Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КОСТРОМСКОЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 декабря 2010 г. N 33-1617

 

Судья: Комарова Е.Н.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Костромского областного суда в составе:

Председательствующего Ильиной И.Н.,

судей: Болонкиной И.В., Никулинской Н.Ф.,

при секретаре: С.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по кассационной жалобе О. на решение Костромского районного суда г. Костромы от 29 октября 2010 г., которым исковые требования Б. удовлетворены частично, встречные исковые требования О. удовлетворены.

Заслушав доклад судьи Костромского областного суда Ильиной И.Н, выслушав представителя О. Я., поддержавшую кассационную жалобу, возражения относительно кассационной жалобы Б. и ее представителя адвоката Соловьева А.А., судебная коллегия Костромского областного суда

 

установила:

 

Б. обратилась в суд с исковым заявлением к О., в котором просила суд признать незаконными результаты межевания земельного участка с кадастровым номером N общей площадью 2681,95 кв. м, расположенный по адресу:,; признать незаконными действия руководителя межрайонного комитета по земельным ресурсам и землеустройству по Костромскому району по утверждению землеустроительного дела по установлению на местности границы земельного участка О. в; признать недействительным государственный кадастровый учет земельного участка с кадастровым номером N общей площадью 2681,95 кв. м, расположенном по адресу: из Единого государственного земельного кадастра запись о земельном участке с кадастровым номером N признать незаключенным договор купли-продажи земельного участка с кадастровым номером N общей площадью 2681,95 кв. м, расположенного по адресу:,; погасить запись регистрации о праве О. на земельный участок с кадастровым номером N общей площадью 2681,95 кв. м, расположенный по адресу:.

В обоснование требований указала, что ей на праве собственности принадлежит земельный участок с кадастровым номером N общей площадью 2 777,59 кв. м, расположенный по адресу:, на основании договора купли-продажи N 267 от 12 декабря 2006 г. На указанном земельном участке расположен принадлежащий ей также на праве общей долевой собственности жилой дом с мансардой, пристройкой, двумя верандами, сараем, двумя гаражами, двумя банями и предбанником. Право собственности возникло на основании свидетельства о праве на наследство по закону в мае 2003 г. В ходе рассмотрения судебного спора об определении порядка пользования земельным участком и устранении препятствий в пользовании недвижимым имуществом ей стало известно о наличии землеустроительного дела от 12 февраля 2004 г. земельного участка с кадастровым номером N общей площадью 2681,95 кв. м, расположенного по адресу:, принадлежащего О. В материалах данного землеустроительного дела имеется план границ земельного участка с изображением расположенных на данном земельном участке строений. Строением N площадью 26,16 кв. м является принадлежащая ей на праве общей долевой собственности баня. В техническом паспорте на индивидуальный жилой от 08 июля 1998 г. данная баня обозначена литерой 5, предбанник - литерой 6. Со ссылками на ст. 36 Земельного кодекса РФ, Положение о порядке установления границ землепользователей в застройке городов и других поселений (утвержденных Постановлением Правительства РФ от 02 февраля 1996 г. N 105) полагает, что имеет преимущественное право на выкуп земельного участка, на котором расположено принадлежащее ей на праве общей долевой собственности домовладение, в том числе землю под баней и предбанником. Указывает, что в нарушение ст. 69 Земельного кодекса РФ, Положения о проведении территориального землеустройства, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 07 июня 2002 г. N 396, Методических рекомендаций по проведению межевания объектов землеустройства, утвержденных 17 февраля 2003 г., инструкции по межеванию земель, утвержденной 08 апреля 1996 г. комитетом Российской Федерации по земельным ресурсам и землеустройству она не была извещена о проведении межевания и не присутствовала при согласовании границ земельного участка О., в результате чего граница земельного участка с кадастровым номером N, обозначенная в плане границ землеустроительного дела от 12 февраля 2004 г. точками от 3 до 14, была неправильно определена площадь данного земельного участка. Поскольку принадлежащий О. земельный участок сформирован с нарушением закона, он не может являться объектом земельных и гражданских правоотношений, следовательно договор купли-продажи и последующая регистрация прав собственности О. на земельный участок, расположенный в, незаконны. При межевании земельного участка О. было нарушено исключительное право на приобретение земельного участка, на котором расположено принадлежащее ей недвижимое имущество (баня и предбанник).

В ходе судебного разбирательства истица определила круг ответчиков: О., ООО "Костромское землеустроительное проектно-изыскательское предприятие", ТО N 1 Управления Роснедвижимости по Костромской области, ФГУ "Земельная кадастровая палата Костромской области", администрация Кузьмищенского сельского поселения, администрация Костромского муниципального района.

Истица в ходе судебного разбирательства дополнила и уточнила исковые требования, просила признать незаконным Постановление главы Кузьмищенской сельской администрации N 9 от 25 февраля 2004 г. о предоставлении земельного участка в собственность, признать недействительным договор купли-продажи N 2 от 29 марта 2004 г. земельного участка с кадастровым номером N общей площадью 2681,95 кв. м, расположенного по адресу:

О. обратилась в суд со встречным исковым заявлением, в котором просила признать незаконными результаты межевания земельного участка с кадастровым номером N площадью 2 777,59 кв. м по адресу:,; признать недействительным государственный кадастровый учет земельного участка с кадастровым номером 44:07:060101:16 площадью 2 777,59 кв. м по адресу:, государственном кадастре недвижимости. В обоснование указала, что является собственником земельного участка с кадастровым номером в,. Межевание данного земельного участка проводилось в 2003 г., 15 декабря 2003 г. участок поставлен на кадастровый учет, землеустроительное дело было утверждено 12 февраля 2004 г., свидетельство о государственной регистрации права собственности на земельный участок она получила в апреле 2004 г. Смежные землепользователи - Б. и Л. - межевание своего земельного участка с кадастровым номером N проводили в 2005 г., 26 января 2005 г. поставили участок на государственный кадастровый учет, свидетельства о государственной регистрации права получили в 2007 г. Поскольку при проведении межевания земельного участка Б. и Л. были нарушены требования закона о порядке проведения землеустроительных работ, то их земельный участок "наложился" *** поставили участок на государственный кадастровый учет, свидетельства о государственной регистрации права получили в 2007 г. на ее земельный участок, что нарушает ее права как собственника земельного участка.

Решением Костромского районного суда Костромской области от 29 октября 2010 г. исковые требования Б. удовлетворены частично.

Суд признал недействительными результаты землеустроительных работ по установлению на местности границы земельного участка с кадастровым номером N, расположенного по адресу:,.

Снял с государственного кадастрового учета земельный участок с кадастровым номером N, общей площадью 2 681,95 кв. м, расположенный по адресу:.

Признал недействительным постановление главы Кузьмищенской сельской администрации Костромского района от 25 февраля 2004 года N 9 о предоставлении О. земельного участка с кадастровым номером N, общей площадью 2681,95 кв. м, расположенного по адресу:

Признал недействительным договор купли-продажи земельного участка с кадастровым номером N, общей площадью 2681,95 кв. м, расположенного по адресу:, заключенный 29 марта 2004 года между администрацией Костромского района в лице главы Кузьмищенской сельской администрации Костромского района и О..

Погасил в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним запись о регистрации права О. на земельный участок с кадастровым номером N, общей площадью 2 681,95 кв. м, расположенный по адресу:.

В остальной части иска отказано.

Удовлетворены исковые требования О.

Суд признал недействительными результаты землеустроительных работ по установлению на местности границы земельного участка с кадастровым номером N расположенного по адресу:

Снял с государственного кадастрового учета земельный участок с кадастровым номером N, общей площадью 2 777,59 кв. м, расположенный по адресу:.

Признал недействительным постановление администрации Костромского муниципального района N 822 от 07 декабря 2006 года о предоставлении Б. и Л. в общую долевую собственность (доля в праве каждой - 1/2) земельного участка с кадастровым номером N, общей площадью 2 777, 59 кв. м, расположенного по адресу:

Признал недействительным договор купли-продажи земельного участка с кадастровым номером N, расположенного по адресу:,, общей площадью 2 777, 59 кв. м, заключенный 12 декабря 2006 года между Комитетом имущественных и земельных отношений администрации Костромского района и Б. и Л.

Погасил в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним запись о регистрации прав Б. и Л. на земельный участок с кадастровым номером N, общей площадью 2777,59 кв. м, расположенный по адресу:

В кассационной и дополнительной кассационных жалобах О. просит решение суда отменить в части удовлетворения исковых требований Б., поскольку решение вынесено незаконно. Указывает, что Б. в феврале 2006 г. было известно о площади и границах земельного участка О., в акте согласования границ по землеустроительному делу на земельный участок Б. и Л. - Б. согласовала границы 24 января 2005 г. Постановление Главы администрации Костромского муниципального района N 882 от 07 декабря 2006 г. о предоставлении Б. и Л. земельного участка, было вынесено на основании заявления Б. и Л., вместе с которым были представлены результаты межевания. В связи с этим срок для обращения о признании результатов межевания истек в феврале 2009 г. Срок исковой давности для оспаривания сделки и применения последствий ничтожной сделки также истек. Постановление главы Кузьмищенской сельской администрации от 25 февраля 2004 г. является ненормативным актом, а не сделкой, обжалование которого возможно только с соблюдением положений главы 25 ГПК РФ и только в трехмесячный срок, который Б. пропущен. В основание ничтожности сделки суд положил обстоятельства, которых на момент ее заключения не существовало, и не применил последствий ничтожности, а именно не передал земельный участок О. администрации Костромского района и не взыскал с администрации Костромского района денежных средств, оплаченных О. за выкуп земельного участка. Кроме того, суд применил закон, не подлежащий применению Федеральный закон "О государственном кадастре недвижимости" от 24 июля 2007 г., тогда как землеустроительные дела О. и Б. были утверждены в 2004 г. и 2005 г. соответственно. Не принял во внимание суд п. 10 Положения о проведении территориального землеустройства, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 07 июня 2002 г. N 396. Указывает также, что на момент межевания О. ни Б., ни Л. не являлись смежными землепользователями. По данным технического учета БТИ фактически для эксплуатации строения используется площадь 463, 6 кв. м, право пользования которой перешло Б. до межевания. Инвентаризация земель (1994 г.) имела значение для оформления прав К.Н. (отца истицы), которые не были оформлены. В материалах инвентаризации имеется согласование К.Н. о том, что баня и предбанник находятся за пределами земельного участка, которым К.Н. фактически пользовался. Данные обстоятельства в суде исследованы не были, полагает, что они являются вновь открывшимися. Кассатор указывает, что права Б. как собственника бани с предбанником не нарушены, так как они имеет возможность пользоваться той частью земельного участка, на котором находится баня, с ее земельного участка имеется вход на земельный участок О. В решении суд сослался на положения ст. 36 Земельного кодекса РФ, указав, что О. нарушила право Б. на приобретение земельного участка, на котором находятся принадлежащие ей строения, однако Б. не обращалась в администрацию Костромского района, сельского поселения с заявлениями о предоставлении ей земельного участка под баней. Не обращалась она и в суд с требованиями о признании за ней земельного участка под баней, в связи с чем, по мнению кассатора, отсутствует спор о праве приобретения земельного участка. Указывает также на противоречие в выводах суда. Суд отказал в удовлетворении требования о признании недействительным государственного кадастрового учета земельного участка, при этом снял участок с кадастрового учета, хотя такие требования не заявлялись.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной и дополнительной жалоб, судебная коллегия приходит к следующему.

В ходе рассмотрения дела суд пришел к обоснованному выводу о признании незаконными результатов межевания границы земельного участка с кадастровым номером N расположенного по адресу:,.

Доводы, изложенные в кассационной и дополнительной жалобах, являются несостоятельными и противоречат установленным по делу обстоятельствам.

Так, довод жалобы о том, что Б. и Л. не являлись смежными землепользователями, в связи с чем не требовалось согласования с ними границ земельного участка, основан на неверном понимании норм закона.

Судом установлено, что Б. с 20 октября 2002 года является собственником 1/8 доли в праве собственности на, а с 26 февраля 2004 года - собственником 1/2 доли в праве собственности на этот дом. В соответствии со ст. 35 ЗК РФ при переходе права собственности на здание, строение, сооружение, находящиеся на чужом земельном участке, к другому лицу оно приобретает право на использование соответствующей части земельного участка, занятой зданием, строением, сооружением и необходимой для их использования, на тех же условиях и в том же объеме, что и прежний их собственник. Таким образом, к Б. перешло право пользования земельным участком под этим домовладением.

Как видно из строительного паспорта (т. 1 л.д. 44) земельный участок этого домовладения граничит с земельными участками домовладений

То, что собственники являются смежными землепользователями по отношению к О. подтверждается и актом согласования границ земельного участка, находящемся в землеустроительном деле. Однако согласование было произведено не со всеми собственниками.

В соответствии с нормами, действующими на момент возникновения спорных правоотношений, было предусмотрено согласование границ объекта землеустройства с лицами, права которых могут быть затронуты. К числу таких лиц закон относит собственников, владельцев и пользователей размежевываемого и смежных с ним земельных участков. Так, согласно п. 10 Положения о проведении территориального землеустройства, утв. Постановлением Правительства РФ от 07 июня 2002 года N 396 при определении границ объекта землеустройства на местности и их согласовании обеспечивается учет законных интересов лиц, права которых могут быть затронуты межеванием, путем извещения их в письменной форме не позднее чем за 7 дней до начала работ. В Методических рекомендациях по проведению землеустройства при образовании новых и упорядочении существующих объектов землеустройства, утв. Росземкадастром 17.02.2003 года, предусмотрено, что собственники, владельцы и пользователи размежевываемого и смежных с ним земельных участков заблаговременно, не позднее чем за 2 дня до начала работ, извещаются о времени проведения межевых работ. Извещения вручаются под расписку с указанием времени вручения. Извещения и расписки составляются в 2 экземплярах, один экземпляр из которых подшивается в межевое дело. Установление границ земельного участка производят на местности в присутствии представителя районной, городской (поселковой) или сельской администрации, собственников, владельцев или пользователей размежевываемого и смежных с ним земельных участков или их представителей, полномочия которых удостоверяются доверенностями, выданными в установленном порядке.

Таким образом, права Б. при проведении межевания земельного участка по адресу: дер. <...>, были нарушены, поскольку о проведении межевания она не извещалась и принадлежащее ей недвижимое имущество оказалось расположенным на чужом земельном участке, чего до проведения межевания не было.

В соответствии с ч. 1 ст. 36 Земельного кодекса РФ граждане и юридические лица, имеющие в собственности, безвозмездном пользовании, хозяйственном ведении или оперативном управлении здания, строения, сооружения, расположенные на земельных участках, находящихся в государственной или муниципальной собственности, приобретают права на эти земельные участки в соответствии с настоящим Кодексом. Если иное не установлено федеральными законами, исключительное право на приватизацию земельных участков или приобретение права аренды земельных участков имеют граждане и юридические лица - собственники зданий, строений, сооружений. Указанное право осуществляется гражданами и юридическими лицами в порядке и на условиях, которые установлены настоящим Кодексом, федеральными законами.

Доводы О. о том, что само по себе нахождение принадлежащей Б. и Л. бани на земельном участке О. не нарушает их прав, не могут быть приняты во внимание. В ст. 1 ЗК РФ установлен принцип единства судьбы земельных участков и прочно связанных с ними объектов. Данный принцип может быть нарушен только в предусмотренных законом случаях. Случай приватизации О. земельного участка под принадлежащим ей домовладением к таковым не относится, поскольку спорный земельный участок (под баней) никогда ранее до проведения межевания и заключения договора купли-продажи О. не принадлежал ни на каком законном основании.

Доводы О. о пропуске Б. срока исковой давности на обращение в суд, обоснованно отвергнуты судом, поскольку О. не опровергла доводы Б. о том, что ей о нарушении права стало известно только в мае 2009 г., когда она ознакомилась с планом границ земельного участка с указанными на нем строениями.

Кроме того, течение срока исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки в соответствии с п. 1 ст. 181 ГК РФ начинает течь с момента исполнения сделки. Между тем земельный участок под баней не мог быть передан О., поскольку, как установлено в рамках рассмотренного гражданского дела по иску О. к Б., Л., К.Т., администрации Кузьмищинского сельского поселения, управлению ФРС по КО о признании права собственности на баню, баней, и, соответственно, участком под ней, пользовалась не только О., но и Б.

Учитывая, что границы земельного участка были определены с нарушениями действовавшего законодательства и передача земельного участка под баней в собственность О. противоречит ст. 36 ЗК РФ, суд обоснованно признал договор купли-продажи участка по адресу:, заключенный между администрацией Костромского муниципального района и О. недействительной (ничтожной) сделкой.

При таких обстоятельствах оснований для отмены постановленного по делу решения по доводам кассационной жалобы не имеется.

Вместе с тем суд, признав заключенные между администрацией Костромского муниципального района с одной стороны и О. и Б. с Л. с другой стороны договоры купли-продажи земельных участков, расположенных по адресам:. и, недействительными (ничтожными), не применил последствия их недействительности, хотя в ст. 12 ГК РФ в качестве способа защиты права предусмотрено применение последствий недействительности ничтожной сделки. В решении суд не указал, каким образом должно быть восстановлено первоначальное положение, чем нарушил требования п. 2 ст. 167 ГК РФ, в соответствии с которыми при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке. При этом вопрос о приведении сторон в первоначальное положение должен быть разрешен судом одновременно с признанием сделки недействительной.

При таких обстоятельствах вопрос о применении последствий недействительности договоров купли-продажи земельного участка, расположенного по адресу:, заключенного между администрацией Костромского муниципального района и О. 29 марта 2004 года, и купли-продажи земельного участка, расположенного по адресу:, заключенного между администрацией Костромского муниципального района и Б. с Л. 12 декабря 2006 года, следует направить на рассмотрение в тот же суд.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Костромского районного суда Костромской области от 29 октября 2010 года оставить без изменения, а кассационную жалобу О. - без удовлетворения.

Вопрос о применении последствий недействительности договоров купли-продажи земельного участка, расположенного по адресу:, заключенного между администрацией Костромского муниципального района и О. 29 марта 2004 года, и купли-продажи земельного участка, расположенного по адресу: дер. <...>,, заключенного между администрацией Костромского муниципального района и Б. с Л. 12 декабря 2006 года, направить на рассмотрение в тот же суд.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь