Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 ноября 2010 г. N 33-14511/2010

 

Судья: Удачина Л.Л.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Ничковой С.С.

судей Сопраньковой Т.Г., Селезневой Е.Н.

при секретаре Н.

с участием прокурора Кузьминой И.Д.

рассмотрела в судебном заседании от 10 ноября 2010 года гражданское дело N 2-2996/10 по кассационной жалобе З. на решение Московского районного суда Санкт-Петербурга от 02 сентября 2010 года по иску З. к Администрации Московского района Санкт-Петербурга, К.Р. о признании недействительным распоряжения о предоставлении жилого помещения, выселении, признании права на жилую площадь,

Заслушав доклад судьи Ничковой С.С.,

Выслушав объяснения истицы З., поддержавшей доводы кассационной жалобы, третьего лица И.С., поддержавшей доводы кассационной жалобы, представителя ответчика Администрации Московского района Санкт-Петербурга - К.Т., действующей на основании доверенности от 03 апреля 2009 года, выданной сроком на 3 года, возражавшей против доводов кассационной жалобы, представителя ответчика К.Р. - С., действующей на основании доверенности от 28 июля 2010 года, выданной сроком на 1 год, возражавшей против доводов кассационной жалобы, заключение прокурора Кузьминой И.Д.

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

З. обратилась в Московский районный суд Санкт-Петербурга с настоящим иском, указав, что она является нанимателем двух комнат размером 11,5 квадратных метра и 18,6 квадратных метра в тринадцатикомнатной коммунальной квартире <...>, вместе с ней зарегистрированы ее совершеннолетние дети И.С. и И.К. В комнате размером 10,7 квадратных метра данной квартиры зарегистрирован ответчик К.Р. Истица просила суд признать распоряжение о предоставлении ответчику К.Р. комнаты недействительным, выселить ответчика из комнаты и признать за ней и членами ее семьи право на данную комнату - площадью 10,7 квадратных метров. В обоснование требований З. указывала, что до 2005 года дом, в котором расположена спорная жилая площадь, был общежитием, потом стали выдавать ордера, так как дом стал государственным жилым фондом. В 2006 году в квартире освободилась комната размером 10,7 квадратных метра в связи со смертью жильца. Истица претендовала на эту комнату, однако ее предоставили ответчику, который ранее в их квартире не жил, а жил в другой комнате общежития.

Решением Московского районного суда Санкт-Петербурга от 02 сентября 2010 года в удовлетворении исковых требований З. о признании недействительным распоряжения о предоставлении жилого помещения, выселении, признании права на жилую площадь было отказано.

В кассационной жалобе истица просит решение суда отменить, считая его неправильным.

Третье лицо И.К., представитель третьего лица ГУ "Жилищное агентство Московского района" в заседание судебной коллегии, назначенное на 10 ноября 2010 года, не явились, о времени и месте разбирательства дела извещались надлежащим образом судом первой инстанции (листы дела 142 - 143, 146), доказательств наличия уважительных причин неявки в суд не представили. Согласно части 2 статьи 354 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, неявка лиц, участвующих в деле и извещенных о времени и месте рассмотрения дела, не является препятствием к разбирательству дела в суде кассационной инстанции. В данном случае суд вправе, но не обязан откладывать разбирательство дела. Исходя из того, что третьи лица надлежаще извещены, коллегия считает возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, выслушав объяснения явившихся участников процесса и заключение прокурора, не находит оснований для отмены решения суда, отвечающего требованиям закона.

Разрешая заявленные требования, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что истицей пропущен срок для обращения в суд за защитой своих прав, доказательств уважительности его пропуска суду не представлено. Указанный вывод районного суда, по мнению судебной коллегии, является правильным, однако, при этом, суд кассационной инстанции не может согласиться с выводом Московского районного суда Санкт-Петербурга о необходимости применения к спорным правоотношениям трехмесячного срока исковой давности, установленного положениями статьи 256 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в связи со следующим.

Из материалов дела и содержания искового заявления усматривается, что истица, являясь нанимателем двух комнат размером 11,5 квадратных метра и 18,6 квадратных метра в тринадцатикомнатной коммунальной квартире <...>, считает, что ее права и законные интересы нарушены тем, что освободившаяся в 2006 году комната, расположенная в указанной квартире, не была предоставлена ей на основании положений статьи 59 Жилищного кодекса Российской Федерации, а была противоправно предоставлена К.Р., между которым и ГУ "Жилищное агентство Московского района Санкт-Петербурга" был заключен договор социального найма, на основании распоряжения Администрации Московского района Санкт-Петербурга <...>, в связи с чем З. просила суд признать указанное распоряжение недействительным и выселить ответчика из комнаты размером 10,7 квадратных метров, расположенной в квартире <...>

Согласно пояснениям истицы по делу, полученным в судебных заседаниях, состоявшихся 05 августа 2010 года и 17 августа 2010 года, З. узнала о том, что в спорной комнате зарегистрирован ответчик, в 2006 году (оборот листа дела 37, лист дела 46). Также данные обстоятельства подтверждаются справкой формы 7 от 19 сентября 2006 года, из содержания которой усматривается, что К.Р. зарегистрирован в спорном жилом помещении.

В силу части 1 статьи 59 Жилищного кодекса Российской Федерации, освободившееся жилое помещение в коммунальной квартире, в которой проживают несколько нанимателей и (или) собственников, на основании их заявления предоставляется по договору социального найма проживающим в этой квартире нанимателям и (или) собственникам, если они на момент освобождения жилого помещения признаны или могут быть в установленном порядке признаны малоимущими и нуждающимися в жилых помещениях.

Согласно частям 3, 4 статьи 57 и статье 63 Жилищного кодекса Российской Федерации, основанием для заключения договора социального найма является принятое с соблюдением требований Жилищного кодекса Российской Федерации решение органа местного самоуправления о предоставлении жилого помещения гражданину, состоящему на учете в качестве нуждающегося в жилом помещении.

Вместе с тем Жилищный кодекс Российской Федерации не предусматривает оснований, порядка и последствий признания решения о предоставлении жилого помещения по договору социального найма недействительным.

В связи с этим судам, как разъяснено в пункте 23 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 года N 14 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации", следует исходить из того, что нарушение требований Жилищного кодекса Российской Федерации при принятии решения о предоставлении жилого помещения по договору социального найма с учетом положений пункта 2 части 3 статьи 11 Жилищного кодекса Российской Федерации и части 4 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации может служить основанием для предъявления в судебном порядке требования о признании этого решения, а также заключенного на его основании договора социального найма недействительными и выселении проживающих в жилом помещении лиц.

Требования о признании недействительными решения о предоставлении гражданину жилого помещения по договору социального найма и заключенного на его основании договора социального найма подлежат разрешению исходя из аналогии закона (часть 1 статьи 7 Жилищного кодекса Российской Федерации) применительно к правилам, установленным статьей 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, о недействительности сделки, не соответствующей закону или иным правовым актам, а также пунктом 1 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации, предусматривающим трехгодичный срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки, течение которого начинается с дня, когда началось исполнение этой сделки.

В соответствии с положениями статьи 195 Гражданского кодекса Российской Федерации, исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

Согласно положениям статьи 196 Гражданского кодекса Российской Федерации, общий срок исковой давности устанавливается в 3 года.

По правилам части 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации, исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения.

Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

В соответствии с положениями части 1 статьи 200 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, течение срока исковой давности начинается с дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Из материалов дела усматривается, что в судебном заседании, состоявшемся 02 сентября 2010 года, представителем ответчика Администрации Московского района Санкт-Петербурга было заявлено о пропуске З. срока исковой давности.

Основываясь на указанных выше положениях закона, судебная коллегия приходит к выводу о том, что, поскольку истица узнала о нарушении своих прав и законных интересов в 2006 году, что подтверждается ее объяснениями, а также документами, имеющимися в материалах дела, в суд с настоящим исковым заявлением обратилась лишь в марте 2010 года, что свидетельствует о пропуске З. установленного законом трехгодичного срока исковой давности, в ходе рассмотрения спора по существу не представила суду доказательств уважительности пропуска срока исковой давности, решение суда об отказе в удовлетворении требований З. является законным и обоснованным.

Однако, судебная коллегия считает необходимым отметить, что применение судом первой инстанции трехмесячного срока исковой давности, установленного положениями статьи 256 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, при рассмотрении настоящего дела являлось необоснованным, поскольку З. было подано заявление в порядке искового производства, а не в порядке главы 25 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

При этом, суд кассационной инстанции считает, что необоснованное применение судом первой инстанции срока исковой давности, установленного положениями статьи 256 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, не является основанием для отмены решения Московского районного суда Санкт-Петербурга от 02 сентября 2010 года, поскольку указанное обстоятельство не повлияло на правильность разрешения спорных правоотношений, по причине того, что З. пропущен установленный законом трехгодичный срок для судебной защиты нарушенного права.

Довод кассационной жалобы З. о том, что решение суда является неправильным, поскольку судебное заседание, состоявшееся 02 сентября 2010 года, было начато в отсутствие истицы, а также в отсутствие представителя третьего лица ГУ "Жилищное агентство Московского района Санкт-Петербурга", по мнению судебной коллегии, основан на неправильном толковании норм процессуального права, кроме того, опровергается материалами дела.

Из протокола судебного заседания, состоявшегося 02 сентября 2010 года, усматривается, что судебное заседание было открыто в 15 часов 30 минут, при этом, в судебное заседание явилась истица З. (лист дела 116), в связи с чем ссылка истицы на то, что судебное заседание было начато в ее отсутствие, не может быть признана состоятельной.

В соответствии с частью 3 статьи 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд вправе рассмотреть дело в случае неявки кого-либо из лиц, участвующих в деле и извещенных о времени и месте судебного заседания, если ими не представлены сведения о причинах неявки или суд признает причины их неявки неуважительными.

В материалах дела имеется расписка представителя ГУ "Жилищное агентство Московского района", свидетельствующая об извещении представителя третьего лица о времени и месте проведения судебного заседания (лист дела 113), при этом, в материалах дела отсутствуют документы, свидетельствующие об уважительности отсутствия представителя ГУ "Жилищное агентство Московского района" в судебном заседании, в связи с чем рассмотрение дела в отсутствие представителя третьего лица в данном случае не являлось нарушением норм процессуального права. При этом, суд кассационной инстанции считает необходимым отметить, что вопрос о возможности рассмотрения дела в отсутствие представителя ГУ "Жилищное агентство Московского района" был поставлен судом первой инстанции на обсуждение, и, как усматривается из протокола судебного заседания, истица не возражала против этого.

При таких обстоятельствах доводы кассационной жалобы правовых оснований к отмене решения суда не содержат, основаны на неправильном толковании положений гражданского процессуального законодательства, а также сводятся к изложению правовой позиции истицы по рассматриваемому делу, которая уже была исследована судом первой инстанции.

Выводы суда соответствуют представленным по делу доказательствам, которым судом дана оценка, отвечающая требованиям статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Руководствуясь статьей 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Московского районного суда Санкт-Петербурга от 02 сентября 2010 года оставить без изменения, а кассационную жалобу З. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь