Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 9 ноября 2010 г. по делу N 33-21235

 

Судья Ермилова О.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда в составе:

Председательствующего Гусевой Е.В.,

судей Варламовой Е.А., Илларионовой Л.И.,

при секретаре Г.

рассмотрев в судебном заседании от 09 ноября 2010 года кассационную жалобу С.

на решение Раменского городского суда Московской области от 29 июля 2010 года по делу по иску В. к С. об установлении границы земельного участка, признании права собственности на колодец, сносе постройки,

встречному иску С. к В. об установлении границы земельного участка, сносе забора и самовольных построек,

заслушав доклад судьи Варламовой Е.А.,

объяснения С., его представителя по ордеру Х., В., его представителя по доверенности К.,

 

установила:

 

В. обратился в суд с иском к собственнику смежного земельного участка С. После имевшего место уточнения исковых требований, просил установить границу между земельными участками, расположенными по адресу <...> в соответствии с рисунком N 7 дополнительной судебной строительно-технической экспертизы, проведенной экспертом М., признать право собственности на колодец лит. к1, расположенный при домовладении N <...> по указанному адресу и обязать С. снести сарай лит. Г, частично расположенный на его (истца) земельном участке по указанному адресу (измененное исковое заявление л.д. 20 - 21 том 2).

В обоснование исковых требований истец ссылается на то, что является собственником доли дома N по указанному адресу. Ему принадлежит земельный участок общей площадью 1859 кв. м, из них 1200 кв. м находится в собственности истца, 659 кв. м - в пожизненном наследуемом владении. Ответчику принадлежит доля дома и земельный участок, расположенный при доме N по тому же адресу. Между земельными участками истца и ответчика твердой границы, которая была бы обозначена забором, никогда не было. Там проходила тропинка, которая вела к колодцу, расположенному на границе участков дома N. Этой тропинкой и колодцем пользовались жители близ расположенных домов. Однако владельцами этого колодца являлись собственники дома N. В 2004 году он (истец) начал оформлять в собственность участок пл. 659 кв. м. По его заявке БТИ выполнило план участка, из которого стало видно, что смежная граница участков N и N была перенесена С. вглубь участка истца. Это подтверждается еще и тем, что по данным БТИ строение лит. Г, возведенное на участке С., частично находится на участке истца. Осадки с крыши этой постройки попадают на земельный участок истца и строение лит. Г7, которое он возвел на смежной границе. В результате в негодность приходит баня истца и строение лит. Г7. Поэтому истец просит снести строение лит. Г. Истинной границей, отделяющей его (истца) участок от участка ответчика, является линия, обозначенная на всех схемах БТИ (включая схему БТИ 1941 г.), которая представляет собой прямую линию от ул. <...>. По этой границе со времени первичного разделения участков (с 1941 г.) был установлен и до настоящего времени существует забот, отделяющий участок С. от участка К. <...> поэтому граница между его (истца) участком и участком ответчика должна проходить по прямой линии, являющейся продолжением части указанной границы (забора). Границу он просит установить по прямой линии в соответствии с данными БТИ на 1951 год. Такое установление границы участков будет соответствовать красным линиям, что предусмотрено действующим Градостроительным Кодексом РФ. Поскольку ранее колодец лит. К находился в постоянном пользовании у жителей дома N 21/4, а в настоящее время сособственник дома К. имеет собственный источник воды, то истец просит признать за собой право собственности на колодец.

Ответчик С. исковые требования не признал, заявил встречный иск, уточненными требованиями которого просил обязать В. снести самовольно установленный забор в соответствии с рисунком N 6 основной судебной строительно-технической экспертизы от точки О до т. 7, от т. 4 до т. 3, от т. 3 до т. 2, установить смежную границу в соответствии с этим же рисунком от т. О до т. 2, и обязать В. снести самовольно возведенные строения лит. Г5 (баню), лит. Г4 (кухню), лит. Г6 (предбанник), лит. Г7 (душ).

В обоснование возражений и доводов встречного иска указал, что между земельными участками к дому N всегда существовала твердая граница и имелся забор. Примерно в 1998 году В. перенес смежную границу вглубь участка С., установив свой забор. Это подтверждается тем, что по данным БТИ за предыдущие годы строение лит. Г, которое возвел С. на своем участке, расположено на расстоянии примерно 1 м от общей границы. По данным БТИ за период уже после 1998 года видно, что строение лит. Г частично располагается на участке В. Строение лит. Г было возведено в установленном порядке, который действовал на 1987 год, т.е. строение было возведено с разрешения органа местной власти и принято в эксплуатацию. Кроме того, указывает, что строения, которые он просит обязать снести, являются самовольными, т.к. возведены с грубым нарушением норм противопожарной безопасности и без согласования с С., что нашло подтверждение заключением эксперта.

В судебном заседании В. и его представитель свои исковые требования поддержали, встречные исковые требования не признали.

С. и его представитель исковые требования не признали, свои исковые требования поддержали.

3-е лицо К. в судебное заседание не явился, извещен (л.д. 180), ранее просил суд рассматривать дело в свое отсутствие и по делу пояснял, что на его памяти между участками В. и С. никогда не было забора как такового, имелись только остатки прежнего ветхого забора, который, по мнению К. не являлся границей, а ограничивал с обеих сторон проход к колодцу.

3-е лицо Р. и 3-е лицо Т. в судебное заседание не явились, извещены (л.д. 181 - 182), также просили рассматривать дело в свое отсутствие (л.д. 281, 282, т. 1, л.д. 19. т. 2), иск С. поддержали.

Решением суда иск В. удовлетворен частично. Разделительная граница между участками сторон установлена по прямой линии от точки 1 до точки 7 в соответствии с рисунком 7 дополнительной строительно-технической экспертизы, С. обязан снести часть сарая лит. Г, расположенного на земельном участке В. при доме N по указанному адресу. В удовлетворении остальных требований В., а также в удовлетворении встречных исковых требований С. отказано.

С данным решением не согласился С., в кассационной жалобе просит об его отмене.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия считает решение суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

Как установлено судом, В. является собственником 70/100 долей дома N, расположенного по адресу <...>. Он стал собственником доли дома на основании справки ДСК от 16 ноября 1991 года, как член ДСК (л.д. 90, т. 1). 30/100 долей того же дома принадлежит 3-му лицу К. (л.д. 7, т. 1). В соответствии с постановлением главы администрации Раменского р-на от 31 августа 1993 года за N 2831 в собственность и пожизненное наследуемое владение членов ДСК "НИР Отдых" были переданы участки. В. в собственность было передано 1200 кв. м, в пожизненное наследуемое владение - 659 кв. м (л.д. 10, т. 1), итого: 1859 кв. м. На основании этого постановления было выдано свидетельство (л.д. 11, т. 1). На имя К. было выдано свидетельство о праве собственности на земельный участок по указанному адресу пл. 1200 кв. м, в пожизненное наследуемое владение - 509 кв. м (л.д. 159). В отношении участка В. выдан кадастровый план в декларативной форме (л.д. 40, т. 2).

Соседний земельный участок (по отношению как к участку В. так и к участку 3-го лица К.) при доме N по тому же адресу принадлежит ответчику С., его доля в праве собственности на дом - 32/100 доли (л.д. 52, т. 1). В собственность С. на основании постановления главы администрации Раменского р-на от 31 августа 1993 года за N был передан земельный участок пл. 1014 кв. м (л.д. 71, т. 1). 23 октября 1993 года на имя С. было выдано свидетельство о праве собственности на земельный участок (л.д. 75, т. 1). Помимо этого, в соответствии с договором купли-продажи от 19 августа 1999 года С. приобрел в собственность земельный участок N пл. 673 кв. м (л.д. 109 - 114, т. 1), итого: 1687 кв. м. На основании свидетельства о праве на наследство по закону Т. и Р. принадлежит по 34/100 доли дома N, а также по 1/2 доле земельных участков N. Право собственности зарегистрировано в установленном порядке (л.д. 125 - 128, т. 1).

Спор между сторонами возник по поводу расположения смежной границы в зоне задней межи участков.

Разрешая данное дело, суд исходил из того, что представленный в материалы дела проект планировки дачно-строительного кооператива научно-исследовательских работников Наркомата Тяжелой промышленности при станции "Отдых" (далее "Проект планировки") по состоянию на 1936 год (в настоящее время - дачное некоммерческое товарищество НИР "Отдых"), на котором нанесены дачные участки, включая участки по <...> (на проекте планировки 88) и N (на проекте планировки 89) (л.д. 96 - 105, т. 2), позволяет определить изначальную планировку кооператива: взаимное расположение и форму дачных участков, прохождение границ между ними, а также между дачными участками и улицами. Из проекта планировки следует, что участки имеют прямоугольную форму и границы между ними представляют прямые линии. В том числе и между участком N в настоящее время N 21) и N <...> (в настоящее время N 23) граница представляет собой прямую линию от ул. Зеленая зона до границы с участками N. Этот факт однозначно конкретизирует прохождение границы между участками N и однозначно привязывает ее к местности в связи с тем, что около половины этой прямой линии границы существует в реальности и никем не оспаривается (от ул. Зеленая зона до точки 0 на рисунке N 5 основной судебной строительно-технической экспертизы л.д. 165, т. 1). Факт несоответствия ранее определенной судом границы между участками N проекту планировки подтверждается и техническим отчетом от 25.01.2010 г. N 363/09, выполненным специализированной организацией - ООО "Геоком", об инженерно-геодезических изысканиях по установлению границ и определению площади земельного участка по адресу: <...>. В данном отчете (приобщен к делу на 20-ти листах) нанесены границы земельного участка, закрепленные Проектом планировки дачного поселка, и границы земельного участка, определенные по результатам строительно-технической экспертизы. Из данного отчета однозначно усматривается, что границы земельного участка, определенные при проведении строительно-технической экспертизы границы не соответствуют Проекту планировки, на основании которого отводились земельные участки, а общая граница между принадлежащим В. участком и участком С. была смещена вглубь принадлежащего истцу участка.

Судебная коллегия с данным выводом суда согласиться не может.

Данный проект планировки не утвержден, не имеет привязки к местности, не содержит сведений о площадях земельных участков. Также и отчет ООО "Геоком" не содержит сведений о земельном участке С., тогда как спор идет о расположении смежной границы между земельными участками.

Как видно из материалов дела, со времени составления представленного Плана планировки изменилось количество земельных участков и изменились площади земельных участков.

Правоустанавливающие документы выданы сторонам с указанием площадей принадлежащих им земельных участков, однако без установления на местности границ.

Согласно выводов проведенной по делу строительно-технической экспертизы, площадь земельного участка при доме N и доме N по указанному адресу меньше, чем по правоустанавливающим документам: при доме N - на 31, 4 кв. м, при доме N - на 132 кв. м.

Анализируя абрисы БТИ участка дома на 1951 год и абрис участка дома N на 1941 г., др. планы БТИ, эксперт в своем заключении указал, что графическое размещение границ участков по данным БТИ относительно дома условно, поскольку эксперт не располагает данными о привязках границ (л.д. 167, 242, т. 1). Также отмечено, что провести анализ границ земельных участков N <...> с их правоустанавливающими документам не представляется возможным, поскольку документы содержат только информацию о количестве узаконенной площади (л.д. 169, т. 1).

Как следует из пояснений сторон в судебных заседании судебной коллегии, исторически между участками существовала тропинка, ведущая к колодцу, с двух сторон огороженная забором. Колодцем пользовались жители близлежащих домов.

Как подтвердили стороны в заседании судебной коллегии, указанным пространством пользовались владельцы обоих земельных участков.

С течением времени заборы разрушались, спорное пространство застраивалось с обеих сторон.

Материалами дела подтверждается тот факт, что сарай лит. Г был построен правопредшественником С. О. и принят в эксплуатацию в установленном законом порядке в 1987 году. При этом в течение более чем 15 лет вопросов о расположении строения на участке, принадлежащем другому лицу, не имелось. Согласно данным БТИ, данное строение располагалось в границах земельного участка N. Следовательно, данное строение не может быть признано самовольным и, следовательно, не может быть снесено по требованию В., как расположенное на его участке.

В связи с указанными обстоятельствами судебная коллегия не может принять за основу расположение смежной границы указанное в представленном В. отчете в соответствии с проектом планировки поселка, поскольку в этом случае данная граница пройдет через строение, принадлежащее С. на законных основаниях.

В то же время, В., как это следует из заключения по проведенной по делу строительно-технической экспертизы, выстроил в 1999 году в непосредственной близости от границы с земельным участком N летнюю кухню размером 5,30x5,15 м (лит. Г4) и душ лит. Г7 размером 3,50x1,30 кв. м. Минимальное расстояние от душа до стены хозсарая лит. Г, принадлежащего С., составляет 0,24 м, расстояние от летней кухни до разделительного забора составляет 0,89 м, что в десятки раз меньше нормируемого.

Установление по делу новых обстоятельств не требуется. В связи с чем, отменяя решение суда, судебная коллегия считает необходимым принять по делу новое решение, которым удовлетворить исковые требования В. и С. в части установления границы между их участками.

Поскольку в связи с представленными доказательствами установить истинное расположение границ земельных участков невозможно, а также с учетом того, что площади обоих участков меньше указанного в правоустанавливающих документах судебная коллегия приходит к выводу о необходимости сохранения существующей границы между участками истца и ответчика и соответственно. В связи с чем, описание ее произвести в соответствии описанием, данным в экспертом на л.д. 166 т. 1 на рисунке 6, а именно: установить разделительную границу между земельным участком В., расположенным по адресу: <...> и земельным участком С., расположенным по адресу: <...> от точки 0 до точки 7, далее по стене сарая лит. Г до точки 6, далее до точки 5; далее до точки 4. Далее от точки 4 до точки 3, от точки 3 до точки 2.

В удовлетворении остальной части исковых требований В. следует отказать, поскольку доказательств принадлежности ему колодца к1 не представлено, из планов БТИ следует, что колодец относится не только к участку при доме 21/4, но и к другим окружающим его земельным участкам.

По изложенным причинам также следует отказать и в удовлетворении остальной части исковых требований С.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Раменского городского суда Московской области от 29 июля 2010 года отменить, постановить по делу новое решение, которым исковые требования В. и С. удовлетворить частично. Установить разделительную границу между земельным участком В., расположенным по адресу: <...> и земельным участком С., расположенным по адресу: Московская область, <...> от точки 0 до точки 7, далее по стене сарая лит. Г до точки 6, далее до точки 5; далее до точки 4. От точки 4 до точки 3, от точки 3 до точки 2.

В остальной части исковых требований В. и С. отказать.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь