществлял другой переводчик, частично перевод был ксерокопирован с уже имевшегося перевода, осуществленного ненадлежащим переводчиком. При этом следователем совершена фальсификация, выразившаяся в том, что он затер подпись первоначального переводчика на ксерокопии. Все следственные действия, проведенные с этим переводчиком являются незаконными, однако суд сослался на них в качестве доказательств. После перепредъявления обвинения А.А. в силу состояния здоровья ходатайствовал о допросе его в более позднее время, что судом оставлено без внимания; осужденный А.А. не согласен с приговором суда, считает его незаконным и необоснованным, так как вину не признает, имеет алиби на время совершения инкриминируемых ему преступлений. Свидетель А. в части преступления, совершенного в ТЦ <...> его оговорила, впоследствии в судебном заседании она отказалась от обличающих его показаний. Суд положил в основу обвинения по данному преступлению недопустимое доказательство - протокол очной ставки между ним и данным свидетелем, проведенный с участием ненадлежащего переводчика. А.П. был допрошен с нарушениями уголовно-процессуального закона, от своих показаний он впоследствии отказался, так как давал их "под давлением" со стороны работников следствия. Суд во внимание эти обстоятельства не взял. Следствие проведено неполно, необъективно, с обвинительным уклоном, вина его не доказана.

Обсудив доводы кассационных жалоб адвоката Ивченко О.Б. и осужденного А.А., возражения государственного обвинителя Ануфриевой Н.В., полагающей приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия считает приговор суда законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности А.А. в преступных действиях, указанных в приговоре суда, основаны на тщательно исследованных в судебном заседании доказательствах, которым дана надлежащая оценка.

Доводы, содержащиеся в кассационной жалобе осужденного А.А., о том, что вина его не доказана, суд нарушил требования уголовно-процессуального законодательства, нельзя признать состоятельными.

Из материалов дела видно, что:

- 22 июня 2004 г. А.А. выступил пособником в тайном хищении ювелирных изделий на сумму 311 729,43 рубля. Его действия выразились в следующем: он подъехал на автомобиле <...> без государственного номера к ТЦ <...>, расположенному в г. Соликамске по ул. <...> и не заглушив мотор, поставил его между указанным ТЦ и домом N <...>, расположенного на этой же улице. В это время два неустановленных следствием лица незаконно проникли в ювелирный салон, расположенный в указанном ТЦ, откуда похитили золотые ювелирные изделия на указанную выше сумму, сообщили по телефону А.А. о совершенном хищении. Тот для обеспечения возможности быстро скрыться с места преступления открыл багажник автомобиля, неустановленные лица выбили стекло в окне ТЦ, выбрались из помещения ТЦ, подбежали к автомобилю, сложили похищенное в багажник, сели в автомобиль и под управлением А.А. скрылись, причинив потерпевшему Я. крупный ущерб;

29 декабря 2005 г. около 2 часов 40 минут А.А. и неустановленное следствием лицо с целью хищения на автомобиле <...> государственный номер <...> под управлением А.А. подъехали к минимаркету, расположенному в г. Соликамске по ул. <...>, оставили автомобиль неподалеку, зашли в указанный минимаркет, потребовали денежную выручку у продавцов, которые, испугавшись, спрятались в подсобном помещении, а А.А. и неустановленное лицо открыто похитили коробку кассового аппарата с деньгами в сумме 20 рублей и скрылись на автомобиле, причинив ущерб П.; 29 декабря 2005 г. около 3 часов А.А. и неустановленное следствием лицо с целью хищения приехали на ул. <...>, где вышли из автомобиля, зашли в минимаркет, расположенный на этой улице, потребовали у продавца передать им денежную выручку, та, испугавшись, убежала в подсобное помещение, а они открыто похитили коробку кассового аппарата с деньгами в сумме 5 878,35 рубля, причинив ущерб П1. и скрылись на автомобиле.

Вина в А.А. совершении указанных преступлений установлена совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре, а именно:

1) по преступлению от 22 июня 2004 г. -

- показаниями потерпевших Я. и Р., а также свидетеля С. о том, что со слов им стало известно о хищении золотых ювелирных изделий из салона, находящегося в торговом центре <...> в указанное время. Сразу же была проведена инвентаризация, установившая сумму ущерба в 311 729,34 рубля, последнее обстоятельство подтверждено актом инвентаризации на л.д. 243-284 т. 4;

показаниями свидетеля Г., продавца, согласно которым в указанное время, вернувшись на работу после обеда она обнаружила разбитое окно, гладильную доску, лежавшую среди осколков стекла и узнала о пропаже в том числе ювелирных изделий;

показаниями свидетеля А., согласно которым она видела в указанное время как остановилась автомашина недалеко от указанного торгового центра, водитель нерусской национальности, в котором она впоследствии опознала осужденного А.А., переговорил по телефону, открыл багажник, затем она услышала звон разбитого стекла в окне, из которого выпрыгнули двое мужчин в черных масках, водитель, они сели в автомашину и уехали; свидетели Г., М. показали, что А1. аналогично изложенным выше ее показаниям рассказала им о происшедшем; свидетель Г. показала, что часто видела А.А. в кафе <...> вместе с другими двумя подсудимыми, то есть рядом с местом происшествия.

Данная совокупность доказательств представляет целостную картину совершенного А.А. преступления и опровергает его показания в части непризнания им вины.

Суд обоснованно признал достоверными показания свидетеля А., указанные выше, и положил их в основу обвинения. Они соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судом, получены с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства и подтверждены другими доказательствами по делу, анализ которых дан в приговоре. При этом суд учел, что данный свидетель в ходе следствия меняла показания в части опознания А.А., исследовал в судебном заседании в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона все показания, данные ею по этому факту, оценил их и мотивировал данную им оценку в приговоре.

Вместе с тем, суд обоснованно указал на то, что описанный свидетелями обвинения автомобиль, использованный при совершении преступления в ТЦ <...>, подходит под описание автомобиля <...> (марка, цвет, тонировка), которым в то время управлял А.А., что также соответствует показаниям свидетеля А., взятым за основу обвинения.

Суд проверил версию подсудимого А.А. о том, что во время совершения указанного преступления он находился в Армении и обоснованно пришел к выводу о ее несостоятельности, указав помимо установленных и исследованных в судебном заседании доказательств его вины на данные ФМС России, находящиеся на л.д. 168 т. 10. Согласно им А.А. пребывал на территории Армении в июне 2003 г. и в декабре 2006 г., летом 2004 г. он не пересекал границу России с Арменией. При таких обстоятельствах суд обоснованно критически оценил показания родственников подсудимого в этой части, расценив их как стремление помочь ему избежать ответственности за содеянное. Суд также обосновал свой вывод о том, что представленное письмо его соседей по данному вопросу, не является доказательством по делу, поскольку оно не соответствует требованиям уголовно-процессуального законодательства.

Представленная в кассационную инстанцию справка о том, что в указанное время осужденный был подвергнут ответственности за административный проступок, совершенный им в Армении летом 2004 г., противоречит указанным данным ФМС России и в том числе поэтому не может быть признана доказательством его невиновности. Судом также дана критическая оценка этой справке, которая была предметом судебного исследования. Данная оценка полно и объективно мотивирована в приговоре.

Действиям А.А. по совершению указанного преступления суд дал правильную юридическую оценку, квалификация содеянного в приговоре мотивирована;

2) по преступлениям от 29 декабря 2005 г. -

- показаниями потерпевших П. и П1. о том, что со слов продавцов им стало известно о хищении при указанных ими обстоятельствах из их минимаркетов денег в суммах 20 рублей и 5 878, 35 рубля;

- показаниями потерпевших С. и Б. о том, что в указанное выше время во время их работы в минимаркеты зашли двое мужчин в масках, напугавшись, поскольку по их действиям они сразу же поняли, что те хотят ограбить, убежали, через некоторое время вернувшись в торговый зал обнаружили пропажу выручек из кассового аппарата;

- показаниями свидетелей Ф. и Ш. о том, что со слов продавцов им стало известно об ограблении. Продавцы были очень напуганы происшедшим; - показаниями свидетелей Д. и С., работников милиции, о том, что в связи с поступившими сообщениями об ограблении указанных минимаркетов они выезжали на место происшествия, об обстоятельствах ограбления им рассказали продавцы, аналогично их показаниям, данным в судебном заседании. Установив, что преступники скрылись на автомашине <...> серебристого цвета, они установили его местонахождение, стали преследовать ее, однако находившиеся в ней три человека скрылись, машину оставили;

- показаниями свидетеля С. о том, что он в составе следственно-оперативной группы выезжал в минимаркет <...> в связи с ограблением, где все было разбито,

стоял запах газа. Во время осмотра поступило сообщение о нападении на другой минимаркет <...>, при осмотре которого на улице был обнаружен ящик от кассового аппарата, и свежие следы автомобиля. Через некоторое время был обнаружен автомобиль <...> серебристого цвета с идентичными следами протекторов, двигатель был еще теплый, двери закрыты на замки, людей в нем не было;

показаниями свидетеля Г., эксперта-специалиста, о том, что машина, о которой идет речь, при обнаружении была закрыта на сигнализацию. В машине были обнаружены отпечатки пальцев только А.А., который назвался ее хозяином и присутствовал при осмотре;

протоколами осмотров мест происшествия, свидетельствующих о повреждении кассовых аппаратов в обоих минимаркетах и протоколом применения служебной собаки, обнаружившей второй денежный ящик от кассового аппарата (на л.д. 58, 60-61, 138-141 т. 2);

заключением эксперта N 209 от 10 марта 2006 г. о принадлежности следов пальцев рук, обнаруженных 29 декабря 2005 г. в автомашине <...>, А.А. (л.д. 195-197 т. 2).

Суд проверил версию подсудимого А.А. о том, что он не причастен к указанным преступлениям, поскольку во время их совершения находился у родственников и обоснованно пришел к выводу о ее несостоятельности, поскольку они не нашли объективного подтверждения. Данный вывод суда мотивирован в приговоре. Довод об угоне указанной машины и предположение о том, что ею воспользовались иные лица, угнавшие ее, также судом был проверен и признан несостоятельным, что подтверждено имеющимися доказательствами. А.Б. заявлял об угоне автомашины. При ее осмотре он заявил, что ключи от нее находятся у А.А., его сына. Машина была обнаружена с теплым двигателем. Недалеко от машины был найден ящик от кассового аппарата. Согласно протокола осмотра машины порядок в ней нарушен не был, ничего из машины не похищено, изъятые следы пальцев рук принадлежат А.А. и А.П. Кроме того, в машине, закрытой на сигнализацию, был обнаружен кассовый чек минимаркета ИП П1. от 28 декабря 2005 г. с указанием времени 23.03 часа.

Суд при этом сослался на показания А.П., обоснованно признанные им допустимыми и достоверными доказательствами, так как в совокупности с иными установленными судом доказательствами соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным в судебном заседании. Согласно его показаниям, данным им в ходе предварительного расследования и исследованным в судебном заседании согласно п. 1 ч. 1 ст. 276 УПК РФ, он присутствовал при том, как А.А. и третье лицо с целью совершения хищения заходили в оба указанные выше минимаркета, откуда похитили деньги. Преступления были совершены по предложению А.А., который был в черной маске во время хищений, управлял автомашиной <...>, у него в руках он видел кассовый ящик, из которого забрав деньги, он выкинул в последующем месте его обнаружения. После второго минимаркета их стали преследовать работники милиции, они стали скрываться, затем вышли из машины, оставили ее, сами скрылись

Доводы кассационной жалобы осужденного А.А. о том, что эти показания не соответствуют действительности, являются несостоятельными. А.П. менял показания, в судебном заседании он показал, что оговорил А.А. под "давлением" работников следствия. Суд в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона исследовал все показания, данные им в ходе следствия и взял за основу обличительные, поскольку он давал их в присутствии адвоката, осуществлявшего его защиту, поэтому доводы об оказанном на него "давлении" являются надуманными.

Совокупность указанных доказательств представляет целостную картину совершенных преступлений.

Правовая оценка преступным действиям осужденного А.А. дана правильно, квалификация содеянного в приговоре мотивирована.

Доводы кассационной жалобы адвоката Ивченко О.Б. в защиту осужденного А.А. о том, что приговор суда является незаконным и необоснованным в связи с существенными нарушениями требований уголовно-процессуального законодательства при проведении предварительного расследования и оценке судом имеющихся доказательств, нельзя признать состоятельными.

В соответствии со ст. 173 УПК РФ А.А., будучи обвиняемым, должен был быть допрошен сразу же после предъявления обвинения с соблюдением требований п. 9 ч. 4 ст. 47 и ч. 3 ст. 50 УПК РФ.

Постановление о привлечении его в качестве обвиняемого составлено и объявлено А.А. 8 июля 2009 г. в присутствии защитника и переводчика. От подписи об ознакомлении его с данным процессуальным документом он отказался. Этот факт удостоверен согласно ст. 167 УПК РФ подписями следователя, защитника и переводчика. Это нашло подтверждение на л.д. 26-37 т. 14.

Перевод текста предъявленного обвинения, в том числе перевод положений ст. 47 УПК РФ осуществлен, вручен А.А., факт вручения удостоверен в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого - л.д. 37, 38-60 т. 14. Заявлений от него и защиты по поводу неясностей перевода, порядка вручения перевода, не поступило. Таким образом, нарушений требований ст. 171-172 УПК РФ не допущено.

Допрос А.А. в качестве обвиняемого осуществлялся 8 июля 2009 г. в соответствии с требованиями ст. 173 УПК РФ (л.д. 61-62 т. 14).

Он в ходе этого следственного действия действительно заявил о плохом самочувствии и о том, что в связи с этим желает дать показания позже.

Согласно ч. 4 ст. 173 УПК РФ повторный допрос обвиняемого по тому же обвинению, в случае его отказа от дачи показаний на первом допросе может проводиться только по просьбе самого обвиняемого. По смыслу ч. 4 ст. 173 УПК РФ такая просьба может быть выражена как устно, так и письменно. Однако после допроса 8 июля 2009 г. А.А. с такой просьбой, то есть о повторном допросе его, к следователю не обращался. Одновременно установлено, что ни субъективных, ни объективных данных о наличии у него 8 июля 2009 г. токсического воздействия в результате приема противотуберкулезных препаратов, делавших невозможным его участие в проведении указанного следственного действия, не было. Об этом свидетельствуют записи медицинской карты на его имя. При таких обстоятельствах процессуальных нарушений при допросе А.А. в качестве обвиняемого не допущено.

Все эти процессуальные вопросы уже были предметом судебного рассмотрения, по результатам которого было вынесено постановление от 20 июля 2010 г. (л.д. 306 т. 16), которое не было обжаловано и вступило в законную силу. В силу чего довод кассационной жалобы защиты о том, что суд оставил без внимания эти обстоятельства, является надуманным.

Доводы кассационной жалобы защиты о нарушении норм уголовно-процессуального закона, а именно - участие в ходе предварительного расследования ненадлежащего переводчика (являющегося близким родственником осужденного) не могут служить основанием для признания всех следственных действий, проведенных с ним, незаконными, поскольку осужденным и защитой правильность, полнота и точность перевода не оспариваются.

Мера наказания осужденному А.А. назначена в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, обстоятельств дела, смягчающего наказание обстоятельства и отсутствия отягчающих, данных о его личности.

Обстоятельство, смягчающее наказание А.А. - состояние здоровья, судом учтено при назначении меры наказания.

Оснований для отмены приговора, смягчения меры наказания осужденному, как об этом ставятся вопросы в кассационных жалобах, судебная коллегия не находит.

Руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Соликамского городского суда Пермского края от 29 июля 2010 г. в отношении А.А. оставить без изменения, кассационные жалобы его и адвоката Ивченко О.Б. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь