Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 9 ноября 2010 г. по делу N 33-9811

 

Судья Опря Т.Н.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в составе председательствующего Литовца А.А.,

судей Треногиной Н.Г., Веретновой О.А. при секретаре С.И.

рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Перми 09 ноября 2010 года дело по кассационной жалобе С.Л. на решение Мотовилихинского районного суда города Перми от 21 сентября 2010 года, которым постановлено:

"Определить границу смежных земельных участков расположенных по адресу <...> по координатам: Система координат г. Перми N <...>

<...>

<...>

В системе координат <...>

1. <...>

2. <...>

Решение суда вступившее в законную силу, является основанием для внесения Федеральному государственному учреждению "Земельная кадастровая палата по Пермскому краю" в государственный кадастр недвижимости земельных участков, сведения об изменении границ смежных земельных участков по <...> и <...>".

Заслушав доклад судьи Веретновой О.А., объяснения представителя истца Б.А., ответчика С.Л., ее представителя Ш.М., судебная коллегия

 

установила:

 

Ш.А. предъявил иск С.Л. об определении границ смежных земельных участков, ссылаясь на то, что постановлением Администрации города Перми N 251 от 29 января 2004 года ему предоставлен в собственность земельный участок площадью 853 кв. м, расположенный по адресу: <...> и выдан план участка с описанием границ смежных участков от 09 февраля 2004 года. В качестве приложения к плану были указаны поворотные точки на границах участка и его частей, подготовленные инженером управления регулирования земельных отношений ДИО г. Перми 22 декабря 2003 года в координатах: <...>.

Смежным с ним землепользователем является ответчик, владеющий земельным участком по <...>. Согласовать смежную границу в координатах от <...> она отказалась в связи с тем, что забор, разделяющий участки, был передвинут в сторону ее земельного участка, акт согласования границ земельного участка содержит запись заинтересованного лица об отказе в согласовании местоположения границы земельного участка по указанным координатам. Указанный земельный участок был предоставлен под застройку в 1943 году М.Д., который в 1972 году продал постройку М.З., после ее смерти в наследство вступил М.И. и в 1996 году продал домовладение С.Л. Забор, разделяющий участки, был передвинут в конце 80-х гг. в сторону участка истца М.И., поскольку старый забор упал.

Истец участия в судебном заседании не принимал.

Его представитель просил иск удовлетворить.

Ответчик и его представитель против иска возражали.

3-е лицо П.В.А. и представители третьих лиц участия в судебном заседании не принимали.

Судом постановлено приведенное выше решение.

В кассационной жалобе С.Л. просит решение отменить, ссылаясь на то, что истцом не доказан факт захвата ею земельного участка. Вывод о захвате земельного участка опровергается доказательствами, а именно: захват произведен за счет муниципальных земель, а не за счет земельного участка истца, ширина земельного участка по <...>, по улице <...> - 20,13 м, суд указал, что ширина 23 м, без ссылки на какой-либо документ. Согласно данным БТИ между забором и овощной ямой ответчика имеется расстояние в один метр, этому обстоятельству суд оценки не дал.

Суд не учел, что замеры участков фактически не проводились, границы в натуре определялись исходя из плана инвентаризации.

Истец ввел суд в заблуждение, указав, что забор передвинут в сторону границы его земельного участка прежним владельцем М.И. для строительства овощной ямы, между тем этот объект был возведен в 1967 году и не перемещался.

Помимо этого суд нарушил нормы материального права.

Так, без заявления искового требования в решении оспаривается решение государственного органа Управления Роснедвижимости от 30 июля 2010 года, то есть суд вышел за рамки исковых требований.

Суд указал, что баня и овощная яма не являются объектами недвижимости, поскольку могут быть перемещены, при этом проигнорировал свидетельство о государственной регистрации права на эти объекты.

В возражении на кассационную жалобу истец просил решение суда оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, проверив законность и обоснованность решения в пределах доводов, изложенных в ней (пункт 1 статьи 347 ГПК РФ), судебная коллегия приходит к следующему:

В соответствии со статьей 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не установлено федеральным законом.

Статьей 261 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что территориальные границы земельного участка определяются в порядке, установленном земельным законодательством, на основании документов, выдаваемых собственнику государственными органами по земельным ресурсам и землеустройству.

В соответствии с пунктом 1 статьи 36 Земельного кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица, имеющие в собственности, безвозмездном пользовании, хозяйственном ведении или оперативном управлении здания, строения, сооружения, расположенные на земельных участках, находящихся в государственной или муниципальной собственности, приобретают права на эти земельные участки в соответствии с настоящим Кодексом.

При этом согласно абзацу 2 пункта 7 статьи 36 Земельного кодекса Российской Федерации границы и размеры земельного участка определяются с учетом фактически используемой площади земельного участка в соответствии с требованиями земельного и градостроительного законодательства. Границы земельного участка устанавливаются с учетом красных линий, границ смежных земельных участков (при их наличии), естественных границ земельного участка.

В силу статьи 60 Земельного кодекса Российской Федерации нарушенное право на земельный участок подлежит восстановлению в случаях самовольного занятия земельного участка.

Судом установлено, что Ш.А. является собственником 3/5 доли земельного участка, площадью 853 кв. м по улице <...>, 2/5 доли в праве собственности на данный земельный участок принадлежит П.В.В.

Ранее указанный земельный участок был предоставлен Л. для строительства в соответствии с договором о праве застройки от 1948 года, площадь земельного участка согласно плану отвода составляет 805 кв. м, на земельном участке построен дом, право собственности на который в настоящее время зарегистрировано за истцом и третьим лицом П.В.В.

Судом также установлено, что собственником соседнего земельного участка, площадью 959 кв. м, находящегося по адресу: <...>, является ответчик С.Л. Этот земельный участок ранее предоставлялся Б.Е. в соответствии с договором о праве на застройку от 05 октября 1943 года площадью 805 кв. м. На данном участке построены дом и хозяйственные постройки.

В ноябре 2007 года по заявлению истца Ш.А. ООО <...> было подготовлено землеустроительное дело по межеванию земельного участка.

В ходе оформления землеустроительного дела был составлен Акт согласования границ земельного участка, в котором ответчик С.Л. внесла запись о том, что она не согласна с границей т. 1-2, указав, что забор между участками передвинут самовольно.

Решением N 01/08-772 Пермского территориального отдела Управления Федерального агентства кадастра объектов недвижимости по Пермскому краю от 14.05.2008 года истцу было отказано в процедуре государственного кадастрового учета изменений. Основанием для отказа послужило наличие в акте согласования границ земельного участка записи С.Л. об отказе в согласовании местоположения границы земельного участка.

Проведенной по делу судебной землеустроительной экспертизой было установлено, что площадь земельного участка по <...> составляет 960,124 кв. м, по <...> - 966,38 кв. м, фактическое местоположение трех границ земельного участка, в том числе спорной границы, юридического отвода площадью 853 кв. м по <...> соответствует материалам инвентаризации земель квартала N 1075, выполненных в 1995 году "АП <...>" и сведениям землеустроительного дела от 09.02.2004 г.

Установив приведенные выше обстоятельства, суд пришел к выводу о наличии оснований для удовлетворения иска.

Удовлетворяя заявленные требования и определяя границы земельного участка истца в координатах, указанных в приложении к плану земельного участка, суд обоснованно исходил из установления поворотных точек границ земельного участка в соответствии с правоустанавливающими документами и доказанности истцом факта установления им забора в пределах отведенного ему земельного участка. Этот вывод основан на анализе и соответствующей правовой оценке, представленных доказательств.

Ответчиком С.Л. не доказано то обстоятельство, что находящийся на границе земельных участков забор установлен на ее земельном участке и привел к расширению земельного участка истца за счет принадлежащего ей земельного участка и ущемил ее права.

Довод ответчика о несогласии с заключением эксперта и показаниями эксперта ФИО19, которые им были даны в судебном заседании, не состоятельный, поскольку не содержит ссылки на обстоятельства и доказательства в подтверждении этих обстоятельств, которые бы опровергали выводы суда. То обстоятельство, что установленный в настоящее время между земельными участками забор препятствует в использовании ответчиком овощной ямы, не свидетельствует о неправильности решения.

Как следует из материалов дела и пояснений ответчика в настоящее время овощная яма по своему назначению использована быть не может, поскольку затоплена отходами. Доказательств того, что наземная часть сооружения находится на земельном участке ответчика, что это сооружение невозможно демонтировать, им не представлено.

Довод ответчика о порядке пользования земельными участками прежними собственниками в иных границах при отсутствии доказательств того, что такой порядок нарушает его права на земельный участок, не состоятельный.

Как следует из имеющихся документов, размер занимаемого ответчиком земельного участка с учетом расположения в настоящее время забора, разделяющего земельные участки, превышает размер определенный правоустанавливающими документами.

Довод о нарушении норм материального права, выразившегося, по мнению кассатора, в том, что в решении оспаривалось решение государственного органа при отсутствии заявленного истцом соответствующего требования, не имеет значение для разрешения спора.

Как указано выше, истцом было заявлено требование об установление границы земельных участков. В ходе рассмотрения дело было установлено, что межевание земельного участка ответчика не произведено, межевые знаки не установлены, следовательно, то обстоятельство, что земельный участок, как объект недвижимости, поставлен ответчиком на учет, не свидетельствует об установлении границ этого земельного участка.

Таким образом, указание в жалобе на несоответствие выводов суда обстоятельствам дела, нарушение и неправильное применение норм материального права, опровергается материалами дела и не соответствует закону. Обстоятельства дела исследованы всесторонне, полно и объективно. Совокупности собранных по делу доказательств судом дана надлежащая оценка в соответствии с требованиями статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, выводы суда, положенные в основу решения, должным образом мотивированы.

На основании изложенного, судебная коллегия не усматривает оснований, предусмотренных статьей 262 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, для отмены решения суда по доводам кассационной жалобы.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Мотовилихинского районного суда города Перми от 21 сентября 2010 года по доводам, изложенным в кассационной жалобе С.Л., оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь