Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 ноября 2010 г. N 22-7024/2010

 

Судья: Новиков А.А. Дело N 1-178/2010

Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда в составе: председательствующего: Корчевской О.В.,

судей: Кузьминой О.В., Изюменко Г.П.,

при секретаре С.П.,

рассмотрела в открытом судебном заседании 10 ноября 2010 года кассационное представление старшего помощника прокурора Красногвардейского района Санкт-Петербурга Куракиной Е.В. и кассационные жалобы осужденных Г., С.А., Д.М. на приговор Красногвардейского районного суда г. Санкт-Петербурга от 21 апреля 2010 года, которым

Г., <...>, ранее судимый:

Приговором от 20.12.1999 г. по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ, на основании ст. 70 ч. 1 УК РФ к окончательному наказанию в виде лишения свободы сроком на 8 лет 7 месяцев, освобожден условно-досрочно постановлением от 17.03.2005 г., неотбытый срок 2 года 9 месяцев 23 дня;

Осужден по ст. 162 ч. 3 УК РФ (в ред. ФЗ РФ от 08.12.2003 г. N 162-ФЗ) к наказанию в виде лишения свободы сроком на 8 лет 6 месяцев без штрафа; по ст. 163 ч. 2 п. п. "а, в" УК РФ (в ред. ФЗ РФ от 08.12.2003 г. N 162-ФЗ) к наказанию в виде лишения свободы сроком на 4 года без штрафа; на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 9 лет без штрафа, с отбытием наказания в исправительной колонии особого режима;

С.А., <...>, ранее не судимый;

Осужден по ст. 162 ч. 3 УК РФ (в ред. ФЗ РФ от <...> N 162-ФЗ) к наказанию в виде лишения свободы сроком на 7 лет без штрафа; по ст. 163 ч. 2 п.п. "а, в" УК РФ (в ред. ФЗ РФ от <...> N 162-ФЗ) к наказанию в виде лишения свободы сроком на 3 года без штрафа; на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 8 лет без штрафа, с отбытием наказания в исправительной колонии строгого режима;

Д.М., <...>, не судимый;

Осужден по ст. 162 ч. 3 УК РФ (в ред. ФЗ РФ от 08.12.2003 г. N 162-ФЗ) к наказанию в виде лишения свободы сроком на 8 лет без штрафа; по ст. 163 ч. 2 п.п. "а, в" УК РФ (в ред. ФЗ РФ от 08.12.2003 г. N 162-ФЗ) с применением к наказанию в виде лишения свободы сроком на 3 года без штрафа; и по ст. 245 ч. 1 УК РФ в виде исправительных работ сроком на 1 год с удержанием 15% из заработка осужденного в доход государства; на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, ст. 71 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 8 лет 10 месяцев без штрафа, с отбытием наказания в исправительной колонии строгого режима;

Данным приговором осуждены Д.П. и Д.Д., в отношении которых кассационное представление не внесено, кассационных жалоб не имеется.

Заслушав доклад судьи Кузьминой О.В., обоснование прокурором Филатовой Р.Н. доводов кассационного представления, мнение осужденного Г. и его защитника - адвоката Левичева Д.Ю., не возражавших против удовлетворения кассационного представления прокурора, поддержавших доводы кассационной жалобы; мнение осужденного Д.М. и защитника - адвоката Сторожева Д.Б., не возражавших против удовлетворения кассационного представления прокурора, а также поддержавших доводы кассационной жалобы, мнение защитника Михальчик Е.А., действующей в интересах осужденного Д.Д., не возражавшей против удовлетворения кассационного представления; мнение адвоката Рюмина А.Н., действующего в интересах осужденного Д.П., который не возражал против удовлетворения кассационного представления прокурора; мнение защитника Дорошенко Н.Н., действующего в интересах осужденного С.А., поддержавшего доводы его кассационной жалобы и не возражавшего против удовлетворения кассационного представления; заключение прокурора Филатовой Р.Н., полагавшей, что кассационное представление подлежит удовлетворению, а кассационные жалобы удовлетворению не подлежат, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационном представлении прокурор просит приговор суда изменить, исключить из числа судимостей осужденного Г. судимость по приговору от 07.06.1996 г., поскольку данная судимость является погашенной. В связи с чем постановленный приговор в отношении Г. подлежит изменению, указание на данную судимость должно быть исключено из вводной части приговора. В остальной части просит приговор оставить без изменения.

В кассационной жалобе Д.М. просит приговор суда отменить. В обоснование доводов кассационной жалобы указывает, что его первоначальные показания в период предварительного расследования были получены от него путем обмана, под давлением следователя и в связи с неточным переводом. Суд не учел, что в ходе судебного разбирательства потерпевшие сообщили суду о том, что лично он не имел отношения к насилию, которое применялось в их отношении. Суд не дал оценки его показаниям в судебном заседании, в которых он выражал свое несогласие предъявленным ему обвинением.

В кассационной жалобе осужденный С.А. просит приговор суда изменить. В обоснование доводов кассационной жалобы указывает, что свои действия он считает хулиганством, в ходе которого нанес потерпевшему <ФИО13> телесные повреждения. Умысла на совершение хищения он не имел, поскольку ему заранее было известно, что потерпевшие являются лицами БОМЖ, а потому фактически не имеют имущества. Вещи потерпевших он (С.А.) взял спонтанно, не имея представления о том, что конкретно в них находится. Просит учесть, что предварительного сговора с иными соучастниками на хищение имущества потерпевших у него не имелось. Потерпевшие его, а также иных осужденных, оговаривают. Это усматривается из содержания очных ставок в ходе предварительного расследования, а также из показаний потерпевших <ФИО11> в судебном заседании. Просит учесть, что в силу того, что события развивались в темное время, в качестве освещения была только свеча, потерпевшие не имели возможности рассмотреть действия каждого из подсудимых.

Осужденный С.А. также просит учесть, что асоциальный образ жизни он не вел, работал не официально, однако зарабатывал достаточные денежные средства, в деньгах не нуждался, направлял часть денег семье. Полагает, что при назначении ему наказания суд не учел, что он имеет малолетнюю дочь, ранее не судим.

Осужденный Г. в кассационной жалобе указывает, что с приговором суда не согласен. В обоснование указывает, что данный приговор постановлен с нарушением требований ст. 380 п. 2, 3, 4 УПК РФ, ст. 382 п. 2 УПК РФ, ст. 383 п. 1 УПК РФ - суд не учел обстоятельства, которые могли повлиять на его выводы; приговор постановлен при наличии противоречивых доказательств; выводы суда содержат существенные противоречия; суд при квалификации действий применил не ту статью, которая подлежала применению; судом назначено несправедливое наказание.

Конкретизируя доводы кассационной жалобы в суде кассационной инстанции пояснил, что умысла на совершение хищения имущества потерпевших не имел.

Проверив доводы кассационного представления, доводы кассационных жалоб и материалы уголовного дела, судебная коллегия приходит к выводу, что постановленный приговор подлежит изменению в части по следующим основаниям.

Вопреки доводам кассационных жалоб осужденных, суд первой инстанции, приходя к выводу о доказанности вины и необходимости квалификации действий осужденных Г., С.А. по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 162 УК РФ, п.п. "а, в" ч. 2 ст. 163 УК РФ, а Д.М. по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 162 УК РФ, п.п. "а, в" ч. 2 ст. 163 УК РФ, ч. 1 ст. 245 УК РФ исследовал всю совокупность представленных сторонами доказательств. Выводы суда являются мотивированными, основаны на совокупности доказательств, которые подробно и правильно изложены в приговоре, получили надлежащую оценку в соответствии с требованиями ст. 87, ст. 88 УПК РФ.

Суд, установив вину каждого из подсудимых в совершении разбоя, то есть нападения в целях хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения такого насилия, с использованием предметов в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, группой лиц по предварительному сговору; а также в совершении вымогательства, то есть требования передачи чужого имущества под угрозой применения насилия, группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, в полном соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, мотивировал наличие каждого квалифицирующего признака, указал конкретные действия каждого из соучастников.

Доводы кассационной жалобы Д.М., С.А., Г. о том, что их действия неверно квалифицированы судом, умысла на хищение чужого имущества у них не имелось, судебная коллегия не находит состоятельными.

Вина Д.М. в содеянном подтверждается его собственными показаниями в ходе предварительного расследованиями в качестве подозреваемого (т. 1. л.д. 224 - 225). Из данных показаний следует, что 10.02.2009 г. около 22 часов после употребления спиртных напитков он совместно с Г., Д.Д., С.А., Д.П. избили потерпевших <ФИО11> и похитили их имущество.

Данные показания Д.М. обоснованно признаны судом правдивыми.

Доводы Д.М. о том, что в ходе предварительного следствия следователь оказал на него давление, вынудил подписать не соответствующие действительности показания в качестве подозреваемого, судебная коллегия находит несостоятельными. Приходя к такому выводу, судебная коллегия учитывает, что вышеприведенные показания Д.М. получены в присутствии защитника, переводчика, после разъяснения ст. 51 Конституции РФ, процессуальных прав, в том числе после разъяснения того, что в случае согласия подозреваемого давать показания, его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и при его отказе от этих показаний.

Утверждения Д.М. о том, что его показания в ходе предварительного расследования были получены обманным путем, ввиду недобросовестного перевода, несостоятельны. Как видно из протокола допроса Д.М. (т. 1 л.д. 224 - 225) в качестве подозреваемого, нарушений уголовно-процессуального закона допущено не было, допрос был проведен после разъяснения прав, в присутствии защитника, а также переводчика, который в полном соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона был предупрежден об уголовной ответственности за заведомо ложный перевод. Как видно из протокола данного следственного действия отводов переводчику Д.М. не заявлялось.

Кроме того, приходя к выводу о возможности положить указанные показания Д.М. в основу обвинения по ст. 162 ч. 3 УК РФ, суд обоснованно учел, что показания Д.М. в качестве подозреваемого, согласуются с совокупностью других доказательств по делу.

Считая вину каждого из осужденных доказанной, суд обоснованно опирался на показания потерпевших <ФИО13> и <ФИО12> Последние подробно сообщили суду о действиях каждого из соучастников разбойного нападения, о применявшихся в их отношении орудиях преступления; о характере и локализации ударов; открытом характере совершенного хищения; описали похищенное имущество. Отдельные неточности в показаниях потерпевших, на которые указывают осужденные, не свидетельствуют о том, что потерпевшие давали ложные показания, а кроме того являются несущественными, не влияющими на общие выводы суда. Неточности в показаниях потерпевших, связаны с тем, что нападение было для них неожиданным, происходило в позднее время, нападавших было значительно больше, потерпевшим в процессе изъятия их имущества наносились удары тяжелыми предметами, они были напуганы, воспринимали угрозы нападавших реально.

Суд обоснованно указал в приговоре, что показания потерпевших, согласуются с другими доказательствами по делу, в том числе с показаниями свидетеля Н., а также с данными, содержащимися в заявлении потерпевшей <ФИО11> о том, что пятеро малознакомых мужчин совершили хищение ее имущества, в том числе телефона "Флай"; с содержанием рапорта о задержании Г., Д-вых, С.А. и Д.П.; содержанием протокола личного досмотра Г., из которого усматривается, что у последнего из одежды среди прочего был изъят раскладной нож, а также зарядное устройство от мобильного телефона "Флай"; с содержанием протокола осмотра места происшествия - жилища <ФИО11>, в ходе которого был изъят вырез ковролина с пятнами бурого цвета; заключением биологической экспертизы, из которого усматривается, что на вырезе ковролина обнаружена кровь, которая могла произойти от <ФИО13> и <ФИО12>; содержанием протокола осмотра места происшествия - дачного дома, расположенного у платформы "пост Ковалево", в котором проживали Д-вы, С.А. и Г., в ходе которого были изъяты две металлические палки с пятнами бурого цвета, сим-карта оператора Билайн, два предмета, похожих на пистолет; содержанием протоколов опознания потерпевшими газового пистолета "Супер ПП", которым Д-вы угрожали потерпевшим, а также был нанесен удар <ФИО13>, заключением судебно-медицинской экспертизы, согласно которому у <ФИО13> установлены ушибленные раны теменной и затылочной области, причинен легкий вред здоровью, данные повреждения могли быть причинены 10.02.2009 г., а также с другими доказательствами по делу.

Действия Д.М., Г. и С.А. правильно квалифицированы по ст. 163 ч. 2 п.п. "а, в" УК РФ. При этом судом в приговоре приведена достаточная совокупность доказательств, подтверждающих их вину совершении данного преступления. Из показаний потерпевшей <ФИО12> следует, что после совершения разбойного нападения, их вывели из жилища, отвели к дому, где проживали соучастники преступления. Д.М. препроводил <ФИО12> внутрь их дома, откуда запретил уходить, на следующее утро он же повторил ей, что ее не отпустят пока ее супруг - <ФИО13> не принесет обещанное, после их ухода к ней пришел С.А., находился совместно с ней в помещении. Из показаний потерпевшего <ФИО13> усматривается, что после того как его жену <ФИО12> увели, соучастники преступления стали избивать его, каждый из нападавших ударил его не менее пяти раз металлической палкой по ногам и другим частям тела, после чего Д.П. приставил к его глазу пистолет, угрожал выстрелом в голову и ударил пистолетом не менее трех раз в левый глаз; Г. пытался ударить его в грудь ножом, который выхватил у Д.Д., после чего Г., сказал ему, что сожжет, в подтверждение угроз Д.Д. принес канистру, из которой Г. облил его, но в канистре оказалась вода, при этом Г. сказал ему, что если он завтра не принесет ему четыре мобильных телефона и деньги, то не увидит супругу живой. После того как потерпевший пообещал ему принести указанное, его отпустили. Данные показания потерпевших, согласуются между собой, а также с другими доказательствами по делу.

Все вышеуказанные доказательства опровергают доводы Д.М., С.А. и Г. об отсутствии у них умысла на хищение имущества потерпевших.

Вопреки доводам кассационной жалобы С.А., суд мотивировал свой вывод о том, что действия осужденных были совершены группой лиц по предварительному сговору. При этом суд обоснованно указал в приговоре, что действия всех соучастников преступления носили согласованный характер, были направлены на подавление сопротивления потерпевших <ФИО11> и завладение принадлежащим им имуществом.

Действия Д.М. правильно квалифицированы по ст. 245 ч. 1 УК РФ. Вина в совершении указанного преступления подтверждается совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании. Из показаний потерпевшего <ФИО13> следует, что он видел как один из соучастников разбойного нападения, а именно Д.М., взяв топор, вышел в коридор их жилища, где нанес удары их собаке, что было понятно по звукам, доносящимся из коридора; впоследствии собака была помещена в лечебницу. Из показаний потерпевшей <ФИО12> также следует, что в тот период времени, когда все соучастники преступления избивали ее и ее супруга, она слышала, что находящаяся в их доме собака породы овчарка скулила. Далее она видела, что Д.М. вышел с топором в руках в коридор, в котором находилась собака, по доносившимся звукам она поняла, что Д.М. наносил удары собаке этим топором. В дальнейшем она обнаружила, что у собаки отсутствовал глаз, была повреждена передняя лапа. С целью оказания помощи собаке, она обратилась в приют для животных, сотрудница которого <ФИО14> забрала собаку на лечение. Показания потерпевших согласуются с показаниями свидетеля <ФИО14>, которая сообщила, что в приют обратилась <ФИО12>, которая сообщила, что ее собака породы овчарка, была избита малознакомым ей человеком. Голова собаки была в крови, глаз вытек, была повреждена челюсть и выбиты зубы, животное было помещено на стационарное лечение. Показания потерпевших и свидетеля согласуются и с иными доказательствами по делу, в том числе протоколом осмотра места происшествия, из которого усматривается, что в жилище <ФИО11> обнаружены следы бурого цвета, оставленные лапами животного; содержанием выписки из Журнала приема животных, согласно которой состояние пострадавшей собаки породы овчарка оценивалось как тяжелое, а также иными доказательствами по делу.

Обстоятельства, при которых совершены преступления и которые в силу ст. 73 УПК РФ подлежали доказыванию, судом установлены верно.

Последовательные показания потерпевших, которые согласуются с другими доказательствами по делу, не вызывают сомнений у судебной коллегии.

Выводы суда о виновности Г., С.А. и Д.М. соответствуют фактическим обстоятельствам дела и сомнений у судебной коллегии не вызывают.

Вопреки доводам кассационных жалоб осужденных, нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу допущено не было.

Наказание, назначенное Д.М., соответствует требованиям ст. 6, 60 УК РФ, является справедливым. Суд мотивировал свое решение о назначении наказания в виде реального лишения свободы. Суд с достаточной полнотой, учел данные о личности виновного, верно указал на отсутствие смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств.

Наказание, назначенное С.А., также соответствует требованиям ст. 6, 60 УК РФ, является справедливым.

Суд мотивировал свое решение о назначении наказания в виде реального лишения свободы.

Вопреки доводам его кассационной жалобы, при назначении наказания суд с достаточной полнотой учел данные о личности осужденного, в приговоре верно отражено, что С.А. ранее не судим. Данных о том, что на иждивении С.А. имеется малолетняя дочь, в материалах дела не имеется, последний не сообщал таких сведений в судебном заседании. Кроме того из протокола судебного заседания усматривается, что С.А. не работает.

Наказание назначенное Г. соответствует требованиям ст. 6, ст. 60 УК РФ.

Суд мотивировал свое решение о назначении наказания в виде реального лишения свободы. При этом обоснованно указал на наличие рецидива преступлений в действиях осужденного Г., что является отягчающим наказание обстоятельством.

Вместе с тем указание на судимость от 07.06.1996 г. во вводной части приговора подлежит исключению, поскольку с учетом положений ст. 57 п. 4 УК РСФСР, судимость за преступление, за которое Г. был осужден по приговору суда от 07.06.1996 г. погашена. Однако с учетом наличия других не погашенных судимостей, данный факт не повлиял на правильность решения суда о признании в его действиях особо опасного рецидива преступлений, а также на размер назначенного наказания.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Красногвардейского районного суда г. Санкт-Петербурга от 21 апреля 2010 года в отношении Г., изменить, исключить из вводной части приговора указание на судимость Г. по приговору от 07 июня 1996 г. по ст. 148.1 ч. 2 УК РСФСР.

Этот же приговор в отношении Г. в остальной части оставить без изменения.

Этот же приговор в отношении Д.М., С.А. - оставить без изменения.

Кассационное представление заместителя прокурора Красногвардейского района Санкт-Петербурга Е.В.Куракиной - удовлетворить частично, кассационную жалобу осужденного Г. - удовлетворить частично, кассационные жалобы осужденных Д.М., С.А. - оставить без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь