Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 8 ноября 2010 г. по делу N 33-31976

 

Судья: Щугорева А.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда

в составе:

председательствующего судьи Огановой Э.Ю.

судей Гороховой Н.А., Дедневой Л.В.

при секретаре К.

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Дедневой Л.В. дело по кассационной жалобе И. на решение Никулинского районного суда г. Москвы от 23 августа 2010 года, которым постановлено:

в исковых требованиях И. к К., Р. о защите чести и достоинства, деловой репутации, о признании не соответствующими действительности распространенных сведений, об обязании опровержения сведений и компенсации морального вреда - отказать.

 

установила:

 

И. обратился в суд к К., Р. с иском о защите чести, достоинства и деловой репутации, признании не соответствующими действительности, порочащими его честь, достоинство и деловую репутацию сведения, распространенные Р. и К. 2 февраля 2009 года в телепередаче "Момент истины", транслировавшейся на телеканале "ТВ-Центр", а именно: "И. - один из руководителей правового комитета Государственной Думы... Член комиссии думской по борьбе с коррупцией, является активным пособником омерзительных преступников, которые действовали на территории Дальнего Востока. Кроме всего прочего, он фальсифицирует документы"; "Мало того, что И., защищая бандитов, пытается обвинить совершенно нормальных людей и правоохранителей, которые борются с этими бандитами, в поступках, которые те не совершали"; "Сколько же разослал Виктор Иванович таких писем? В защиту воров в законе...убийц, разбойников. 26 писем. В некоторые месяцы по 3 письма. Вся мотивация лживая насквозь"; "Он защищает осознанно...подключился к развалу дела". Данные сведения истец считает не соответствующими действительности и порочащими его честь, достоинство и деловую репутацию, поскольку они содержат утверждения о совершении им противоправных деяний, связи с ворами в законе и их защите.

В судебное заседание истец явился, исковые требования поддержал.

Ответчики К., Р. и их представитель в суд явились, исковые требования не признали, мотивируя тем, что в телепередаче "Момент истины" 2 февраля 2009 года обсуждался вопрос о том, что И., будучи депутатом Государственной Думы, направлял депутатские запросы, касающиеся таких лиц, как С., С.О., Ш., в отношении которых в тот период времени проводилось расследование уголовного дела и в отношении которых в настоящее время постановлен обвинительный приговор, вступивший в законную силу. В этой связи ответчики полагали, что подобными действиями И. оказывал содействие осужденным в настоящее время лицам в развале возбужденного против них уголовного дела.

Представитель третьего лица - ОАО "ТВ-Центр" в суд не явился, о времени и месте рассмотрения дела был извещен надлежащим образом.

Суд постановил приведенное выше решение, об отмене которого просит истец в кассационной жалобе.

На заседание судебной коллегии представитель ОАО "ТВ-Центр" не явился, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещался судом надлежащим образом.

Судебная коллегия, в соответствии со ст. 354 ГПК РФ, полагает возможным рассмотреть кассационную жалобу в отсутствие ОАО "ТВ-Центр".

Проверив материалы дела, выслушав истца, ответчика Р. и его представителя - адвоката Зайцева П.В., представлявшего также интересы ответчика К., обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к выводу о том, что решение суда первой инстанции подлежит оставлению без изменения по следующим основаниям.

Согласно ст. 29 Конституции РФ, каждому гарантируется свобода мысли и слова.

Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них.

Гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается.

В соответствии со ст. 152 ГК РФ, гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

Если сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, распространены в средствах массовой информации, они должны быть опровергнуты в тех же средствах массовой информации.

Гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением.

В силу п. 5 Постановлением Пленума ВС РФ N 3 от 24 февраля 2005 года надлежащими ответчиками по искам о защите чести, достоинства и деловой репутации являются авторы не соответствующих действительности порочащих сведений, а также лица, распространившие эти сведения.

Если оспариваемые сведения были распространены в средствах массовой информации, то надлежащими ответчиками являются автор и редакция соответствующего средства массовой информации. Если эти сведения были распространены в средстве массовой информации с указанием лица, являющегося их источником, то это лицо также является надлежащим ответчиком.

Согласно п. 7 Постановления Пленума ВС РФ N 3 от 24 февраля 2005 года, по делам данной категории необходимо иметь в виду, что обстоятельствами, имеющими в силу ст. 152 ГК РФ значение для дела, которые должны быть определены судьей при принятии искового заявления и подготовке дела к судебному разбирательству, а также в ходе судебного разбирательства, являются: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом.

Под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу.

Судам следует иметь в виду, что в случае, если не соответствующие действительности порочащие сведения были размещены в сети Интернет на информационном ресурсе, зарегистрированном в установленном законом порядке в качестве средства массовой информации, при рассмотрении иска о защите чести, достоинства и деловой репутации необходимо руководствоваться нормами, относящимися к средствам массовой информации.

Не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения. Не могут рассматриваться как не соответствующие действительности сведения, содержащихся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других процессуальных или иных официальных документах, для обжалования и оспаривания которых предусмотрен иной установленный законами судебный порядок.

Порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица.

В соответствии с п. 9 Постановления Пленума ВС РФ N 3 от 24 февраля 2005 года, при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке ст. 152 ГК РФ, поскольку являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности.

Лицо, которое полагает, что высказанное оценочное суждение или мнение, распространенное в средствах массовой информации, затрагивает его права и законные интересы, может использовать предоставленное ему п. 3 ст. 152 ГК РФ и ст. 46 Закона РФ "О Средствах массовой информации" право на ответ, комментарий, реплику в том же средстве массовой информации в целях обоснования несостоятельности распространенных суждений, предложив их иную оценку.

В силу ст. 18 ФЗ "О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания РФ", вмешательство члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы в оперативно-розыскную, уголовно-процессуальную деятельность органов дознания, следователей и судебную деятельность не допускается.

Согласно ст. ст. 3 и 4 Декларации о свободе политической дискуссии в СМИ, принятой 12.02.2004 года на заседании Комитета Министров Совета Европы, политические деятели, стремящиеся заручиться общественным мнением, тем самым соглашаются стать объектом общественной политической дискуссии и критики в СМИ. Государственные должностные лица могут быть подвергнуты критике в СМИ в отношении того, как они исполняют свои обязанности, поскольку это необходимо для обеспечения гласного и ответственного исполнения ими своих полномочий.

В соответствии со ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований или возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Судом по делу установлено, что 2 февраля 2009 года на телеканале "ТВ-Центр" транслировалась телепередача "Момент истины". Запись данной телепередачи за указанную дату обозревалась судом первой инстанции в ходе слушания дела.

В указанной телепередаче принимали участие: И., Р. и К. Темой для обсуждения в данной телепередаче являлось уголовное дело в отношении С., С.О., Ш. и других лиц, которые на тот период времени обвинялись в создании и руководстве на территории Дальневосточного федерального округа организованным преступным сообществом "Общак".

Также суд установил, что в диалоге между К. и Р., Р.: "... пошел в Верховный Суд к зам.председателя - действительно, подключился ваш депутат к развалу..."; К.: "И."; Р.: "И.".

В диалоге между Р. и К., Р.: "Я заинтересовался, сколько же разослал И. таких писем?"; К.: "в защиту воров в законе"; Р.: "Убийц, разбойников, 26 писем. В некоторые месяцы по три письма. Вся мотивация лживая насквозь. Он пишет - ко мне обратился отец С., летчик-испытатель завода Гагарина. Приходим к этому отцу С. Он говорит - я не обращался к И. И вообще, я не летчик-испытатель".

Р.: "И. - один из руководителей правового комитета Государственной Думы. Как он себя позиционирует? Рьяный борец с коррупцией. Член комиссии думской по борьбе с коррупцией, является активным пособником омерзительных преступников, которые действовали на территории Дальнего Востока. Огромное количество убийств, похищение людей, разбойных нападений. Отрубленные головы и так далее и так далее. Кроме всего прочего он фальсифицирует документы. Мало того, что И., защищая бандитов, пытается обвинить совершенно нормальных людей и правоохранителей, которые борются с этими бандитами, в поступках, которые те не совершали".

После выступления И. следует фраза Р.: "43 тяжелые и особо тяжкие статьи Уголовного кодекса. Он защищает осознанно... Дальше реплика К.: "И., 26 писем в защиту С. и его подельников".

Кроме того, суд установил, что 9 февраля 2007 года И. совместно с другими депутатами Государственной Думы, был направлен депутатский запрос на имя председателя Хабаровского краевого суда Вдовенкова В.М., в котором они повторно обратились в защиту С., приговоренного к 7 годам лишения свободы Центральным районным судом г. Комсомольска-на-Амуре. Подписанты данного запроса считают, произошла судебная ошибка Центрального районного суда г. Комсомольска-на-Амуре под жестким давлением отдельных лиц, чьи фамилии будут позже обнародованы в СМИ. Также в данном запросе указывалось, что С. является членом гражданского общества, и имеет право на законное решение суда с учетом имеющихся материалов, а материалы дела свидетельствуют в его пользу.

21 сентября 2006 года И. направил депутатский запрос Генеральному прокурору Чайке Ю.Я., в котором говорилось о лжесвидетельствах и фальсификации доказательств в отношении С., в связи с чем И. просил направить в Хабаровский край комиссию из работников центрального аппарата Генеральной прокуратуры РФ для проверки изложенных фактов и принятия мер воздействия к нарушителям законности.

6 июня 2007 года И. совместно с другими депутатами Государственной Думы было направлено письмо Председателю Верховного Суда РФ Лебедеву В.М., в котором подписанты письма просили оперативно вмешаться и удовлетворить ходатайство группы из восьми адвокатов по передаче уголовного дела N <...> в Краевой Суд.

3 февраля 2009 года заместитель Председателя Верховного Суда Р.Ф. Карпов А.И. направил в адрес руководителя фракции Коммунистической партии РФ в Государственной Думе Федерального Собрания РФ З. сообщение, в котором указал, что обращение З. о пересмотре уголовного дела в отношении С. не подлежит самостоятельному рассмотрению в установленном уголовно-процессуальным законом порядке.

20 марта 2008 года заместитель председателя 5-го судебного состава судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ Кудрявцева Е.П. в ответ на обращение, сообщила И., что оснований для возбуждения надзорного производства и отмены состоявшихся судебных решений в отношении С. не имеется.

2 октября 2008 года И. направил письмо председателю Хабаровского краевого суда Братенкову С.И., в котором просил учесть доводы заявлений К.Е., Д., П. и К.С. о фактах нарушения законности, допущенные не только в ходе предварительного следствия, но и в процессе рассмотрения дела и принятия судебных решений.

25 марта 2008 года И. направил письмо Председателю Верховного суда РФ Лебедеву В.М., в котором сообщил, что адвокат С. обратился в Президиум Верховного Суда РФ с надзорной жалобой и с письмом к И. Также в указанном письме И. просил при изучении уголовного дела учесть и доводы, изложенные в представленных им материалах.

5 февраля 2008 года И. направил письмо заместителю Генерального прокурора РФ Кехлерову С.М., в котором просил для установления объективной истины и избежания судебной ошибки изучить материалы уголовного дела в отношении С. и высказать по ним свое беспристрастное мнение.

21 июня 2006 года И. направил письмо первому заместителю Генерального прокурора РФ Бирюкову Ю.С., в котором просил в целях всесторонности, полноты и объективности рассмотреть вопрос о передаче материалов уголовного дела в отношении С. для дальнейшего расследования в прокуратуру другого субъекта федерации.

18 июля 2006 года И. направил письмо Генеральному прокурору РФ Чайке Ю.Я., в котором просил рассмотреть обращение С.Г., в котором сообщалось о незаконном привлечении его сына С. к уголовной ответственности прокуратурой Хабаровского края.

1 августа 2006 года И. направил письмо Генеральному прокурору РФ Чайке Ю.Я. для рассмотрения телеграммы из г. Комсомольск-на-Амуре Хабаровского края, в которой сообщалось о том, что свыше года содержатся под стражей 23 человека, арестованных по делу С., матери и родственники обвиняемых возмущены действиями правоохранительных органов Хабаровского края и просят прислать комиссию из Генеральной прокуратуры РФ для проверки законности их действий.

1 апреля 2008 года И. направил Генеральному прокурору Чайке Ю.Я. обращение А. и других жителей Хабаровского края с информацией о грубейших нарушениях действующего законодательства со стороны ряда должностных лиц прокуратуры на территории региона, с просьбой рассмотреть и о результатах проинформировать.

Обвинительный приговор Хабаровского краевого суда от 13 мая 2009 г. в отношении С., С.О., Ш. и др. в настоящее время вступил в законную силу.

Также того, судом установлено, что решением Комиссии по мандатным вопросам и вопросам депутатской этики Государственной Думы Федерального Собрания РФ пятого созыва от 8 октября 2008 года было обращено внимание на то, что депутат Государственной Думы И. неоднократно направлял запросы в органы прокуратуры и суды по уголовному делу, возбужденному в отношении С. и других лиц из Хабаровского края. Основанием таких запросов служили обращения граждан. Запросы И. в Верховный Суд РФ от 31 октября 2007 года N <...> и от 25 марта 2008 года N <...> содержат конкретные просьбы по уголовному делу в интересах определенных лиц, оценку действиям судей и просьбу принять соответствующие меры. Такие действия, по сути, являются попыткой воздействия депутата Государственной Думы на судебные органы. В этой связи комиссией было принято решение обратить внимание депутата И. на недопустимость запросов (обращений) в судебные органы с конкретными просьбами в интересах определенных лиц и организаций.

25 марта 2008 года старшим следователем 3-го отдела по расследованию особо важных дел о преступлениях против государственной власти и в сфере экономики Главного следственного управления СК при Прокуратуре РФ, по материалам проверки по обращению депутата Государственной Думы И. в отношении Р. и К., было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием в их деяниях состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 129 УК РФ, по высказываниям Р. и К. в телевизионной программе "Момент истины" от 2 февраля 2009 года. Также было отказано в возбуждении уголовного дела в отношении И. по основаниям, предусмотренным п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 306 УК РФ.

20 июля 2009 года следователем по особо важным делам третьего отдела управления по расследованию особо важных дел о преступлениях против личности общественной безопасности Главного следственного Управления Следственного Комитета при Прокуратуре РФ было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении И. по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ - за отсутствием в его деянии состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 285 УК РФ., поскольку он не использовал свои должностные полномочия вопреки интересам службы.

Изложенные обстоятельства подтверждаются материалами дела и ничем не опровергнуты.

Разрешая спор, суд первой инстанции, дав оценку собранным по делу доказательствам в соответствии со ст. 67 ГПК РФ, в том числе показаниям допрошенного в ходе слушания дела свидетеля, и с учетом требований закона, правомерно пришел к выводу об отказе истцу в удовлетворении заявленных требований, поскольку доказательства распространения ответчиками сведений, порочащих его честь, достоинство и деловую репутацию, истцом, в нарушение ст. 56 ГПК РФ и Постановления Пленума ВС РФ N 3 от 24 февраля 2005 года, в суд представлены не были, а высказывания Р. и К. в телевизионной программе "Момент истины", транслировавшейся каналом "ТВ Центр" 2 февраля 2009 года, содержат оценочные суждения, которые изъяты из контекста протекавшей между участниками данной телепередачи дискуссии и являются выражением субъективного мнения и взглядов ответчиков в отношении деятельности И., вследствие чего, в силу п. 9 Постановления Пленума ВС РФ N 3 от 24 февраля 2005 года, не являются предметом судебной защиты в порядке ст. 152 ГК РФ, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности.

Также суд обоснованно сослался на то обстоятельство, что высказывание Р. о том, что "И. является активным пособником омерзительных преступников, которые действовали на территории Дальнего Востока", направлены не на обвинение И. в пособничестве применительно к положениям ч. 5 ст. 33 УК РФ, а связаны с направлением И. различных запросов в защиту лиц, которые по приговору суда были признаны виновными в совершении ряда уголовных преступлений.

Кроме того, суд правомерно указал на то, что высказывание Р. о том, что "И., защищая бандитов, пытается обвинить совершенно нормальных людей и правоохранителей, которые борются с этими бандитами, в поступках, которые те не совершали", является выражением его мнения относительно писем И., направленных им в различные государственные органы, в связи с чем не может быть расценено как сведения, порочащие честь, достоинство и деловую репутацию И., поскольку сделано на основании писем и обращений самого истца.

Высказывания о том, что "И. разослано 26 писем в защиту воров в законе... убийц, разбойников", не могут быть признаны сведениями порочащими честь, достоинство и деловую репутацию истца, поскольку, как было установлено в судебном заседании и следует из материалов дела, И. и другими депутатами Государственной Думы неоднократно направлялись запросы и письма по уголовному делу С. и др., а выражение "в защиту" содержит информацию о направлении И. запросов и писем в различные государственные органы.

Высказывание Р. о том, что "кроме всего прочего он (И.) фальсифицирует документы" также не может быть признано сведениями, не соответствующими действительности, поскольку в судебном заседании нашли свое подтверждение факты направления истцом депутатских запросов на основании несуществующих обращений граждан.

При таких обстоятельствах судебная коллегия полагает, что судом первой инстанции были исследованы все юридически значимые по делу обстоятельства и дана надлежащая оценка собранным по делу доказательствам, в связи с чем решение суда первой инстанции, является законным и отмене не подлежит.

При этом судебная коллегия считает необходимым обратить внимание на следующее.

Одним из основополагающих аспектов верховенства права является принцип правовой определенности, о необходимости соблюдения которого неоднократно указывал Европейский суд по правам человека в своих постановлениях, который, в частности, требует, чтобы принятое судом окончательное решение не могло быть бы оспорено. Правовая определенность подразумевает, что ни одна из сторон не может требовать пересмотра окончательного постановления только в целях проведения повторного слушания и получения нового постановления. Полномочие вышестоящего суда по пересмотру дела должно осуществляться в целях исправления судебных ошибок, неправильного отправления правосудия, а не пересмотра по существу. Пересмотр не может считаться скрытой формой обжалования, в то время как лишь возможное наличие двух точек зрения по одному вопросу не может являться основанием для пересмотра. Отступление от этого принципа оправданы, только когда являются обязательными в силу обстоятельств существенного и непреодолимого характера.

По настоящему гражданскому делу таких обстоятельств не установлено, в связи с чем судебная коллегия находит выводы суда первой инстанции о неправомерности заявленных истцом требований основанными на законе и фактических обстоятельствах дела.

Учитывая требования закона и установленные судом обстоятельства, суд правильно разрешил возникший спор, а доводы, изложенные в кассационной жалобе, являются необоснованными, направлены на иное толкование норм закона, иную оценку собранных по делу доказательств и не могут служить основанием для отмены решения суда.

Доводы кассационной жалобы не опровергают выводов суда, необоснованность их отражена в судебном решении с изложением соответствующих мотивов, доводы кассационной жалобы не содержат обстоятельств, нуждающихся в дополнительной проверке, нарушений норм процессуального законодательства, влекущих отмену решения, по делу не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Никулинского районного суда г. Москвы от 23 августа 2010 года - оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь