Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 8 ноября 2010 г. по делу N 4а-2927/10

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу генерального директора ООО "Л." Ш. на постановление мирового судьи судебного участка N 208 района "Дорогомилово" г. Москвы от 02 августа 2010 года и решение судьи Дорогомиловского районного суда г. Москвы от 01 сентября 2010 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 208 района "Дорогомилово" г. Москвы от 02 августа 2010 года генеральный директор ООО "Л." Ш. был признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ, и ему было назначено административное наказание в виде штрафа в размере 5 (пяти) тысяч рублей в доход государства с конфискацией орудий производства.

Решением судьи Дорогомиловского районного суда г. Москвы от 01 сентября 2010 года данное постановление оставлено без изменения, жалоба Ш. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе Ш. выражает несогласие с данными судебными актами, ссылаясь на то, что при назначении наказания в виде конфискации оборудования мировым судьей не было учтено, что это оборудование не принадлежит ООО "Л.", собственник данного оборудования не был привлечен к участию в деле; генеральный директор ООО "Л." был необоснованно привлечен к административной ответственности за осуществление деятельности без специального разрешения, поскольку эта деятельность осуществлялась в г. Москве, а не в специальной игорной зоне, в таком случае получение специального разрешения, законодательно не предусмотренного, не требовалось; выводы судебных инстанций о том, что процесс взаимодействия участника лотереи с лотерейным оборудованием не соответствует целям лотереи, так как в данном случае при использовании оборудования имеется элемент риска, основан лишь на внутреннем убеждении судей и показаниях сотрудников ОБЭП; Обществом лотерейное оборудование использовалось в строгом соответствии с условиями лотереи, на основании заключенных ООО "Л." всех необходимых договоров, а также Разрешения ФНС России; судебными инстанциями в качестве доказательства приняты устные показания оперуполномоченного Г., однако не приняты во внимания показания эксперта З.; судебными инстанциями не было оценено заключение эксперта П.; судьей районного суда необоснованно отказано в удовлетворении ходатайства о проведении технической экспертизы.

Проверив представленные материалы, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу обжалуемые судебные постановления законными и обоснованными.

При рассмотрении дела мировым судьей установлено, что генеральный директор ООО "Л." Ш. в помещении ООО "Л.", расположенном по адресу: <...>, осуществлял предпринимательскую деятельность без специального разрешения (лицензии), если такое разрешение (такая лицензия) обязательно (обязательна). А именно по вышеназванному адресу Ш. осуществлялась деятельность по проведению азартных игр с использованием игровых автоматов под видом проведения Всероссийской негосударственной бестиражной лотереи "Электрошанс" 1 серии на основании договора, заключенного ООО "Л." с ЗАО "Аукционный дом "Момент истины", осуществление деятельности по розыгрышу призового фонда лотереи по способу розыгрыша "ЛотоКлаб". Указанными действиями Ш. совершил административное правонарушение, предусмотренное ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ.

Факт совершения Ш. административного правонарушения и его виновность подтверждены совокупностью исследованных и оцененных судебными инстанциями доказательств: протоколом об административном правонарушении, рапортом оперуполномоченного ОРЧ-1 ОБЭП УВД по ЗАО г. Москвы Г., постановлением о проведении гласного оперативно-розыскного мероприятия "Проверочная закупка", постановлением о проведении гласного оперативно-розыскного мероприятия "обследование помещений, здания, сооружений, участков местности и транспортных средств", актом обследования помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств, протоколом изъятия и осмотра вещей и документов, актом проверочной закупки, показаниями допрошенного в судебном заседании оперуполномоченного Г. Достоверность и допустимость перечисленных доказательств сомнений не вызывает.

Довод жалобы Ш. о том, что при назначении наказания в виде конфискации оборудования мировым судьей не было учтено, что это оборудование не принадлежит ООО "Л.", собственник данного оборудования не был привлечен к участию в деле, неоснователен. Положениями КоАП РФ в качестве одного из видов административного наказания предусмотрена конфискация изъятого имущества вне зависимости от того, в какой форме собственности находится изъятое у нарушителя имущество. Между тем, КоАП РФ также не содержит понятия "третьего лица", заявляющего самостоятельные требования или не заявляющего таковых, таким образом, собственник изъятого и конфискованного имущества не являлся участником производства по делу, перечень которых предусмотрен гл. 25 КоАП РФ. При таких обстоятельствах ни у мирового судьи, ни у судьи районного суда не было оснований для привлечения к участию в деле собственника конфискованного имущества.

Довод жалобы о том, что генеральный директор ООО "Л." был необоснованно привлечен к административной ответственности за осуществление деятельности без специального разрешения, поскольку деятельность осуществлялась в г. Москве, а не в специальной игорной зоне, в таком случае получение специального разрешения не требовалось, основан на неправильном толковании положений Федерального закона от 29.12.2006 г. N 244-ФЗ "О государственном регулировании азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации". В соответствии со ст. 4 названного Федерального закона под игорной зоной понимается часть территории Российской Федерации, которая предназначена для осуществления деятельности по организации и проведению азартных игр, и границы которой установлены в соответствии с настоящим Федеральным законом. Деятельность по организации и проведению азартных игр может осуществляться исключительно организаторами азартных игр при соблюдении требований, предусмотренных настоящим Федеральным законом, другими федеральными законами, законами субъектов Российской Федерации и иными нормативными правовыми актами. Деятельность по организации и проведению азартных игр может осуществляться исключительно в игорных заведениях, соответствующих требованиям, предусмотренным настоящим Федеральным законом, другими федеральными законами, законами субъектов Российской Федерации, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

В соответствии со ст. 9 игорные зоны создаются на территориях следующих субъектов Российской Федерации: Алтайский край, Приморский край, Калининградская область, Краснодарский край и Ростовская область. Таким образом, осуществление деятельности по организации и проведению азартных игр вне игорной зоны, в том числе в г. Москве, недопустимо. При таких обстоятельствах мировым судьей сделан обоснованный вывод о наличии в действиях Ш. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ.

Довод жалобы о том, что выводы судебных инстанций о том, что процесс взаимодействия участника лотереи с лотерейным оборудованием не соответствует целям лотереи, так как в данном случае при использовании оборудования имеется элемент риска, основан лишь на внутреннем убеждении судей и показаниях сотрудников ОБЭП, несостоятелен. Так, мировым судьей сделан обоснованный вывод о том, что основными признаками, позволяющими отличить игровое оборудование от лотерейного, является его использование для проведения азартных игр и случайное определение материального выигрыша без участия организатора азартных игр или его работников. На основании совокупности всех доказательств мировым судьей установлено, что материальный выигрыш в используемом Ш. оборудовании определяется случайно, без участия генерального директора или его работников, это свидетельствует о том, что основным элементом игры при случайном распределении выигрыша без участия организатора лотереи посредством автомата является риск, что является признаком азартной игры, а само оборудование используется Ш. для проведения деятельности по розыгрышу денежных средств. Тогда как при проведении лотереи выигравший участник лотереи получает часть призового фонда, определяемую организатором лотереи, как это установлено ФЗ от 11.03.2003 г. N 138-ФЗ "О лотереях". Из показаний Г., в частности, следует, что посетители игрового клуба осуществляли игру на автоматах путем использования купюроприемника для оплаты игры и нажатия кнопок на автомате, то есть материальный выигрыш определялся случайным образом без участия организатора игр или его работников. При таких обстоятельствах мировым судьей правильно установлено, что Ш. была организована деятельность по осуществлению азартных игр без надлежащего на то разрешения, а не по проведению лотереи, и в действиях Ш. имелся состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ.

Довод жалобы о том, что Обществом лотерейное оборудование использовалось в строгом соответствии с условиями лотереи, на основании заключенных ООО "Л." всех необходимых договоров на проведение лотереи, а также Разрешения ФНС России, являлся предметом оценки судьи районного суда и был обоснованно отвергнут. Наличие у ООО "Л." всех необходимых документов для осуществлении лотерей не свидетельствует о том, что Ш. как генеральным директором Общества осуществлялась деятельность по организации именно лотерей. Как указано выше, мировым судьей в ходе исследования всех доказательств был сделан правильный вывод о том, что деятельность Ш. была направлена на организацию азартных игр.

Довод жалобы о том, что судебными инстанциями в качестве доказательства приняты устные показания оперуполномоченного Г., однако не приняты во внимание показания эксперта З., не соответствует действительности. Так, в постановлении мирового судьи отражены показания Г., которые были оценены в совокупности с другими доказательствами. Вместе с этим, предметом оценки судьи являлись также и показания З., которые были обоснованно отвергнуты, поскольку З., делая вывод о характеристиках лотерейного оборудования, при непосредственном его изъятии не присутствовал.

Довод жалобы о том, что судебными инстанциями не было оценено заключение эксперта П., неоснователен. Названное заключение обоснованно не было принято мировым судьей в качестве доказательства, поскольку не отвечало требованиям ст. 26.2 КоАП РФ. Так, П. при даче этого заключения не был предупрежден об административной ответственности за дачу заведомо ложного заключения в нарушение ст. 25.9 КоАП РФ.

Довод жалобы о том, что судьей районного суда необоснованно отказано в удовлетворении ходатайства о проведении технической экспертизы, не влечет удовлетворение надзорной жалобы. Отказ в удовлетворении заявленного ходатайства не повлиял на всестороннее и полное выяснение обстоятельств названного дела, поскольку вина Ш. подтверждена совокупностью иных доказательств, отвечающих требованиям ст. 26.2 КоАП РФ, из которых определенно следует, что генеральный директор ООО "Л." осуществлял деятельность без соответствующего разрешения (лицензии), если такое разрешение (лицензия) обязательно (обязательна).

При рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи судьей районного суда всем доказательствам дана мотивированная оценка, дело проверено в полном объеме.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену вынесенных по делу судебных постановлений.

Порядок и срок давности привлечения Ш. к административной ответственности не нарушены, наказание назначено в пределах санкции ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ, в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.8, 4.1 КоАП РФ. При назначении наказания мировым судьей были учтены фактические обстоятельства дела, данные о личности, а также характер совершенного правонарушения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 30.13, 30.17 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 208 района "Дорогомилово" г. Москвы от 02 августа 2010 года и решение судьи Дорогомиловского районного суда г. Москвы от 01 сентября 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ, в отношении генерального директора ООО "Л." Ш. оставить без изменения, надзорную жалобу Ш. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.ДМИТРИЕВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь