Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 ноября 2010 г. по делу N 33-35714

 

Федеральный судья: Жигалова Н.И.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Федерякиной М.А. и судей Фоминой М.В. и Кировой Т.В., при секретаре П., заслушав в открытом судебном заседании по докладу Фоминой М.В. дело по кассационной жалобе Ф. на решение Кузьминского районного суда г. Москвы от 7 сентября 2010 года, которым постановлено:

Взыскать с УВО при ГУВД по г. Москве в пользу Ф. денежное довольствие за работу в ночное время в размере 272 руб. 32 коп., денежную компенсацию за задержку выплат в размере 536 руб. 58 коп., компенсацию морального вреда в размере 1.000 руб., судебные расходы в размере 950 руб., всего 2.758 руб. 90 коп.

В остальной части требований Ф. к УВО при ГУВД г. Москвы о взыскании причитающихся при увольнении выплат, компенсации морального вреда, выдаче справки о доходах отказать.

Взыскать с УВО при ГУВД г. Москвы госпошлину в доход государства в размере 400 руб.,

 

установила:

 

Согласно приказу N 63л/с от 29 апреля 2010 г. Ф. уволена из органов внутренних дел по п. "е" ч. 7 ст. 19 Закона РФ "О милиции" с 30 апреля 2010 г.

Ф. обратилась в суд с иском к УВО при ГУВД по г. Москве о взыскании с ответчика причитающихся ей при увольнении сумм, в том числе дополнительной компенсации за увольнение до истечения срока предупреждения об увольнении в размере 26.923 руб. 13 коп.; взыскании квартальной премии за апрель 2010 г. в размере 995 руб. 74 коп.; взыскании доплаты за работу в ночные часы в апреле 2010 г. в размере 476 руб. 56 коп.; взыскании компенсации за неиспользованный отпуск в размере 10.935 руб.; взыскании оклада по специальному званию в течение одного года после увольнения; взыскании денежной компенсации за задержку выплат в размере 317 руб. 60 коп. и 199 руб. 85 коп.; взыскании компенсации морального вреда в размере 5.000 руб., кроме того, просила обязать ответчика выдать ей новую справку о доходах за проработанное время. В обоснование заявленных требований Ф. сослалась на те обстоятельства, что ответчик не произвел с ней окончательного расчета в день увольнения, причитающиеся выплаты были перечислены ей только на банковскую карту 17 мая 2010 г., однако выплаты ответчиком произведены без учета всех доплат, в том числе доплаты из бюджета г. Москвы и работу в ночное время, в связи с чем размер компенсации за неиспользованный отпуск и другие выплаты определены неправильно, в справку о доходах включен доход за май 2010 г., тогда как она в мае 2010 г. уже не работала, выплата дополнительной компенсации за досрочное увольнение произведена без учета листка нетрудоспособности, который увеличил время предупреждения на 11 дней, поэтому ответчик обязан выплатил компенсацию не за 12 дней, а за 24 дня.

Ф. просила также взыскать с ответчика судебные расходы в виде проезда в суд, т.к. она проживает в голомне, расходы на ксерокопирование документов в связи с подачей иска в суд, почтовых расходов, связанных с пересылкой заявления в суд, всего 1.236 руб. 34 коп.

Представитель ответчика иск не признал, пояснив, что при проведении мероприятий в связи с сокращением истице были выплачены все причитающиеся выплаты, исчисленные в соответствии с размером денежного довольствиями, задержка выплат произошла по уважительной причине, т.к. в смету не были заложены выплаты в связи с сокращением, поэтому истец вынужден был обращаться в Минфин РФ и органы Федерального казначейства для получения необходимых денежных средств для расчета с увольняемыми работниками, что и повлекло задержку выплат.

Суд постановил вышеприведенное решение, с которым Ф. не согласна и в своей кассационной жалобе просит о его отмене, считая решение неправильным.

Изучив материалы дела, выслушав объяснения представителя УВО при ГУВД г. Москвы по доверенности К., обсудив доводы кассационной жалобы, рассмотрев дело в отсутствие Ф., извещенной о слушании дела в порядке ст. 343 ГПК РФ своевременно и надлежащим образом (л.д. 96), судебная коллегия не находит оснований к отмене решения, постановленного в соответствии с фактическими обстоятельствами дела и требованиями закона.

Согласно п. "е" ч. 7 ст. 19 Закона РФ "О милиции" и п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата работников организации.

Согласно ст. 178 ТК РФ при расторжении трудового договора в связи с сокращением численности или штата работников организации увольняемому работнику выплачивается выходное пособие в размере среднего месячного заработка, а также за ним сохраняется средний месячный заработок на период трудоустройства, но не свыше двух месяцев со дня увольнения (с зачетом выходного пособия).

Согласно ч. 3 ст. 180 ТК РФ работодатель с письменного согласия работника имеет право расторгнуть с ним трудовой договор до истечения срока, указанного в части второй настоящей статьи, выплатив ему дополнительную компенсацию в размере среднего заработка работника, исчисленного пропорционально времени, оставшегося до истечения срока предупреждения об увольнении.

В соответствии со ст. ст. 84.1, 140 ТК РФ работодатель обязан в день увольнения произвести с работником окончательный расчет, т.е. выплатить все причитающиеся работнику выплаты.

Согласно ст. 236 ТК РФ при нарушении работодателем установленного срока выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной трехсотой действующей в это время ставки рефинансирования ЦБ РФ от не выплаченных в срок сумм за каждый день задержки начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно. Обязанность выплаты указанной денежной компенсации возникает независимо от наличия вины работодателя.

Рассматривая данное дело, суд правильно определил значимые по делу обстоятельства, с достаточной полнотой их исследовал и на основании оценки добытых по делу доказательств в их совокупности со всеми материалами дела пришел к выводу о частичном удовлетворении требований Ф.

По делу установлено, что в связи с сокращением Полка милиции УВО при ГУВД по г. Москве по охране объектов судебной системы и органов прокуратуры, где Ф. проходила службу, 11 марта 2010 Ф. была уведомлена г. об увольнении с 12 мая 2010 г.

Однако с согласия Ф. она была уволена по п. "е" ч. 7 ст. 19 Закона РФ "О милиции" (п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ) 30 апреля 2010 г., т.е. до истечения срока предупреждения. Следовательно, ответчик обязан выплатить истице дополнительную компенсацию за увольнение до истечения срока предупреждения.

Из материалов дела следует, что указанная компенсация ответчиком истице была выплачена за период с 30 апреля 2010 г. по 12 мая 2010 г., т.е. пропорционально времени, оставшемуся до истечения срока предупреждения об увольнении.

Вывод суда об отказе в удовлетворении требования Ф. о взыскании дополнительной компенсации с учетом ее болезни в период с 19 по 29 апреля 2010 г. до 24 мая 2010 г. - правомерен, поскольку Ф. не был представлен ответчику листок временной нетрудоспособности за период с 19 по 29 апреля 2010 г., который подлежал бы оплате даже при увольнении истицы. Не предоставлен листок освобождения истицы от службы по болезни в период с 19 по 29 апреля 2010 г. и в суд. При таких данных оснований для увеличения срока предупреждения в связи с болезнью истицы в период с 19 по 29 апреля 2010 г., - у ответчика не имелось.

По делу установлено, что квартальная премия за апрель 2010 г. в размере 1.157 руб. 25 коп. Ф. ответчиком на день рассмотрения дела выплачена.

При рассмотрении дела судом установлено, что истица в апреле 2010 г. (с 1 апреля до 19 апреля 2010 г.) отработала четыре ночные смены. В соответствии с условиями контракта истицы 1 час работы в ночное время оплачивался из расчета 8 руб. 51 коп.

Согласно ст. 96 ТК РФ ночное время - время с 22 часов до 6 часов, т.е. 8 часов.

Из материалов дела усматривается, что Ф. отработала в апреле 2010 г. 4 ночных смены, а потому возложил на ответчика обязанность выплатить Ф. компенсацию за работу в ночное время в апреле 2010 г. в размере 272 руб. 32 коп. (8 x 4 x 8 руб. 51 коп.).

Суд установил, что при увольнении с 30 апреля 2010 г. ответчик выплатил истице согласно ст. 127 ТК РФ компенсацию за неиспользованный отпуск в размере 14.335 руб. 45 коп., а потому обоснованно указал, что требования истицы о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск в большем размере, чем выплачено ответчиком, - необоснованны.

Поставив вопрос о доплате за неиспользованный отпуск в размере 10.935 руб. 60 коп., Ф. включила в денежное довольствие все доплаты и надбавки, в том числе. выплачиваемые за счет средств городского бюджета и работу в ночные часы.

Суд проверил указанные доводы Ф. и обоснованно признал их несостоятельными.

В соответствии со ст. 46 Положения о службе в органах внутренних дел РФ, утвержденного Постановлением Верховного Совета РФ от 23 декабря 1992 г. N 4202-1, сотрудникам, увольняемым со службы по сокращению, за неиспользованный в году увольнения очередной ежегодный отпуск выплачивается денежная компенсация в порядке, определенном МВД РФ, т.е. в полном объеме.

Согласно п. 2 Положению о денежном довольствии сотрудников органов внутренних дел РФ, утвержденному приказом МВД РФ от 14 декабря 2009 г. N 960, денежное довольствие сотрудников органов внутренних дел включает в себя: оклад по занимаемой штатной должности, оклад по специальному званию, которые составляют оклад денежного содержания; процентную надбавку за выслугу лет; процентные надбавки за ученую степень и ученое звание; надбавки и иные дополнительные выплаты, установленные законодательством РФ, Президентом РФ, Правительством РФ, а в пределах выделенных средств - министром внутренних дел РФ.

Выплата надбавок социального характера за счет средств городского бюджета, в том числе на основании приказа ГУВД по г. Москве от 14 декабря 2009 г. N 1155 "Об установлении доплат к денежному содержанию (заработной плате) сотрудникам и работникам ГУВД по г. Москве 2010 году", не входит в денежное довольствие, поскольку идет из средств бюджета г. Москвы и устанавливается Правительством Москвы, а не законодательством РФ, Президентом РФ, Правительством РФ, Министром внутренних дел РФ.

Также не входит в систему денежного довольствия доплата за работу в ночные часы, т.к. данная надбавка является компенсационной выплатой.

По делу установлено, что компенсация за неиспользованный отпуск истицы составила 14.335 руб. 45 коп., в нее входит должностной оклад 2.948 руб., оклад за звание 1.681 руб., надбавка за выслугу лет 1.157 руб. 25 коп., надбавка к должностному окладу за сложность и напряженность 5.306 руб. 40 коп., надбавка за особые условия в Москве 294 руб. 80 коп., ежемесячное поощрение аттестованных 2.948 руб.

По делу установлено, что выплаты оклада по специальному званию в связи с увольнением истицы по п. "е" ч. 7 ст. 19 Закона РФ "О милиции", которые предусмотрены разделом XXXVI Положения о денежном довольствии сотрудников органов внутренних дел, утвержденного приказом МВД РФ от 14 декабря 2009 г. N 960, ответчиком истице производятся регулярно. Последняя выплата произведена за август 2010 г.

Справка о доходах по форме 2ндфл истице выдана с учетом начисленных и фактически выплаченных денежных средств (л.д. 16). В том числе истице и после увольнения с 30 апреля 2010 г. ответчик в мае 2010 г. начислил и выплатил 9.256 руб., т.к. выплаты ответчиком производились с задержкой.

Справка о доходах полностью соответствует доходам истицы за 2010 г., которые были начислены ей ответчиком.

При указанных обстоятельствах оснований для признания данной справки недействительной и обязании ответчика выдать истице иную справку суд первой инстанции не нашел.

Вместе с тем, по делу установлено, что причитающиеся истице при увольнении выплаты ответчиком произведены не в день увольнения 30 апреля 2010 г., а значительно позже - 17 мая 2010 г. и 2 сентября 2010 г., что ответчиком не отрицается.

Поскольку ответчиком в нарушение требований ст. 140 ТК РФ окончательный расчет с истцом не был произведен в день увольнения, то независимо от наличия или отсутствия вины ответчика в задержке выплат, суд обоснованно удовлетворил требования Ф. о взыскании денежной компенсации за задержку, указав расчет такой компенсации, а также в соответствии со ст. 237 ТК РФ возложил на ответчика ответственность по компенсации морального вреда, определив ее размер с учетом конкретных обстоятельств дела, степени вины ответчика в причинении нравственных страданий истицы.

В соответствии со ст. ст. 94, 98 ГПК РФ суд разрешил вопрос о судебных расходах, частично удовлетворив указанные требования Ф.

Судебная коллегия полагает возможным согласиться с выводами суда и данной судом первой инстанции оценкой доказательств по делу.

Доводы кассационной жалобы Ф. вывод суда не опровергают, данных, влияющих на выводы суда и нуждающихся в дополнительной проверке, не содержат, направлены на иную оценку добытых по делу доказательств, иное толкование норм права, а потому основанием к отмене решения служить не могут.

Нарушений норм гражданско-процессуального законодательства, влекущих в соответствии со ст. 364 ГПК РФ отмену решения, судом при рассмотрении дела не допущено.

Ответчиком решение не обжалуется.

С учетом изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Кузьминского районного суда г. Москвы от 7 сентября 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь