Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 7 декабря 2010 г. по делу N 33-23471

 

Судья: Асташкина О.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда в составе:

председательствующего судьи Кондратовой Т.А.,

судей Красновой Н.В., Шинкаревой Л.Н.,

при секретаре Г.,

рассмотрев в открытом судебном заседании 07 декабря 2010 года кассационную жалобу Я. на решение Истринского городского суда Московской области от 24 августа 2010 года,

по делу по иску Я. к Я.А., ИФНС РФ по г. Истра, 3-и лица М., Я.Н., нотариус Ч., К. о признании права собственности на 3/8 доли жилого дома по праву наследования по закону, признании недействительным свидетельства о праве на наследство по закону,

заслушав доклад судьи Шинкаревой Л.Н.,

объяснения представителей истицы С., Г.Д. (по доверенности), представителя ответчика К.М. (по доверенности),

 

установила:

 

Я.Н. обратилась в суд с указанным иском о признании права собственности на 3/8 доли жилого дома по праву наследования по закону, признании недействительным свидетельства о праве на наследство по закону.

Требования мотивировала тем, что после смерти свекрови Я.А.В. ее муж фактически принял наследство, а именно 3/8 доли жилого дома, расположенного по адресу: <...>. После смерти мужа истица обратилась к нотариусу за принятием наследства, и ею было получено свидетельство о праве на наследство по закону на 1/2 долю указанного жилого дома. Так как после смерти свекрови ее муж фактически принял наследство, пользовался долей дома, нес необходимые расходы по его содержанию и обслуживанию, она просила признать за ней право собственности на 3/8 доли спорного жилого дома. В свою очередь брат мужа истицы обратился к нотариусу и получил свидетельство о праве на наследство на 3/8 доли спорного жилого дома. Истица считает данное свидетельство недействительным.

Просила установить факт принятия наследства как и после смерти мужа Я.Ю., так и после смерти свекрови Я.А.В. 3/8 доли жилого дома, расположенного по адресу: <...>. А также просила признать недействительным свидетельство о праве на наследство от 12.01.2010 г..

Ответчик Я.А. и его представитель иск не признали.

Решением Истринского городского суда Московской области от 24 августа 2010 года в удовлетворении исковых требований отказано.

Не соглашаясь с решением суда, в кассационной жалобе истица просит его отменить как незаконное и необоснованное.

Проверив материалы дела, заслушав объяснения явившихся лиц, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда как постановленного в соответствии с материалами дела и требованиями закона.

В соответствии со ст. 1152 Гражданского кодекса Российской Федерации для приобретения наследства наследник должен его принять.

Согласно п. 2 ст. 1153 ГК РФ признается, пока не доказано иное, что наследник принял наследство, если он совершил действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства, в частности если наследник:

вступил во владение или в управление наследственным имуществом;

принял меры по сохранению наследственного имущества, защите его от посягательств или притязаний третьих лиц;

произвел за свой счет расходы на содержание наследственного имущества;

оплатил за свой счет долги наследодателя или получил от третьих лиц причитавшиеся наследодателю денежные средства.

Как следует из материалов дела и установлено судом, Я.А.В. на праве собственности принадлежало 3/8 доли жилого дома, расположенного по адресу: <...>.

07.03.1988 г. Я.А.В. умерла, при жизни завещательного распоряжения не сделала.

Я.А., Я.Ю., Я.Н. являются наследниками первой очереди к имуществу умершей матери.

Я.Н. от принятия наследства отказался.

С заявлением о выдаче свидетельства о праве на наследство 18.12.2009 г. обратился Я.А. 12.01.2010 г. нотариусом ответчику было выдано свидетельство о праве на наследство матери в виде 3/8 долей спорного жилого дома.

05.03.2004 г. умер Я.Ю. При жизни он являлся собственником 1/2 доли спорного жилого дома. После его смерти в права наследования на 1/2 доли спорного жилого дома вступила его жена Я., так как дочь от принятия наследства отказалась в пользу матери.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд исходил из того обстоятельства, что после смерти матери в установленный срок наследство принял Я.А. При жизни мужа истицы спора между братьями не имелось.

В ходе судебного разбирательства, Я. не представлено бесспорных доказательств, свидетельствующих о фактическом принятии наследства ею и ее мужем в течение шести месяцев после смерти Я.А.В., одним из способов, указанных в п. 2 ст. 1153 ГК РФ.

Судом проверялись доводы истицы о том, что ее муж Я.Ю. фактически принял наследство, состоящее из 3/8 долей жилого дома. Он по день смерти был зарегистрирован и проживал в указанном доме, пользовался не только своей частью, но и частью дома принадлежащей его матери, которую затем сдавал в 1991 - 1992 гг. квартирантам за плату, производил ремонт, оплачивал электроэнергию и коммунальные платежи.

Суд первой инстанции признал указанные доводы несостоятельными, поскольку перечисленные действия по уплате налогов, сдаче жилья в наем, совершены ее умершим мужем через несколько лет после смерти его матери Я.А.В., то есть с пропуском установленного законом 6-месячного срока. Данное обстоятельство подтверждается показаниями свидетелей, квитанциями об оплате и другими материалами дела.

Юридически дом разделен не был, равно, как и не был определен порядок пользования домом. И тот факт, что после смерти матери Я.Ю. остался проживать в спорном доме, не свидетельствует о фактическом принятии наследства, поскольку он, так же как и мать и его родной брат являлся собственником дома и был там зарегистрирован по месту своего жительства.

Судебная коллегия соглашается с мнением суда первой инстанции, что указанные действия не свидетельствуют о фактическом принятии наследства. В силу ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.

Ответчик Я.А. после смерти матери в течение 6 месяцев оплатил страховые взносы, что подтверждается квитанцией, то есть совершил действия по фактическому принятию наследства.

Между тем, как было указано выше, в материалах дела отсутствуют доказательства, свидетельствующие, что истица и ее муж в течение шести месяцев после смерти Я.А.В. несли бремя содержания указанного имущества.

Таким образом, отказывая в удовлетворении требований о принятии наследства, суд пришел к правильному выводу о том, что требования о признании недействительным свидетельства о праве на наследство по закону также не подлежат удовлетворению, как не нарушающие каких-либо прав истицы.

Указанное свидетельство выдано в соответствии с законом наследнику первой очереди, фактическим принявшим наследство в течение 6 месяцев после смерти наследодателя.

Судом первой инстанции при рассмотрении дела правильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, правильно применены нормы материального, подлежащие применению, нарушений норм процессуального права не допущено.

Доводы кассационной жалобы не содержат аргументов, опровергающих правильность выводов суда первой инстанции, в решении суда по ним содержатся правильные и мотивированные ответы.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Истринского городского суда Московской области от 24 августа 2010 года оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь