Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ МОРДОВИЯ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 7 декабря 2010 г. по делу N 33-1927/09

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия в составе:

председательствующего Литюшкина В.И.

судей Адушкиной И.В. и Козиной Е.Г.

с участием секретаря С.

рассмотрела в открытом судебном заседании от 7 декабря 2010 г. в г. Саранске гражданское дело по кассационной жалобе Г. на решение Ленинского районного суда г. Саранска Республики Мордовия от 14 октября 2010 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Республики Мордовия Литюшкина В.И., объяснения Г. и его представителя адвоката В., поддержавших доводы кассационной жалобы, возражения против доводов кассационной жалобы представителя Следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Республике Мордовия Б., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия

 

установила:

 

Г. обратился в суд иском к Следственному управлению Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Республике Мордовия о восстановлении в ранее занимаемой должности.

В обоснование требований указал, что с ДД.ММГГГ он работал в системе прокуратуры Российской федерации, а с ДД.ММ.ГГГГ занимал должность <...>. В мае 2010 г. в отношении него было проведена служебная проверка, по результатам которой установлено совершение им коррупционного проступка и действий, порочащих честь и достоинство прокурорского работника. Приказом N от ДД.ММГГГ он был освобожден от занимаемой должности и уволен со службы. Истец указывает, что дисциплинарных проступков, указанных в заключении служебной проверки, он не совершал. Считает увольнение не законным, поскольку в приказе об увольнении не содержится точной формулировки основания увольнения. Кроме того, полагает, что нарушена процедура его увольнения, поскольку служебная проверка в отношении него проводилась более одного месяца.

В связи с этим истец просил суд признать незаконным приказ <...> об освобождении его от занимаемой должности и увольнении; восстановить его в ранее занимаемой должности - <...>.

1 октября 2010 г. Г. обратился в суд с иском к Следственному управлению Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Республике Мордовия о взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула с 17 августа по 4 октября 2010 г. в сумме <...>. и компенсации морального вреда в размере <...> руб. (л.д. 179 - 181 т. 2).

Определением Ленинского районного суда г. Саранска Республики Мордовия от 4 октября 2010 г. гражданское дело по иску Г. к Следственному управлению Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Республике Мордовия о восстановлении в ранее занимаемой должности и гражданское дело по иску Г. к Следственному управлению Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Республике Мордовия о взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда объединены в одно производство (л.д. 186 т. 2).

В заявлении от 12 октября 2010 г. Г. дополнил исковые требования. Он просил суд взыскать с ответчика в его пользу в возмещение понесенных им расходов по оплате услуг представителя <...> руб. (л.д. 85 т. 3).

Решением Ленинского районного суда г. Саранска Республики Мордовия от 14 октября 2010 г. в удовлетворении исковых требований Г. отказано.

Изменена формулировка основания увольнения Г. с должности <...> с записи "уволен 16 августа 2010 года по пункту 14 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации и статьи 41.7 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" на запись "уволен с 16 августа 2010 года в связи с совершением проступка, порочащего честь прокурорского работника, в соответствии с пунктом 14 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации и подпунктом "в" пункта 1 статьи 43 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации".

В кассационной жалобе Г. считает решение суда незаконным и необоснованным, просит его отменить и направить дело на новое рассмотрение в ином составе судей, ссылаясь на то, что в ходе судебного заседания не установлено доказательств совершения им дисциплинарного проступка и причинения какого-либо вреда интересам граждан или государственных органов. Указывает, что показания свидетелей в материалах служебной проверки даны им без переводчика и противоречивы. Считает, что пропущен срок и нарушен порядок привлечения его к дисциплинарной ответственности. Полагает, что служебная проверка проведена не полно и не всесторонне неправомочным лицом, с нарушением требований Инструкции о порядке проведения служебных проверок. Ссылается на его прежнее добросовестное отношение к выполнению служебных обязанностей.

В возражениях на кассационную жалобу представитель Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Республике Мордовия Б. считает решение суда законным и обоснованным, просит оставить его без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

Проверив законность и обоснованность обжалуемого решения в пределах доводов кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия находит его подлежащим оставлению без изменения.

Из материалов дела видно, что с 23 сентября 2009 г. Г. в порядке перевода назначен на должность <...>.

Приказом <...> Г. освобожден от занимаемой должности и уволен по пункту 14 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации и статье 41.7 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации".

Основанием для увольнения послужило заключение служебной проверки от 29 июля 2010 г., согласно которому Г. в период с декабря 2009 года по февраль 2010 года грубо нарушил ограничения и запреты, предусмотренные статьей 40.2 Федерального закона от 17 января 1992 г. N 2202-1 "О прокуратуре Российской Федерации", статьями 17, 18 Федерального закона от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации" и Федеральным законом от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ "О противодействии коррупции", и совершил коррупционное правонарушение, выразившегося в использовании своего статуса вопреки интересам общества и государства, с целью влияния на имущественные интересы родственника М.

Материалами служебной проверки установлено и сторонами не оспаривается, что Г. выступил перед И. и Ч. в качестве гаранта исполнения М. взятых на себя обязательств по устранению препятствий в эксплуатации здания, расположенного по адресу: <...>, и возмещению понесенных убытков.

Кроме этого в ходе служебной проверки установлен факт неправомерного вмешательства Г. в ход доследственной проверки, проводимой в отношении его племянника М. по факту причинения тяжкого вреда здоровью А., повлекшего по неосторожности смерть последнего.

Действия Г. по вмешательству в ход проведения доследственной проверки квалифицировано в заключении как совершение проступка, порочащего честь и достоинство прокурорского работника, как умышленные действия, выходящие за пределы должностных полномочий, предпринятые в интересах родственника, дискредитирующие профессию прокурорского работника и авторитет государственного органа.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции правильно исходил из того, что материалами дела подтверждается факт совершения Г. проступка, порочащего честь прокурорского работника, выразившегося в умышленном вмешательстве в интересах его племянника М. в ход проведения доследственной проверки по факту причинения телесных повреждений А., повлекших его смерть.

Факт вмешательства Г. в интересах его племянника М. в ход проведения доследственной проверки по факту причинения телесных повреждений А., повлекших его смерть, подтверждается свидетельскими показаниями, данными в ходе проведения служебной проверки, которые последовательны и согласуются между собой.

Утверждения Г. о том, что показания даны свидетелями без переводчика и противоречивы, отклоняются, поскольку в ходе судебного заседания данные свидетели были повторно опрошены и судом объективно установлено, что давая объяснения в ходе служебной проверки, они понимали суть происходящего, содержание данных ими объяснений и правильность изложения данных ими объяснений.

Кроме того, показания данных свидетелей в судебном заседании и других опрошенных лиц не опровергли сам факт вмешательства Г. в интересах своего племянника М. в ход проведения доследственной проверки по факту причинения телесных повреждений А., повлекших его смерть.

Таким образом, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что поведение Г. в ходе проведения доследственной проверки свидетельствовало о его прямой заинтересованности и было направлено на оказание покровительства племяннику М. в целях освобождения его от ответственности за нанесение телесного повреждения А.

Данный вывод суда убедительно мотивирован в решении суда первой инстанции, в связи с чем, отсутствует необходимость приведения этих доводов в определении суда кассационной инстанции.

Очевидно, что подобное поведение <...> является проступком, порочащим честь прокурорского работника, наносит ущерб чести и достоинству прокуратуры Российской Федерации в целом и подрывают авторитет органов прокуратуры.

Кодексом этики прокурорского работника Российской Федерации предусмотрено, что прокурорский работник в служебной и во внеслужебной деятельности обязан: неукоснительно соблюдать Конституцию Российской Федерации, Федеральный закон "О прокуратуре Российской Федерации", федеральные конституционные законы и федеральные законы, а также иные нормативные правовые акты, нормы международного права и международных договоров Российской Федерации, руководствоваться правилами поведения, установленными настоящим Кодексом, Присягой прокурора (следователя), и общепринятыми нормами морали и нравственности, основанными на принципах законности, справедливости, независимости, объективности, честности и гуманизма. В том числе, стремиться в любой ситуации сохранять личное достоинство, быть образцом поведения, добропорядочности и честности во всех сферах общественной жизни; воздерживаться от любых действий, которые могут быть расценены как оказание покровительства каким бы то ни было лицам в целях приобретения ими прав, освобождения от обязанности или ответственности. В служебной деятельности прокурорский работник: непримиримо борется с любыми нарушениями закона, кем бы они ни совершались, своевременно принимает эффективные меры к защите охраняемых законом прав и свобод человека и гражданина, а также интересов общества и государства, добивается устранения нарушений закона и восстановления нарушенных прав; не допускает использования своего служебного положения для оказания влияния на деятельность любых органов, организаций, должностных лиц, государственных служащих и граждан при решении вопросов, в том числе неслужебного характера, в которых он прямо или косвенно заинтересован.

Особые требования к нравственным, моральным и деловым качествам прокурорских работников закреплены также в Федеральном законе от 17.01.1992 N 2202-1 "О прокуратуре Российской Федерации", Присяге прокурора (следователя) и Общих принципах служебного поведения государственных служащих, утвержденных Указом Президента Российской Федерации от 12 августа 2002 г. N 885.

По этим основаниям не состоятельны доводы кассационной жалобы Г. о том, что в ходе судебного заседания не установлено доказательств совершения им дисциплинарного проступка и причинения какого-либо вреда интересам граждан или государственных органов.

Не может повлечь отмену обжалуемого решения суда и довод кассационной жалобы истца о том, что пропущен срок привлечения к дисциплинарной ответственности, поскольку основанием привлечения его к дисциплинарной ответственности и увольнения со службы послужило не только выступление Г. в качестве гаранта исполнения М. взятых на себя обязательств перед третьими лицами, но и его вмешательство в ход проведения доследственной проверки в интересах своего племянника М.

Доводы Г. о нарушении порядка привлечения его к дисциплинарной ответственности не состоятельны, поскольку противоречат материалам дела.

Судом установлено и материалами дела подтверждается, что служебная проверка проведена уполномоченными должностными лицами и в соответствии с Инструкцией о порядке проведения служебных проверок в системе Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации, утвержденной Приказом Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации N 29 от 24 июля 2009 г.

При этом, поскольку дисциплинарный проступок был совершен истцом в период с 03 по 10 мая 2010 г., а приказ об увольнении Г. издан 16 августа 2010 г., то работодателем соблюден предусмотренный законом шестимесячный срок со дня совершения проступка для наложения дисциплинарного взыскания.

То обстоятельство, что служебная проверка приостанавливалась на время болезни Г. и отъезда З. и была возобновлена не сразу после того как отпали основания для ее приостановления, не могут повлечь отмену приказа о привлечении истца к дисциплинарной ответственности по одним формальным основаниям, поскольку в каждом из указанных случаев служебная проверка возобновлялась своевременно.

Ссылка в кассационной жалобе Г. на его прежнее добросовестное отношение к выполнению служебных обязанностей не позволяет удовлетворить заявленные им требования, поскольку ответчиком при наложении взыскания учитывались не только предшествующее поведение Г., его отношение к исполнению служебных обязанностей, но и тяжесть этого проступка и обстоятельства, при которых он был совершен.

Доводы в дополнениях к кассационной жалобе истца о том, что приговором Ленинского районного суда г. Саранска от 12 ноября 2010 г., которым М. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 114 Уголовного кодекса Российской Федерации, подтверждается неправильность и необъективность выводов суда первой инстанции по настоящему делу, несостоятельны, так как предметом оценки по уголовному делу являлись обстоятельства, связанные с привлечением к уголовной ответственности родственника истца, тогда как по настоящему делу исследовались доказательства, имеющие отношение к законности и обоснованности освобождения от должности и увольнения Г. К тому же в силу части 4 статьи 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело лишь о гражданско-правовых последствиях лица, в отношении которого вынесен приговор суда, и только по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

Необходимости допроса дополнительных свидетелей с участием переводчика у суда кассационной инстанции не имеется. Ссылка истца на недостаточное знание русского языка свидетелей, опрошенных в рамках проведенной служебной проверки, была тщательно проверена судом первой инстанции и получила обоснованную его оценку.

Другие доводы кассационной жалобы истца повторяют фактические основания его требований, которые были предметом разбирательства в суде первой инстанции и получили надлежащую оценку в решении суда. К тому же доводы кассационной жалобы истца сводятся к иной оценке собранных по делу доказательств и не могут служить поводом к отмене обжалуемого решения суда, поскольку суд дал правильную оценку доказательствам с учетом положений статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Материалы дела исследованы судом полно, всем установленным обстоятельствам дана надлежащая оценка, процессуальных нарушений, влекущих отмену решения суда, не имеется.

Оснований для отмены решения суда, как о том ставится вопрос в кассационной жалобе, не усматривается.

Руководствуясь абзацем 2 статьи 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия

 

определила:

 

решение Ленинского районного суда г. Саранска Республики Мордовия от 14 октября 2010 г. оставить без изменения, кассационную жалобу Г. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

В.И.ЛИТЮШКИН

 

Судьи

И.В.АДУШКИНА

Е.Г.КОЗИНА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь