Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САРАТОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 26 ноября 2010 г. по делу N 7-1460/2010

 

Исполняющий обязанности председателя Саратовского областного суда Шепелин Е.А., рассмотрев жалобу Т.И. на постановление мирового судьи судебного участка N 8 г. Энгельса Саратовской области от 09 сентября 2010 года и решение судьи Энгельсского районного суда Саратовской области от 21 октября 2010 года, вынесенные в отношении Т.И. по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ,

 

установил:

 

постановлением мирового судьи судебного участка N 8 г. Энгельса Саратовской области от 09 сентября 2010 года, оставленным без изменения решением судьи Энгельсского районного суда Саратовской области от 21 октября 2010 года, Т.И. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, с назначением наказания в виде лишения права управления транспортным средством сроком на 1 (один) год и 6 (шесть) месяцев.

Судом установлено, что Т.И. 10 июля 2010 года в 06 час. 50 мин. около д. 1 по ул. Лесозаводская в г. Энгельсе Саратовской области управлял транспортным средством Hyundai Accent с явными признаками алкогольного опьянения и не выполнил законного требования сотрудника милиции пройти медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

Т.И. в жалобе, поданной в областной суд в порядке надзора, просит судебные постановления отменить ввиду отсутствия в его действиях состава административного правонарушения, прекратив производство по делу. Ссылается, что в ходе судебного разбирательства свидетельскими показаниями, в том числе сотрудников ГИБДД, подтвердилась его версия о том, что он не управлял транспортным средством. Не согласен с оценкой имеющихся доказательств.

Проверив судебные постановления в пределах доводов жалобы, исследовав материалы дела в полном объеме, прихожу к следующему.

Применительно к диспозиции ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ мировой судья правильно установил фактические обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела - факт управления Т.И. транспортным средством, законность требования сотрудника милиции о прохождении им медицинского освидетельствования на состояние опьянения, а также его отказ от данного освидетельствования.

В силу ч. ч. 1.1, 6 ст. 27.12 КоАП РФ (в редакции Федерального закона от 24 июля 2007 года N 210-ФЗ), действующих с 1 июля 2008 года, лицо, которое управляет транспортным средством соответствующего вида и в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что это лицо находится в состоянии опьянения, подлежит освидетельствованию на состояние алкогольного опьянения в соответствии с частью 6 настоящей статьи. При отказе от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения либо несогласии указанного лица с результатами освидетельствования, а равно при наличии достаточных оснований полагать, что лицо находится в состоянии опьянения, и отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения указанное лицо подлежит направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения. Освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и оформление его результатов, направление на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинское освидетельствование на состояние опьянения и оформление его результатов осуществляются в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

Пунктом 4 и 10 Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 26 июня 2008 года N 475, вступивших в законную силу с 01 июля 2008 года, предусмотрено, что освидетельствование на состояние алкогольного опьянения проводится должностными лицами, которым предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспортного средства соответствующего вида. Направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения водитель транспортного средства подлежит:

а) при отказе от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения;

б) при несогласии с результатами освидетельствования на состояние алкогольного опьянения;

в) при наличии достаточных оснований полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения, и отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения.

Критериями, при наличии которых у инспектора ДПС ГИБДД УВД по Энгельсскому муниципальному району Саратовской области Т. имелись достаточные основания полагать, что водитель транспортного средства Т.И. 10 июля 2010 года в 06 час. 50 мин. около д. 1 по ул. Лесозаводская в г. Энгельсе Саратовской области управлял транспортным средством Hyundai Accent с явными признаками алкогольного опьянения и подлежал направлению на медицинское освидетельствование, явились запах алкоголя изо рта, неустойчивость позы и нарушение речи (л.д. 4), что согласуется с Приложением N 6 к Приказу Министерства здравоохранения Российской Федерации от 14 июля 2003 года N 308 "О медицинском освидетельствовании на состояние опьянения" и п. 3 Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 26 июня 2008 года N 475, в соответствии с которым данные признаки являются достаточным основанием полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения.

Вместе с тем, Т.И. не выполнил законное требование сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, то есть совершил административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

Факт совершения данного административного правонарушения подтверждается собранными по делу доказательствами: протоколом об административном правонарушении 64 АР N 041741 (л.д. 2), в котором содержатся письменные объяснения Т.И. об отказе от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения; протоколом об отстранении от управления транспортным средством 64 ОТ N 022192 (л.д. 3); актом освидетельствования на состояние алкогольного опьянения 64 МА N 021732 (л.д. 4), от прохождения которого Т.И. отказался; протоколом о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения 64 МР N 037110 (л.д. 5), в котором зафиксирован отказ Т.И. от прохождения данного освидетельствования.

Противоречий представленные в материалы дела документы не имеют, соответствуют требованиям, предъявляемым действующим федеральным законодательством к форме этих документов, составлены уполномоченным должностным лицом в присутствии двух понятых К. и С., которые подтвердили собственноручными подписями достоверность сведений, содержащихся в этих материалах, в том числе факт отказа от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, факт отказа от прохождения медицинского освидетельствования. Оснований не доверять указанным сведениям у суда не имелось, так как они получены в полном соответствии с требованиями закона.

Как усматривается из представленного материала, со стороны Т.И. сотруднику милиции каких-либо заявлений о том, что он не управлял транспортным средством, не поступало.

Судом были исследованы иные доказательства, в том числе рапорт инспектора ДПС (л.д. 6), объяснения понятых (л.д. 7), показания свидетелей Л., А., Т.В., П., К.Д., С.В. (л.д. 27, 30, 32 - оборот, 34 - оборот, 35 - 37, 41, 44 - 45, 48 - оборот, 52 - 53, 85 - 86) и им дана надлежащая правовая оценка.

Согласно ст. 26.11 КоАП РФ судья, члены коллегиального органа, должностное лицо, осуществляющие производство по делу об административном правонарушении, оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности.

Поскольку на основании совокупности доказательств установлен факт управления Т.И. транспортным средством, законность требований сотрудника милиции о прохождении им освидетельствования на состояние опьянения и факт его отказа от прохождения такого освидетельствования, мировой судья правильно квалифицировал указанное правонарушение по ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, установив наличие события административного правонарушения и его состава в действиях Т.И.

При таких обстоятельствах доводы жалобы о нарушениях, связанных с оценкой представленных доказательств, в том числе показаний свидетелей, при наличии доказательств, свидетельствующих об управлении лицом транспортным средством и его отказ от прохождения медицинского освидетельствования, несостоятельны.

Доводы автора жалобы направлены на оспаривание правильных выводов суда, которые сделаны судом на основании оценки совокупности достаточных доказательств, подтверждающих наличие вины Т.И. в совершении административного правонарушения.

Указанный вывод соответствует правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в Определении от 04 апреля 2006 года N 113-О "По жалобе гражданина Овчинникова Виктора Александровича на нарушение его конституционных прав частью 3 статьи 30.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях", согласно которой проверка в порядке надзора судебных актов по делу об административном правонарушении не может быть осуществлена в тех же пределах, что и на предыдущих стадиях. Суд надзорной инстанции может проверить только законность судебных актов, не вдаваясь при этом в вопросы факта, а потому на данной стадии процесса недопустимо применение по аналогии положений статьи 30.6 КоАП РФ, регламентирующей порядок рассмотрения жалобы на постановление по делу об административном правонарушении: согласно пункту 8 ее части 2 законность и обоснованность вынесенного постановления проверяются на основании как имеющихся в деле, так и дополнительно представленных материалов, проверка же дела в полном объеме безотносительно к доводам жалобы (часть 3) на основании в том числе дополнительно представленных материалов придает такой процедуре (согласно части 3 статьи 30.9 она применяется и при пересмотре решения, вынесенного по жалобе на постановление по делу об административном правонарушении) характер апелляционной процедуры, которая в надзорной стадии применена быть не может.

Аналогичная позиция изложена и в Определении Конституционного Суда РФ от 13 мая 2010 года N 634-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Цыбина Арсения Юрьевича на нарушение его конституционных прав статьями 30.12 и 30.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях", согласно п. 2.2 которого выявляя конституционно-правовую природу производства в суде надзорной инстанции как правового института, Конституционный Суд Российской Федерации в ряде решений, в том числе в Постановлениях от 11 мая 2005 года N 5-П и от 17 ноября 2005 года N 11-П, указал, что пересмотр в порядке надзора судебных актов, вступивших в законную силу, возможен лишь как дополнительная гарантия законности таких актов и предполагает установление особых оснований и процедур производства в данной стадии процесса, соответствующих ее правовой природе и предназначению; акт суда, который уже вступил в законную силу, может быть изменен или отменен в порядке надзора лишь в исключительных случаях, когда в результате ошибки, допущенной в ходе предыдущего разбирательства и предопределившей исход дела, существенно нарушены права и законные интересы, защищаемые в судебном порядке, которые не могут быть восстановлены без устранения или изменения ошибочного судебного акта.

Кроме того, в Постановлении от 05 февраля 2007 года N 2-П Конституционный Суд Российской Федерации отметил, что производство по пересмотру вступивших в законную силу судебных постановлений как дополнительный способ обеспечения правосудности судебных постановлений предполагает возможность его использования только в случае, если заинтересованным лицом были исчерпаны все обычные (ординарные) способы обжалования судебного постановления до его вступления в законную силу.

Постановление о привлечении Т.И. к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ вынесено мировым судьей в пределах срока давности привлечения к административной ответственности, установленного ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ для данной категории дел.

Наказание Т.И. назначено в пределах санкции ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ и в соответствии с требованиями ст. 4.1 Кодекса с учетом характера совершенного правонарушения, личности правонарушителя и с учетом обстоятельств смягчающих и отягчающих ответственность.

Таким образом, основания для удовлетворения жалобы Т.И. отсутствуют.

Руководствуясь п. 1 ч. 2 ст. 30.17, ст. 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

постановление мирового судьи судебного участка N 8 г. Энгельса Саратовской области от 09 сентября 2010 года и решение судьи Энгельсского районного суда Саратовской области от 21 октября 2010 года, вынесенные в отношении Т.И. по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, оставить без изменения, жалобу Т.И. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь