Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 октября 2010 г. N 33-14005/2010

 

Судья: Федюшина Я.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего Рогачева И.А.

судей Вологдиной Т.И. и Пучинина Д.А.

с участием прокурора Кузьминой И.Д.

при секретаре К.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании 28 октября 2010 года кассационную жалобу Б.М. и кассационное представление прокурора Невского района Санкт-Петербурга на решение Невского районного суда Санкт-Петербурга от 23 июня 2010 по гражданскому делу N 2-1340/10 по иску Б.А. к Ф., Б.М. и открытому акционерному обществу страховой компании "Р." о возмещении расходов на погребение и о компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Рогачева И.А., объяснения Б.М. и выступление прокурора Санкт-Петербургской городской прокуратуры Кузьминой И.Д., поддержавших поданные ими жалобу и представление, судебная коллегия

 

установила:

 

Решением Невского районного суда от 23.06.2010 г. по настоящему делу частично удовлетворены требования Б.А. о возмещении материального ущерба (расходов на погребение) и компенсации морального вреда в связи с гибелью его сына Б.Е. в результате дорожно-транспортного происшествия, имевшего место 15.10.2008 г. около 10.50 часов возле дома N 96 по ул. Краснопутиловской в Санкт-Петербурге, где принадлежащий индивидуальному предпринимателю Б.М. автомобиль <...> под управлением водителя Ф., состоявшего в трудовых отношениях с Б.М., совершил наезд на пешехода Б.Е., который 18.10.2008 г. скончался от полученных телесных повреждений.

Постановлено взыскать с ИП "Б.М." в пользу Б.А. суммы расходов на погребение в размере 45.960 рублей и на установку памятника в размере 200.000 рублей, денежную компенсацию морального вреда в размере 200.000 рублей и сумму расходов по оплате государственной пошлины - 1.058 рублей 80 копеек.

В удовлетворении требований Б.А. в отношении Ф. и ОАО СК "Р.", застраховавшего гражданскую ответственность владельца автомобиля <...>, отказано.

Ответчик Б.М. в кассационной жалобе просит отменить указанное решение, считая его не соответствующим нормам материального и процессуального права, и направить дело на новое рассмотрение в ином составе судей.

В кассационном представлении прокурор просит отменить вынесенное решение как незаконное и необоснованное и разрешить дело по существу.

Истец Б.А. правильность вынесенного судом решения не оспаривает.

Дело рассмотрено судебной коллегией в отсутствие истца, ответчика Ф. и представителя ОАО СК "Р.", которые извещены о времени и месте заседания суда кассационной инстанции (л.д. 197 - 199), о причине своей неявки не сообщили.

Изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы и представления, судебная коллегия не усматривает оснований для отмены обжалуемого решения, однако полагает, что оно подлежит изменению, исходя из следующего.

Установленные судом обстоятельства дорожно-транспортного происшествия, имевшего место по вине водителя Ф., и причинно-следственная связь между этим происшествием и смертью Б.Е. в кассационной жалобе и представлении не оспариваются.

В соответствии с п. 1 ст. 1068 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей. Применительно к правилам, предусмотренным главой 59 Кодекса, работниками признаются граждане, выполняющие работу на основании трудового договора (контракта), а также граждане, выполняющие работу по гражданско-правовому договору, если при этом они действовали или должны были действовать по заданию соответствующего юридического лица или гражданина и под его контролем за безопасным ведением работ.

Исходя из указанных положений закона в их взаимосвязи с пунктом 1 ст. 1079 и ст. 1100 ГК РФ, примененными судом при разрешении спора, суд сделал правильный вывод о том, что ответчик Б.М. как владелец источника повышенной опасности несет обязанность по возмещению расходов на погребение и компенсации морального вреда, связанных со смертью Б.Е.

Довод кассационной жалобы о том, что на момент дорожно-транспортного происшествия 15.10.2008 г. Ф. не состоял в трудовых отношениях с индивидуальным предпринимателем Б.М., поскольку был уволен за прогул приказом от 14.10.2008 г. (л.д. 174), не может быть принят во внимание.

Как видно из материалов дела, 18.09.2008 г. между индивидуальным предпринимателем Б.М. и Ф. был заключен трудовой контракт на неопределенный срок, согласно которому последний был принят на работу в качестве водителя категории C (л.д. 101).

Факт продолжения этих трудовых отношений на 15.10.2008 г. подтверждается путевым листом N 5131008547 и командировочным удостоверением за тем же номером от 13.10.2008 г., выданными Ф. на срок с 13.10.2008 г. по 20.10.2008 г. (л.д. 120 - 121).

Приговором Московского районного суда от 20.04.2009 г. по уголовному делу N 1-404/09 установлено, что Ф. при совершении наезда на пешехода Б.Е. управлял автомобилем <...> на основании указанного выше путевого листа (л.д. 136 - 139).

Ф. в ходе судебного разбирательства по настоящему делу подтвердил, что он состоял в трудовых отношениях с Б.М. на 15.10.2008 г.

То обстоятельство, что ранее Б.М. не оспаривал трудовых отношений с Ф. на данную дату, косвенно подтверждается фактом выплаты ОАО СК "Р.", застраховавшим гражданскую ответственность Б.М. как владельца автомобиля <...>, страхового возмещения Б.А. в связи с гибелью его сына в размере 25.000 рублей.

Каких-либо письменных доказательств в опровержение указанных обстоятельств Б.М. и его представители при рассмотрении дела не представили и доводов о прекращении трудовых отношений с Ф. с <...> в связи с его увольнением за прогул не приводили.

С учетом этого отказ суда в удовлетворении ходатайства представителя Б.М. об отложении рассмотрения дела для вызова свидетелей для подтверждения факта отсутствия трудовых отношений между Б.М. и Ф. не может рассматриваться как процессуальное нарушение.

Довод кассационной жалобы о том, что Б.М. был лишен возможности представить соответствующие письменные доказательства, поскольку он и его представитель К.А. не были извещены о рассмотрении дела надлежащим образом, не может быть принят во внимание, поскольку данное утверждение опровергается участием К.А. в судебном разбирательстве 23.06.2010 г. (л.д. 147 - 151).

Что касается изменения процессуального положения Б.М., участвовавшего в рассмотрении дела в качестве третьего лица и привлеченного в последнем судебном заседании к участию в деле в качестве ответчика, то оснований полагать, что это лишило его возможности представить возражения по иску и доказательства, их подтверждающие, не имеется.

В силу ст. 54 ГПК РФ представитель вправе совершать от имени представляемого все процессуальные действия.

Как указано выше, в деле в качестве представителя Б.М. участвовал К.А., действующий на основании доверенности от 12.04.2010 г., в которой были оговорены его полномочия на представление интересов Б.М. со всеми правами, предоставленными законом ответчику (л.д. 79).

При этом из материалов дела усматривается, что 23.04.2010 г. суд приобщил к материалам дела уточненное исковое заявление Б.А., в котором истец просил взыскать в его пользу сумму расходов на погребение, на установку памятника и денежную компенсацию морального вреда с Ф., Б.М. и ОАО СК "Р.". К заявлению были приложены его копии по числу лиц, участвующих в деле (л.д. 44 - 45, 48 - 49).

В судебном заседании 23.04.2010 г. интересы Б.М. представлял Е., действовавший на основании той же доверенности от 12.04.2010 г., что и К.А. (л.д. 79).

Таким образом, несмотря на то, что суд 23.04.2010 г. не вынес определение об изменении процессуального положения Б.М. на ответчика, ему с указанной даты достоверно должно было стать известно о заявленных к нему Б.А. исковых требованиях.

В ходе дальнейшего судебного разбирательства судом с учетом позиции Б.М. исследовались обстоятельства, связанные с наличием трудовых отношений между ним и Ф., и основания определения лица, ответственного за вред. При этом представители Б.М., участвуя в рассмотрении дела, имели и фактически использовали возможность приводить доводы в обоснование своих возражений по заявленным Б.А. требованиям и представлять соответствующие доказательства (л.д. 49 - 53, 87 - 88, 91 - 92).

Таким образом, рассмотрение судом спора по существу в судебном заседании 23.06.2010 г., в котором Б.М. был привлечен к участию в деле в качестве ответчика, не свидетельствует об ограничении его прав на участие в судебном разбирательстве и представление доказательств и не привело к неправильному разрешению спора.

Между тем, в силу ч. 1 ст. 364 ГПК РФ нарушение норм процессуального права является основанием для отмены решения суда первой инстанции только при условии, что это привело или могло привести к неправильному разрешению дела.

С учетом изложенного приложенные к кассационной жалобе копии акта от 13.10.2008 г., согласно которому Ф. после получения путевого листа убыл в неизвестном направлении, и приказа от 14.10.2008 г. о его увольнении за прогул с этой даты (л.д. 172, 174) исходя из положений ч. 1 ст. 358 ГПК РФ не могут оцениваться судебной коллегией как новые доказательства, которые не могли быть представлены в суд первой инстанции.

К тому же указанные документы входят в противоречие с приведенными выше доказательствами и не являются достаточными для их опровержения, в том числе с учетом полученных при рассмотрении дела объяснений представителей Б.М., не ссылавшихся на данные обстоятельства.

Учитывая, что дорожно-транспортное происшествие было совершено Ф. при управлении транспортным средством на основании трудового договора и путевого листа, он в силу положений ст. ст. 1068 и 1079 ГК РФ не может признаваться владельцем источника повышенной опасности.

Данный вывод подтверждается разъяснениями, содержащимися в пункте 19 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26.01.2010 г. N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина".

Из этих же разъяснений следует, что на лицо, исполнявшее свои трудовые обязанности на основании трудового договора и причинившее вред жизни или здоровью в связи с использованием транспортного средства, принадлежавшего работодателю, ответственность за причинение вреда может быть возложена лишь при условии доказанности, что оно завладело транспортным средством противоправно (пункт 2 статьи 1079 ГК РФ).

Однако таких доказательств Б.М. при рассмотрении дела не представил, в связи с чем довод его жалобы о том, что за причиненный вред должен нести ответственность Ф., не может быть признан обоснованным.

Вместе с тем, заслуживают внимания доводы кассационной жалобы и представления прокурора о завышенном размере взысканных в пользу истца сумм в возмещение расходов на погребение.

Согласно ст. 1094 Гражданского кодекса Российской Федерации лица, ответственные за вред, вызванный смертью потерпевшего, обязаны возместить необходимые расходы на погребение лицу, понесшему эти расходы.

Таким образом, в отношении расходов на погребение законом установлен принцип возмещения лишь таких расходов, которые признаны необходимыми судом.

Определяя размер подлежащих возмещению расходов на погребение, суд исходил из указанной истцом суммы этих расходов - 70.960 рублей и взыскал в его пользу 45.960 рублей, составляющих разницу между названной выше суммой и произведенной ОАО СК "Р." в соответствии с п. 1 ст. 12 Федерального закона от 25.04.2002 г. N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" страховой выплатой на возмещение расходов на погребение в размере 25.000 рублей (л.д. 125 - 130).

Между тем, расходы истца на погребение, связанные с оказанием ритуальных услуг и захоронением, подтверждены нарядами-заказами, товарными и кассовыми чеками лишь на сумму 56.959 руб. 90 коп. (л.д. 7 - 13, 141 - 144).

В связи с этим решение суда в указанной части подлежит изменению путем уменьшения взысканных в пользу истца расходов на погребение до 31.959 руб. 90 коп. (56.959,90 - 25.000 = 31.959,90).

Затраты истца на установку памятника в размере 200.000 рублей (л.д. 47) также могут быть признаны расходами, связанными с погребением, и в силу ст. 1094 ГК РФ подлежат возмещению в случае признания их необходимыми.

Однако взысканная судом сумма этих расходов в размере 200.000 рублей является чрезмерной и подлежит снижению до 50.000 рублей, что, по мнению судебной коллегии, соответствует критерию разумности расходов.

С учетом произведенного снижения подлежащих возмещению расходов на погребение, в том числе на установку памятника, не имеется оснований для дополнительного уменьшения этих расходов исходя из имущественного положения Б.М. в связи с отсутствием доказательств того, что определенные к взысканию суммы являются чрезмерно обременительными для Б.М., осуществляющего индивидуальную предпринимательскую деятельность.

При этом наличие у ответчика онкологического заболевания и нахождение на его воспитании детей, на содержание которых в его пользу по решению суда взыскиваются алименты, не свидетельствуют об отсутствии у Б.М. дохода, необходимого для выплаты присужденных истцу денежных сумм.

По этим же причинам отсутствуют основания для уменьшения установленного судом размера компенсации морального вреда в пользу истца в сумме 200.000 рублей.

Данный размер компенсации в соответствии с требованиями 1101 ГК РФ учитывает конкретные обстоятельства дела, степень и характер страданий, причиненных истцу потерей единственного сына, и представляется судебной коллегии разумным и справедливым.

В связи с тем, что суд при вынесении решения не разрешил вопрос о взыскании с ответчика государственной пошлины в доход государства, судебная коллегия считает необходимым дополнить решение суда соответствующим указанием.

Исходя из размера удовлетворенной части иска по имущественным требованиям и взыскания денежной компенсации морального вреда, которая носит неимущественный характер, пошлина в соответствии с подпунктами 1 и 3 пункта 1 ст. 333.19 Налогового кодекса Российской Федерации должна составить 800 + (31.959,90 + 50.000 - 20.000) x 3 : 100 + 200 = 2.858 рублей 80 копеек.

Поскольку истец оплатил при подаче иска государственную пошлину в размере 1.058 руб. 80 коп., сумма которой взыскана с Б.М. в пользу истца в порядке ч. 1 ст. 98 ГПК РФ, с ответчика подлежит взысканию государственная пошлина в доход государства в размере 1.800 рублей (2.858,80 - 1.058,80).

Судебная коллегия также считает необходимым указать, что включенное в резолютивную часть решения указание об ответчике свидетельствует о неправильном понимании судом юридического статуса Б.М., а именно об ошибочном представлении о том, что он отвечает по иску не как физическое лицо, а как индивидуальный предприниматель с наименованием "Б.М.".

В соответствии с пунктом 1 ст. 19 ГК РФ гражданин приобретает и осуществляет права и обязанности под своим именем, включающим фамилию и собственно имя, а также отчество, если иное не вытекает из закона или национального обычая. В случаях и в порядке, предусмотренных законом, гражданин может использовать псевдоним (вымышленное имя).

Согласно п. 1 ст. 23 ГК РФ гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя.

Из этих положений закона в их взаимосвязи следует, что предпринимательская деятельность без образования юридического лица осуществляется гражданином от своего имени, на что никак не влияет факт его государственной регистрации в качестве предпринимателя, при этом по обязательствам, возникающим при осуществлении такой деятельности, гражданин отвечает всем своим имуществом в соответствии со ст. 24 ГК РФ.

Таким образом, указание ответчика в резолютивной части решения суда является ошибочным, и в этом качестве должен быть указан Б.М..

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Невского районного суда Санкт-Петербурга от 23 июня 2010 года по настоящему делу изменить, изложив резолютивную часть решения в следующей редакции:

- взыскать с Б.М. в пользу Б.А. суммы расходов на погребение в размере 31.959 (тридцати одной тысячи девятисот пятидесяти девяти) рублей 90 копеек, расходов на установку памятника в размере 50.000 (пятидесяти тысяч) рублей и денежную компенсацию морального вреда в размере 200.000 (двухсот тысяч) рублей, а также сумму судебных расходов в размере 1.058 (одной тысячи пятидесяти восьми) рублей 80 копеек;

- взыскать с Б.М. государственную пошлину в доход государства в размере 1.800 (одной тысячи восьмисот) рублей.

В остальной части решение суда оставить без изменения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь