Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 ноября 2010 г. по делу N 33-34557

 

Судья: Борисова И.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе

председательствующего Огановой Э.Ю.

судей Казаковой О.Н., Дедневой Л.В.

при секретаре М.Н.

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Огановой Э.Ю.

дело по кассационной жалобе М. на решение Никулинского районного суда г. Москвы от 23.07.2010 г., которым постановлено: в иске М. к М.И., ДЖП и ЖФ г. Москвы о признании договора передачи квартиры в собственности, свидетельства о собственности на жилище недействительными, отказать.

 

установила:

 

М. обратился в суд с иском к М.И. и Департаменту жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы о признании недействительными договора передачи квартиры в собственность, свидетельства о праве собственности на жилище, ссылаясь на то, что в 1994 году истец, его мать М.Д. и сын М.И. приватизировали квартиру, между тем, ему в 2009 году стало известно, что его мать в РЭП-8 для подписания договора передачи квартиры не обращалась и договор не подписывала. Указанное обстоятельство влечет недействительность договора по основаниям ст. 168 ГК РФ.

Ответчик М.И. в судебное заседание не явился.

Представитель ДЖП и ЖФ г. Москвы в судебное заседание не явился, в своем заявлении заявил о пропуске срока исковой давности.

Представитель 3-го лица Управление Росреестр в суд не явился, о дате рассмотрения дела извещен надлежащим образом.

Судом постановлено указанное выше решение, об отмене которого, как незаконного, в кассационной жалобе просит М.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения представителя истца М. по доверенности М.М., его представителя - адвоката Рыковой Е.А., обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к выводу о том, что не имеется оснований для отмены обжалуемого решения, постановленного в соответствии с фактическими обстоятельствами дела и требованиями действующего законодательства.

Судом первой инстанции установлено, что в соответствии с договором передачи N 070508-002382 от 24.01.1994 г. и свидетельства о собственности на жилище N <...> от 03.11.1994 г. квартира расположенная по адресу: <...>, общей площадью <...> кв. м, жилой площадью <...> кв. м была передана в совместную собственность без определения долей М., М.И., М.Д. (л.д. 10 - 11).

13.10.1997 г. М.Д. - мать истца умерла.

Решением Никулинского районного суда г. Москвы от 08.12.2006 г. были определены доли в спорном жилом помещении каждого собственника в размере 1/3 доли (л.д. 35).

Наследственное дело к имуществу М.Д. было открыто по заявлению истца М., другие наследники к нотариусу не обращались.

М. ссылается на то обстоятельство, что договор передачи N 070508-002382 от 24.10.1994 г. М.Д. не подписывался.

Согласно заключению специалиста от 26.01.2010 г. N <...>, подпись от имени М.Д. в графе "Подписи граждан" договора передачи N <...> от 24.01.1994 г. между директором РЭП-8 ЗАО г. Москвы Г. и М., М.И., М.Д. выполнена не М.Д., а другим лицом.

Требования истца о признании договора приватизации недействительным основаны на положениях ст. 168 ГК РФ.

В соответствии со ст. 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает последствий нарушения.

Представителем ДЖП и ЖФ г. Москвы до вынесения решения по делу было заявлено о применении исковой давности к требованиям истца о признании недействительным договора передачи жилья в собственность.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении исковых требований отказано по мотиву пропуска срока исковой давности, предусмотренного пунктом 1 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации с учетом названных изменений.

Согласно п. 1 ст. 181 Гражданского кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона N 109-ФЗ от 21 июля 2005 г. "О внесении изменений в статью 181 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" (данной правовой нормой руководствовался суд) срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.

П. 2 ст. 2 указанного Федерального закона N 109-ФЗ предусмотрено, что установленный статьей 181 ГК РФ (в редакции настоящего Федерального закона) срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки применяется также к требованиям, ранее установленным ГК РФ, срок предъявления которых не истек до дня вступления в силу настоящего Федерального закона.

Таким образом, данной правовой норме придана обратная сила и установленный ст. 181 ГК РФ (в редакции Федерального закона N 109-ФЗ от 21 июля 2005 г.) трехгодичный срок исковой давности применяется также к требованиям, по которым до дня вступления в силу данного Федерального закона не истек ранее установленный ГК РФ десятилетний срок предъявления.

Договор передачи жилья в собственность зарегистрирован в установленном законом порядке 03.11.1994 г., исполнение сделки о передаче квартиры в собственность началось с 4.11.1994 г., следовательно, срок исковой давности на момент предъявления настоящего иска - 19.05.2010 г., истек и оснований для его восстановления судом установлено не было.

В силу п. 2 ст. 199 ГК РФ истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

В пункте 26 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.11.2001 - 15.11.2001 N 15/18 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности" предусмотрено, что в случае пропуска стороной срока исковой давности и отсутствия уважительных причин (если истцом является физическое лицо) для восстановления этого срока при наличии заявления надлежащего лица об истечении срока исковой давности суд вправе отказать в удовлетворении требования именно по этим мотивам, поскольку в соответствии с абзацем вторым пункта 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации истечение срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в иске.

Таким образом, суд пришел к правильному выводу, что исковые требования предъявлены истцом за пределами установленного срока исковой давности, что в силу п. 2 ст. 199 ГК РФ является основанием к вынесению решения об отказе в иске.

Судебная коллегия находит данный вывод суда о пропуске срока исковой давности соответствующим фактическим обстоятельствам и нормам права.

Довод кассационной жалобы о том, что последствия приватизации существенно нарушают его права, поскольку ответчик М.И. подарил свою долю постороннему лицу, не может быть принят во внимание, поскольку указанная сделка состоялась после приватизации жилого помещения и последствия сделки правового значения, в данном случае, не имеют.

Довод кассационной жалобы относительно рассмотрения дела в отсутствие ответчика М.И., не может служить основанием к отмене судебного решения.

В судебном заседании ответчик М.И., проживающий в Германии, действительно, не присутствовал, при этом в материалах дела имеются данные о направлении ему судом извещения путем направления телеграммы (л.д. 37). Кроме того, ответчик решение суда не обжалует.

Как разъяснено в п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 июня 2008 г. N 12, при рассмотрении дела в кассационном порядке необходимо иметь в виду, что Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации предусмотрены случаи, когда решение суда подлежит отмене независимо от доводов жалобы или представления.

К ним относятся:

а) случаи, перечисленные в части 2 статьи 364 ГПК РФ. При применении пункта 2 части 2 статьи 364 ГПК РФ следует иметь в виду, что обжалуемое решение подлежит отмене независимо от доводов кассационных жалобы, представления при условии, что дело было рассмотрено в отсутствие подавшего жалобу лица, не извещенного судом о времени и месте судебного заседания.

Ссылка в жалобе на то, что истцу стало известно о нарушении своего права весной 2009 года, не может быть принят во внимание, поскольку пункт 1 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации не допускает возможности исчисления срока исковой давности в зависимости от субъективного фактора - осведомленности истца о недействительной (ничтожной) сделке. В указанной норме закреплено, что течение срока исковой давности начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки. Поэтому к требованиям о признании недействительной ничтожной сделки не применяются правила, установленные статьей 200 ГК РФ о начале течения срока исковой давности. В данном случае исковая давность подлежит исчислению с момента исполнения недействительной (ничтожной) сделки сторонами.

Иные доводы кассационной жалобы не содержат оснований, которые бы опровергали выводы судебного постановления.

Нарушений судом норм материального и процессуального права, влекущих отмену судебного акта, судебной коллегией не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия,

 

определила:

 

Решение Никулинского районного суда г. Москвы от 23.07.2010 г. оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь