Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 декабря 2010 г. N 33-16749

 

Судья Панкова Е.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Гавриловой Н.В.

судей Стешовиковой И.Г., Сальниковой В.Ю.

при секретаре Я.

рассмотрела в судебном заседании от 13 декабря 2010 года гражданское дело N 2-1646/10 по кассационной жалобе на решение Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга от 27 октября 2010 года по иску П. к М.П. о восстановлении срока принятия наследства, признании недействительной регистрации права, включении имущества в состав наследственного имущества, признании права собственности на имущество,

Заслушав доклад судьи Гавриловой Н.В., объяснения представителя истицы П. - М.В.; ответчика М.П.

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

28 июня 2010 года П. обратилась в Дзержинский районный суд Санкт-Петербурга с иском к М.П. о восстановлении срока для принятия наследства после отца К.Н.А., умершего 06.11.2006 г., признании недействительной государственной регистрации права ответчика на <...> долю в праве собственности квартиры <...>, с исключением записи в ЕГРП, включении указанной доли в состав наследственного имущества, признании ее принявшей наследство после отца, признании за нею права собственности на <...> долю указанной квартиры.

Решением Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга от 27 октября 2010 года в удовлетворении иска П. отказано.

В кассационной жалобе истица просит решение суда отменить, ссылаясь на неправильное определение судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, не находит оснований для отмены решения суда первой инстанции.

Как следует из материалов дела, К.Н.А. и Ч.В.М. являлись сособственниками трехкомнатной квартиры <...> на основании договора о безвозмездной передаче квартиры в совместную собственность граждан от 30.11.1992 г. (л.д. 37, 44).

К.Н.А. умер 06.11.2006 г.

Вступившим в законную силу, решением Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга от 24 ноября 2008 года, установлен факт принятия М.П. наследства после К.Н.А.,; за М.П., являвшимся наследником по завещанию от 07.04.2005 г., признано право собственности на наследственное имущество после К.Н.А. - на <...> долю в праве собственности на квартиру <...>.

28.02.2009 г. умерла Ч.В.М.

К нотариусу за принятием наследства, оставшегося после смерти Ч.В.М., в срок установленный законом обратились М.П. и П.

06.09.2009 г. М.П. выдано свидетельство о праве на наследство по завещанию, на <...> долю наследственного имущества, состоящего из <...> доли спорной квартиры (1/4 доля) (л.д. 48).

20.10.2009 П., дочери Ч.В.М., выдано свидетельство о праве на наследство по закону, на <...> долю наследственного имущества, состоящего из <...> доли в праве собственности на спорную квартиру (1/4 доля).

П. не обращалась к нотариусу за оформлением наследственных прав после смерти ее отца К.Н.А.

Отсутствие обращения за оформлением наследственных прав после смерти отца К.Н.А. истица объясняла тем, что о смерти отца узнала от знакомых только летом 2009 года, и предполагала, что наследство после отца приняла ее мать Ч.В.М.

По смыслу положений ст. 1155 ГК РФ на истце лежит бремя доказывания, что он не знал и не должен был знать об открытии наследства, либо пропустил срок для принятия наследства по другим уважительным причинам.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции пришел к выводу о недоказанности истцом обстоятельств, позволяющих признать причины пропуска срока для принятия наследства уважительными в порядке, предусмотренном ст. 1155 ГК РФ.

Указанный вывод суда основан на материалах дела и оценке доказательств с учетом правил ст. 67 ГПК РФ, подробно мотивирован.

Суд обоснованно сослался на то, что истицей не представлено убедительных доказательств того, что о смерти ее отца стало известно только летом 2009 года. Судом установлено, что истице о смерти К.Н.А. было известно, она приезжала к нему на похороны.

Ссылки истицы на болезнь в период с 01.12.2006 г. по 30.05.2007 г. в обоснование уважительности пропущенного срока для принятия наследства, обоснованно не приняты судом первой инстанции во внимание, поскольку даже после выздоровления истица длительное время не обращалась за принятием наследства после смерти отца.

Уважительных причин пропуска истицей срока для принятия наследства судом не установлено.

Поскольку срок для принятия наследства П. пропущен и правовых оснований к его восстановлению не установлено, в требованиях о признании недействительной государственной регистрации права ответчика на долю спорной квартиры с исключением записи в ЕГРП, включении доли в состав наследственного имущества, признании ее принявшей наследство после отца, признании права собственности на долю квартиры в порядке наследования по закону правомерно отказано судом.

Постановленное судом решение отвечает требованиям закона. Доводы кассационной жалобы не свидетельствуют о наличии правовых оснований к его отмене, по существу связаны с несогласием с данной судом оценкой причин пропуска срока для принятия наследства.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга от 27 октября 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу П. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь