Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КОСТРОМСКОЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 ноября 2010 г. N 33-1533

 

Судья: Демьянова Н.Н.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Костромского областного суда в составе:

председательствующего И.А. Кулаковой,

судей О.Н. Зиновьевой, С.В. Андреева,

при секретаре Л.,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по кассационной жалобе К., Д. на решение Свердловского районного суда города Костромы от 14 октября 2010 г., которым К., Д. в удовлетворении требований к Государственному образовательному учреждению высшего профессионального образования "Костромской государственный технологический университет" о взыскании недополученной суммы оплаты труда, индексации, компенсации за просрочку выплаты отказано.

Заслушав доклад судьи С.В. Андреева, объяснения К., Д. и их представителя Г., поддержавших доводы кассационной жалобы, представителей Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования "Костромской государственный технологический университет" Б. и С. считавших, что оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется, судебная коллегия

 

установила:

 

К. обратилась в суд с исковым заявлением к Государственному образовательному учреждению высшего профессионального образования "Костромской государственный технологический университет" (далее КГТУ) о взыскании с ответчика денежной суммы в размере 165989 руб. 30 коп. в виде недоплаты за работу по почасовой оплате труда с учетом индексации задержанных выплат в связи с их обесцениванием вследствие инфляционных процессов и компенсации за нарушение срока выплаты на день вынесения решения суда.

Д. обратилась в суд с исковым заявлением к КГТУ, в котором просит взыскать с ответчика денежную сумму в размере 46188 руб. 67 коп. в виде недоплаты за работу по почасовой оплате труда с учетом индексации задержанных выплат в связи с их обесцениванием вследствие инфляционных процессов и компенсации за нарушение срока выплаты на день вынесения решения суда.

Определением судьи Свердловского районного суда г. Костромы от 23 августа 2010 года гражданские дела по искам К. и Д. к КГТУ объединены в одно производство.

В обоснование заявленных требований истицы указали, что они работают в КГТУ, К. - на должности доцента, заместителя заведующего кафедрой бухгалтерского учета и аудита института управления экономики и финансов, а Д. на должности старшего преподавателя кафедры бухгалтерского учета и аудита института управления экономики и финансов. Помимо работы как штатные сотрудники, привлекались в 2008-2010 г.г. к проведению занятий с почасовой оплатой труда. До введения новой системы оплаты труда (до 01 декабря 2008 года) действовало Постановление Министерства труда РФ от 21 января 1993 года N 7 "Об утверждении коэффициентов ставок почасовой оплаты труда работников, привлекаемых к проведению учебных занятий в учреждениях, организациях и на предприятиях, находящихся на бюджетном финансировании". Постановлением Правительства РФ от 30 сентября 2006 года N 590 с 1 октября 2006 года до введения новой системы оплаты труда ставка первого разряда Единой тарифной сетки была установлена в размере 1221 рублей. С учетом установленных Постановлением Министерства труда РФ от 21 января 1993 года N 7 коэффициентов ставка почасовой оплаты труда доцента, кандидата наук при работе со студентами составляла 244 рубля, преподавателя без ученой степени 122 рубля. Приказом по личному составу N 359-Л от 18 августа 2008 года с 1 сентября 2008 года ответчиком были установлены ставки почасовой оплаты труда преподавателей и сотрудников, привлекаемых к проведению учебных занятий. Этим приказом ставка почасовой оплаты труда лиц, имеющих ученую степень кандидата наук или ученое звание доцента, установлена в 140 руб. за час работы со студентами, а лиц, имеющих высшее образование, работающих на должности старшего преподавателя, не имеющих ученой степени - 90 руб. В п. 4 Постановления Министерства труда РФ от 21 января 1993 года N 7 указано, что ставки почасовой оплаты труда применяются в учреждениях, организациях и на предприятиях, находящихся на бюджетном финансировании, за исключением учреждений, организаций и предприятий, где предусмотрен иной порядок почасовой оплаты труда работников. Однако в период с 1993 года по 1 декабря 2008 года данное постановление было единственным нормативно правовым актом, устанавливающим порядок расчета ставок почасовой оплаты труда, однако ответчиком самостоятельно были установлены иные ставки, отличные от ставок, рассчитанных по Постановлению Министерства труда РФ от 21 января 1993 года, чем нарушены ст. ст. 8, 11, 135 ТК РФ. Кроме того, Приказом об оплате труда членам ГЭК N 240-Л от 9 июня 2008 года с 1 июня 2008 года установлены ставки почасовой оплаты труда на основании Постановления Министерства труда РФ N 63 от 2 ноября 1995 года "О внесении дополнения в Постановление Минтруда России от 21 января 1993 года N 7", то есть ответчиком выборочно применялось Постановление Министерства труда от 21 января 1993 года N 7. В пункте 2 Приложения 1 Приказа о нормах учебной нагрузки и нормализации системы оплаты труда N 157 от 15 апреля 2008 года указано, что из всех видов учебной нагрузки высококачественная лекционная работа является наиболее сложной, трудоемкой и ответственной, а с учетом ст. 22 ТК РФ все виды учебной нагрузки должны оплачиваться одинаково.

Указывают, что с введением новой системы оплаты труда с 1 декабря 2008 года Приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 24 ноября 2008 года N 665 Постановление Министерства труда от 21 января 1993 года N 7 признано утратившим силу. Новые нормативно-правовые акты не содержат пояснений в отношении порядка определения размера почасовой оплаты труда, однако с учетом п. 3 Постановления Правительства РФ от 5 августа 2008 года N 583, ст. 132 ТК РФ ставки почасовой оплаты труда не должны быть ниже ранее установленных, считают, что им за 2008-2009, 2009-2010 учебные года почасовая оплата труда произведена не в полном объеме.

В ходе судебного разбирательства истцы увеличили исковые требования, просили взыскать с ответчика недоплату по почасовой оплате труда за период с 2001-2002 учебного года по 2009-2010 учебный год с учетом индексации, компенсации за просрочку выплаты, а именно, в пользу К. 623036 руб. 60 коп., в пользу Д. - 237668 руб. В заявлении о дополнении исковых требований указали, что утверждение ответчика о наличии в ВУЗе иного порядка почасовой оплаты труда голословно. Ответчиком на основании Постановления Министерства труда РФ N 63 от 2 ноября 1995 года 9 июня 2008 года был издан приказ N 240-Л об оплате труда членов ГЭК, которым с 1 июня 2008 года установлены ставки почасовой оплаты труда членам ГЭК, при этом ставки выведены те же, которые получаются при их расчете с применением Постановления Министерства труда от 21 января 1993 года N 7. Это свидетельствует о том, что никакой иной методики расчета ставки почасовой оплаты для работников ВУЗа, отличной от Постановления Министерства труда РФ N 7 от 21 января 1993 года, нет.

По делу постановлено вышеуказанное решение.

В кассационной жалобе К., Д. просят решение суда отменить и направить дело на новое рассмотрение. Выражают несогласие с выводом суда о том, что ими пропущен установленный ст. 392 ТК РФ срок на обращение в суд. Указывают, что не имели реальной возможности узнать о нарушении своих прав. Они не знали о нарушении своих прав, в связи с чем не могли в установленный законом срок обратиться к ответчику с вопросом о том, как рассчитывается оплата труда. Суд в решении указывает, что истцы имели возможность проверки обоснованности применяемых размеров ставок, своевременного обращения в суд при несогласии с работодателем. Кассаторы не согласны с данным выводом суда, так как суд оценил возможность проверки, а не ее наличие. Также выражают несогласие с выводом суда о том, что причины, на которые сослались истицы, обосновывая пропуск срока на обращение в суд, не являются уважительными. Полагают, что суд должен был дать оценку такой причине пропуска работником срока для обращения в суд, как опасение наступления негативных последствий по службе в случае предъявления иска к работодателю. Суд не установил точную дату, с которой начинается срок, в течение которого истицы имели право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора.

Кроме того, принимая решение, суд практически не выяснил юридически значимые для дела обстоятельства. В соответствии со ст. 22 ТК РФ работодатель обязан обеспечивать работникам равную оплату за труд равной ценности. Порядок расчета ставки почасовой оплаты труда должен быть единым. По правилам статьи 135 ТК РФ условия оплаты труда, не могут быть ухудшены по сравнению с установленными трудовым законодательством. Суд применил только нормы Федерального закона от 22 августа 1996 г. N 125-ФЗ "О высшем и послевузовском образовании", не учитывая требования Трудового кодекса РФ, тогда как рассматриваемый спор является трудовым. Не был определен иной, отличный от порядка установленного постановлением Министерства труда РФ от 21.01.1993 N 7 порядок расчета ставки почасовой оплаты. Судья, не имея специального образования, в решении произвела расчет ставки почасовой оплаты труда в период с 01 сентября 2008 г. по 31 августа 2010 г. без включения оплаты за отпуск, при этом ею были допущены существенные ошибки, в связи, с чем этот расчет не может быть принят во внимание. Исследованный судом приказ ректора КГТУ N 486-А от 06 сентября 2010 г., которым установлена новая ставка почасовой оплаты труда с применением коэффициентов, не имеет отношения к исковым требованиям, поскольку они ограничены периодом до 01 июля 2010 г. Ссылку в решении суда на письмо Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 25 марта 2005 г. "Об оплате труда лиц, привлекаемых к работам по проведению ЕГЭ" также считают необоснованной, так как они не привлекались в таким работам. Суд не разрешил вопрос о количестве отработанных часов по почасовой оплате труда в июне 2010 г. Указывают также, что в судебном заседании 14 октября 2010 г. ни судом, ни ответчиком не поднимался вопрос о количестве отработанных истицами часов по почасовой оплате труда.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд пришел к выводу о том, что истицами пропущен срок обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора в части касающейся требований о взыскании заработной платы за период предшествующий 2010 году.

Размеры ставок почасовой оплаты труда в приказе N 359-Л 18.08.2008 г. ответчиком определены правомерно в пределах предоставленных ВУЗу полномочий с применением иного порядка оплаты, то есть исходя из месячной нормы нагрузки, величины оклада, обязательных доплат и надбавок по должности преподавателя, с учетом фонда оплаты труда.

Выводы суда мотивированы, основаны на законе, нормы которого (ст. 392 ТК РФ, ст. 30 Федерального закона от 22.08.1996 N 125-ФЗ "О высшем и послевузовском профессиональном образовании") приведены в решении и не противоречат положениям ст. ст. 8, 22, 130, 132, 135, 144 ТК РФ.

В соответствии со ст. 8 ТК РФ работодатели, за исключением работодателей - физических лиц, не являющихся индивидуальными предпринимателями, принимают локальные нормативные акты, содержащие нормы трудового права (далее - локальные нормативные акты), в пределах своей компетенции в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективными договорами, соглашениями.

Согласно ст. 135 ТК РФ системы оплаты труда, включая размеры тарифных ставок, окладов (должностных окладов), доплат и надбавок компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, системы доплат и надбавок стимулирующего характера и системы премирования, устанавливаются коллективными договорами, соглашениями, локальными нормативными актами в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права. При этом условия оплаты труда, определенные коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, не могут быть ухудшены по сравнению с установленными трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права.

Из материалов дела усматривается, что приказом первого проректора КГТУ N 359-Л от 18.08.2008 года в с 01.09.2008 г. для преподавателей и сотрудников, привлекаемым к проведению учебных занятий со студентами и имеющим ученое звание доцента установлена почасовая оплата труда из расчета 140 руб. за час, а для лиц с высшим образованием, не имеющих ученой степени, работающих на должности старшего преподавателя из расчета 90 руб. за час.

Судом установлено, и не оспаривалось сторонами, что истицы оплату за труд с применением указанных ставок получали с 2008 года.

О том, что истицы знали о размере почасовой оплаты труда, свидетельствуют и их заявления ректору КГТУ от 08.09.2009 г. (т. 1, л.д. 287, 288).

В соответствии со ст. 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки. При пропуске по уважительным причинам сроков, установленных частями первой и второй настоящей статьи, они могут быть восстановлены судом.

С доводами кассационной жалобы о необоснованности выводов суда о пропуске срока обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора согласиться нельзя.

В разъяснениях, содержащихся в п. 56 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" указано, что при рассмотрении дела по иску работника, трудовые отношения с которым не прекращены, о взыскании начисленной, но невыплаченной заработной платы надлежит учитывать, что заявление работодателя о пропуске работником срока на обращение в суд само по себе не может служить основанием для отказа в удовлетворении требования, поскольку в указанном случае срок на обращение в суд не пропущен, так как нарушение носит длящийся характер и обязанность работодателя по своевременной и в полном объеме выплате работнику заработной платы, а тем более задержанных сумм, сохраняется в течение всего периода действия трудового договора.

Из материалов дела следует, что истицам оплата за проведение учебных занятий с применением иной ставки, чем установлено приказом N 359-Л от 18.08.2008 года с сентября 2008 года не начислялась, в связи с чем, приведенные разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации, судом нарушены не были.

То обстоятельство, что судом не указана конкретная дата, с которой начинается срок, в течение которого истицы имели право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора, с учетом того, что о размере оплаты за проведение занятий оплачиваемых с применением почасовой ставки истицы узнали в 2008 году, не влияет на обоснованность решения.

Суд обоснованно указал, что срок на обращение в суд истицами не пропущен только в части требований предъявляемых о взыскании денежных сумм за 2010 год.

К. просила взыскать недоплату за работу в июне 2010 г., Д. просила взыскать недоплату за работу в марте, апреле, июне 2010 г. (т. 2, л.д. 3, 15), а в суд они обратились в июле 2010 г.

Доводы кассационной жалобы о том, что работодатель обязан обеспечивать работникам равную оплату за труд равной ценности, что условия оплаты труда, не могут быть ухудшены по сравнению с установленными трудовым законодательством, как и то, что не был определен иной, отличный от порядка установленного постановлением Министерства труда РФ от 21.01.1993 N 7 порядок расчета ставки почасовой оплаты, не опровергают выводы суда.

Коэффициенты ставок почасовой оплаты труда работников, привлекаемых к проведению учебных занятий в учреждениях, организациях и на предприятиях, находящихся на бюджетном финансировании, на которые ссылаются в обоснование своих требований истицы, были утверждены постановлением Министерства труда РФ от 21.01.1993 N 7 "Об утверждении коэффициентов ставок почасовой оплаты труда работников, привлекаемых к проведению учебных занятий в учреждениях, организациях и на предприятиях, находящихся на бюджетном финансировании".

Однако указанное постановление приказом Минздравсоцразвития РФ от 24.11.2008 N 665 признано утратившим силу.

Согласно ч. 1 ст. 30 Федерального закона от 22.08.1996 N 125-ФЗ "О высшем и послевузовском профессиональном образовании" высшее учебное заведение в пределах имеющихся у него средств на оплату труда работников самостоятельно определяет размеры доплат, надбавок, премий и других мер материального стимулирования, а также размеры должностных окладов (ставок) всех категорий работников (без установления предельных размеров должностных окладов (ставок)).

В связи с пропуском срока обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора в части касающейся периода с 2001 по 2009 год включительно, рассмотрению по существу подлежали требования истиц, касающиеся оплаты за 2010 год. Положения постановления Министерства труда РФ от 21.01.1993 N 7 как утратившее силу к правоотношениям указанного периода не применимы.

Оплата труда работников в период 2010 года с применением установленных ВУЗом самостоятельно ставок почасовой оплаты труда не противоречит ФЗ "О высшем и послевузовском профессиональном образовании", как не противоречит и Трудовому кодексу РФ.

Доказательств того, что установленные ВУЗом ставки почасовой оплаты труда ухудшают положение работников по сравнению с установленным трудовым законодательством и иными, действующими в настоящее время, нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, не представлено.

Ссылки в кассационной жалобе на неправильность произведенного судом расчета ставки почасовой оплаты труда в период с 01 сентября 2008 г. по 31 августа 2010 г. на то, что суд сослался на письмо Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 25 марта 2005 г., как и то, что судом исследовался приказ ректора КГТУ от 06.09.2010 г., не могут служить основанием для отмены решения, поскольку не влияют на правильность вывода суда о пропуске срока обращения в суд в части касающейся периода с 2001 по 2009 год включительно, как и вывода о том, что размеры ставок почасовой оплаты труда ответчиком определен в пределах предоставленных полномочий, которые и являются основанием к отказу в удовлетворении исковых требований.

Нельзя признать обоснованным довод кассационной жалобы о том, что суд не разрешил вопрос о количестве отработанных истицами часов по почасовой оплате труда в июне 2010 г.

Истицы не обосновывали свои требования тем, что какое-либо количество часов, отработанных ими в июне 2010 года, ответчиком не было оплачено вообще, а обосновывали требования тем, что оплата произведена по ставке почасовой оплаты с размером, которой они не согласны.

Поскольку доводы кассационной жалобы не опровергают содержащиеся в решении выводы, нормы материального права судом применены правильно, нарушений норм процессуального права, которые привели или могли привести к вынесению незаконного решения, не допущено, судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения кассационной жалобы.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Свердловского районного суда города Костромы от 14 октября 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу К., Д. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь