Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НОВОСИБИРСКИЙ ГАРНИЗОННЫЙ ВОЕННЫЙ СУД

 

Именем Российской Федерации

 

ПРИГОВОР

от 13 декабря 2010 г. по делу N 123-2010

 

Новосибирский гарнизонный военный суд под председательством судьи - Войтко С.Н.,

с участием государственного обвинителя - помощника военного прокурора Новосибирского гарнизона майора юстиции Сюркалова С.А.,

подсудимого - А.., его защитника - адвоката Сковородкиной Е.П., представившей удостоверение N 1214 и ордер N 449 от 9 ноября 2010 года Специализированной коллегии адвокатов Адвокатской палаты Новосибирской области,

подсудимого - Н., его защитника - адвоката Воеводы А.В., представившего удостоверение N 1031 и ордер N 003716 от 9 ноября 2010 года Октябрьской коллегии адвокатов Новосибирской области,

потерпевшего - П.,

представителя гражданского истца - Б.А.,

при секретаре - Б.Н.,

в открытом судебном заседании в помещении военного суда, рассмотрев уголовное дело в отношении военнослужащих войсковой части 00000 младшего сержанта

А., <...>, с основным общим образованием, холостого, ранее не судимого, воинское звание "рядовой" присвоено 13 апреля 2010 года,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. "а" ч. 3 ст. 286 УК РФ,

и рядового

Н., <...>, гражданина Российской Федерации, с начальным профессиональным образованием, холостого, ранее не судимого, воинское звание "рядовой" присвоено 20 апреля 2010 года,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. "д" ч. 2 ст. 335 УК РФ,

 

установил:

 

А., около 15 часов 30 минут 14 июля 2010 года, на территории спортивного городка войсковой части 00000, являясь для рядового Ф. начальником по воинскому званию, то есть должностным лицом, желая показать свое мнимое превосходство, а также унизить честь и достоинство последнего, в нарушение требований ст. ст. 3, 9, 10, 16, 33, 34, 36 и 81 Устава внутренней службы и ст. 7 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил РФ, применил к Ф. насилие, нанеся тому удар кулаком в голову, причинив последнему физическую боль и нравственные страдания. Указанные действия А. повлекли существенное нарушение прав и законных интересов Ф. на неприкосновенность личности и безопасные условия прохождения военной службы.

Н., около 15 часов 30 минут 14 июля 2010 года, на территории спортивного городка войсковой части 00000, желая показать свое мнимое превосходство над рядовым П., а также унизить честь и достоинство последнего, в нарушение требований ст. ст. 2, 7, 9, 16, 19, 67, 160 и 161 Устава внутренней службы ВС РФ и ст. 3 Дисциплинарного устава ВС РФ, применил к П. насилие, нанеся тому удар кулаком в голову. Своими действиями Н. причинил П. физическую боль и нравственные страдания.

Подсудимый Н. свою вину в содеянном признал полностью и дал показания, по своему содержанию соответствующие изложенному выше.

Подсудимый А. свою вину в совершении инкриминируемого ему деяния не признал и пояснил, что за время прохождения военной службы он ни к кому из сослуживцев насилия не применял, в том числе и 14 июля 2010 года около 15 часов 30 минут на территории спортивного городка войсковой части 00000, поскольку в указанное время находился в расположении казармы со своим родным братом А.А.

Виновность А. и Н. в содеянном полностью подтверждается исследованными судом доказательствами, представленными стороной обвинения.

Так, согласно показаниям потерпевшего Ф., 14 июля 2010 года около 15 часов 30 минут, он вместе с сослуживцами находился на спортивном городке в/ч 00000. В это время к ним подошли военнослужащие кавказской национальности и потребовали, чтобы они разделились на две группы: военнослужащих более раннего и более молодого призывов. Они отошли и стали в круг, затем кто-то предложил вернуться в казарму. После этого к нему подошел военнослужащий, как ему стало в дальнейшем известно со слов своего сослуживца П., по фамилии А., который ему нанес удар кулаком по затылку, и потянул за ворот сзади отчего он упал на землю. Далее ему нанесли ногами множество ударов по голове и туловищу, при этом избивавшего его он не видел.

Свои показания об обстоятельствах применения к нему насилия Ф. подтвердил в ходе следственного эксперимента, что отражено в соответствующем протоколе.

Свидетель П., сослуживец потерпевшего Ф., показал, что он был очевидцем того, как 14 июля 2010 года около 15 часов 30 минут на спортивном городке в/ч 00000, А. нанес Ф. удар кулаком в область затылка. После чего он побежал в сторону казармы и не видел, кто далее применял к Ф. насилие.

Свои показания об обстоятельствах применения насилия к Ф., свидетель П. подтвердил в ходе следственного эксперимента, что отражено в соответствующем протоколе.

Свидетель З., исполнявший обязанности командира взвода, в котором проходит военную службу подсудимый А., пояснил, что 14 июля 2010 года во время вечерней поверки со слов военнослужащих своего подразделения он узнал, что А. участвовал в драке на спортивном городке в/ч 00000 между военнослужащими русской и кавказской национальности. Также З. сообщил, что А. неоднократно просил его подтвердить то обстоятельство, что 14 июля 2010 года тот находился с ним на вещевой базе, чего в действительности не было.

Допрошенный по инициативе стороны защиты свидетель К., сослуживец потерпевшего Ф., показал, что 14 июля 2010 года около 15 часов 30 минут на спортивном городке в/ч 00000, непосредственно перед применением насилия к потерпевшим Ф. и П., он среди военнослужащих кавказской национальности видел А. и Н.

Потерпевший П. показал, что 14 июля 2010 года около 15 часов 30 минут, он вместе с сослуживцами находился на спортивном городке в/ч 00000. В это время к ним подошли военнослужащие кавказской национальности и потребовали, чтобы они разделились на две группы: военнослужащих более раннего и более молодого призывов. Затем один из военнослужащих кавказской национальности, как впоследствии ему со слов его сослуживца К. стало известно, что это был Н., схватил его за левое плечо, спросив "ты здесь самый главный?" и нанес удар кулаком в область левого виска, от которого он упал на землю. Далее ему нанесли ногами множество ударов по голове, туловищу и ногам, при этом избивавшего его он не видел. Также потерпевший П. сообщил, что допускает то обстоятельство, что удары ногами наносил другой военнослужащий.

Свои показания об обстоятельствах применения к нему насилия П. подтвердил в ходе следственного эксперимента, что отражено в соответствующем протоколе.

Свидетель К., сослуживец потерпевшего П., показал, что он был очевидцем того, как 14 июля 2010 года около 15 часов 30 минут на спортивном городке в/ч 00000, Н. нанес П. удар кулаком в область головы. После чего он побежал в сторону казармы и не видел, кто далее применял П. насилие.

Допрошенные со стороны защиты свидетели Ш. и А., военнослужащие войсковой части 00000, каждый в отдельности показали, что были очевидцами того, как Н. нанес П. удар кулаком в голову, от которого тот упал.

Как усматривается из выписки из приказа командира войсковой части 00000 от 25 мая 2010 года N 341, А. присвоено воинское звание "младший сержант".

Согласно выписке из приказа командира войсковой части 00000 от 26 апреля 2010 года N 84, Ф. проходит службу в войсковой части 00000 в воинском звании "рядовой".

Копиями военных билетов подсудимого Н. и потерпевшего П. подтверждается, что указанные лица 14 июля 2010 года по должностному положению друг другу подчинены не были и имели равные воинские звания.

По заключению военно-врачебной комиссии А. и Н. признаны годными к военной службе.

Оценивая заявления А. относительно не признания своей вины в содеянном, о чем упоминалось выше, военный суд исходит из следующего.

Так, на основании показаний потерпевшего Ф., свидетеля П. были установлены действительные обстоятельства примененного подсудимым к потерпевшему насилия. При этом, следует учесть, что данные свидетелем П. показания нашли свое объективное подтверждение в протоколе очной ставки с его участием, полностью соответствующие его пояснениям об обстоятельствах применения к Ф. насилия со стороны А., а также согласуются с показаниями самого потерпевшего. Также, суд принимает во внимание последовательные показания свидетеля З. о том, что А. просил его подтвердить отсутствие того во время конфликта 14 июля 2010 года, а также показания свидетеля К. указавшего на присутствие А. непосредственно перед применением насилия к потерпевшим на спортгородке, что опровергает заявление А. об отсутствии его около 15 часов 30 минут 14 июля 2010 года в указанном месте.

При этом, суд принимает во внимание, что в ходе судебного разбирательства не было установлено каких-либо оснований к оговору подсудимого свидетелями П., З. и К.

По изложенным выше основаниям суд отвергает, как не соответствующие действительности данные, по мнению суда, с целью помочь подсудимому избежать ответственности за содеянное, показания допрошенного по инициативе стороны защиты свидетеля А.А., родного брата подсудимого А., указавшего на то, что последний около 15 часов 30 минут 14 июля 2010 года находился с ним в расположении казармы.

Таким образом, суд приходит к убеждению о том, что вышеупомянутое заявление подсудимого, касающееся его непричастности к инкриминируемому ему деянию, является надуманным, данным с целью избежать ответственности за содеянное, и признавая данное заявление одной из форм защиты подсудимого от предъявленного обвинения, суд на этом основании его отвергает, а в основу приговора кладет показания потерпевшего Ф., подтвержденные другими доказательствами по делу, к числу которых относятся протоколы следственных экспериментов с участием потерпевшего и свидетелей, а также последовательные показания свидетелей П., З. и К.

Давая юридическую оценку содеянного подсудимым Н. и А. суд исходит из следующего:

органами предварительного следствия действия Н. были квалифицированны, как нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими с причинением средней тяжести вреда здоровью, то есть по п. "д" ч. 2 ст. 335 УК РФ. Наряду с этим, органами предварительного следствия в предъявленном Н. и А. обвинении указано на предварительную договоренность применения ими насилия к потерпевшим П. и Ф.

Однако, в ходе судебного разбирательства, государственный обвинитель пришел к выводу об отсутствии в действиях Н. указанного квалифицирующего признака, в связи с чем в прениях изменил обвинение в сторону смягчения, путем переквалификации действий Н. на ч. 1 ст. 335 УК РФ, то есть в соответствии с нормой УК РФ, предусматривающей более мягкое наказание. Также государственный обвинитель просил исключить из предъявленного Н. и А. обвинения указание на предварительную договоренность применения ими насилия к потерпевшим П. и Ф.

Оценивая позицию обвинения, суд находит ее основанной на исследованных судом материалах дела, а поэтому указанное изменение обвинения принимает, поскольку оно соответствует положениям ч. 8 ст. 246 УПК РФ.

Кроме этого, органами предварительного следствия подсудимому А., наряду с ударом в голову, вменено нанесение потерпевшему Ф. не менее 14 ударов ногами по разным частям тела.

Вместе с тем, в ходе судебного заседания достоверно установлено, что А. нанес потерпевшему Ф. один удар в голову, при этом последний не видел, кто применял к нему насилие, а лишь предположил, что удары наносились одним лицом, иных доказательств этому стороной обвинения представлено не было. Принимая во внимание, что неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого, суд на основании изложенного исключает из обвинения предъявленного А. указание на нанесение потерпевшему Ф. не менее 14 ударов ногами по разным частям тела, как излишне вмененные.

Таким образом, суд считает установленным, что младший сержант А., являясь для рядового Ф. начальником по воинскому званию, то есть должностным лицом, 14 июля 2010 года применил насилие к последнему, тем самым совершил действия, явно выходящие за пределы полномочий предоставленных ему Уставом внутренней службы и Дисциплинарным уставом Вооруженных Сил РФ. А поскольку названные действия существенно нарушили права и законные интересы Ф., а именно право на личную неприкосновенность и безопасные условия прохождения военной службы, то суд данные действия подсудимого квалифицирует по п. "а" ч. 3 ст. 286 УК РФ.

Суд также считает доказанным, что Н. 14 июля 2010 года, при отсутствии между ним и рядовым П. отношений подчиненности, ударил последнего, тем самым нарушил уставные правила взаимоотношений между военнослужащими. А поскольку названные действия Н. связанны с унижением чести и достоинства П., при этом сопряжены с насилием в отношении последнего, то суд указанные действия подсудимого квалифицирует по ч. 1 ст. 335 УК РФ.

ФГУ "333 военный госпиталь СибВО" заявлены гражданские иски: к А. о возмещении средств, затраченных на лечение потерпевшего Ф. в сумме 6238 рублей, а также к Н. о возмещении средств, затраченных на лечение потерпевшего П. в сумме 28071 рубль.

Подсудимые А. и Н. заявленные исковые требования не признали.

Рассматривая основания и размер исковых требований заявленных к Н., суд исходит из следующего.

Так в соответствии со справкой ФГУ "333 военный госпиталь СибВО" П. находился на лечении в данном военно-медицинском учреждении с диагнозом: закрытый перелом наружной лодыжки левой голени. Вместе с тем в ходе судебного заседания достоверно установлено, что Н. нанес потерпевшему П. лишь один удар в голову, а вина подсудимого в причинении перелома голени потерпевшему П. не установлена. При таких обстоятельствах, суд считает необходимым в удовлетворении иска к Н. отказать.

Рассматривая основания и размер исковых требований заявленных к А., суд приходит к выводу о необходимости, в силу ч. 2 ст. 309 УПК РФ, признать за гражданским истцом право на удовлетворение гражданского иска и передачи вопроса о размере возмещения гражданского иска для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства. При этом суд исходит из того, что в ходе судебного заседания достоверно установлено, что А. нанес потерпевшему Ф. один удар в голову, а вмененный органами предварительного следствия объем примененного А. насилия к Ф., нанесение последнему не менее 14 ударов ногами по разным частям тела, не подтвердился. В связи с чем, без отложения судебного разбирательства произвести дополнительные расчеты, связанные с гражданским иском не возможно.

При назначении подсудимому Н. наказания суд учитывает, что последний в период прохождения военной службы характеризуется отрицательно.

Вместе с тем суд принимает во внимание то, что Н. до призыва на военную службу характеризуется положительно, к уголовной ответственности привлекается впервые, в содеянном раскаялся. Судом также учитывается, что Н. просил прощение у потерпевшего П., компенсировал последнему причиненный моральный вред, а также мнение П. о снисхождении к Н.

При назначении подсудимому А. наказания суд учитывает, что он до призыва на военную службу и в период ее прохождения характеризуется исключительно положительно, к уголовной ответственности привлекается впервые.

Также при назначении наказания Н. и А. суд принимает во внимание объем примененного ими насилия к потерпевшим, что значительно уменьшает степень общественной опасности совершенных подсудимыми преступлений.

Оценив указанные обстоятельства, суд приходит к убеждению, что перевоспитание А. и Н. возможно и без изоляции от общества, а поэтому в силу ст. 73 УК РФ полагает возможным считать назначенное им наказание условным.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 307, 308 и 309 УПК РФ, военный суд,

 

приговорил:

 

А. признать виновным в совершении преступления, предусмотренного п. "а" ч. 3 ст. 286 УК РФ, на основании которой лишить его свободы сроком на 3 (три) года с лишением его права занимать должности связанные с руководством личным составом на срок 1 (один) год.

В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное А. наказание в виде лишения свободы считать условным с испытательным сроком продолжительностью 2 (два) года, в течение которого осужденный должен своим поведением доказать свое исправление.

Н. признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 335 УК РФ и назначить ему наказание в виде содержания в дисциплинарной воинской части сроком на 1 (один) год.

В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное Н. наказание в виде содержания в дисциплинарной воинской части считать условным с испытательным сроком продолжительностью 1 (один) год, в течение которого осужденный должен своим поведением доказать свое исправление.

Возложить на А. и Н., после увольнения с военной службы, на весь испытательный срок исполнение определенной обязанности - не менять без уведомления специализированного государственного органа осуществляющего их исправление, своего места жительства.

Меру пресечения избранную в отношении А. и Н. - в виде наблюдения командования воинской части - до вступления приговора в законную силу оставить без изменения.

Признать за ФГУ "333 военный госпиталь СибВО" право на удовлетворение гражданского иска к А. и передачи вопроса о размере возмещения гражданского иска для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

В удовлетворении иска ФГУ "333 военный госпиталь СибВО" к Н. о возмещении средств затраченных на лечение потерпевшего П. в сумме 28071 рубль - отказать.

Процессуальные издержки по делу, связанные с оплатой труда адвокатов по оказанию юридической помощи А. на предварительном следствии и в судебном заседании возложить на осужденного и взыскать с А. в доход федерального бюджета 4654 (четыре тысячи шестьсот пятьдесят четыре) рубля 65 копеек.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Западно-Сибирский окружной военный суд, через Новосибирский гарнизонный военный суд, в течение десяти суток со дня его провозглашения.

Осужденные вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции в тот же срок при подаче кассационной жалобы, либо путем подачи отдельного ходатайства, а также в возражениях на принесенные по делу кассационные жалобы (представления) другими участниками процесса, в течение десяти суток со дня вручения их копий.

 

Председательствующий по делу

С.Н.ВОЙТКО

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь