Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 декабря 2010 г. N 33-16801/2010

 

Судья: Метелкина А.Ю.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Ничковой С.С.

судей Селезневой Е.Н. и Ильичевой Е.В.

при секретаре Г.

рассмотрела в открытом судебном заседании 13 декабря 2010 года гражданское дело N 2-2686/2010 по кассационной жалобе <юр.л.1> на решение Московского районного суда Санкт-Петербурга от 08 ноября 2010 года по заявлению <юр.л.1> о признании недействительным пункта 5.2.5 части 5.1 и пункта 5.2.1 части 5.2 заключения государственного инспектора труда от <...> по несчастному случаю на производстве и пунктов 2, 3, 6, 7 предписания <...> от <...>.

Заслушав доклад судьи Ничковой С.С.,

объяснения представителя заявителя <юр.л.1>, поддержавшего доводы кассационной жалобы, объяснения государственного инспектора труда Г., возражавшей против доводов кассационной жалобы,

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

10 февраля 2010 года <юр.л.1> обратилось в Пушкинский районный суд Санкт-Петербурга с заявлением об оспаривании заключения государственного инспектора труда Государственной инспекции труда в Ленинградской области Г. и предписания <...> от <...>, согласно которому <юр.л.1> обязано пересоставить Акт <...> по форме Н-1 "О несчастном случае на производстве" от <...>, в соответствии с заключением инспектора от <...> по несчастному случаю на производстве, произошедшему <...> в 16 часов 30 минут со слесарем по ремонту дорожно-строительных машин и тракторов Л., исключив степень вины пострадавшего 100%, вручить пострадавшему экземпляр акта, провести внеочередную проверку знаний механика Ж. нормативно-технических актов, обеспечение и соблюдение которых входит в его должностные обязанности, организовать проведение проверок контроля и оценки состояния охраны труда в подразделениях организации, разработать функциональные обязанности в области охраны труда для должностных лиц, связанных с организацией непосредственно на производственных участках, определив права и ответственность в области охраны труда, привлечь к дисциплинарной ответственности механика Ж. за допущенные нарушения требований нормативных актов по охране труда и должностной инструкции.

В обоснование доводов заявитель указал, что причиной несчастного случая с Л. является несоблюдение им требований безопасности при работе со слесарным инструментом и неприменение во время работы СИЗ - защитных очков (маски), которым нарушены требования пункта 3.14 раздела III Инструкции по охране труда для слесаря по ремонту дорожно-строительных машин (ИОТ-12-092-2004), утвержденной Генеральным директором <юр.л.1> 29 ноября 2004 года "Во всех случаях, когда возможен разлет осколков, работать в защитных очках". Степень вины работника Л. установлена в размере 100%. В ходе расследования причин несчастного случая, проведенного комиссией <юр.л.1> было установлено, что <...> слесарь по ремонту дорожно-строительных машин и тракторов Л., вместе со слесарем по ремонту дорожно-строительных машин и тракторов П., по заданию механика Ж. производили разборку гусеничной ленты бульдозера CAT-D9N на площадке для ремонта строительной техники. Во время работы работники были одеты в сертифицированные спецодежду, специальную обувь, обеспечены рукавицами и СИЗ (защитными масками). В процессе работы механик Ж. неоднократно указывал Л. на необходимость использования защитной маски, однако последний не выполнил требования руководителя работ. Во время выполнения работы по выемке пальца звена гусеницы с помощью кувалды, при ударе кувалдой по соединительному пальцу звеньев, от звена отлетел металлический кусок и попал в правый глаз Л., причинив ему травму.

Причиной несчастного случая является несоблюдение Л. требований безопасности при работе со слесарным инструментом и неприменение во время работы СИЗ защитных очков (маски). Доказательством отсутствия вины работников <юр.л.1> ответственных за соблюдение правил по технике безопасности и охране труда, в нарушении Л. требований охраны труда является: протокол опроса механика Ж., в соответствии с которым <...> он дал задание слесарям Л. и П. выбить пальцы из стальной гусеничной ленты. При этом Л. был проинструктирован по безопасному методу ведения работ и обеспечен защитной маской. Ж. неоднократно предупреждал Л. о необходимости использования защитной маски; протокол опроса слесаря П., в соответствии с которым <...> он и Л. при проведении работ были обеспечены защитными масками, перед началом работ проинструктированы по безопасным приемам выполнения данного вида работ. В процессе работы механик Ж. неоднократно указывал Л. на необходимость использования защитной маски, однако он не выполнил требования руководителя работ.

В соответствии с личной карточкой учета спецодежды, спецобуви и предохранительных приспособлений Л. был в полном объеме обеспечен сертифицированными спецодеждой, спецобувью, согласно нормативам. Защитная маска как дежурная, была получена непосредственным руководителем работ - механиком Ж. В соответствии со статьями 19, 20 Межотраслевых правил обеспечения работников специальной одеждой, специальной обувью и другими средствами индивидуальной защиты, введенных в действие Приказом Минздравсоцразвития Российской Федерации от 01 июня 2009 года N 290н защитные очки и щитки, не указаны в соответствующих типовых нормах, и могут быть выданы работникам как дежурные. Дежурные СИЗ общего пользования должны выдаваться работникам только на время выполнения тех работ, для которых они предназначены. В таких случаях СИЗ выдаются под ответственность руководителей структурных подразделений, уполномоченных работодателем на проведение данных работ. Из протоколов опроса механика Ж. и слесаря П. следует, что защитная маска находилась на месте выполнения работ в вагончике слесарей. Л. при инструктаже было указано на необходимость использования при работе защитной маски.

В соответствии с журналом регистрации вводного инструктажа по охране труда N 12-27 <юр.л.1>, вводный инструктаж с работником Л. был проведен 18 сентября 2003 года. В соответствии с журналом регистрации инструктажа на рабочем месте N 12-15/369 КТП-1 ТУ по строительству объектов в Ленинградской области по Выборгскому району, повторный инструктаж на рабочем месте проведен с Л. <...>. В соответствии с протоколом заседания комиссии по проверке знаний по охране труда работников Управления линейного строительства <юр.л.1> <...> от <...> проведена очередная проверка знаний по охране труда работника Л. Данные доказательства не были приняты во внимание при вынесении решения государственным инспектором труда.

01 апреля 2010 года определением Пушкинского районного суда Санкт-Петербурга гражданское дело по заявлению <юр.л.1> о признании недействительными пункта 5.2.5 части 5.1 и пункта 5.2.1 части 5.2 заключения государственного инспектора труда от <...> по несчастному случаю на производстве и пунктов 2, 3, 6, 7 предписания <...> от <...>, направлено по подсудности в Московский районный суд Санкт-Петербурга для рассмотрения по существу по месту нахождения заинтересованного лица, чьи действия обжалуются заявленными требованиями.

Решением Московского районного суда Санкт-Петербурга от 13 августа 2010 года в удовлетворении заявления <юр.л.1> было отказано.

В кассационной жалобе заявителем ставится вопрос об отмене решения суда, как неправильного, вынесенного с нарушением норм материального и процессуального права.

Заинтересованные лица Л., Ж., представитель ГУ "Краснодарское региональное отделение ФСС Российской Федерации" в заседание судебной коллегии не явились, о времени и месте проведения судебного заседания, назначенного на 13 декабря 2010 года, извещались надлежащим образом и заблаговременно; при таких обстоятельствах судебная коллегия полагает возможным рассмотреть кассационную жалобу в их отсутствие в соответствии с частью 2 статьи 354 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, выслушав участников процесса, обсудив доводы кассационной жалобы, не находит оснований для отмены решения суда, отвечающего требованиям закона и представленным по делу доказательствам.

В ходе рассмотрения дела по существу судом установлено, что Л. в соответствии с приказом N 1018-к от 19 сентября 2003 года принят с 22 сентября 2003 года на работу в <юр.л. 1> на должность слесаря по ремонту д/с машин и тракторов 5 разряда цех N 1 в управление тяжелой строительной техники Департамента механизации и транспорта I, с заключением трудового договора <...> (лист дела 83).

Согласно приказу <...> от <...> Л. направлен для работы вахтовым методом в <...> (листы дела 85 - 86).

<...> при производстве ремонтных работ на территории производственной базы <...> <юр.л.1> участка строительства магистрального газопровода "Североевропейский газопровод" расположенной в 200 метрах от жилого городка строителей <юр.л.1> в 2-х километрах от поселка <...> произошел несчастный случай с участием слесаря Л.

По данному факту пострадавший Л., не согласившись с выводами комиссии, проведенного расследования на предприятии, <...> обратился в Государственную инспекцию труда в Ленинградской области (лист дела 118).

Согласно материалам дела, <...> Государственным инспектором труда Г. было составлено заключение, согласно которому несчастный случай, произошедший <...> на территории производственной базы КТП-1 Территориального <...> <юр.л.1> был квалифицирован как несчастный случай с исключением степени вины пострадавшего 100% (листы дела 35 - 38). На основании данного заключения было выдано предписание <...> от <...>, оспариваемые пункты 2, 3, 6, 7 которого обязывали генерального директора <юр.л.1> пересоставить акт <...> по форме Н-1 "О несчастном случае на производстве" от <...> на пострадавшего Л. в полном соответствии с заключением государственного инспектора, исключив степень вины пострадавшего 100%, выдать экземпляр пострадавшему, направив экземпляр с отметкой о вручении пострадавшему в Государственную инспекцию труда, разработать функциональные обязанности в области охраны труда для должностных лиц, связанных с организацией работ непосредственно на производственных участках, определив права и ответственность в области охраны труда, привлечь к дисциплинарной ответственности механика Ж., ответственное лицо за допущенные нарушения требований нормативных актов по охране труда и должностной инструкции, представив приказ о наказании в инспекцию (листы дела 39 - 40).

Отказывая в удовлетворении требований, заявленных <юр.л.1>, в порядке 25 главы Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд первой инстанции правильно исходил из того, что, обжалуемые в части заключение и предписание вынесены государственным инспектором труда в рамках полномочий, соответствуют требованиям применяемого к спорным правоотношениям законодательства, права и свободы заявителя заключением и предписанием нарушены не были.

Выводы суда основаны на материалах дела, соответствуют представленным по делу доказательствам, отвечающим принципам относимости и допустимости доказательств, которым суд дал надлежащую оценку, в соответствии с требованиями статей 59, 60, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Обстоятельства, имеющие значение для дела определены судом правильно, исследованы полно и всесторонне.

В соответствии с положениями статьи 254 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, гражданин, организация вправе оспорить в суде решение, действие (бездействие) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если считает, что нарушены его права и свободы.

Принимая во внимание Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2009 года N 2, "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих", суд кассационной инстанции приходит к выводу о том, что при рассмотрении дела по существу суду надлежит выяснять: имеет ли орган (лицо) полномочия на принятие решения или совершение действия, соблюден ли порядок принятия решений, совершения действий органом или лицом в том случае, если такие требования установлены нормативными правовыми актами (форма, сроки, основания, процедура и т.п.). При этом следует иметь в виду, что о незаконности оспариваемых решений, действий (бездействия) свидетельствует лишь существенное несоблюдение установленного порядка; соответствует ли содержание оспариваемого решения, совершенного действия (бездействия) требованиям закона и иного нормативного правового акта, регулирующих данные правоотношения.

Основанием к удовлетворению заявления может служить нарушение требований законодательства хотя бы по одному из оснований, свидетельствующих о незаконности принятых решений, совершенных действий (бездействия).

Исходя из положений статьи 258 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд удовлетворяет заявление об оспаривании решения, действия (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если установит, что оспариваемое решение, действие (бездействие) нарушает права и свободы заявителя, а также не соответствует закону или иному нормативному правовому акту.

Согласно положениям статьи 229.3 Трудового кодекса Российской Федерации, государственный инспектор труда при выявлении сокрытого несчастного случая, поступлении жалобы, заявления, иного обращения пострадавшего (его законного представителя или иного доверенного лица), лица, состоявшего на иждивении погибшего в результате несчастного случая, либо лица, состоявшего с ним в близком родстве или свойстве (их законного представителя или иного доверенного лица), о несогласии их с выводами комиссии по расследованию несчастного случая, а также при получении сведений, объективно свидетельствующих о нарушении порядка расследования, проводит дополнительное расследование несчастного случая в соответствии с требованиями настоящей главы независимо от срока давности несчастного случая. Дополнительное расследование проводится, как правило, с привлечением профсоюзного инспектора труда, а при необходимости - представителей соответствующего федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по контролю и надзору в установленной сфере деятельности, и исполнительного органа страховщика (по месту регистрации работодателя в качестве страхователя). По результатам дополнительного расследования государственный инспектор труда составляет заключение о несчастном случае на производстве и выдает предписание, обязательное для выполнения работодателем (его представителем).

Государственный инспектор труда имеет право обязать работодателя (его представителя) составить новый акт о несчастном случае на производстве, если имеющийся акт оформлен с нарушениями или не соответствует материалам расследования несчастного случая. В этом случае прежний акт о несчастном случае на производстве признается утратившим силу на основании решения работодателя (его представителя) или государственного инспектора труда.

Таким образом, при наличии жалобы Л., поступившей в Государственную инспекцию труда по Ленинградской области, должностное лицо Г. в рамках полномочий, предоставленных ей законом, провела дополнительное расследование по факту несчастного случая, произошедшего с Л., после чего составила заключение о несчастном случае на производстве и выдала <юр.л.1> предписание, обязательное для выполнения работодателем.

Оспаривая заключение государственного инспектора по труду Г. в части пункта 5.1.2, содержащего указание на причину, вызвавшую несчастный случай - "Отсутствие контроля за производством работ и действиями подчиненного персонала со стороны ответственного руководителя работ механика Ж., в том числе за применением средств защиты в условиях действия опасных производственных факторов", а также п. 5.2.2, указывающего на 2-е ответственное лицо, допустившее нарушения требований законодательных и иных нормативных правовых актов, локальных нормативных актов, приведшие к несчастному случаю - Ж., механика <юр.л.1>, ответственного руководителя работ, не осуществляющего должный контроль за действиями подчиненного персонала при выдаче производственного задания, допустившего нарушения требований пункта 5.8 СНиП 12-03-2001 "Безопасность труда в строительстве" и пункта 2.8 Должностной инструкции механика объекта линейного строительства, утвержденной генеральным директором <юр.л.1> от <...>, заявитель указал, что согласно результатам акта <...> о несчастном случае на производстве, утвержденного <...>, основной причиной несчастного случая явилось несоблюдение слесарем по ремонту дорожно-строительных работ пункта 3.14 Должностной инструкции - "Во всех случаях, когда возможен разлет осколков, работать в защитных очках", с определением степени вины работника Л. в 100%.

Тем не менее, в ходе рассмотрения дела по существу заявителем не было представлено доказательств, отвечающих принципам относимости, допустимости, достоверности и достаточности, подтверждающих его позицию по делу.

Напротив, судом первой инстанции было установлено, что Инструкция по охране труда для слесаря по ремонту дорожно-строительных машин, в соответствии с пунктом 3.14 которой, во всех случаях, когда возможен разлет осколков, работник должен осуществлять свои трудовые обязанности в защитных очках, не содержит подписи Л., что свидетельствует об отсутствии доказательств извещения работника о необходимости работать в защитных очках.

Кроме того, в ходе рассмотрения дела по существу судом первой инстанции было установлено, что в материалах дела отсутствуют доказательства выдачи Л. дежурного средства индивидуальной защиты в виде защитных очков.

Также суд первой инстанции принял во внимание отсутствие допустимых доказательств соблюдения работодателем процедуры установления процентной вины пострадавшего.

Согласно положениям статей 55, 56, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Каждая сторона должна доказывать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений. Недоказанность обстоятельств, на которые истец ссылается в обоснование своих требований, является самостоятельным основанием для отказа в иске.

Проанализировав указанные положения закона, а также обстоятельства рассматриваемого дела, суд кассационной инстанции считает, что вывод суда первой инстанции о недоказанности заявителем обстоятельств, на которые он ссылается в обоснование своих требований, является правильным.

При этом, суд кассационной инстанции согласен с выводами районного суда о том, что в ходе судебного разбирательства доводы государственного инспектора Г. о наличии вины в произошедшем несчастном случае механика Ж. нашли свое подтверждение, поскольку, в соответствии с должностной инструкцией механика объекта линейного строительства Управления линейного строительства Департамента линейного строительства, данный работник должен обеспечивать соблюдение правил и норм охраны труда, техники безопасности, противопожарных мер производственной и трудовой дисциплины, требований экологической безопасности при производстве ремонтных работ, технического обслуживания, а в соответствии с выпиской о функциональных обязанностях по охране труда, механик обязан обеспечивать безопасность работников при эксплуатации оборудования, осуществлении технологических процессов, а также применяемых в производстве инструментов и материалов, осуществлять контроль за состоянием условий труда на рабочих местах, а также за правильностью применения работниками средств индивидуальной защиты, осуществлять в начале смены осмотр рабочих мест, приспособлений и инструментов, убеждаясь в их исправности и соответствии требованиям безопасности, отстранять от работы лиц, нарушающих технологические регламенты, режимы, инструкции по охране труда, правила технической эксплуатации оборудования, правила работы с инструментом. В ходе рассмотрения дела по существу судом первой инстанции было установлено, что Ж. был ознакомлен с указанными документами.

На основании изложенного судебная коллегия приходит к выводу о том, что должностным лицом - государственным инспектором труда Г. не было допущено нарушений действующего законодательства при составлении заключения о несчастном случае на производстве и предписания, поскольку данные документы были вынесены в результате проведенного в установленном законом порядке дополнительного расследования, уполномоченным должностным лицом, при этом, содержание заключения и предписания соответствует положениям действующего законодательства, не нарушает права и законные интересы заявителя, кроме того, следует принимать во внимание, что пункты 2 и 6 предписания заявителем уже исполнены, как усматривается из материалов дела и подтверждено показаниями представителя <юр.л.1> полученными при рассмотрении дела судом кассационной инстанции.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что основания для признания действий заинтересованного лица незаконными в данном случае отсутствуют, поскольку о незаконности оспариваемых действий (решений) свидетельствует существенное нарушение установленного законом порядка. Факта наличия таких нарушений при рассмотрении данного дела установлено не было.

На основании изложенного, судебная коллегия приходит к выводу о том, что решение Московского районного суда Санкт-Петербурга от 13 августа 2010 года об отказе в удовлетворении требований <юр.л.1> о признании недействительными пункта 5.2.5 части 5.1 и пункта 5.2.1 части 5.2 заключения государственного инспектора труда от <...> по несчастному случаю на производстве и пунктов 2, 3, 6, 7 предписания <...> от <...>, является законным и обоснованным, поскольку в ходе рассмотрения дела по существу не нашел своего подтверждения как факт нарушения прав, свобод и законных интересов заявителя, так и факт нарушения заинтересованным лицом действующего законодательства при вынесении оспариваемых в части заключения и предписания.

Доводы кассационной жалобы правовых оснований к отмене решения суда не содержат, по существу сводятся к изложению обстоятельств, являвшихся предметом исследования и оценки суда первой инстанции и к выражению несогласия с действиями суда, связанными с установлением фактических обстоятельств, имеющих значение для дела, и оценкой представленных по делу доказательств. Оснований для иной оценки доказательств судебная коллегия не усматривает. Кроме того, доводы жалобы основаны на неверном толковании действующего законодательства, применяемого к спорным правоотношениям.

С учетом изложенного, решение суда отвечает требованиям закона, выводы суда мотивированы и изложены в судебном постановлении. Оснований для отмены решения суда по доводам кассационной жалобы нет.

Руководствуясь статьей 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Московского районного суда Санкт-Петербурга от 13 августа 2010 года оставить без изменения, а кассационную жалобу <юр.л.1> - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь