Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 октября 2010 г. по делу N 22-7638

 

Судья Быстрова Е.Л.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Пермского краевого суда в составе: председательствующего Черемных С.В., судей Трубниковой Л.В., Фефелова О.Н.,

рассмотрела в открытом судебном заседании от 28 октября 2010 года уголовное дело по кассационной жалобе осужденной М. на приговор Индустриального районного суда г. Перми от 28 июля 2010 года, которым

М., родившаяся дата, в <...>, несудимая,

осуждена к лишению свободы: по ч. 3 ст. 30, п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ к 8 годам 6 месяцам; по ч. 1 ст. 232 УК РФ к 1 году 6 месяцам; по ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний к 9 годам с отбыванием в исправительной колонии общего режима. Срок отбывания наказания исчислен с 28 июля 2010 года. Время предварительного содержания под стражей с 27 января по 27 июля 2010 года зачтено в срок отбывания наказания.

Решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Фефелова О.Н., изложившего обстоятельства дела и доводы кассационной жалобы, выступление прокурора Шабунина Н.С. об оставлении приговора суда без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

М. признана виновной в покушении на незаконный сбыт наркотического средства - героина, массой 0,540 грамма и 15,165 граммов, т.е. в особо крупном размере, совершенном 21 и 27 января 2010 года в г. Перми.

Она же признана виновной в организации и содержании притона для потребления наркотических средств по месту своего жительства в г. Перми в период с сентября 2009 года по 27 января 2010 года.

Преступления совершены ею при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В кассационной жалобе осужденная М. поставила вопрос об отмене приговора суда и направлении дела на новое рассмотрение. Указывает, что выводы суда о ее виновности в преступлениях, установленных приговором, обстоятельствам дела не соответствуют. Доказательств, подтверждающих ее причастность к незаконному сбыту наркотических средств, изъятых у П. и К., по делу не добыто. Изъятый у нее дома героин массой 14,367 граммов был приобретен ею для личного употребления. Кроме того, полагает, что суд, установив ее причастность к покушению на незаконный сбыт наркотических средств, необоснованно квалифицировал ее действия по ч. 3 ст. 30, п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, поскольку размер, изъятых у П. и К. наркотических средств составил только 1,338 грамма. Таким образом, ее действия могут быть квалифицированы как покушение на незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере, т.е. по ч. 3 ст. 30, п. "б" ч. 2 ст. 228.1 УК РФ. Считает, что ее осуждение за организацию и содержание притона также является незаконным. Выводы суда о доказанности ее виновности в совершении этого преступления основаны на показаниях наркозависимых лиц, а также заинтересованных лиц, ее соседки и участкового уполномоченного милиции, которые оговаривают ее. Указывает, что решение суда о конфискации изъятых у нее денежных средств в сумме 4 680 рублей является необоснованным, поскольку данные денежные средства принадлежат ее матери.

В возражениях на жалобу государственный обвинитель Елескина М.Ю. указывает, что выводы суда о виновности М. в совершении инкриминируемых ей преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на совокупности допустимых доказательств, исследованных в судебном заседании. Квалификацию ее действий

считает правильной. Просит приговор оставить без изменения, а жалобу без удовлетворения.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и поданных на нее возражений, судебная коллегия находит, что приговор суда подлежит отмене в части и изменению по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, осужденная М. на следствии и в судебном заседании своей причастности к сбыту наркотических средств П. и К. не отрицала, в то же время вину в организации и содержании притона для потребления наркотических средств не признала.

Суд, проверив показания М. по эпизоду обвинения в покушении на незаконный сбыт наркотических средств в особо крупном размере, в приговоре обоснованно указал, что ее виновность в совершении данного преступления помимо ее признательных показаний подтверждена следующими доказательствами:

показаниями свидетеля П. об ее участии 21 и 27 января 2010 года в проверочных закупках героина у М. через посредника С.;

показаниями свидетеля С., подтвердившей на следствии и в судебном заседании, обстоятельства, на которые указала П.;

показаниями свидетеля Б., из которых следует, что 27 января 2010 года С. с целью приобретения героина для своей знакомой П. обращалась к М. и заходила к ней в квартиру;

показаниями свидетелей Б. и Ф., подтвердившими факт проведения 21 и 27 января 2010 года в отношении С. и М. проверочных закупок с участием П.;

показаниями свидетелей К. и П., из которых следует, что 27 января 2010 года К. по просьбе П. приобрел у М. героин, после чего они были задержаны сотрудниками наркоконтроля;

показаниями свидетеля С., указавшей, что в момент задержания П., перевозку которого она осуществляла, в салоне ее автомашины сотрудники наркоконтроля обнаружили сверток с порошкообразным веществом; материалами дела, в том числе, материалами проверочных закупок, протоколами осмотра автомашины С., обыска в квартире М. и осмотра места происшествия - территории под окнами ее квартиры, в ходе которых были изъяты и обнаружены наркотическое средство и электронные весы, заключениями и справками эксперта, согласно которым порошкообразное вещество, изъятое при проверочных закупках, обнаруженное при осмотре автомашины С. и осмотре территории под окнами квартиры М. является наркотическим средством - героином, массой 0,540 грамма, 0,672 грамма, 0,126 грамма и 14,367 граммов соответственно.

При оценке перечисленных доказательств в совокупности суд обоснованно признал их достоверными, допустимыми и положил в основу обвинительного приговора.

Вопреки доводам жалобы М. юридическая квалификация ее действиям по данному эпизоду обвинения судом дана верно. Суд первой инстанции правильно установил, что М., имея умысел на сбыт всей имеющейся у нее массы наркотического средства в количестве 15,165 граммов, 27 января 2010 года осуществила сбыт лишь части этого наркотического средства, П. - 0,672 грамма, К. - 0,126 грамма. Кроме того, сбыт наркотического средства 21 и 27 января 2010 года П. осуществлялся под контролем сотрудников правоохранительных органов, в рамках проверочных закупок. Установив эти обстоятельства, суд обоснованно квалифицировал действия М. по ч. 3 ст. 30 п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ.

Несостоятельны и доводы жалобы осужденной М. о недоказанности ее виновности в содержании притона для потребления наркотических средств.

Анализируя показания свидетелей К., С. и Л. о том, что М., осуществляя сбыт героина в жилом помещении, в котором проживает, неоднократно предоставляла им его для употребления этого героина в совокупности с другими доказательствами, исследованными в судебном заседании по данному эпизоду обвинения, в частности, с показаниями свидетелей С. и Н. о

посещении квартиры М. лицами, употребляющими наркотические средства, с материалами дела, в том числе, с материалами о задержании 16 декабря 2009 года в квартире у М. К. и Л. в состоянии наркотического опьянения, суд обоснованно признал их достоверными и допустимыми, и пришел к правильному выводу о доказанности вины осужденной в совершении данного преступления.

Юридическая квалификация действиям М. по ч. 1 ст. 232 УК РФ судом в целом дана верно.

Вместе с тем вывод суда о совершении М. действий не только по содержанию притона для потребления наркотических средств, но и по его организации следует признать необоснованным. Данный вывод на материалах дела не основан. С учетом этого указание в приговоре на осуждение М. за организацию притона является излишним и подлежит исключению. Изменение приговора в этой части не ставит под сомнение обоснованность осуждения М. по ч. 1 ст. 232 УК РФ и не влечет смягчения, назначенного ей за это преступление наказания.

Наказание М. назначено в соответствии с требованиями ст. 6 и 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности, совершенных ею деяний, данных о ее личности, смягчающих обстоятельств. Назначение ей наказания в виде лишения свободы и отсутствие оснований для применения условного осуждения и положений ст. 64 УК РФ судом в приговоре мотивированы.

При таких обстоятельствах судебная коллегия находит назначенное М. наказание справедливым и соразмерным содеянному. Оснований для его смягчения не усматривает.

В то же время доводы жалобы осужденной о незаконности решения суда о конфискации изъятых у нее при обыске денежных средств в сумме 4 680 рублей заслуживают внимания.

Как видно из материалов дела, обстоятельств, свидетельствующих о том, что изъятые у осужденной денежные средства были получены ею в результате преступной деятельности, связанной с незаконным оборотом наркотических средств, на следствии и в ходе судебного разбирательства не установлено. С учетом этого основания для принятия решения по п. 4.1 ч. 3 ст. 81 УПК РФ о конфискации этих денежных средств у суда первой инстанции отсутствовали. Приговор в этой части подлежит отмене. Вопрос о судьбе данных денежных средств подлежит разрешению в порядке исполнения приговора.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

кассационную жалобу осужденной М. удовлетворить частично.

Приговор Индустриального районного суда г. Перми от 28 июля 2010 года в отношении М. в части решения о конфискации денежных средств в сумме 4 680 рублей отменить.

Этот же приговор изменить: исключить из описательно-мотивировочной части указание на осуждение М. за организацию притона для потребления наркотических средств.

В остальной части приговор оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь