Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 26 ноября 2010 г. по делу N 4у/4-10044/10

 

Судья Московского городского суда Бондаренко Э.Н., изучив надзорную жалобу осужденного П. о пересмотре приговора Бутырского районного суда г. Москвы от 03 апреля 2009 года и кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 03 июня 2009 года,

 

установил:

 

Приговором Бутырского районного суда г. Москвы от 03 апреля 2009 года

П.,

несудимый,

осужден по ст. ст. 30 ч. 3, 228-1 ч. 1 УК РФ к 4 годам лишения свободы, по ст. ст. 30 ч. 1, 228-1 ч. 2 п. "б" УК РФ к 5 годам лишения свободы, ст. 234 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно П. назначено наказание в виде 7 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 03 июня 2009 года приговор оставлен без изменения.

В надзорной жалобе осужденный П. просит отменить приговор, указывает, что наркотическое средство в 14 шприцах и 5 флаконах, обнаруженное в квартире по месту его жительства, он хранил для личного употребления, без цели сбыта, а 2 шприца с сильнодействующим веществом, которые также были обнаружены в его квартире, ему не принадлежат и откуда они взялись в квартире ему неизвестно.

Жалоба не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

П. осужден за незаконное производство и покушение на незаконный сбыт наркотических средств, за незаконное производство и приготовление к незаконному сбыту наркотических средств в крупном размере; преступления не были доведены до конца по не зависевшим от него обстоятельствам, а также за незаконное изготовление и хранение в целях сбыта сильнодействующих веществ, не являющихся наркотическими средствами или психотропными веществами. Преступления совершены при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Обоснованность осуждения П. и юридическая квалификация его действий по ст. ст. 30 ч. 3, 228-1 ч. 1 УК РФ не оспариваются в его надзорной жалобе.

Выводы суда о виновности П. в свершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 30 ч. 1, 228-1 ч. 2 п. "б", 234 ч. 1 УК РФ, являются правильными, так как подтверждаются совокупностью собранных и всесторонне исследованных доказательств по делу, которым судом дана надлежащая оценка.

Обстоятельства совершения П. указанных преступлений были установлены на основании показаний свидетелей С., Н., Н., Г., самого осужденного П., а также на основании материалов дела, в том числе протоколов обыска в квартире по месту жительства П. и осмотра вещества, заключения эксперта, других доказательств, исследованных судом.

Собранные по делу доказательства, положенные в основу осуждения П. по ст. ст. 30 ч. 1, 228-1 ч. 2 п. "б", 234 ч. 1 УК РФ, были оценены судом в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, а в своей совокупности признаны судом достаточными для разрешения уголовного дела по существу, при этом суд в приговоре указал, почему он доверяет одним доказательствам и опровергает другие. В частности, с приведением соответствующей мотивации суд указал, почему он критически отнесся к доводам осужденного П. о том, что наркотическое средство в 14 шприцах и 5 флаконах, которые были обнаружены и изъяты в квартире по месту его жительства, он хранил для личного употребления, без цели сбыта; сильнодействующее вещество - эфедрин он не изготавливал, шприцы с этим веществом ему не принадлежат. Оснований не согласиться с выводами суда в этой части не имеется, поскольку данные доводы опровергаются совокупностью исследованных судом доказательств и противоречат установленным судом фактическим обстоятельствам содеянного.

Правильно установив фактические обстоятельства дела, суд обоснованно постановил в отношении П. обвинительный приговор и квалифицировал его действия по ст. ст. 30 ч. 1, 228-1 ч. 2 п. "б", 234 ч. 1 УК РФ, с чем нельзя не согласиться. При этом, как видно из приговора, суд обосновал свой вывод о доказанности вины П. в приготовлении к сбыту наркотического средства в крупном размере, указав в приговоре, что значительный вес наркотика, его расфасовка в 14 шприцев и 5 флаконов свидетельствует о его предназначении именно для сбыта, а не для личного потребления.

При рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке судебная коллегия в соответствии со ст. 373 УПК РФ проверила доводы кассационной жалобы осужденного П., аналогичные изложенным в его надзорной жалобе, в частности, о том, что он не сбывал наркотическое средство, обнаруженное у него дома в шприцах, данный наркотик он хранил для личного употребления, изготовлением наркотических средств для сбыта он не занимался. Судебная коллегия, признав указанные доводы несостоятельными, указала в кассационном определении мотивы принятого решения о законности, обоснованности и справедливости приговора.

Содержание кассационного определения соответствует требованиям ст. 388 УПК РФ.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену состоявшихся судебных решений в отношении П., не допущено.

Таким образом, оснований для возбуждения надзорного производства по доводам надзорной жалобы осужденного П. не имеется.

Руководствуясь ст. 406 ч. 3 п. 1 УПК РФ, судья

 

постановил:

 

В удовлетворении надзорной жалобы осужденного П. о пересмотре приговора Бутырского районного суда г. Москвы от 03 апреля 2009 года и кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 03 июня 2009 года - отказать.

 

Судья Московского городского суда

БОНДАРЕНКО Э.Н.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь