Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 7 декабря 2010 г. по делу N 33-10749

 

Судья Борцова Е.П.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в составе: председательствующего судьи Гилевой М.Б., судей Киселевой Н.В. и Нечаевой Н.А., при секретаре С.И.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Перми 07 декабря 2010 года дело по кассационной жалобе К. на решение Свердловского районного суда г. Перми от 21.09.2010 г., которым постановлено:

"В удовлетворении исковых требований К. к Ш.А., ГУ ФРС по Пермскому краю о признании недействительным договора дарения от 28.12.2006 г., применении последствий недействительности сделки, признании права собственности на жилое помещение - квартиру в гор. <...>, отказать.

Исковые требования Ш.А. удовлетворить.

Признать С.А. утратившей право пользования жилым помещением - квартирой, расположенной в гор. <...>; выселить ее из указанного жилого помещения, сняв с регистрационного учета".

Заслушав доклад судьи Киселевой Н.В., объяснения представителя К. - ФИО63, представителей Ш.А. - Р. и З., заключение прокурора Пермской краевой прокуратуры Левыкиной Л.Л. об оставлении решения суда без изменения, проверив дело, судебная коллегия

 

установила:

 

16.10.2008 г. Ш.А. обратилась в суд с иском к С.А. о признании ее утратившей право пользования жилым помещением - квартирой N <...>, расположенной по ул. <...>, выселении ее из данного жилого помещения и возложении на Федеральную миграционную службу по Пермскому краю обязанности по снятию ее с регистрационного учета. Требование мотивировала тем, что на основании договора дарения от 28.12.2006 г., заключенного с Г., она является собственником данной квартиры. Однако пользоваться данным жилым помещением она не может, поскольку в квартире значится зарегистрированной и проживает С.А.

23.12.2008 г. с самостоятельным исковым заявлением к Ш.А. и УФРС по Пермскому краю о признании недействительным договора дарения квартиры от 28.12.2006 г. обратилась К. Требование мотивировала тем, что она является единственной наследницей после смерти своей дочери Г., которой на праве собственности принадлежала квартира, расположенная по ул. <...>. Считает, что на момент заключения договора дарения ее дочь из-за длительного злоупотребления спиртными напитками при наличии у нее ряда заболеваний не понимала значение своих действий и не могла руководить ими. Кроме того, считает, что подпись в договоре дарения была выполнена не Г.

Определением суда от 11.12.2009 г. данные дела были объединены в одно производство.

В судебном заседании истица Ш.А. не присутствовала. Ее представители З. и Р. настаивали на удовлетворении заявления, требование К. не признали.

Ответчица С.А. в судебном заседании не присутствовала.

Истица К. в судебном заседании не присутствовала. Ее представитель В. настаивала на удовлетворении заявленного требования.

Представитель УФРС по Пермскому краю, третье лицо Ш.В. и нотариус М. в судебном заседании не присутствовали.

Судом постановлено приведенное выше решение.

В кассационной жалобе К. просит отменить решение суда. В решении суда допущены многочисленные опечатки, которые меняют смысл принятого решения. После проведения комплексной психолого-наркологической экспертизы судом была проведена почерковедческая экспертиза, в заключении которой отражено, что подпись Г. была выполнена под влиянием "сбивающих" факторов, среди которых могло быть злоупотребление алкоголем, отягощенное сопутствующими заболеваниями. Кроме того, судом были дополнительно допрошены свидетели и были представлены письменные доказательства, которые не исследовались комиссией экспертов, в числе которых не принимал участие эксперт-нарколог. Суд дважды отказал ей в удовлетворении ходатайства о назначении по делу дополнительной комплексной экспертизы, не приняв во внимание, что дополнительные доказательства могли повлиять на выводы экспертов. Делая вывод, что дополнительные доказательства не явились бы основанием к новому заключению, суд превысил свои полномочия, поскольку данный вопрос требует специальных познаний.

Судебная коллегия, проверив законность и обоснованность решения суда исходя из доводов кассационной жалобы, не находит оснований для его отмены.

В соответствии с п. 1 ст. 177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значения своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Как было установлено судом и следует из материалов дела, Г. на основании договора дарения от 22.05.1993 г. являлась собственницей однокомнатной квартиры, расположенной по ул. <...>. В данной квартире проживал также Ш.В., с которым Г. состояла в фактических брачных отношениях. В январе 2005 года в квартире была зарегистрирована С.А.

28 декабря 2006 года Г. подарила принадлежащую ей на праве собственности квартиру, расположенную по ул. <...>, матери своего сожителя Ш.В. - Ш.А.

02 апреля 2008 года Г. умерла. После ее смерти наследником первой очереди является ее мать К.

Принимая решение об отказе в удовлетворении исковых требований К., суд пришел к правильному и обоснованному выводу о том, что в ходе судебного заседания не было с достоверностью установлено, что, заключая договор дарения, Г. не понимала значения своих действий и не могла руководить ими.

Совокупности собранных по делу доказательств - объяснениям сторон, показаниям свидетелей, заключению экспертизы и пояснениям экспертов судом дана надлежащая оценка, выводы, положенные в основу решения, надлежащим образом мотивированы.

В частности, при разрешении спора, суд проанализировал заключение комплексной судебной психолого-нарколого-психиатрической экспертизы, из которого следует, что у Г. в последние годы жизни имелись признаки органического расстройства личности сложной (сосудистой и алкогольной) этиологии: невыраженное снижение познавательных процессов в сочетании с изменением личности по алкогольному типу без проявления слабоумия и психотических расстройств). При этом ее поведение оставалось целенаправленным, в соответствии с принятым решением по существу сделки и подписания дарственной. Следовательно, ее волеизъявление в момент подписания договора не было нарушено. По своему психическому состоянию она могла понимать значение своих действий и руководить ими.

Согласно ст. 67 ГПК РФ суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Таким образом, суд мог отвергнуть заключение экспертизы лишь в том случае, если бы оно находилось в явном противоречии с остальными доказательствами по делу, которые бы каждое в отдельности и все они в своей совокупности бесспорно подтверждали бы то обстоятельство, что Г. в момент совершения сделки не могла отдавать отчет своим действиям и руководить ими.

Однако по данному делу таких обстоятельств не имеется, и заключение экспертов не только не противоречит, но и согласуется с другими доказательствами, а именно с медицинскими документами, свидетельствующими об отсутствии у Г. заболеваний, которые повлекли наступление состояния неспособности понимать значение своих действий или руководить ими.

Указанное заключение составлено и подписано специалистами в области психиатрии, психологии и наркологии, имеющими длительный стаж работы по специальности и стаж экспертной работы, никаких сомнений в их компетенции не имеется. Само по себе экспертное заключение основано как на данных медицинских документов, так и показаниях свидетелей о состоянии здоровья Г. По своему содержанию оно полностью соответствует требованиям норм ГПК РФ, предъявляемым к экспертным заключениям.

Довод кассационной жалобы о том, что при проведении комплексной судебной психолого-нарколого-психиатрической экспертизы не принимал участие врач-нарколог, является несостоятельным. Как следует из заключения названной экспертизы, в ее состав входил врач-психиатр высшей категории, нарколог А.

Доводы кассационной жалобы К. о том, что суд необоснованно отказал ей в удовлетворении ходатайства о назначении по делу дополнительной экспертизы, не могут быть приняты во внимание.

Согласно ст. 87 ГПК РФ основанием для назначения дополнительной экспертизы является недостаточная ясность или неполнота заключения эксперта. Заключение комиссии экспертов от 26.10.2009 г. сделано на основании изучения и анализа представленной медицинской документации, а также материалов рассматриваемого гражданского дела. Заключение является мотивированным, полным, ясным и не вызывает каких-либо сомнений в его правильности или обоснованности. Доказательств, опровергающих выводы экспертизы, истицей К. не представлено.

Само по себе то обстоятельство, что после составления названного выше заключения экспертизы были дополнительно допрошены свидетели, а также была проведена почерковедческая экспертиза, согласно которой подписи, выполненные Г. под влиянием постоянных или относительно постоянных "сбивающих" факторов, среди которых может быть злоупотребление алкоголем, также не свидетельствует о наличии оснований для назначения по делу дополнительной экспертизы.

Как правильно указал суд, при проведении психолого-нарколого-психиатрической экспертизы эксперты располагали данными о злоупотреблении Г. спиртными напитками. При этом в заключении имеются выводы о том, что длительное употребление алкоголя повлекло изменение личности Г. по алкогольному типу в виде снижения морального цензора и уровня ценностных ориентации, морально-этической огрубленности, сужения круга интересов. То есть оценка состояния Г. с учетом злоупотребления ею алкоголем нашла свое отражение в заключении экспертизы. Однако экспертами сделан вывод о том, что такое изменение личности не носило выраженного характера, данных о том, что в силу алкогольной зависимости Г. в целом не могла понимать значения своих действий, не имеется.

Таким образом, оснований для назначения дополнительной экспертизы у суда не имелось.

Как уже было указано выше, в соответствии со ст. 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Ссылаясь на незаконность решения и несоответствие выводов суда материалам дела, К., по существу, настаивает на переоценке представленных в материалах дела.

Ссылаясь на незаконность решения и несоответствие выводов суда материалам дела, К., по существу, настаивает на переоценке представленных в материалах дела доказательств, которые, по ее мнению, подтверждают обоснованность ее исковых требований.

Правовых оснований, установленных ст. 362-364 ГПК РФ, влекущих за собой необходимость отмены решения суда, судебная коллегия не усматривает.

Ссылка истицы в кассационной жалобе на допущенные судом описки не влечет за собой необходимость отмены постановленного судом решения. Кроме того, имеющиеся в решении описки были устранены определением суда от 01.11.2010 г.

Удовлетворяя исковые требования Ш.А. о выселении С.А., суд исходил из того, что истица, как собственница жилого помещения, вправе требовать выселения ответчицы, как члена семьи бывшего собственника квартиры, в соответствии со ст. 292 ГК РФ и ст. 31 и 35 ЖК РФ.

Поскольку решение суда в части удовлетворения исковых требований Ш.А. о выселении С.А. не оспаривается, судебная коллегия не проверяет его законность и обоснованность в данной части.

Таким образом, судебная коллегия не усматривает оснований для отмены по доводам кассационной жалобы постановленного судом решения.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Кассационную жалобу К. на решение Свердловского районного суда г. Перми от 21.09.2010 г. оставить без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь