Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 ноября 2010 г. по делу N 33-34768

 

1 инстанция: Судья Базарова В.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе:

председательствующего Фроловой Л.А.,

и судей Сорокиной Л.Н., Зыбелевой Т.Д.,

при секретаре Б.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Сорокиной Л.Н.

дело по кассационной жалобе Д. на решение Измайловского районного суда города Москвы от 17 августа 2010 года по иску Д. к ООО "Маяк-27" о взыскании задолженности по компенсационным выплатам при увольнении по сокращению численности или штата работников организации, взыскании понесенных расходов, пени, денежной компенсации за нарушение сроков выплаты выходных пособий, компенсации морального вреда, которым в иске отказано,

 

установила:

 

Д. обратился в суд с данным иском, указывая на то, что работал в ООО "Маяк-27" с 03.01.2000 г. в должности <...>; с января 2009 года руководство организации стало понуждать сотрудников к увольнению по собственному желанию, он от этого отказался, в связи с чем руководство согласилось уволить его в связи с сокращением штата с соответствующей записью в трудовой книжке и выплатой компенсации и выходного пособия; при увольнении ему была выплачена задолженность по заработной плате, компенсация за неиспользованный отпуск, выходное пособие и выплата компенсации за 2 месяца, после чего его вынудили написать заявление об увольнении по собственному желанию; после увольнения он в установленные сроки встал на учет в службе занятости, где ему было разъяснено, что в случае, если он не трудоустроится в течение 2-го и 3-го месяца после увольнения, ответчик обязан произвести ему соответствующие выплаты; по истечении второго месяца он обратился в ООО "Маяк-27", однако ему было отказано в выплате средней заработной платы по тем основаниям, что он был уволен по собственному желанию, что противоречит записи в его трудовой книжке об увольнении по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ. По изложенным основаниям истец просил суд отменить приказ о его увольнении по собственному желанию и взыскать с ответчика задолженность по выплате денежной компенсации за увольнение по сокращению численности работников организации в размере 2-х среднемесячных заработков, пени за пользование чужими денежными средствами в соответствии со ст. 395 ГК РФ, компенсацию за нарушение срока выплаты выходного пособия согласно расчету исковых требований, компенсацию морального вреда в сумме 200000 рублей, а также расходы по оплате юридических услуг.

Представитель ООО "Маяк-27" в судебном заседании, поддерживая письменные возражения по иску, возражал против удовлетворения иска по мотивам пропуска истцом срока исковой давности, а также считая исковые требования необоснованными по существу в связи с тем, что истцом было написано заявление об увольнении по собственному желанию, он расписался об ознакомлении с соответствующим приказом, запись в трудовой книжке истца является ошибочной, о чем в адрес ответчика по результатам проверки вынесено предписание государственной инспекцией по труду. Исполнить данное предписание ответчик возможности не имеет в связи с тем, что истец не предоставляет трудовую книжку для внесения в нее исправлений.

Решением суда в удовлетворении исковых требований отказано.

Не согласившись с решением суда, истец обжалует его в кассационном порядке.

Проверив материалы дела, заслушав объяснения Д., представителя ООО "Маяк-27" по доверенности - Б.Н., обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда как принятого в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и действующими нормами материального и процессуального права.

Установив по делу фактические обстоятельства, на которых основаны исковые требования, суд пришел к выводу об отсутствии в данном случае оснований для их удовлетворения.

Из материалов дела следует, что истец работал в ООО "Маяк-27" в должности <...> с 03.01.2000 г. по 30.01.2009 г.

Согласно приказу от 30.01.2009 г. N <...> истец уволен по собственному желанию (п. 3 ст. 77 ТК РФ) на основании его личного заявления.

В трудовой книжке истца имеется запись о его увольнении по сокращению штата организации на основании приказа от 30.01.2009 г. N <...>.

Согласно платежной ведомости Д. были выплачены денежные средства в сумме 25430 рублей.

Д. был принят на учет в службу занятости населения.

По заявлению Д. Государственной инспекцией труда по г. Москве проводилась проверка, в ходе которой ответчиком представлялись объяснения, по существу аналогичные имеющимся в деле, аналогичные сведения были направлены ООО "Маяк-27" в фонд занятости г. <...>.

По результатам проверки Государственной инспекцией труда по г. Москве в адрес ответчика 14.04.2010 г. было вынесено предписание о внесении исправлений в трудовую книжку истца в соответствии с приказом о его увольнении.

16.04.2010 г. ответчиком в адрес истца было направлено письмо с предложением представить трудовую книжку для внесения в нее исправлений.

Полагая нарушенными его трудовые права, Д. 30.03.2009 г. обращался в Измайловскую межрайонную прокуратуру г. Москвы.

Проанализировав установленные по делу фактические обстоятельства, дав правовую оценку представленным по делу доказательствам в их совокупности, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что в материалах дела не нашли своего подтверждение доводы истца, приведенные в основу заявленных им требований.

Так, суд исходил из того, что в материалах дела отсутствуют бесспорные и достоверные доказательства в подтверждение факта принуждения истца со стороны работодателя к написанию заявления об увольнении по собственному желанию, а также в подтверждение того обстоятельства, что истцу при его увольнении производились какие-либо выплаты помимо заработной платы и компенсации за неиспользованный отпуск, подлежащие выплате при увольнении по сокращению численности или штата работников организации. Напротив, как установлено судом, заработная плата Д. в ООО "Маяк-27" на момент увольнения составляла 25000 рублей, указанная сумма сопоставима с суммой выплаты, полученной истцом при увольнении по собственному желанию, включая компенсацию за неиспользованный отпуск.

В соответствии со ст. 199 ГК РФ, до принятия судом решения стороной в споре было заявлено о применении к исковым требованиям исковой давности.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции также исходил из того, что данный иск предъявлен по истечении установленного законом срока для обращения в суд, и при этом истцом не заявлено о восстановлении пропущенного срока.

В соответствии со ст. 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права.

В соответствии со ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Как следует из материалов дела, Д. 30.03.2009 г. обращался с заявлением в органы прокуратуры, т.е. уже на тот момент знал о предполагаемом нарушении со стороны работодателя своих трудовых прав. Следовательно, установленный законом срок для обращения истца в суд правильно исчислен судом с указанной даты, который истек 30.06.2009 г. Между тем, с данными исковыми требования Д. обратился в суд лишь 28 мая 2010 года.

Проверяя доводы стороны истца о том, что Д. ранее не обращался в суд, т.к. ожидал ответа из прокуратуры, а затем из Государственной инспекции труда по г. Москве, суд правильно указал в решении, что эти доводы не могут быть приняты во внимание, поскольку законом такой порядок досудебного урегулирования спора не установлен, истец имел право обратиться в суд за защитой своих прав, не дожидаясь результата проверок его заявлений в указанные выше государственные органы.

Таким образом, дав надлежащую правовую оценку доводам истца, приведенным в обоснование утверждения о том, что срок исковой давности для обращения в суд с данным иском не пропущен, суд обоснованно пришел к выводу о пропуске им без уважительных причин срока исковой давности по заявленным требованиям и об отсутствии оснований для восстановления данного срока.

Судебная коллегия, соглашаясь с выводами суда, также не принимает аналогичные доводы кассационной жалобы о том, что срок обращения в суд с данным иском истец не пропустил.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает правильными выводы суда первой инстанции об отказе в удовлетворении исковых требований Д., учитывая признание судом того факта, что истцом без уважительных причин пропущен срок исковой давности, который служит самостоятельным основанием к вынесению решения об отказе в иске (ст. 199 ГК РФ).

Решение суда первой инстанции является законным и обоснованным, поскольку оно не противоречит имеющимся по делу доказательствам, которым дана надлежащая правовая оценка в их совокупности, и соответствует требованиям действующего законодательства, на нормы которого суд правомерно сослался.

С учетом вышеизложенного доводы кассационной жалобы являются несостоятельными, они не опровергают правильность выводов суда, с которыми согласилась судебная коллегия, а направлены на переоценку исследованных судом доказательств по делу, что не может служить основанием к отмене решения суда.

Предусмотренных ст. 362 ГПК РФ оснований для отмены решения суда по доводам кассационной жалобы судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Измайловского районного суда г. Москвы от 17 августа 2010 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Д. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь