Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 октября 2010 г. по делу N 33-30782

 

Судья: Мусимович М.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда

в составе председательствующего Строгонова М.В.,

и судей Снегиревой Е.Н., Михалевой Т.Д.,

при секретаре И.,

с участием прокурора Любимовой И.Б.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Снегиревой Е.Н. дело по кассационной жалобе представителя К. - Д. на решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 16 июня 2010 года, которым постановлено:

В удовлетворении исковых требований К. к ООО "Объединенные кондитеры" о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, судебных расходов отказать в полном объеме,

 

установила:

 

К. обратился в суд с иском к ООО "Объединенные кондитеры" о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, судебных расходов. В обоснование указал, что 17.06.2004 г. был принят на работу в ООО "Объединенные кондитеры" на должность тренинг-менеджера в отдел тренинга департамента продаж. С 11.01.2005 г. истец занимал должность начальника отдела тренингов департамента продаж. Приказом от 01.02.2010 г. N 17-у истец уволен за прогул 28 декабря 2009 года (подпункт "а" п. 6 ст. 81 Трудового Кодекса РФ).

Увольнение считал необоснованным и незаконным, так как работодатель нарушил предусмотренную ст. 110 Трудового кодекса обязанность предоставить работнику еженедельный непрерывный отдых, продолжительностью не менее 42 часов.

Так, с 8 декабря 2009 г. по 27 декабря 2009 г. истец находился в служебной командировке в городах <...>. С 21 по 27 декабря 2009 г. включительно не имел выходных дней; 28 декабря 2009 г. у истца был выходной день; 29 декабря 2009 г. истец вышел на работу.

Ссылаясь на указанные обстоятельства, а также на то, что подобная практика предоставления выходного дня, если время в пути при возвращении из командировки приходится на субботу или воскресенье, является сложившейся в организации и не противоречит "Положению о служебных командировках работников ООО "Объединенные кондитеры", просил суд обязать ООО "Объединенные кондитеры" изменить формулировку основания прекращения трудового договора на расторжение трудового договора по инициативе работника; обязать ООО "Объединенные кондитеры" изменить дату увольнения на дату вступления решения суда в силу; взыскать с ООО "Объединенные кондитеры" в пользу истца средний заработок за время вынужденного прогула с 02.02.2010 г. по день вступления решения суда в силу; взыскать в счет компенсации морального вреда в размере 50 000,00 рублей.

В ходе судебного разбирательства истец изменил исковые требования и просил суд восстановить его на работе в прежней должности, взыскать с ООО "Объединенные кондитеры" в пользу истца средний заработок за время вынужденного прогула с 02.02.2010 г. по день вынесения решения суда в силу; взыскать в счет компенсации морального вреда в размере 50 000,00 рублей.

Обосновывая свои требования, истец ссылался на то, что ответчиком не были запрошены письменные объяснения о причинах отсутствия его на рабочем месте 28.12.2009 в нарушение ст. 193 ТК РФ; причины отсутствия истца 28.12.2009 на рабочем месте не рассматривались ответчиком, не оценивалась их уважительность и не исследовались обстоятельства, при которых проступок был якобы совершен истцом; истец согласовал с ответчиком, что день после командировки он берет выходным; ответчик не представил доказательств, что им при применении дисциплинарного взыскания были учтены тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен.

В судебном заседании истец, его представитель - С. доводы иска и требования поддержали в полном объеме.

Представитель ответчика Н., иск не признал, доводы истца оспорил, полагал, что увольнение истца законно и обоснованно, поскольку истец не вышел на работу 28 декабря 2009 года, ни с кем день невыхода на работу не согласовал, работодателя не предупредил. Порядок увольнения истца не нарушен, поскольку объяснительная записка по поводу невыхода на работу истцом была написана, в силу чего истец правомерно был уволен ответчиком за совершенный прогул. Просил суд в иске истцу отказать.

Суд постановил указанное выше решение, об отмене которого просит в кассационной жалобе представитель К. - Д.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав К., его представителя - С., представителя ООО "Объединенные кондитеры" - Н., заключение прокурора Любимовой Л.В., судебная коллегия полагает, что решение суда является законным и обоснованным.

В соответствии с п.п. "а" ч. 6 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае прогула, то есть отсутствия на рабочем месте без уважительных причин в течение всего рабочего дня (смены) независимо от его (ее) продолжительности, а также в случае отсутствия на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня (смены).

На основании ст. 193 ТК РФ до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение работником не предоставлено, то составляется соответствующий акт.

Как установлено в судебном заседании и подтверждается письменными материалами дела между истцом К. и ответчиком ООО "Объединенные кондитеры" 17 июня 2004 г. был заключен трудовой договор N 0282. В соответствии с Дополнительным соглашением N 2 к трудовому договору истец занимал должность - начальник отдела обучения Департамента продаж ООО "Объединенные кондитеры".

В соответствии с приказом от 01.02.2010 N 17-у трудовой договор с истцом расторгнут по основанию, предусмотренному пп. "а" п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ, а именно за совершение прогула т.е. отсутствия на рабочем месте без уважительных причин в течение всего рабочего дня.

В ходе судебного разбирательства судом было установлено, что в соответствии с приказом от 04.12.2009 N 2798 истец был направлен в командировку с 8 декабря 2009 г. по 31 декабря 2009 г. в <...>.

Истец самостоятельно изменил срок командировки и вернулся из нее 27 декабря 2009 г., что подтверждается командировочным удостоверением N 2798-ск от 04.12.2009 и в ходе судебного разбирательства истцом не оспаривалось.

Однако на следующий рабочий день 28 декабря 2009 г. истец на работу не вышел, что также не оспаривалось истцом в судебном заседании.

Выйдя на работу 29 декабря 2009 года, истец написал заявление об изменении даты возврата из командировки, которым просил сократить срок командировки до 27 декабря 2009 года.

Приказом от 29 декабря 2009 года N 206-ок истцу были изменены сроки командировки с 08.12.2009 по 27.12.2009 года, также главному бухгалтеру вменена обязанность по оплате истцу за выходные дни 26.12. и 27.12.2009 года в соответствии со ст. 135 ТК РФ.

Истец в ходе судебного разбирательства утверждал, что он согласовал свой невыход на работу в понедельник со своим непосредственным руководителем М., позвонив ему по телефону, поскольку он из командировки вернулся в выходной день, у него произошла смена часовых поясов, он себя физически неважно чувствовал.

Разделом 4 трудового договора, заключенного между истцом и ответчиком установлено, что работнику был установлен нормированный рабочий день, продолжительностью не более 8 рабочих часов в день. При этом режим рабочего времени определяется Правилами внутреннего трудового распорядка.

В соответствии с п. 6.1 Правил внутреннего трудового распорядка ответчика, с которыми истец был ознакомлен, о чем свидетельствует его подпись на листе ознакомления, выходными днями для истца являлись суббота и воскресенье, следовательно, истец знал об установленном режиме рабочего времени для него у ответчика.

Поскольку день 28 декабря 2009 г. являлся понедельником, то данный день для истца являлся рабочим днем и истец обязан был выйти на работу.

Кроме того, в соответствии со ст. 153 Трудового кодекса РФ по желанию работника, работавшего в выходной или нерабочий праздничный день, ему может быть предоставлен другой день отдыха. В этом случае работа в выходной или нерабочий праздничный день оплачивается в одинарном размере, а день отдыха оплате не подлежит.

Доводы истца о том, что он выразил желание взять выходной в понедельник 28 декабря 2009 года и согласовал день невыхода на работу с непосредственным руководством в судебном заседании своего подтверждения не нашли. Допрошенные в качестве свидетеля непосредственный руководитель истца - начальник отдела продаж М. и секретарь приемной начальника отдела продаж - свидетель А. не подтвердили доводы истца о том, что истец 28 декабря 2009 года, в понедельник звонил М. и согласовал своей невыход на работу.

Кроме того, как следует из служебной записки М. от 29 декабря 2009 года, истец К. отсутствовал 28 декабря 2009 года на работе, согласие на отсутствие 28 декабря 2009 года не было запрошено К. и не было получено последним ни у одного из руководителей и кураторов департамента продаж, в силу чего М. ставит вопрос о применении к истцу дисциплинарного взыскания. Данная служебная записка также подтверждает доводы ответчика о том, что истец свой невыход на работу в понедельник ни с кем не согласовывал.

Кроме того, истец только 25 января 2010 г. в своих объяснениях просил предоставить ему день 28 декабря 2009 г. в качестве выходного дня.

Таким образом, суд верно пришел к выводу о том, что истец самовольно, без предварительного согласования или уведомления ответчика (работодателя), использовал день отдыха за работу в выходной день, т.е. самостоятельно взял отгул, не поставив в известность работодателя.

Довод истца о том, что компенсация времени в пути при возвращении из командировки приходящегося на субботу или воскресенье, в виде дополнительных дней отдыха является "исторически сложившейся практикой" ответчика, в судебном заседании своего подтверждения не нашел.

Судебная коллегия соглашается с выводом суда, полагая его обоснованным, о том, что истец 28 декабря 2009 г. отсутствовал на рабочем месте в течение всего рабочего дня без уважительных причин, так как самовольно использовал день отдыха (отгул), т.е. совершил прогул, следовательно, совершил грубое нарушение трудовых обязанностей.

В силу ч. 3 ст. 192 ТК РФ к дисциплинарному взысканию в частности, относится увольнение работника по основаниям, предусмотренным пунктами 5, 6, 9 или 10 части первой статьи 81 ТК РФ.

За совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить в качестве дисциплинарного взыскания увольнение по соответствующим основаниям.

В соответствии с ч. 1 ст. 193 ТК РФ до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение.

Истец в ходе судебного разбирательства утверждал, что ответчик никаких пояснений у него не затребовал по факту невыхода на работу. Вместе с тем, данные доводы истца своего подтверждения в судебном заседании не нашли.

Материалами дела подтверждается, что истец предоставил 25 января 2010 г. письменные объяснения по факту его отсутствия на рабочем месте 28 декабря 2009 г. в течение всего рабочего дня. В объяснении истец просит предоставить ему 28 декабря 2009 г. в качестве дня отдыха.

В силу ч. 3 ст. 193 ТК РФ дисциплинарное взыскание применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания его в отпуске, а также времени, необходимого на учет мнения представительного органа работников.

Доводы истца о том, что данное объяснение он писал по поводу отказа закрыть ему командировку, так как он не мог отчитаться за суммы, взятые в аванс на нее, суд обоснованно отклонил. Из содержания объяснительной записки усматривается, что истец писал объяснения именно по поводу использования второго выходного дня, и в ней указаны причины отсутствия на работе в понедельник 28 декабря 2009 года.

Довод истца о том, что объяснительная записка от 25.01.2010 является не объяснением по факту отсутствия на рабочем месте 28 декабря 2009 г., а служебным письмом с информацией об "изменении в расписании рабочего времени" не соответствует фактическим обстоятельствам.

Таким образом, судом установлено, что 25 января 2010 г. истец собственноручно изготовил и подписал объяснительную записку, в которой изложил причины своего отсутствия на рабочем месте в течение всего рабочего дня 28 декабря 2009 г., т.е. по факту дисциплинарного проступка.

По вопросу изменения сроков служебной командировки истец 29 декабря 2009 г. написал служебную записку об изменении даты возврата из командировки К.

Нарушения сроков привлечения истца к ответственности за прогул ответчиком судом также не установлено.

Истец 7 декабря 2009 г. обратился к работодателю с заявлением о представлении ежегодного основного оплачиваемого отпуска продолжительностью 7 (семь) календарных дней, с 11 января 2010 г., по 17 января 2010 г. Ему приказом от 07.12.2009 N 2642-от был предоставлен основной ежегодный оплачиваемый отпуск продолжительностью 7 календарных дней, с 11 января 2010 г. по 17 января 2010 г.

В связи с тем, что ответчику о дисциплинарном проступке истца стало известно 29 декабря 2009 г. и нахождением истца в ежегодном основном оплачиваемом отпуске длительностью 7 календарных дней, ответчик имел право привлечь истца к дисциплинарной ответственности до 5 февраля 2010 г.

Как пояснил в ходе судебного заседания представитель ответчика, изучив представленные истцом объяснения по факту отсутствия на работе 28 декабря 2009 г., учтя тяжесть дисциплинарного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен, работодатель принял решение о наложении на истца дисциплинарного взыскания в виде увольнения по основанию, предусмотренному пп. "а" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

При этом доводы истца о том, что ответчик не представил доказательств, что им при вынесении дисциплинарного взыскания были учтены тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен, суд верно признал несостоятельными, поскольку истец допустил однократное грубое нарушение - прогул, за которое предусмотрено увольнение.

Доводы истца о том, что приобщенный к материалам дела табель учета рабочего времени за декабрь 2009 г. составлен на 31.12.2009 и содержит отметку "прогул" (ПР) напротив даты 28.12.2009, а не "НН" до выяснения причин отсутствия, как того требовал порядок заполнения табелей в период работы истца, суд верно отклонил, поскольку данное обстоятельство не имеет правового значения для рассмотрения данного дела.

Доводы истца о том, что истец в связи с ухудшением состояния здоровья был вынужден обратиться за медицинской помощью в поликлинику по месту жительства, о чем была им представлена в судебное заседание справка, суд рассматривает как злоупотребление правом, поскольку истец работодателя о своем состоянии здоровья в связи с невыходом на работу 28 декабря 2009 года в известность не ставил.

Доводы о том, что до истца работодателем не было доведено требование о необходимости согласования в письменной форме использование дней отдыха непосредственно по возвращении из командировки в выходной день со ссылками также на пункт 7.9 Правил внутреннего трудового распорядка, которым письменное согласование не предусмотрено, суд признал необоснованными, не соответствующими требованиями законодательства, поскольку, согласование времени отгула работника с работодателем это требование закона, при этом, если работник не выполнил данного требования, и взял отгул без согласования с работодателем, это считает прогулом.

Довод истца об отсутствии негативных последствий для ответчика в связи с его невыходом на работу, не является относящимся к делу юридически значимым обстоятельством по делу, поскольку, в силу ч. 5 ст. 192 ТК РФ при наложении дисциплинарного взыскания должны учитываться тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен.

Следовательно, при наложении дисциплинарного взыскания на работодателе не лежит обязанность исследовать и учитывать наступление негативных последствий совершенного дисциплинарного проступка.

Кроме того, как пояснил представитель ответчика, что не оспаривалось и истцом в судебном заседании, а также подтверждается и письменными материалами дела истец неоднократно привлекался к дисциплинарной ответственности в виде замечаний, в том числе и за нарушение трудовой дисциплины.

Учитывая изложенное суд пришел к правильному выводу об отказе истцу в иске о восстановлении на работе, и как следствие, в требованиях о взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

Понесенные истцом расходы в размере 40 000,00 рублей на представителя присуждению не подлежат в силу ст. 100 ГПК РФ, поскольку расходы на оплату представителю взыскиваются стороне, в пользу которой состоялось решение суда.

Доводы кассационной жалобы не могут служить основанием к отмене решения суда, поскольку они по существу сводятся к переоценке доказательств, исследованных судом первой инстанции.

Суд с достаточной полнотой исследовал все обстоятельства дела, дал надлежащую оценку представленным доказательствам, выводы суда не противоречат материалам дела, юридически значимые обстоятельства по делу судом установлены правильно, нормы материального и процессуального права судом применены верно, оснований для отмены решения суда не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 16 июня 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь