Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ТЮМЕНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 ноября 2010 г. по делу N 33-4797/2010

 

Судебная коллегия по гражданским делам Тюменского областного суда в составе:

председательствующего Колосковой С.Е.,

судей Горностаевой В.П., Лаврентьева А.А.

при секретаре К.И.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по кассационным жалобам ответчицы К.В. и третьего лица М. на решение Калининского районного суда г. Тюмени от 25 августа 2010 года, которым постановлено:

"Исковые требования ОАО АКБ "РОСБАНК" - удовлетворить частично.

Взыскать с К.В., К.Н. солидарно в пользу ОАО АКБ "РОСБАНК" задолженность по кредитному договору N от 20.11.2007 года в размере 196 560 руб., расходы по уплате государственной пошлины в размере 5 565 руб. 60 копеек, расходы по отправлению телеграмм в размере 689 руб. 72 коп. Всего 202 812 руб. 32 коп.

Обратить взыскание в пользу ОАО АКБ "РОСБАНК" на автомобиль ВАЗ, 2007 года выпуска, идентификационный номер (N, принадлежащий К.Н., умершему 13 марта 2008 года, на праве собственности, путем продажи с публичных торгов, установить продажную начальную цену в размере 196 560 рублей.

В остальной части иска отказать.

Встречные исковые требования К.В. удовлетворить частично.

Прекратить обязательства по кредитному договору N от 20.11.2007 года в части взыскания 128 717 руб. 43 коп.

Взыскать с ОАО АКБ "РОСБАНК" в пользу К.В. расходы по уплате государственной пошлины в сумме 200 рублей.

В остальной части встречного иска отказать".

Заслушав доклад судьи Тюменского областного суда Колосковой С.Е., объяснения представителя К.В. Б.Л., настаивавшей на доводах жалобы К.В. и поддержавшей доводы жалобы М., объяснения представителя третьего лица М. Б.А., настаивавшей на доводах кассационной жалобы М. и поддержавшей доводы кассационной жалобы К.В., судебная коллегия

 

установила:

 

Открытое акционерное общество Акционерный коммерческий банк "РОСБАНК" (далее по тексту ОАО АКБ "РОСБАНК", Банк) обратилось в суд с иском к ответчику К.В. о взыскании задолженности по кредитному договору и обращении взыскания на заложенное имущество.

Требования мотивированы тем, что 20.11.2007 года между Банком и К.Н. был заключен договор о кредитовании банковского специального счета N, по условиям которого Банк предоставил К.Н. денежные средства в размере 273 441 рублей 80 копеек сроком на 60 месяцев с окончательной датой погашения кредита 20.11.2012 года в соответствии с графиком гашения кредита. Исполнение обязательств по кредитному договору обеспечивается залогом товара - автомобиля, приобретенного К.Н. с использованием кредитных средств. 13.03.2008 года заемщик К.Н. умер. В наследство вступила дочь умершего - К.В., которая с 20.04.2008 года производила платежи по договору. С 20.08.2008 года обязательства по кредитному договору не исполняются надлежащим образом, нарушается срок возврата кредита и уплаты процентов. По состоянию на 05.10.2009 года задолженность по кредитному договору составляет 325 277 рублей 43 копейки, в том числе, основной долг 189 298 рублей 09 копеек, проценты 34 008 рублей 74 копейки, задолженность по основному долгу 55 336 рублей 85 копеек, задолженность по процентам 26 903 рубля 14 копеек, проценты, начисленные на просроченный основной долг, 3 324 рубля 06 копеек, задолженность по комиссии 16 406 рублей 55 копеек. В исковом заявлении указывается, что в соответствии с п. 6.4.2.1 условий договора, у Банка возникло право требования досрочного исполнения обязательств по кредитному договору, в связи с чем Банк просит взыскать с К.В. задолженность по кредитному договору N от 20.11.2007 года в размере 325 277 рублей 43 копейки, расходы по оплате государственной пошлины в сумме 6 852 рубля 77 копеек, обратить взыскание на автомобиль ВАЗ, 2007 года выпуска, идентификационный номер (N, установив продажную начальную цену в размере 196 560 рублей.

К.В. обратилась в суд со встречным исковым заявлением к К.Ф. (матери должника К.Н.) о прекращении обязательств по кредитному договору банковского счета N, заключенного между ОАО АКБ "РОСБАНК" и К.Н. Требования мотивировала тем, что размер наследственного имущества в настоящее время не определен, не произведен раздел долей, поскольку мать наследодателя - К.Ф., имеет право на обязательную долю в наследстве, а сын умершего - К.Н. находится в местах лишения свободы и фактически принять наследство не может, отказа от наследства не писал, на день смерти проживал с наследодателем и был зарегистрирован вместе с умершим, что является фактом принятия наследства. С учетом указанных обстоятельств считает, что Банк необоснованно начисляет проценты за каждый день просрочки платежей в общей сумме 325 277 рублей 43 копейки. Кроме того, Банк необоснованно просит обратить взыскание на предмет залога, поскольку договор залога относится к реальным договорам, и вступает в силу с момента его заключения, доказательством заключения договора является письменная форма, однако договора в письменной форме Банком не представлено. По мнению К.В., кредитный договор подлежит прекращению по ст. 418 ГК РФ, поскольку обязательства по данному договору о кредитовании прекратились в связи со смертью должника, так как фактически отсутствует наследственное имущество, автомобиль ВАЗ был продан еще до смерти заемщика, в связи с чем объем наследственной массы отсутствует, а требования кредитора могут быть удовлетворены только за счет наследственной массы (т. 1, л.д. 182 - 184).

В последующем К.В. встречные исковые требования уточнила, просила взыскать с Банка моральный вред в размере 50 000 рублей (т. 1, л.д. 223 - 225).

Определением Калининского районного суда города Тюмени от 25.06.2010 года произведено изменение процессуального положения К.Н. (сына умершего должника К.Н.) с третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, на соответчика, также изменено процессуальное положение К.Ф. с третьего лица, заявляющего самостоятельные требования, на третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований (т. 1 л.д. 140).

Определением суда от 21 июля 2010 года к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования, привлечен М. (т. 1, л.д. 186 - 187).

Представитель ОАО АКБ "РОСБАНК" П., действующий на основании доверенности N 7343 от 15 мая 2009 года (т. 1, л.д. 63), в судебном заседании требования Банка поддержал, со встречными исковыми требованиями не согласился.

Ответчик по первоначальному иску и истец по встречным требованиям К.В., в судебное заседание не явилась, о времени и месте рассмотрения дела извещена надлежащим образом, ходатайство об отложении рассмотрения дела ввиду невозможности участия ее представителя судом оставлено без удовлетворения (т. 1 л.д. 218, 234 - 235).

Ответчик по первоначальному иску и третье лицо по встречному исковому заявлению К.Н. в судебное заседание не явился, отбывает наказание в местах лишения свободы (т. 1 л.д. 175).

Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований, К.Ф. и М. в судебное заседание не явились, дело рассмотрено в их отсутствие.

Судом постановлено указанное выше решение, с которым не согласны ответчик по первоначальному иску К.В. и третье лицо М.

В кассационной жалобе К.В. просит решение суда в части удовлетворения исковых требований Банка и отказа в удовлетворении встречных исковых требований в части компенсации морального вреда отменить, дело направить на новое рассмотрение в ином составе ввиду нарушения судом требований ч. 6 ст. 167 ГПК РФ, поскольку она ходатайствовала об отложении рассмотрения дела. Кроме того, судом в нарушение ст. 39 ГПК РФ были приняты дополнения к встречному исковому заявлению, однако, судебное заседание отложено не было и сторонам дополнения не передавались, чем была нарушена состязательность процесса. Не согласна с выводом суда о вступлении ответчиков в наследство, так как К.Н. с заявлением о принятии наследства не обращался. Также считает неверным вывод суда о том, что К.Ф. не может являться наследником. Указывает, что она пенсионного возраста, является наследником первой очереди и имеет право на обязательную долю в наследстве. Также указывает, что в тексте встречного искового заявления была допущена опечатка в части указания ответчиком К.Ф., поскольку по требованиям о прекращении обязательств по кредитному договору ответчиком мог быть только Банк, при этом суд не оставил встречный иск без движения для уточнения требований. Кроме того, суд солидарно взыскал 196560 рублей, тогда как основной долг по кредиту составляет 189298 рублей, таким образом, считает, что суд взыскал и проценты по ст. 810 ГК РФ, чем нарушил нормы материального права. Также указывает, что из решения неясно, как суд определил стоимость наследственного имущества, поскольку никакого отчета представлено не было. Указывает на то обстоятельство, что еще при жизни спорный автомобиль был продан наследодателем третьему лицу М., что является самостоятельным основанием для отказа в иске, так как наследственная масса отсутствует и не возникает обязанности у наследников по уплате долга. Суд, назначив продажу автотранспортного средства с торгов, не учел, что имеются притязания третьих лиц.

В кассационной жалобе третье лицо М. просит решение суда в части обращения взыскания на автомобиль отменить и дело передать в этой части на новое рассмотрение, приводя те же доводы, что и в кассационной жалобе К.В. Кроме того, указывает, что копии искового заявления и встречного искового заявления ему не направлялись. Не согласен с принятием обеспечительных мер на автомобиль, поскольку этот автомобиль он приобрел у К.Н. до его смерти, договор купли-продажи никем не оспорен. Считает себя добросовестным приобретателем, права которого нарушены.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия полагает решение суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

Как следует из материалов гражданского дела, в принятом судом к производству встречном исковом заявлении К.В. указала об отсутствии наследства в связи с тем, что единственное имущество, которое имелось у наследодателя К.Н. (должника по кредитному договору), автомобиль, был продан при жизни К.Н. В судебном заседании представителем К.В. была передана суду копия договора купли-продажи автомобиля от 01 марта 2008 года, согласно которому покупателем является М. Определением Калининского районного суда г. Тюмени от 21 июля 2010 года, занесенным в протокол судебного заседания, М. привлечен к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований (т. 1, л.д. 185 - 187).

В соответствии с ч. 1 ст. 43 ГПК РФ третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, пользуются процессуальными правами и несут процессуальные обязанности стороны, за исключением права на изменение основания или предмета иска, увеличение или уменьшение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска или заключение мирового соглашения, а также на предъявление встречного иска и требование принудительного исполнения решения суда.

При вступлении в процесс третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, рассмотрение дела в суде производится с самого начала (ч. 2 ст. 43 ГПК РФ).

Материалы гражданского дела не содержат доказательств того, что копия искового заявления (т. 1, л.д. 4 - 5), уточнения к нему (т. 1, л.д. 68), встречного искового заявления (т. 1, л.д. 182 - 184), уточнения к нему (т. 1, л.д. 223 - 225), а также приложенные к этим искам документы были направлены М. в порядке, установленном ч. 1 и ч. 2 ст. 113 ГПК РФ, а также того, что указанные процессуальные документы были получены М. Расписка, имеющаяся на листе дела 190 т. 3, не может свидетельствовать о соблюдении названных выше норм ГПК РФ, поскольку не содержит отметки о получении М. указанных выше процессуальных документов. Изложенное позволяет судебной коллегии сделать вывод о том, что М. был лишен возможности представить возражения на исковое и встречное исковое заявления, а также доказательства в обоснование своих возражений.

Кроме того, как следует из решения суда, представленная представителем К.В. копия договора купли-продажи автомобиля от 01 марта 2008 года судом не принята в качестве допустимого доказательства перехода права собственности на автомобиль к М. в связи с отсутствием в ней подписи продавца - К.Н. Между тем, установление факта перехода права собственности является юридически значимым обстоятельством для разрешения возникшего спора по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ст. 1175 Гражданского кодекса РФ наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя солидарно (статья 323). Каждый из наследников отвечает по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества.

Согласно п. 1 ст. 223 ГК РФ право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи, если иное не предусмотрено законом или договором. В случаях, когда отчуждение имущества подлежит государственной регистрации, право собственности у приобретателя возникает с момента такой регистрации, если иное не установлено законом (п. 2 указанной статьи). При этом действующее законодательство не предусматривает в качестве момента перехода права собственности на автомобиль дату его постановки на регистрационный учет.

Учитывая, что представителем ответчицы была представлена в судебное заседание копия договора купли-продажи автомобиля, суду в соответствие с ч. 2 ст. 56, ч. 1 ст. 57 ГПК РФ следовало предложить ответчице, третьему лицу М., указанному в договоре в качестве покупателя автомобиля, представить суду оригинал договора в целях выяснения вопроса, был ли осуществлен переход права собственности на автомобиль. В заседании суда кассационной инстанции представитель ответчицы К.В. и представитель третьего лица М. пояснили, что оригинал договора купли-продажи автомобиля имеется у М.

В соответствии с п. 1 ст. 353 ГК РФ в случае перехода права собственности на заложенное имущество либо права хозяйственного ведения или права оперативного управления им от залогодателя к другому лицу в результате возмездного или безвозмездного отчуждения этого имущества (за исключением случаев реализации этого имущества в целях удовлетворения требований залогодержателя в порядке, установленном законом) либо в порядке универсального правопреемства право залога сохраняет силу. Правопреемник залогодателя становится на место залогодателя и несет все обязанности залогодателя, если соглашением с залогодержателем не установлено иное.

Учитывая данное положение гражданского законодательства, при установлении факта перехода права собственности и отсутствии какого-либо иного имущества, принадлежащего наследодателю (должнику К.Н.), применение судом п. 1 ст. 1175 ГК РФ в целях возложения на наследников должника солидарной ответственности не может являться правильным.

Кроме того, в материалах дела имеется оформленное телеграммой ходатайство М. об отложении рассмотрения дела в связи с его отсутствием в г. Тюмени и невозможностью приехать в судебное заседание (т. 1, л.д. 221). В нарушение ст. 166, 167 ГПК РФ данное ходатайство не разрешено, дело рассмотрено в отсутствие М.

Помимо изложенного, судебная коллегия полагает, что в нарушение ч. 2 ст. 167 ГПК РФ суд необоснованно рассмотрел дело в отсутствие ответчика К.Н. при отсутствии сведений о его извещении о времени и месте рассмотрения дела.

ГПК РФ и другие федеральные законы не предоставляют лицам, отбывающим по приговору суда наказание в исправительных учреждениях, право на личное участие в разбирательстве судами их гражданских дел (по которым они являются истцами, ответчиками, третьими лицами или другими участниками процесса).

Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации предусматривает возможность этапирования осужденных из мест лишения свободы в следственные изоляторы лишь для их участия в судебных разбирательствах по уголовным делам (ст. 77.1 УИК РФ).

Следовательно, суды не обязаны этапировать указанных лиц к местам разбирательства гражданских дел с целью обеспечения их личного участия в судебных заседаниях.

Вместе с тем судья в стадии подготовки дела к судебному разбирательству и суд в стадии разбирательства гражданского дела, по которому лицо, участвующее в деле, находится в исправительном учреждении, должны, обеспечивая этому лицу возможность реализации его прав, учитывать специфику сложившейся по делу ситуации.

Лицу, находящемуся в исправительных учреждениях, должно быть направлено письмо с разъяснением его прав, в том числе права на ведение дела через представителя, и обязанностей; ему должно быть заблаговременно обеспечено вручение копии искового заявления (если оно является ответчиком или третьим лицом) и других документов, включая копии судебных постановлений, предоставлено время, достаточное - с учетом его положения - для заключения соглашения с представителем, подготовки и направления в суд обоснования своей позиции по делу, представления доказательств в подтверждение своих требований или возражений, а также для реализации других процессуальных прав.

При необходимости судья (суд) может в соответствии со ст. 62 ГПК РФ поручить суду по месту отбывания указанным лицом наказания опросить его по обстоятельствам дела, вручить документы или совершить иные процессуальные действия, необходимые для рассмотрения и разрешения дела. ("Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2006 года" (утв. Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 07.03.2007).

Материалы гражданского дела не содержат доказательств, свидетельствующих о том, что К.Н., являющемуся по делу ответчиком, были направлены исковое заявление, встречное исковое заявление, уточнения к исковому и встречному исковому заявлениям, письмо о разъяснении его прав, в том числе, и права на ведение дела через представителя; доказательств извещения его о рассмотрении дела с тем расчетом, чтобы он имел возможность заключить соглашение с представителем, подготовиться к судебному заседанию и направить в суд обоснования своей позиции по делу.

Имеющиеся в материалах дела сообщения начальнику ФБУ ИК-4 УФСИН России по Тюменской области (т. 1, л.д. 145, 160, 192, 210) нельзя считать доказательством соблюдения судом требований ст. 113, 116, 150 ГПК РФ, поскольку данные сообщения не содержат сведений о направлении К.Н. копий искового заявления, встречного искового заявления, уточнений к ним; сведений о разъяснении ответчику, отбывающему наказание, его прав и обязанностей; сведений о вручении К.Н. извещения (судебной повестки) о явке в суд.

Поскольку судом было принято решение о правах и обязанностях К.Н. при наличии указанных выше существенных процессуальных нарушений, решение суда в силу п. 2 ч. 2 ст. 364 ГПК РФ является незаконным и подлежит отмене независимо от доводов кассационных жалоб.

Учитывая, что судом были нарушены нормы процессуального права, неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, при этом допущенные судом нарушения не могут быть исправлены судом кассационной инстанции, решение суда подлежит отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение, в ходе которого суду с учетом изложенного в настоящем определении следует правильно определить обстоятельства, имеющие значение для дела, предоставить лицам, участвующим в деле, возможность реализовать предоставленные им законом права, в том числе, право представлять доказательства в обоснование своих доводов и возражений, после чего разрешить спор в строгом соответствии с нормами материального и процессуального права.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Калининского районного суда города Тюмени от 25 августа 2010 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь