Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 ноября 2010 г. по делу N 33-33112

 

Судья: Кирилина О.Ю.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда

в составе:

председательствующего судьи Огановой Э.Ю.

судей Казаковой О.Н., Дедневой Л.В.

при секретаре К.

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Дедневой Л.В.

дело по кассационной жалобе Г. на решение Мещанского районного суда г. Москвы от 21 апреля 2010 года, которым постановлено:

отказать Г. в удовлетворении исковых требований к Акционерному коммерческому Сберегательному банку РФ (ОАО) о признании приказа об увольнении незаконным, изменении формулировки увольнения, взыскании судебных расходов.

 

установила:

 

Г. обратилась в суд к Акционерному коммерческому Сберегательному банку РФ (ОАО) с иском о признании приказа об увольнении незаконным, изменении формулировки увольнения, взыскании судебных расходов в размере 33 500 рублей, ссылаясь на то, что работала в Мещанском отделении Сбербанка России в должности заместителя руководителя специализированного офиса по обслуживанию физических лиц; приказом N 153=-к от 9 ноября 2009 года она была уволена с занимаемой должности по п. 7 ст. 81 ТК РФ за совершение виновных действий, дающих основание для утраты к ней доверия со стороны работодателя, однако увольнение является незаконным, поскольку она не совершала виновных действий, дающих основания для утраты доверия со стороны работодателя, а ее вина в совершении преступления в отношении имущества работодателя не доказана в установленном законом порядке.

В судебное заседание истец и ее представитель явились, исковые требования, с учетом внесенных изменений, поддержали.

Представитель ответчика в суд явился, требования истца не признал по основаниям, изложенным в письменных возражениях.

Суд постановил приведенное выше решение, об отмене которого просит истец в кассационной жалобе.

Проверив материалы, выслушав истца, представителя истца по доверенности Г.С., представителя ответчика по доверенности В., обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к выводу о том, что решение суда первой инстанции подлежит оставлению без изменения по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 21 ТК РФ, работник обязан добросовестно исполнять свои трудовые обязанности, возложенные на него трудовым договором; соблюдать трудовую дисциплину; бережно относиться к имуществу работодателя (в том числе к имуществу третьих лиц, находящемуся у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества) и других работников.

В силу п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае совершения виновных действий работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, если эти действия дают основание для утраты доверия к нему со стороны работодателя.

Согласно ст. 192 ТК РФ за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить следующие дисциплинарные взыскания: замечание; выговор; увольнение по соответствующим основаниям.

К дисциплинарным взысканиям, в частности, относится увольнение работника по основаниям, предусмотренным пунктами 5, 6, 9 или 10 части первой статьи 81 или пунктом 1 статьи 336 настоящего Кодекса, а также пунктом 7 или 8 части первой статьи 81 настоящего Кодекса в случаях, когда виновные действия, дающие основания для утраты доверия, либо соответственно аморальный проступок совершены работником по месту работы и в связи с исполнением им трудовых обязанностей.

В соответствии со ст. 193 ТК РФ, до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение работником не предоставлено, то составляется соответствующий акт.

Непредоставление работником объяснения не является препятствием для применения дисциплинарного взыскания.

Дисциплинарное взыскание применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания его в отпуске, а также времени, необходимого на учет мнения представительного органа работников.

За каждый дисциплинарный проступок может быть применено только одно дисциплинарное взыскание.

Приказ (распоряжение) работодателя о применении дисциплинарного взыскания объявляется работнику под роспись в течение трех рабочих дней со дня его издания, не считая времени отсутствия работника на работе. Если работник отказывается ознакомиться с указанным приказом (распоряжением) под роспись, то составляется соответствующий акт.

При наложении дисциплинарного взыскания должны учитываться тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен.

В силу п. 23 Постановления пленума ВС РФ N 2 от 17 марта 2004 года (в ред. Постановления пленума ВС РФ N 63 от 28 декабря 2006 года), при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя.

Согласно п. 45 Постановления пленума ВС РФ N 2 от 17 марта 2004 года, судам необходимо иметь в виду, что расторжение трудового договора с работником по пункту 7 части первой статьи 81 Кодекса в связи с утратой доверия возможно только в отношении работников, непосредственно обслуживающих денежные или товарные ценности (прием, хранение, транспортировка, распределение и т.п.), и при условии, что ими совершены такие виновные действия, которые давали работодателю основание для утраты доверия к ним.

При установлении в предусмотренном законом порядке факта совершения хищения, взяточничества и иных корыстных правонарушений эти работники могут быть уволены по основанию утраты к ним доверия и в том случае, когда указанные действия не связаны с их работой.

В соответствии с п. 52 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 2 от 17 марта 2004 года, увольнение за совершения виновных действий работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, если эти действия дают основание для утраты доверия к нему со стороны работодателя является мерой дисциплинарного взыскания, в связи с чем работодателем должен быть соблюден установленный ст. 193 ТК РФ порядок применения дисциплинарного взыскания.

В силу п. 53 Постановления Пленума ВС РФ N 2 от 17 марта 2004 года, работодателю необходимо представить доказательства, свидетельствующие не только о том, что работник совершил дисциплинарный проступок, но и о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка, обстоятельства, при которых он был совершен, предшествующее поведение работника, его отношение к труду.

Таким образом, в силу приведенных выше норм трудового законодательства, дисциплинарное взыскание может быть применено к работнику за нарушение им трудовой дисциплины, то есть за дисциплинарный проступок.

Дисциплинарным проступком является виновное, противоправное неисполнение или ненадлежащее исполнение работником возложенных на него трудовых обязанностей, в том числе нарушение должностных инструкций, положений, приказов работодателя.

Неисполнение или ненадлежащее исполнение трудовых обязанностей признается виновным, если работник действовал умышленно или по неосторожности. Не может рассматриваться как должностной проступок неисполнение или ненадлежащее выполнение обязанностей по причинам, не зависящим от работника (например, из-за отсутствия необходимых материалов, нетрудоспособности).

Противоправность действий или бездействия работников означает, что они не соответствуют законам, иным нормативным правовым актам, в том числе положениям и уставам о дисциплине, должностным инструкциям.

Дисциплинарным проступком могут быть признаны только такие противоправные действия (бездействие) работника, которые непосредственно связаны с исполнением им трудовых обязанностей.

При этом право выбора конкретной меры дисциплинарного взыскания из числа предусмотренных законодательством принадлежит работодателю, который должен учитывать степень тяжести проступка, обстоятельства, при которых он совершен, предшествующее поведение работника.

Судом по делу установлено, что истец работала у ответчика с 22 июня 1996 года в различных должностях.

Приказом N 7=-к от 23 января 2009 года истец была назначена на должность руководителя специализированного офиса по обслуживанию физических лиц.

26 января 2009 года с истцом был заключен договор N 358= о полной индивидуальной материальной ответственности.

Приказом N 153=-к от 9 ноября 2009 года Г. была уволена с занимаемой должности по п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ за совершение виновных действий, дающих основание для утраты к ней доверия со стороны работодателя.

Основанием к увольнению послужил приказ N 73=-О от 9 ноября 2009 года.

С приказом об увольнении истец была ознакомлена.

Также суд установил, что приказ об увольнении Г. был издан работодателем в связи со следующим.

Распоряжением по Мещанскому отделению N 7811 Сбербанка России от 29 октября 2009 года была создана комиссия для проведения служебного расследования по факту совершения расходных операций по счету С. в отсутствие вкладчика.

По результатам служебного расследования было составлено Заключение от 6 ноября 2009 года, согласно которому 14 февраля 2009 года в дополнительном офисе N 7811\01094 Мещанского отделения Сбербанка России оператором N 1= (специалист по обслуживанию физических лиц II категории Т.) в штатном режиме было произведено и зафиксировано в журнале транзакций изменение реквизитов вкладчика С., а именно: года рождения на 1926, а также взамен старых были внесены новые паспортные данные: паспорт N <...>, выдан <...> ОВД <...>, при этом подлинность данного документа ФМС РФ подтверждена не была.

17 февраля 2009 года в дополнительном офисе N 7811\01094 Мещанского отделения Сбербанка России специалистом по обслуживанию физических лиц II категории Т. и старшим кассиром М. была совершена расходная операция по счету на имя С. на сумму 493 000 рублей. Указанное обстоятельство подтверждается "Операционным дневником по вкладным операциям, проведенным по другим ОСБ" N 35 от 17 февраля 2009 года и расходным кассовым ордером N 49=8-3= от 17 февраля 2009 года. Проведение данной операции было одобрено Г., что подтверждается фискальным приложением к операционному дневнику N 35 филиала 7811\01094 от 17 февраля 2009 года.

По результатам проверки "Операционных дневников по вкладным операциям, проведенным по другим ОСБ" за период с 1 января 2009 года по 3 августа 2009 года по дополнительному офису N 7811\01094 были выявлены семь аналогичных случаев, при этом все вклады были открыты в период с 1966 по 1993 годы в различных дополнительных офисах Тверского отделения Сбербанка России, годы рождения вкладчиков от 1919 до 1934, они или выехали за границу на постоянное место жительства или умерли или установить их местонахождение невозможно; по всем счетам длительное время не проводились расходные операции, подлинность паспортов вкладчиков не подтверждается ФМС РФ, по всем счетам в дополнительном офисе N 7811\01094 были проведены расходные операции на суммы от 300 000 рублей до 500 000 рублей в период с 10 января 2009 года по 18 июля 2009 года.

По итогам указанного расследования был издан приказ N 73=-О от 9 ноября 2009 года, которым было установлено, что истец не обеспечила сохранность личного пароля и, осознавая незаконность своих действий, подтвердила или содействовала старшему кассиру М. в подтверждении незаконных расходных операций от 17 февраля 2009 года по вкладу С. на сумму 493 000 рублей и по вкладу Т. в размере 458 000 рублей в отсутствие вкладчиков.

Согласно п. 4.8 Инструкции о порядке совершения в Сбербанке России операций по вкладам физических лиц N 1-3-р, при совершении операций по вкладам, приеме заявлений, выдаче справок работник, осуществляющий документальное оформление операций по вкладу, обязан запросить у лица, обратившегося в структурное подразделение, паспорт и убедиться в его личности.

В силу п. 13.1 указанной Инструкции, заместитель руководителя также обязан проводить идентификацию клиентов, устанавливать факт действий клиента в своих интересах, соблюдать операционно-кассовые правила, правила работы с денежной наличностью и другими ценностями, обеспечивать сохранность наличных денег и иных ценностей, выполнять функции администратора, производить контроль операций после оформления их работником осуществляющим документальное оформление операций по вкладу, соблюдать требования информационной безопасности.

Согласно п. 13.2.1 Инструкции N 1-3-р, операции на сумму свыше 50 000 рублей подлежат контролю со стороны уполномоченного лица.

В соответствии с должностной инструкцией истца, заместитель руководителя дополнительного офиса N 7811\01094 Мещанского отделения Сбербанка России является лицом, непосредственно обслуживающим денежные ценности, поскольку осуществляет операции по вкладам и счетам, а также денежным переводам и расчетно-кассовому обслуживанию физических лиц, прием платежей физических лиц в пользу юридических лиц, валютно-обменные операции, операционно-кассовое обслуживание устройств самообслуживания, выполнение операций по обслуживанию кредитных карт, продажу драгоценных металлов и монет из драгоценных металлов.

Знание истцом внутренних нормативных документов Сбербанка России, регулирующих операции по вкладам физических лиц подтверждается Сертификатом N 9212 от 23 декабря 2003 года, а также личной карточкой слушателя о прохождении учебного курса в период с 12 по 15 февраля 2007 года по теме "Операции по вкладам (счетам) физических лиц".

В соответствии с "Порядком обеспечения безопасности информационных технологий в Сбербанке России" N 875-р от 28 декабря 2001 года и "Памяткой по вопросам информационной безопасности для сотрудников Центрального аппарата Сбербанка России" N 1077-р от 26 марта 2003 года, пользователь несет полную ответственность за правильность использовании паролей, которыми он владеет, а также ответственность за действия, совершенные от имени учетной записи пользователя в автоматизированной системе; пароль принадлежит только одному пользователю и применяется для его персонального доступа к информационным ресурсам; правильное использование паролей заключается в выполнении следующих требований: пароль должен быть известен только его владельцу, запрещается сообщать пароль кому бы то ни было; пользователь должен принять все меры для того, чтобы исключить возможность разглашения принадлежащего ему пароля; символьная последовательность составляющая пароль должна иметь такую длину и содержание, чтобы нельзя было узнать по ее части или владея косвенной информацией о ней, а также нельзя было подобрать; не следует использовать один и тот же пароль для различных учетных записей; пароли, используемые для доступа к информационным ресурсам, должны периодически меняться, а в случае разглашения он должен меняться немедленно.

С указанными положениями истец была ознакомлена, что подтверждается Протоколом о проведении технической учебы от 7 февраля 2006 года и записью в журнале инструктажа от 16 января 2009 года.

Изложенные обстоятельства подтверждаются материалами дела и ничем не опровергнуты.

Разрешая спор, суд первой инстанции, дав оценку собранным по делу доказательствам в соответствии со ст. 67 ГПК РФ, и с учетом требований закона, правомерно пришел к выводу о незаконности заявленных истцом требований, поскольку у ответчика имелись основания для увольнения истца по п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, так как факт совершения истцом виновных действий, которые послужили основанием для утраты к ней доверия со стороны работодателя, нашел подтверждение в ходе судебного разбирательства, предусмотренный законом порядок применения взыскания ответчиком был соблюден.

Также суд первой инстанции, с учетом обстоятельств дела и характера допущенного истцом нарушения, обоснованно указал на то, что примененное к истцу дисциплинарное взыскание в виде увольнения по п. 7 ст. 81 ТК РФ соразмерно совершенному ею проступку.

Доводы истца о том, что к работникам дополнительного офиса N 1479 за аналогичные нарушения были применены более мягкие взыскания в виде выговоров, суд первой инстанции правомерно не принял во внимание, так как применение дисциплинарного взыскания и избрание вида дисциплинарного является исключительной прерогативой работодателя, который рассматривает вопрос о наказании работника исходя из конкретных обстоятельств допущенного работником нарушения трудовой дисциплины и его предшествующего отношения к труду.

При таких обстоятельствах судебная коллегия полагает, что судом первой инстанции были исследованы все юридически значимые по делу обстоятельства и дана надлежащая оценка собранным по делу доказательствам, в связи с чем решение суда первой инстанции является законным и отмене не подлежит.

При этом судебная коллегия считает необходимым обратить внимание на следующее.

Одним из основополагающих аспектов верховенства права является принцип правовой определенности, о необходимости соблюдения которого неоднократно указывал Европейский Суд по правам человека в своих постановлениях, который, в частности, требует, чтобы принятое судом окончательное решение не могло быть бы оспорено. Правовая определенность подразумевает, что ни одна из сторон не может требовать пересмотра окончательного постановления только в целях проведения повторного слушания и получения нового постановления. Полномочие вышестоящего суда по пересмотру дела должно осуществляться в целях исправления судебных ошибок, неправильного отправления правосудия, а не пересмотра по существу. Пересмотр не может считаться скрытой формой обжалования, в то время как лишь возможное наличие двух точек зрения по одному вопросу не может являться основанием для пересмотра. Отступления от этого принципа оправданы, только когда являются обязательными в силу обстоятельств существенного и непреодолимого характера.

По настоящему гражданскому делу таких обстоятельств не установлено, в связи с чем судебная коллегия находит выводы суда первой инстанции о неправомерности заявленных истцом требований основанными на законе и фактических обстоятельствах дела.

Доводы истца о пропуске ответчиком срока применения к ней дисциплинарного взыскания в виде увольнения по п. 7 ст. 81 ТК РФ являются не состоятельными и не могут быть приняты судебной коллегией во внимание, так как о допущенном истцом нарушении трудовой дисциплины ответчику стало известно по результатам проведенного служебного расследования, после получения которых истец была уволена с занимаемой должности по указанному основания.

Учитывая требования закона и установленные судом обстоятельства, суд правильно разрешил возникший спор, а доводы, изложенные в кассационной жалобе, являются необоснованными, направлены на иное толкование норм действующего законодательства, переоценку собранных по делу доказательств и не могут служить основанием для отмены решения суда.

Доводы кассационной жалобы не опровергают выводов суда, были предметом исследования и оценки судом первой инстанции, необоснованность их отражена в судебном решении с изложением соответствующих мотивов, доводы кассационной жалобы не содержат обстоятельств, нуждающихся в дополнительной проверке, нарушений норм процессуального законодательства, влекущих отмену решения, по делу не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Мещанского районного суда г. Москвы от 21 апреля 2010 года - оставить без изменения, а кассационную жалобу Г. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь