Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЛИПЕЦКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 декабря 2010 г. по делу N 33-2773/2010

 

Судья Харченко С.В.

Докладчик Букреев Д.Ю.

13 декабря 2010 года судебная коллегия по гражданским делам Липецкого областного суда в составе

председательствующего Захарова Н.И.,

судей Уколовой О.В., Букреева Д.Ю.,

при секретаре З.М.,

рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Липецке гражданское дело по кассационной жалобе заявителя К.С. на решение Правобережного районного суда г. Липецка от 13 октября 2010 года, которым постановлено

В удовлетворении требований К.С. к ГУЗ "Л" о признании действий ГУЗ "Л" неправомерными, признании акта комиссионного обследования от 02.08.2010 года недействительным отказать.

Заслушав доклад судьи Букреева Д.Ю., судебная коллегия

 

установила:

 

К.С. обратился в суд с заявлением об оспаривании действий ГУЗ "Л" (ГУЗ "Л"). Доводы заявителя сводились к тому, что являясь инвалидом третьей группы по общему заболеванию, 21 апреля 2010 года он обратился к главному врачу ГУЗ "Л" с заявлением о проведении комиссионного обследования на предмет наличия у него неврологических заболеваний. В ответ на заявление он получил письмо с предложением явиться в ГУЗ "Л" для госпитализации в неврологическое отделение с целью уточнения диагноза, проведения исследования и дачи комиссионного заключения. Он же считает, что его комиссионное обследование могло быть проведено без госпитализации, о которой он в своем заявлении он не просил.

В дополнительном заявлении К.С. просил признать незаконными бездействие ГУЗ "Л", а также результаты его комиссионного обследования на предмет наличия неврологических заболеваний, проведенного 2 августа 2010 года (в период производства по делу). В этой части заявитель указал, что в акте медицинского освидетельствования отсутствуют печать, реквизиты ГУЗ "Л", и указание на наличие у него неврологических заболеваний, хотя таковые (метаболическая энцефалопатия 1 степени, дорсопатия грудной и поясничной локализации на фоне остеохондроза) были диагностированы еще в 2007-м году. Названные обстоятельства заявитель счел свидетельствующими о нарушении его права на своевременное оказание квалифицированной медицинской помощи.

По изложенным основаниям К.С. просил признать длительное разрешение вопроса о его комиссионном обследовании (с 21 апреля по 2 августа 2010 года) незаконным бездействием, а также признать недействительным акт обследования от 2 августа 2010 года, как не соответствующий установленной форме, и содержащий неполную информацию о состоянии его здоровья.

В судебном заседании К.С. заявление поддержал.

Представитель ГУЗ "Л" по доверенности К.Н. в судебном заседании возражала против заявления. В обоснование возражений указывалось на объективный характер причин длительного разрешения вопроса о медицинском обследовании К.С. (отсутствие в заявлении от 21 апреля 2010 года указания о форме комиссионного обследования, согласование с заявителем способа и даты обследования), и соответствие оспариваемого акта установленным требованиям.

Суд постановил решение, резолютивная часть которого изложена выше.

В кассационной жалобе К.С. просит об отмене решения, как постановленного с нарушением норм материального и процессуального права. Кассатор критикует выводы суда по существу дела иной оценкой фактических обстоятельств, считая их свидетельствующими о нарушении его права на своевременное оказание квалифицированной медицинской помощи, и недействительности акта медицинского освидетельствования. Также в жалобе указано на неправильность протоколов судебных заседаний.

Выслушав К.С., поддержавшего жалобу, обсудив его доводы, изучив материалы дела, судебная коллегия считает решение правильным.

В силу ст. 3 ГПК РФ заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных, либо оспариваемых прав, свобод и законных интересов.

Согласно ч. 1 ст. 254 ГПК РФ гражданин вправе оспорить в суде решение, действие (бездействие) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если считает, что нарушены его права и свободы.

Согласно ст. 255 ГПК РФ к решениям, действиям (бездействию) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих, оспариваемым в порядке гражданского судопроизводства, относятся коллегиальные и единоличные решения и действия (бездействие), в результате которых:

- нарушены права и свободы гражданина;

- созданы препятствия к осуществлению гражданином его прав и свобод;

- на гражданина незаконно возложена какая-либо обязанность или он незаконно привлечен к ответственности.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих" указано, что к действиям органов государственной власти, органов местного самоуправления, их должностных лиц, государственных или муниципальных служащих, по смыслу главы 25 ГПК РФ относится властное волеизъявление названных органов и лиц, которое не облечено в форму решения, но повлекло нарушение прав и свобод граждан и организаций или создало препятствия к их осуществлению.

К бездействию относится неисполнение органом государственной власти, органом местного самоуправления, должностным лицом, государственным или муниципальным служащим обязанности, возложенной на них нормативными правовыми и иными актами, определяющими полномочия этих лиц (должностными инструкциями, положениями, регламентами, приказами). К бездействию, в частности, относится не рассмотрение обращения заявителя уполномоченным лицом.

Согласно ст. 41 Конституции РФ каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь. Медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений.

Статьей 30 "Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан" предусмотрено, что при обращении за медицинской помощью и ее получении пациент имеет право:

- на уважительное и гуманное отношение со стороны медицинского и обслуживающего персонала;

- выбор врача, в том числе врача общей практики (семейного врача) и лечащего врача, с учетом его согласия, а также выбор лечебно-профилактического учреждения в соответствии с договорами обязательного и добровольного медицинского страхования;

- обследование, лечение и содержание в условиях, соответствующих санитарно-гигиеническим требованиям; проведение по его просьбе консилиума и консультаций других специалистов;

- облегчение боли, связанной с заболеванием и (или) медицинским вмешательством, доступными способами и средствами;

- сохранение в тайне информации о факте обращения за медицинской помощью, о состоянии здоровья, диагнозе и иных сведений, полученных при его обследовании и лечении, в соответствии со статьей 61 Основ.

В случае нарушения прав пациента он может обращаться с жалобой непосредственно к руководителю или иному должностному лицу лечебно-профилактического учреждения, в котором ему оказывается медицинская помощь, в соответствующие профессиональные медицинские ассоциации либо в суд.

Согласно ст. 37.1 Основ, специализированная, в том числе высокотехнологичная, медицинская помощь оказывается гражданам при заболеваниях, требующих специальных методов диагностики, лечения и использования сложных, уникальных или ресурсоемких медицинских технологий.

Стандарты и порядок оказания медицинской помощи устанавливаются федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере здравоохранения.

Как видно из материалов дела, К.С. является инвалидом третьей группы бессрочно по причине общего заболевания, что подтверждено соответствующей справкой.

21 апреля 2010 года К.С. обратился к главному врачу ГУЗ "Л" с письменным заявлением о проведении комиссионного обследования на предмет наличия у него неврологических заболеваний.

Письменным ответом главного врача ГУЗ "Л" от 30 апреля 2010 г. К.С. было предложено явиться на госпитализацию в неврологическое отделение для уточнения диагноза, проведения необходимого лечения и дачи комиссионного заключения специалистами больницы.

Приказом ГУЗ "Л" от 30 апреля 2010 года была создана комиссия врачей для проверки наличия у К.С. неврологических заболеваний.

4 июня 2010 года К.С. было направлено повторное письмо с предложением явиться на прием к заведующему неврологическим отделением для решения вопроса о назначении даты и времени проведения комиссионного обследования, либо связаться с ним по телефону.

2 августа 2010 года комиссией специалистов ГУЗ "Л" проведен осмотр К.С. на предмет наличия у него неврологических заболеваний, с оформлением его результатов актом комиссионного обследования.

Суд дал надлежащую оценку установленным обстоятельствам дела, правильно применил закон, и пришел к верному выводу об отсутствии нарушения права К.С. на своевременное оказание квалифицированной медицинской помощи, а равно бездействия медицинских работников.

Суд правильно исходил из того, что длительность временного периода между поступлением заявления К.С. о проведении медицинского обследования и его фактическим проведением не являлась результатом уклонения от оказания медицинской помощи, а была обусловлена объективными причинами - согласованием порядка и времени производства обследования, а также соответствующими извещениями К.С.

При этом заявление К.С. от 21 апреля 2010 года было разрешено своевременно, и ему дан ответ о возможности проведения обследования посредством госпитализации, то есть, предложен конкретный вид медицинской помощи.

Исходя же из содержания Основ, в частности, статьи 58, именно врач определяет вид, способы и тактику оказания медицинской помощи.

Поскольку согласие К.С. на стационарное обследование получено не было, ему было правомерно предложено явиться на прием к заведующему неврологическим отделением С.И. для решения вопроса о назначении даты и времени проведения комиссионного обследования.

Впоследствии - 2 августа 2010 года, такое обследование было проведено, что также соответствовало интересам К.С., и противоречит доводам последнего о наличии бездействия медицинских работников.

Акт комиссионного обследования К.С. от 2 августа 2010 года (л.д. 65) по форме и содержанию сомнений в своей правильности не вызывает. Обследование проведено шестью квалифицированными специалистами, которыми акт подписан, и при этом он содержит мотивированные выводы о состоянии здоровья К.С.

Несогласие К.С. с результатами его медицинского обследования само по себе не могло являться основанием для удовлетворения заявления, поскольку медицинская помощь (услуга) в выбранном им медицинском учреждении оказана в полном объеме и квалифицированно.

Согласно акту комиссионного обследования от 2 августа 2010 года, консилиум врачей был ознакомлен с данными предыдущих обследований по амбулаторной карте К.С., а также учитывались предъявляемые на момент осмотра жалобы.

Выводы суда по существу дела соответствуют установленным обстоятельствам, представленным доказательствам, и оснований считать их ошибочными не имеется.

Доводы кассатора, направленные на иную оценку обстоятельств дела и иное толкование закона не могут повлечь отмену судебного решения.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Правобережного районного суда г. Липецка от 13 октября 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь