Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 ноября 2010 г. N 33-15353

 

Судья: Шипилов О.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего Чуфистова И.В.

судей Кутыева О.О., Петровой Ю.Ю.

при секретаре Б.

рассмотрела в открытом судебном заседании 10 ноября 2010 года гражданское дело N 2-1367/09 по кассационной жалобе П. на решение Ленинского районного суда г. Санкт-Петербурга от 30 декабря 2009 года по иску П. к ООО "Группа Ренессанс Страхование", Д. о возмещении вреда, причиненного повреждением имущества в результате дорожно-транспортного происшествия,

заслушав доклад судьи Чуфистова И.В., представителя истца (В.), судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

П. обратился в Ленинский районный суд г. Санкт-Петербурга с иском к ООО "Группа ренессанс Страхование" о взыскании <...> в возмещение вреда, причиненного повреждением автомобиля в результате ДТП и убытков, связанных с оценкой стоимости восстановительного ремонта автомобиля в размере <...>

Кроме возмещения вреда истец просил суд взыскать с ответчика понесенные расходы по уплате государственной пошлины.

В обоснование заявленного иска П. ссылался на то обстоятельство, что на перекрестке, образованном пересечением проспекта Просвещения и ул. Ивана Фомина в г. Санкт-Петербурге произошло дорожно-транспортное происшествие с участием автомобиля "Тойота", под управлением собственника автомобиля Д., и автомобиля марки ВАЗ, под управлением водителя Л.

По мнению истца, поскольку дорожно-транспортное происшествие произошло по вине водителя, управлявшего автомобилем марки "Тойота" - Д., то ответственность по возмещению вреда, причиненного повреждением имущества истца, должна быть возложена на страховую компанию, которой такая ответственность была застрахована в соответствии с Федеральным законом от 25.04.2002 N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств".

В ходе судебного разбирательства к участию в деле в качестве соответчика определением суда была привлечена Д., управлявшая автомобилем "Тойота" в момент ДТП, - в связи с требованием истца о возмещении вреда в следующем порядке: с ответчика ООО "Группа Ренессанс Страхование" истец просил взыскать <...>, а с Д. <...> - сумму ущерба, превышающую лимит ответственности страховой компании; расходы по уплате государственной пошлины истец просил взыскать с каждого ответчика пропорционально заявленным требованиям.

Решением Ленинского районного суда г. Санкт-Петербурга от 30 декабря 2009 года П. отказано в удовлетворении иска.

В кассационной жалобе П. просил решение суда от 30 декабря 2009 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в ином составе судей, указывая на нарушение судом норм процессуального и материального права.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 04 апреля 2010 года кассационная жалоба оставлена без рассмотрения.

Определением Президиума Санкт-Петербургского городского суда от 20 октября 2010 года определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 07 апреля 2010 года отменено, дело направлено на кассационное рассмотрение.

Судебная коллегия, выслушав объяснения представителя П., исследовав материалы дела, оценив доводы кассационной жалобы, приходит к следующему выводу.

В качестве обстоятельства, обосновывающего довод о нарушении судом норм процессуального права при вынесении решения, П. указывал на рассмотрение дела в отсутствие истца и его представителя, не извещенных о времени месте судебного заседания, а также на лишение возможности ознакомиться с результатами назначенной определением суда экспертизы.

Согласно протоколу судебного заседания от 30 декабря 2009 года, в данном судебном заседании П. и его представитель В.В. не принимали участия. Заявления о причинах их неявки в суд не поступало. О времени и месте судебного заседания, назначенного на 30 декабря 2009 года, П. был извещен телеграммой, врученной ему 28 декабря 2009 года, согласно отметке оператора связи, лично под расписку в получении (л.д. 210).

Часть 1 статьи 113 ГПК РФ, указывает на необходимость извещения судом лиц, участвующих в деле.

Статья 34 ГПК РФ не относит представителей сторон к числу лиц, участвующих в деле, в связи с чем, и в отсутствие заявления истца о направлении судебной корреспонденции по адресу его представителя, у суда отсутствовала обязанность извещать представителя П. о времени и месте судебного заседания.

Таким образом, довод представителя истца о том, что суд нарушил нормы процессуального законодательства, определяющие порядок извещения сторон, судебная коллегия полагает неправильным.

В то же время судебная коллегия полагает возможным согласиться с доводом кассационной жалобы в части указания на отсутствие в постановленном решении оценки суда утверждениям истца и ответчика о соответствии их действий, непосредственно предшествующих столкновению транспортных средств, требованиям Правил дорожного движения.

Так, приходя к выводу о том, что дорожно-транспортное происшествие явилось следствием несоблюдения водителем автомобиля ВАЗ Л. требований пунктов 1.3, 6.2, 6.13, 10.1 (абз. 2) ПДД РФ, суд ограничился только указанием на отсутствие оснований не доверять выводам экспертного заключения.

Между тем, в соответствии с частью 3 статьи 86 ГПК РФ, заключение эксперта для суда необязательно и оценивается судом по правилам, установленным в статье 67 этого же Кодекса, то есть по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Согласно части 4 статьи 67 ГПК РФ, результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Суд в решении приводит показания как свидетеля М., дававшего показания о том, что водитель ВАЗ пересекал перекресток на запрещающий (красный) сигнал светофора, так и свидетеля С., указывавшего, что он пересекал перекресток на зеленый сигнал светофора, следуя на автомобиле за автомобилем ВАЗ в том же направлении, а автомобиль Тойота двигался на красный сигнал светофора.

Судом не указаны мотивы, в соответствии с которыми у суда не имеется оснований не доверять показаниям названных свидетелей, несмотря на наличие в этих показаниях противоречий.

Правила дорожного движения, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 23.10.1993 N 1090, являются нормативным документом, устанавливающим единый порядок дорожного движения для его участников, в связи с чем, суд имел возможность самостоятельно дать оценку обстоятельствам ДТП, изложенным водителями транспортных средств в их объяснениях, принимая при этом во внимание выводы экспертного заключения, касающиеся наличия у водителей технической возможности предотвратить столкновение транспортных средств.

Эксперт в заключении от 18.12.2009 указывает, что в действиях водителя автомобиля марки Тойота Д., с технической точки зрения, несоответствий требованиям ПДД РФ не усматривается (л.д. 5 заключения) и приходит к выводу о том, что в сложившейся дорожно-транспортной ситуации предотвращение столкновения автомобилей Тойота и ВАЗ - зависело не от наличия или отсутствия у водителя автомобиля Тойота Д. технической возможности предотвратить столкновение, но от объективных действий водителя автомобиля ВАЗ - Л., обязанной соблюдать требования пунктов 1.3, 6.2, 6.13, 10.1 (абз. 2) ПДД РФ.

Данный вывод эксперта представляется спорным.

Так, из объяснений водителя автомобиля Тойота Д., находящихся в материалах проверки обстоятельств ДТП, составленных ОГИБДД УВД <...> (приведены в заключении эксперта), следует, что Д., осуществляя движение по проспекту Просвещения, при подъезде к перекрестку, образованному проспектом Просвещения и улицей Фомина, включила на автомобиле сигнал левого поворота и остановилась, пропуская встречный транспорт, а затем, при переключении сигнала светофора с зеленого на желтый (красный) и убедившись, что встречные автомобили остановились, продолжила маневр - поворот налево.

Согласно пункту 1.5 ПДД РФ, участники дорожного движения должны действовать таким образом, чтобы не создавать опасности для движения и не причинять вреда.

Пункт 8.1 ПДД РФ предусматривает что, при выполнении маневра, не должны создаваться опасность для движения, а также помехи другим участникам дорожного движения.

Исходя из приведенных выше пунктов ПДД РФ, водитель автомобиля Тойота Д. после остановки на перекрестке не должна была возобновлять маневр поворота налево, в случае, если имела объективную возможность обнаружить въезжающий на перекресток автомобиль ВАЗ.

Исходя из того обстоятельства, что столкновение автомобилей произошло непосредственно после возобновления водителем Д. маневра (следует из объяснений Д. установленных экспертом по материалам ДТП), вопрос о наличии у Д. объективной возможности обнаружить опасность для движения, имеет значение для правильного разрешения спорных правоотношений.

Тем не менее, суд, в ходе разбирательства по делу (протоколы судебных заседаний от 23.06.2009, 15.07.2009, 31.07.2009, 15.09.2009, 23.09.2009, 28.09.2009, 01.10.2009, 19.10.2009 и 30.12.2009) данные обстоятельства ДТП не выяснял.

Согласно пункту 6.13 ПДД РФ, при запрещающем сигнале светофора (кроме реверсивного) или регулировщика водители должны остановиться перед стоп-линией (знаком 6.16), а при ее отсутствии перед пересекаемой проезжей частью (на перекрестке), не создавая помех пешеходам.

При этом, в силу пункта 6.14 ПДД РФ, водителям, которые при включении желтого сигнала не могут остановиться, не прибегая к экстренному торможению в местах, определяемых пунктом 6.13 Правил, разрешается дальнейшее движение.

Из объяснений Д., приведенных экспертом в заключении (л.д. 192), следует, что она возобновила маневр поворота на желтый сигнал светофора на перекрестке. Таким образом, если у эксперта имелись основания полагать версию обстоятельств ДТП, изложенную водителем Д., более убедительной, чем версия водителя ВАЗ Л., то суду следовало поставить перед экспертом вопрос о том, имеются ли основания исключить возможность действий водителя ВАЗ Л. в соответствии с пунктом 6.14 ПДД РФ, исходя из расстояния, которое преодолел автомобиль Тойота после возобновления маневра от места остановки на перекрестке до места первичного контакта (столкновения) с автомобилем ВАЗ, и времени, необходимого для преодоления этого расстояния в сопоставлении с временем продолжительности действия желтого сигнала светофора перед переключением на красный.

Таким образом, судебная коллегия считает, что решение вынесено при недоказанности обстоятельств, имеющих значение для дела, что в соответствии с нормами ст. 362 ГПК РФ является основанием для отмены обжалуемого решения.

Указанные обстоятельства требуют сбора дополнительных доказательств по делу, в связи с чем, дело подлежит направлению на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

При новом рассмотрении суду необходимо учесть изложенное, вынести на обсуждение участников процесса имеющие юридическое значение для разрешения дела обстоятельства, предложить сторонам представить доказательства в подтверждение своих утверждений, оценить представленные доказательства в их совокупности и постановить соответствующее закону и материалам дела решение. На стадии рассмотрения дела судом кассационной инстанции устранить недостатки не представляется возможным.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Ленинского районного суда г. Санкт-Петербурга от 30 декабря 2009 года по делу N 2-1367/09 отменить. Дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь