Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 декабря 2010 г. по делу N 22-8566-2010

 

Судья Тушнолобов В.Г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Пермского краевого суда в составе председательствующего Шамрай Л.Н., судей Трушкова О.А. и Хайровой Р.М.

рассмотрела в судебном заседании 14 декабря 2010 года кассационные жалобы осужденного и его защитника - адвоката Мымрина Н.А. потерпевшего М. на приговор Свердловского районного суда г. Перми от 7 сентября 2010 года, которым

К.М., дата рождения, несудимый, осужден по ст. 159 ч. 4 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 2 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Трушкова О.А., пояснения осужденного и адвоката Лумповой Е.И., представителя потерпевшего М. - Р. по доводам кассационных жалоб, мнение прокурора Токаревой Э.Ю. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

К.М. по приговору признан виновным в том, что он путем обмана и злоупотребления доверием в дневное время 4 июля 2007 года, находясь по адресу: г. Пермь, ул. <...>, похитил денежные средства в сумме 4 000 000 рублей у М.

Преступление совершено при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах осужденный К.М. просит приговор отменить, производство по делу прекратить в связи с отсутствием события преступления по следующим основаниям. 4 июля 2007 года в своем кабинете в г. Краснокамске он подписал беспроцентный договор займа от 4 июля 2007 года, к 14 часам приехал в главный офис на ул. <...> в г. Перми, где встретился с Н., после чего проехал через центр города к <...>, где высадил из автомашины Н. Затем он доехал до поликлиники железнодорожной больницы, был на приеме у доктора М1. После приема у доктора встретился с бывшей женой К. у больницы, после чего отвез М1. к нему домой. С 17 час. возил тещу Б. в МСЧ N <...>, вернувшись, был со своей семьей. На ул. <...> не приезжал, 4 миллиона рублей у М. не получал. Суд проигнорировал его показания и пояснения к схеме географического местоположения абонентов, показания свидетелей К., Н., М1., записи врача М1. в его амбулаторной карте, подтверждающие его алиби. Показания свидетеля Н. согласуются с документами, подтверждающими договорные отношения между ООО <...> и ООО <...>. Договора займа N 01/07 от 4 июля 2007 года под 22% в месяц он не заключал. Показания потерпевшего М. противоречат содержанию договора займа N 01/07 от 4 июля 2007 года, показаниям бухгалтера З., которая этого договора и акта приема-передачи денежных средств не видела и печати на них не ставила, нет акта приема-передачи. Противоречивы показания свидетеля-юриста С., которые не согласуются с содержанием договора N 01/07 и показаниями свидетелей З., К., А. В копии акта передачи денежных средств подпись М. отсутствует, а им (К.М.) такой акт не подписывался, его подпись в акте является поддельной. Показания свидетеля С1. о подписании договора займа и акта передачи денежных средств по ул. <...>, противоречат показаниям свидетелей Ш., К1., Б., Ч. и того же С1. о подписании этих документов в г. Краснокамске. Он подписывал как директор ООО <...> договор с М. от 4 июля 2007 года о беспроцентном займе, но этот договор исполнен не был, денежные средства по нему от М. не поступали. Информация ОАО <...> опровергает то обстоятельство, что он днем 4 июля 2007 года мог находиться по ул. <...>. Суд установил, что 4 000 000 рублей передавались в промежуток времени с 15 час. 02 мин. до 15 час. 40 мин., но это противоречит показаниям потерпевшего М. о получении указанной суммы около 17 час. К2. пояснила, что деньги были переданы ближе к вечеру. Согласно показаниям свидетеля С1., до 15 час. он находился в Краснокамске, а по детализации географического положения, С1. в 15 час. 40 мин. звонил уже с ул. <...>, соответственно, данный свидетель не мог быть в установленный судом промежуток времени на ул. <...>. Потерпевший М. и свидетели Ч., К2., Б., Р., С1. о моменте передачи денежных средств дали непоследовательные и противоречивые показания. Ш. пояснил, что в тот день М. был с ним на ул. <...>. Противоречивы показания М. и свидетелей К2., Т., Ч. относительно происхождения денежных средств, якобы переданных М. К.М. Нет документов, подтверждающих, что у М. была такая сумма. Показаниям Р. нет оснований доверять, поскольку он является одновременно свидетелем обвинения и представителем потерпевшего и свидетелей К2., С1., Ч., то есть заинтересованным в исходе дела лицом. Свидетель Ч. опровергает то, что Р. был в Краснокамске при подписании документов. Показания Б., Ш., К1. о том, что во второй половине дня 4 июля 2007 года они узнали о получении К.М. денег от М., находясь на ул. <...>, от самого К.М., не согласуются в изложенных ими обстоятельствах и с детализацией их телефонных переговоров по адресам базовых станций. Он (К.М.) на ул. <...> в указанное время не приезжал, что подтверждается показаниями свидетелей - жены К., тестя Б., Б1., А. Показаниям свидетеля М2. доверять нельзя, так как они противоречивы и непоследовательны, М2. совместно с О. в 2008 году завладел ООО <...>. Показаниям свидетеля Н. также нельзя доверять, так как она была не уполномочена проводить аудиторскую проверку без договора с директором К.М., к тому же ее показания не согласуются с показаниями свидетеля - бухгалтера З. Суд в приговоре неточно изложил наименование ряда документов, в материалах дела имеются подлинники документов, в том числе договор беспроцентного займа, договор займа N 01/07 от 4 июля 2007 года, акт передачи денежных средств от 4 июля 2007 года, но при этом согласно протоколов выемок эти документы были изъяты в копиях. Показания свидетеля А. не должны приниматься во внимание, так как она как следователь представляет сторону обвинения, ее показания противоречат протоколам выемок копий документов. Согласно протоколу судебного заседания эксперт П. оказывала М. платные услуги как сотрудник коммерческой организации <...> в связи с исследованием его подписи, хотя согласно законодательству государственный эксперт не вправе осуществлять свою деятельность в качестве негосударственного эксперта. Проведенная ею экспертиза не соответствует требованиям ст. 204 УПК РФ. Судом не дана оценка заключению эксперта К3., согласно которому подпись в акте передачи денежных средств выполнена от имени К.М. не К.М., и отзыву К3. на заключение П. Согласно заключению специалиста К4. указанный акт следует расценивать лишь как документ о намерениях сторон, а не как подтверждающий факт передачи денежной суммы. Суд не дал оценки доказательствам стороны защиты о том, что у М. и свидетелей со стороны обвинения имелись основания для его (К.М.) оговора, поскольку действия этих лиц привели к банкротству ООО <...>, а также к захвату предприятий, принадлежащих его жене К. Суд в нарушение ст. 381 ч. 2 п. 3 УПК РФ 29 июля 2010 года рассматривал уголовное дело в его отсутствие - в это время он находился на лечении в больнице, запретил его супруге К. присутствовать в судебном заседании, назначал судебные заседания 26, 29, 30 июля 2010 года, не извещая его. Договор переуступки долга от 26 июля 2007 года является фиктивным, но в его экспертизе судом было отказано.

В кассационных жалобах в защиту осужденного адвокат Мымрин Н.А. также просит приговор отменить, уголовное дело прекратить, приводит те же доводы, что и осужденный. Кроме того, указывает, что суд установил, что потерпевший М. давал деньги в долг ООО <...>, от имени которого К.М. действовал как директор. Согласно постановлению 17-го апелляционного арбитражного суда от 30 октября 2008 года постановлено взыскать в связи с невыполнением условий договора займа N 01/07 от 4 июля 2007 года с ООО <...> в пользу М. 4 000 000 рублей. Таким образом, с учетом требований ст. 90 УПК РФ о преюдиции, суд по уголовному делу был не вправе устанавливать иные обстоятельства и указывать в приговоре, что директор К.М. полученные от М. денежные средства обществу не передавал. Исходя из установленных арбитражным судом обстоятельств, обязанность по возврату полученных в долг от М. денежных средств была возложена не лично на К.М., а на ООО <...>. Суд не принял во внимание доказательства, подтверждающие, что в результате действий М. и свидетелей со стороны обвинения ООО <...> перестало существовать. Ч., Ш., С1., Р., Б., К1. на основании поддельных договоров завладели ООО <...>, собственником которого являлась жена К.М. - К. М. и другие свидетели обвинения создали параллельное ООО <...> и пытались перевести все заказы на свою фирму, совершили незаконные действия по захвату имущества и документации ООО <...>, которым руководил К.М. Тем не менее, ООО <...> работало до осени 2008 года, уплачивало налоги - до того момента, пока свидетель обвинения М2. не ввел в состав учредителей своего компаньона. Ссылка суда на то, что отрицание К.М. своей вины свидетельствует о наличии у него умысла на хищение, не основана на законе. Умысел на хищение не может подтверждаться и показаниями С., поскольку из показаний других свидетелей обвинения следует, что факт денежного займа у М. К.М. не скрывал. Договор от 26 июля 2007 года о переводе займа, представленный М2., является поддельным, в исследовании вопроса об изготовителе этого документа судом было отказано. Дата этого договора не подтверждает наличие у К.М. умысла на хищение 4 июля 2007 года. Необоснованной является ссылка суда на приходно-кассовый ордер, подлинник которого М. не представил. М. и другие свидетели обвинения, уничтожив бизнес К.М. - ООО <...>, с помощью уголовного дела пытаются расправиться с К.М. Суд отказал в истребовании уголовного дела из г. Краснокамска, в котором имелись подтверждения действий потерпевшего по захвату бизнеса К.М.

В кассационной жалобе потерпевший М. просит приговор отменить с направлением уголовного дела на новое судебное разбирательство в связи с необходимостью назначения виновному более строгого наказания. К.М. совершил тяжкое преступление. Несмотря на очевидную доказанность его вины большим числом доказательств, вину не признал, не раскаялся в содеянном, ущерб не возместил, затягивал судебное следствие путем подачи многочисленных необоснованных ходатайств, оскорблял его и свидетелей обвинения домыслами об их якобы противоправной деятельности, представил суду свидетелей Н., К., М1., давших, как правильно установлено судом, ложные показания, а также подложные доказательства - договор о переуступке долга от 26 июля 2007 года, медицинскую карту, договор об оказании услуг сотовой связи от 20 сентября 2004 года, сорвал судебное заседание 21 июля 2007 года, сославшись на мнимую болезнь - это обстоятельство подтверждается рапортом сотрудника милиции П1. Полагает, что в силу изложенного каких-либо исключительных обстоятельств, позволяющих применить положения ст. 64 УК РФ, по делу не имеется. Кроме того, суд необоснованно оставил без рассмотрения гражданский иск потерпевшего со ссылкой на то, что для принятия решения по иску необходимо обеспечить участие представителя ООО <...>. Полагает, что препятствий для рассмотрения иска по существу не имелось, поскольку, как установил суд, похищенные денежные средства К.М. в кассу предприятия не вносил, потратив их на свои нужды. В случае удовлетворения иска интересы ООО <...> никак бы не пострадали.

В возражениях на кассационные жалобы осужденного и его защитника - адвоката Мымрина Н.А. потерпевший М. полагает, что эти жалобы должны быть оставлены без удовлетворения, поскольку вина К.М. в инкриминируемом ему деянии доказана в полном объеме.

В возражениях на кассационные жалобы стороны защиты государственный обвинитель Токарева Э.Ю. полагает приговор законным, обоснованным и справедливым.

Проверив материалы дела, судебная коллегия оснований для удовлетворения кассационных жалоб не усматривает.

Судебное следствие проведено полно и объективно, право сторон на представление и исследование доказательств не нарушалось.

Вывод суда о виновности К.М. в совершении преступления соответствует фактическим обстоятельствам дела и основан на достаточной для этого вывода совокупности исследованных в судебном заседании доказательств, изложенных в приговоре, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает.

Доводы жалоб соответствуют доводам стороны защиты в судебном заседании, судом проверялись, в приговоре им дана надлежащая и убедительная оценка.

Подсудимый К.М. вину по предъявленному обвинению не признал, пояснил, что 4 июля 2007 года утром он в г. Краснокамске после оперативного совещания подписал 2 экземпляра договора беспроцентного займа в сумме 4 миллиона рублей у М., подготовленный С. и К. Первую половину этого дня провел в г. Краснокамске. Около 14 час. в г. Перми на ул. <...>, встретился с Н., доехал с ним до центра города, около 15 час. высадил Н. у <...>, с 15 час. находился на приеме у врача М1. в

железнодорожной больнице, при этом в 15 час. 35 мин. у ворот больницы встретился со своей бывшей супругой К. Затем отвез врача М1. к тому домой. В 17 час. 16 мин. разговаривал с Ш., находясь уже у дома тещи. Со слов Ш. узнал, что тот, а также М., К1., Б. и Ч. находятся в офисе на ул. <...>. С 17 час. 30 мин. до 19 час. 30 мин. вместе с тестем Б. возили тещу в больницу, находящуюся на окраине <...>, затем он находился у себя дома. События 3-летней давности помнит в подробностях, в восстановлении в памяти событий помогли детализация телефонных соединений, записи в ежедневниках, медицинские документы. Процентный договор займа, акт передачи денежных средств он не подписывал, приходно-кассовый ордер не выписывал, деньги от М. не получал. М2. вынудил в сентябре 2007 года продать ему (М2.) долю в ООО <...>. Пришел О., принес документы, он их подписал.

Согласно показаниям потерпевшего М., он работает с 2005 года заместителем директора в ООО <...>. С 2006 года до сентября 2007 года он совместно с К.М., Б., Ш., К1. являлся соучредителем ООО <...>. Он и Ч. неоднократно давали директору ООО <...> денежные средства на развитие, иногда без оформления договоров займа, так как доверяли ему. В первой половине дня 4 июля 2007 года в офисе в г. Краснокамске юристом С. был составлен договор займа между ООО <...> и ним (М.), при этом С. один раз переделывал договор, также был составлен акт передачи денежных средств. Во второй половине дня в офисе ООО <...> на ул. <...>, бухгалтер К2. в присутствии многих лиц передала К.М. 4 000 000 рублей, а К.М. передал ему экземпляры договора займа, акта, приходно-кассовый ордер. Эту денежную сумму К.М. не вернул, в сентябре 2007 года незаконно вывел его и других лиц из состава учредителей ООО <...>. Поскольку К.М. стал отрицать факт займа, по его (М.) иску 17-ый апелляционный арбитражный суд 30 октября 2008 года принял решение о взыскании с ООО <...> 4 000 000 рублей. Денежные средства, переданные им К.М., были им получены по договору займа от 2 июля 2007 года от ИП Т. Квитанция к приходно-кассовому ордеру N 122 от 4 июля 2007 года в настоящее время утеряна, но ранее вместе с оригиналами остальных документов передавалась оперуполномоченному ОБЭП П., который впоследствии эти документы возвратил.

Свидетель С. пояснил, что он составлял 4 июля 2007 года по указанию К.М. процентный договор займа у М. на 4 миллиона рублей, переделывал его один раз, составлял акт передачи денежных средств, З. в договоре ставила печати. Документы были подписаны К.М. и М. Подтверждает, что договор займа N 01/07 от 4 июля 2007 года и акт передачи денежных средств от 4 июля 2007 года были составлены им. Составляя договор, он мог ошибиться в указании процентов. Представленный договор беспроцентного займа составлен не им.

Свидетель Ш. пояснил, что ранее К.М. уже брал деньги у М. для развития ООО <...>, деньги возвращались с процентами. В конце июня 2007 года К.М. сказал, что нужны деньги в сумме 4 000 000 рублей. В июле 2007 года К.М. взял займ в этой сумме у М. под проценты, документы подписывались в Краснокамске. При подписании договора и акта присутствовали он, М., Ч., Б., К1., документы составлял юрист С. Вечером он находился в офисе в г. Перми на ул. <...>, приехал К.М. и сообщил, что получил указанные денежные средства.

Аналогичные показания дал свидетель К1. Также свидетель пояснил, что соучредителями ООО <...> являлись он, Ш., Б., М., Ч., но в результате обманных действий в августе 2007 года К.М. их вывел из состава учредителей.

Свидетель Б. пояснил о тех же обстоятельствах, что и свидетели Ш., К1.

Свидетель С. пояснил, что в начале июля 2007 года в первой половине дня в офисе в г. Краснокамске он видел, как К.М. и М. подписывали договор займа на 4 миллиона рублей. Дата в договоре - 4 июля 2007 года. Кроме договора был акт передачи денежных средств. При нем во второй половине дня в офисе на ул. <...> К2. принесла из своего кабинета пачки денег в банковской упаковке, передала их К.М.

Согласно показаниям свидетеля Ч., К.М. ранее передавались денежные суммы до 2 миллионов рублей для деятельности предприятия. К.М. в начале июля 2007 года сказал, что ему необходимо 4 миллиона рублей, обратился за деньгами к М. 4 июля 2007 года в первой половине дня в г. Краснокамске между К.М. и М. был оформлен процентный договор займа на указанную сумму, акт приема-передачи, а во второй половине дня в офисе на ул. <...>, в г. Перми состоялась передача денег. К2. принесла

деньги, К.М. пересчитал пачки денег, передал М. документы. В конце августа - начале сентября К.М. стал пропадать, не стал являться на работу, а потом вообще заявил, что денег не брал.

Свидетель Т. пояснил, что 3 июля 2007 года по договору займа передал М. 4 миллиона рублей из личных денег. Последний деньги ему не возвратил, со слов М. знает, что К.М. М. деньги не вернул.

Свидетель К2. показала, что М. указанную сумму положил в сейф в офисе на ул. <...>. 4 июля 2007 года во второй половине дня она по просьбе М. передала эти деньги М., а тот передал их К.М. К.М. передал договор займа на 4 000 000 миллиона рублей, акт передачи денежных средств, корешок приходного ордера. Ранее К.М. несколько раз брал деньги у М., но до последнего случая деньги возвращались.

Свидетель Б. подтвердил, что в его присутствии в начале июля 2007 года в офисе фирмы <...> К2. принесла пакет с деньгами в пачках купюрами по 5 тысяч рублей и по 1 тысяче рублей, эти деньги были переданы К.М. К.М. передал М. документы.

Согласно показаниям свидетеля М2., он с К.М. познакомился в августе

2007 года, доверял ему, вместе с М3. приобрели у К.М. доли в ООО <...>. М. говорил, что К.М. должен ему крупную сумму денег. К.М. отрицал наличие долга перед М. Позднее у дознавателя увидел документы, подтверждающие, что К.М. должен М. крупную сумму под проценты. К.М. утверждал, что деньги не брал. Знает, что у К.М. жена работает в <...> (оператор связи). Он посоветовал К.М. взять распечатку, где тот находился 4 июля 2007 года. К.М. пояснил, что был в том районе, покупал вещи для ребенка, рядом с ним никто не находился. Позднее К.М. сообщил, что у него была переуступка долга, речь шла о 4 миллионах рублей. Эти документы предоставили в УВД. Он (М2.) в договоре надписи своей рукой не выполнял. У К.М. видел чистый ежедневник, потом увидел этот ежедневник с записями. На его вопрос о договоре займа К.М. сначала сказал, что подписывал, потом сказал, что не подписывал. У участкового видел копию квитанции N 122. Видел 2 копии этой квитанции, свидетельствующие, что 4 миллиона рублей внесены в ООО <...>. К.М. не выплачивал работникам зарплату при наличии достаточных средств на счету. Впоследствии М3. продал свою долю К.М. Сейчас директор и владелец 70% доли общества О., находящийся в СИЗО г. Екатеринбурга.

Свидетель М3. показал, что являлся участником ООО <...>, в июле

2008 года по предложению К.М. вышел из общества. М2. знает, тот его никогда не обманывал. М2. в обществе занимался юридическими вопросами, а он - производством. Когда было возбуждено уголовное дело, подсудимым ему делались предложения дать определенные показания в милиции.

Согласно показаниям О., в 2008 году он в г. Екатеринбурге по предложению незнакомой девушки за 500 рублей, так как нуждался в деньгах, принимал участие в составлении каких-то документов, которые заверили в нотариальной конторе. В представленной ему копии договора купли-продажи доли в уставном капитале ООО <...> стоит его подпись. Какую деятельность осуществляло общество, не знает, с К.М., М., М2. не знаком.

Свидетель З. пояснила, что исполняла обязанности главного бухгалтера и кассира ООО <...>. По заключению договора займа К.М. 4 миллионов рублей у М. ничего пояснить не может, не знает, заключался ли данный договор. Печать на договор она не ставила, но К.М. сам мог прийти в бухгалтерию за печатью. Денежные средства в сумме 4 миллиона рублей в кассу ООО <...> не поступали. В представленной копии квитанции к приходному кассовому ордеру N 122 от 4 июля 2007 года указано, что денежные средства приняты от М., стоит подпись, похожая на подпись К.М., подписей главного бухгалтера и кассира нет. За время ее работы не помнит, чтобы директор К.М. расписывался в квитанциях к приходным кассовым ордерам.

Согласно показаниям свидетеля К., К.М. приходится ей мужем. В ООО <...> она работала юристом по совместительству. В конце июня 2007 года общество нуждалось в деньгах, М. предложил деньги, речь шла о 4 миллионах рублей, был подготовлен беспроцентный договор займа. 4 июля 2007 года она была в офисе, но договор подписан не был. К.М. деньги не брал. Считает, что 1-ый лист договора займа и акт были подделаны. О договоре переуступки говорил М2., но она отказалась его подписывать.

Свидетель А. пояснил, что с К.М. состоит в родственных отношениях. 4 июля 2007 года утром он был в офисе в г. Краснокамске, видел там Ш., К1.,

Ш., К1., после оперативки переговорил с К.М. и уехал. Часов в 5-6 вечера с К.М. отправляли тещу - Б., - в больницу. К.М. до 4 июля 2007 года хотел решить вопрос об оформлении займа в интересах предприятия с М., Б., Ш., К., речь шла о миллионах. Однако после 4 июля 2007 года от заказчика поступила оплата в сумме нескольких миллионов, необходимость в займе отпала.

Согласно показаниям Б1., тестя К.М., последний 4 июля 2007 года с 17 до 20 часов был с ними, отвозил его супругу Б1. в больницу и обратно.

Свидетель Б2. также пояснила, что вечером 4 июля 2007 года привозил Б1. в больницу.

Свидетель Н. показал, что знаком с К.М. со времен совместной службы в вооруженных силах. 4 июля 2007 года около 14 часов он встретился с К.М. по ул. <...>, К.М. хотел сдать под охрану объект в г. Краснокамске. К.М. подвез его до <...>, когда он вышел из машины К.М., было около 15 часов. Со слов К.М. знает, что тот поехал в больницу.

Согласно показаниям М1., К.М., его знакомый, был у него на приеме 4 июля 2007 года примерно в 15 часов, он оказывал К.М. медицинские услуги в течение 30-40 минут, а затем К.М. довез его до дома в <...>, они расстались в пятом часу вечера. Записи, сделанные в медицинской карте К.М., соответствуют действительности.

Свидетель К., бывшая жена К.М., пояснила, что 4 июля 2007 года договорилась с К.М., который обещал ей помочь материально, о встрече в 15 часов у железнодорожной больницы, приехала туда, примерно в 15 часов 30 минут К.М. вышел из больницы, отдал ей деньги и уехал.

Суд обоснованно пришел к выводу, что показания потерпевшего М., свидетелей С., Ш., К1., Б., С1., Ч., Т., К1., Б., М2., М3. и О. достаточно последовательны и согласуются между собой и с другими нижеизложенными доказательствами, подтверждая в своей совокупности совершение К.М. хищения 4 000 000 рублей у М. путем обмана и злоупотребления доверием. Каких-либо существенных противоречий в этих показаниях не имеется, незначительные расхождения в деталях обусловлены тем, что потерпевший и свидетели допрашивались спустя значительное время, прошедшее с момента событий.

Согласно протоколу выемки у М. были изъяты договор займа N 01/07 от 4 июля 2007 года, акт передаче денежных средств от 4 июля 2007 года; указанные документы в подлинниках приобщены к делу.

Свидетель - следователь А. пояснила, что фраза в протоколе выемки о том, что документы изъяты в копиях, была заложена в бланке, является стандартной и ее следует рассматривать как техническую ошибку. На самом деле были изъяты подлинники указанных документов, по копиям документов почерковедческая экспертиза не была бы проведена.

Согласно договору займа N 01/07 от 4 июля 2007 года М. передает ООО <...> в лице директора К.М. в собственность денежные средства в размере 4 000 000 рублей, а ООО <...> в лице директора К.М. обязуется возвратить М. сумму займа с процентами в срок до 4 июля 2008 года, проценты за пользование займом взимаются ежемесячно в размере 22%.

Из акта передачи денежных средств от 4 июля 2007 года следует, что М. в соответствии с договором займа N 01/07 от 4 июля 2007 года передает ООО <...> в лице директора К.М. заем на сумму 4 000 000 рублей.

Из копии квитанции к приходному кассовому ордеру N 122 от 4 июля 2007 года ООО <...>, представленной потерпевшим, следует, что от М. принято 4 000 000 рублей.

Согласно протоколу выемки у подозреваемого К.М. был изъят договор беспроцентного займа от 4 июля 2007 года, из которого следует, что М. передает ООО <...> в лице директора К.М. беспроцентный заем в сумме 4 000 000 рублей. Срок займа - один год с момента подписания настоящего договора.

У свидетеля М2., как следует из протокола выемки, был изъят договор переуступки долга от 26 июля 2007 года. Согласно этому договору, М. и ООО <...> в лице директора К.М. заключили между собой договор займа от 4 июля 2007 года на сумму 4 000 000 рублей. Данная сумма была переведена на ООО <...> в лице директора Ж. ООО <...> в лице директора К.М. с согласия

М. переуступает свой долг на сумму 4 000 000 рублей ООО <...>, а ООО <...> в лице директора Ж. обязуется возвратить денежные средства М. в сумме 4 000 000 рублей в срок до 28 сентября 2007 года.

По заключению эксперта подписи от имени К.М., расположенные в договоре займа N 01/07 от 4 июля 2007 года, акте передаче денежных средств от 4 июля 2007 года, договоре беспроцентного займа от 4 июля 2007 года, договоре переуступки долга от 26 июля 2007 года выполнены самим К.М.; подписи от имени М. в договоре займа N 01/07 от 4 июля 2007 года и в договоре беспроцентного займа от 4 июля 2007 года выполнены М.; подпись от имени М., расположенная в договоре переуступки долга от 26 июля 2007 года, выполнена не М., а кем-то другим с подражанием его подлинной подписи; подпись от имени Ж., расположенная в договоре переуступки долга от 26 июля 2007 года, выполнена не Ж., а кем-то другим с подражанием подлинной подписи Ж.

Каких-либо оснований не доверять данному заключению эксперта П., имеющей необходимые для проведения экспертизы образование, квалификацию и опыт работы, не имеется. Эксперт предупреждалась об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, ее заключение соответствует требованиям ст. 204 УПК РФ.

Оснований, предусмотренных законом, для отвода эксперта не имелось. Предыдущее участие эксперта в качестве специалиста в исследовании тех же документов в силу п. 1 ч. 2 ст. 70 УПК РФ не является препятствием для его участия в производстве экспертизы; судебную экспертизу указанных документов П.А. произвела только в рамках уголовного дела по постановлению следователя.

Кроме того, выводы эксперта П. по делу приняты судом во внимание не как имеющие преимущество перед другими доказательствами, а в совокупности с ними, им дана надлежащая оценка в приговоре.

Учитывая изложенное, представленное стороной защиты заключение специалиста К3., не предупреждавшегося об уголовной ответственности за дачу ложного заключения и проводившего исследование не по подлинникам, а по копиям документов, не ставит под сомнение заключение эксперта П.

Согласно протоколу выемки у свидетеля Т. была изъята копия договора беспроцентного займа от 2 июля 2007 года, согласно которому ИП Т. передает М. беспроцентный заем на сумму 4 000 000 рублей, а М. обязуется вернуть указанную сумму в срок до 11 апреля 2008 года. ИП Т. по устной заявке М. должен перечислить или выдать М. указанную сумму в срок до 4 июля 2007 года.

У К.М., согласно протоколу выемки, были изъяты копия договора купли-продажи доли в уставном капитале ООО <...> от 22 сентября 2008 года, копия акта-приема передачи дел и документов ООО <...> от 22 сентября 2008 года.

Из копии договора купли-продажи доли в уставном капитале ООО <...> следует, что К.М. продает, а О. покупает долю в уставном капитале ООО <...>, составляющую 70% номинальной стоимостью 7 000 рублей.

Согласно копии акта-приема передачи дел и документов К.М. как прежний Директор передает, а О. как новый Директор принимает все учредительные и все бухгалтерские документы ООО <...>, берет на себя обязанность обеспечивать ведение бухгалтерских документов, обязуется осуществлять руководство деятельностью ООО <...>.

По постановлению Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30 октября 2008 года в пользу М. с ООО <...> взыскано 4 миллиона рублей в связи с наличием договора займа N 01/07 от 4 июля 2007 года. Из текста постановления следует, что в суд были представлены документы (договор, акт передачи денежных средств, квитанция к приходному кассовому ордеру N 122 от 4 июля 2007 года), подтверждающие факт передачи денежных средств М. в сумме 4 000 000 рублей, но при этом в суде не был установлен факт сдачи К.М., действующим по договору в интересах ООО <...>, денежных средств в кассу (на счет) ООО <...>.

Постановление арбитражного суда обоснованно принято во внимание судом, рассматривавшим уголовное дело, с учетом требований ст. 90 УПК РФ, согласно которой обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки. При этом такие приговор или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле.

Свидетель З. подтвердила, что денежные средства в сумме 4 миллиона рублей от К.М. в кассу ООО <...> не поступали.

Суд обоснованно критически отнесся к показаниям К., А., Б., Н., М1., К., которые имеют родственные отношения с К.М. либо знакомы с ним достаточно продолжительное время. Показания этих лиц о наличии алиби у К.М. опровергаются совокупностью перечисленных выше доказательств виновности К.М. в хищении, в приговоре им дана надлежащая и мотивированная оценка.

Судебная коллегия полагает, что следует критически относиться к информации, запрошенной стороной защиты из ОАО <...> и представленной суду, которая, по мнению этой стороны, подтверждает показания К., А., Б., Б1., Н., М1., К. о невозможности нахождения К.М. во второй половине дня 4 июля 2007 года в офисе в г. Перми по ул. <...>, и ставит под сомнение достоверность показаний свидетелей обвинения.

Договор от 20 сентября 2004 года между ОАО <...> и К.М. об оказании услуг подвижной радиотелефонной связи в преамбуле имеет ссылки на нормативные акты 2005-2007 гг., а также доверенность должностного лица ОАО <...> от 29 декабря 2008 года, которые, в силу более позднего издания, не могли действовать на момент заключения договора.

От имени ОАО <...> предоставлены сведения не только о соединениях по абонентскому номеру К.М. N <...> и географическом местоположении данного абонента, но и о географическом местоположении абонентов, с которыми указанный абонент разговаривал по телефону 4 июля 2007 года.

Согласно определению Конституционного Суда РФ от 2 октября 2003 года N 345-О информацией, составляющей охраняемую Конституцией Российской Федерации и действующими на территории Российской Федерации законами тайну телефонных переговоров, считаются любые сведения, передаваемые, сохраняемые и устанавливаемые с помощью телефонной аппаратуры; для доступа к указанным сведениям органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, необходимо получение судебного решения.

Не оспаривая право абонента, с которым заключен договор об оказании услуг телефонной связи, получать информацию о соединениях по его абонентскому номеру и его местоположении, судебная коллегия полагает, что в силу ч. 2 ст. 23 Конституции РФ и указанного определения Конституционного Суда РФ этот абонент не вправе запрашивать и получать у оператора связи информацию о местоположении абонентов, с которыми у него были телефонные соединения, без согласия этих абонентов либо без судебного решения.

Соответственно, сведения в той части, в которой они получены в нарушение установленного законом порядка, не должны рассматриваться в качестве доказательств по делу.

Стороной защиты суду была представлена копия приказа директора ООО <...> К.М. от 16 апреля 2007 года N 52/1, согласно которой за К.М. был закреплен другой номер - <...>. При этом договора на оказание услуг связи абоненту с этим номеров, распечаток соединений и данных о местоположении абонента не представлено.

Судебная коллегия учитывает, что представленная стороной защиты информация по телефонным соединениям абонента К.М. и его местоположении, как правильно указал суд в приговоре, не исключает нахождения К.М. 4 июля 2007 года в промежуток времени с 15 час. 02 мин. до 15 час. 40 мин. в офисе по ул. <...>.

Суд дал верную оценку тому, что представленная стороной защиты информация от ОАО <...> допускает присутствие свидетеля С1. в момент передачи денег М. К.М., в связи с чем нет оснований не доверять показаниям данного свидетеля.

Как следует из распечатки телефонных соединений (т. 4, л.д. 111), в период с 16 до 22 час. 4 июля 2007 года телефонных соединений между К.М., с одной стороны, и с Ш., Б., К1., с другой, не осуществлялось, за исключением телефонного соединения в 17 час. 16 мин. с Ш., находившимся в этот момент в районе действия базовой станции по ул. <...>. В то же время зафиксировано пребывание К.М. с 16 час. 29 мин. до 17 час. 32 мин. в районе базовой станции по ул. <...>, что свидетельствует о достоверности показаний Ш., Б., К1. о встрече с К.М. по ул. <...>, во второй половине дня, когда последний им сообщил о получении денег от М. Представленная стороной защиты "Схема географического местоположения абонентов на карте г. Перми" (т. 4, л.д. 113), где отражено местоположение и передвижение перечисленных абонентов, полученная без судебного решения, к тому же не согласуется с указанной распечаткой телефонных соединений.

Суд обоснованно признал недостоверными показания Н., указав на отсутствие необходимости обсуждения К.М. и Н. в период с 14 до 15 часов 4 июля 2007 года вопроса об охране помещения ООО <...> в г. Краснокамске по ул. <...>, поскольку согласно договору между ООО ЧОП <...> и ОАО <...> от 25 июня 2007 года и соответствующей справке охрана данного объекта, собственником которого ООО <...> не являлось, уже осуществлялась.

Показания свидетеля - врача М1. о том, что 4 июля 2007 года с 15 час. К.М. был у него на приеме, а расстались они после 16 час., также нельзя признать достоверными, поскольку они противоречат графику работы врачебно-экспертной комиссии, согласно которому комиссия, в состав которой входит М1., работала в этот день с 9 часов до 16 часов 42 минут, справкам больницы, в которой работает М1., о том, что К.М. за медицинской помощью в эту больницу 4 июля 2007 года не обращался, медицинская карта на имя К.М. отсутствует и на руки никому не выдавалась.

Показаниям свидетеля К. как лица, заинтересованного в исходе дела в пользу К.М., судом также дана верная оценка.

Представленное стороной защиты заключение специалиста К3. по акту передачи денежных средств не содержит утверждения, что сумма в 4 000 000 рублей К.М. не передавалась; данный акт правильно оценен судом во взаимосвязи с другими доказательствами по делу.

Доводы защиты о том, что у М. не могло быть суммы в 4 000 000 рублей для передачи К.М., противоречат не только показаниям потерпевшего и свидетелей обвинения, но и показаниям свидетелей стороны защиты - К., согласно которым до 4 июля 2007 года с М. решался вопрос о предоставлении последним 4 миллионов рублей для ООО <...>, А., который дал аналогичные показания, самого К.М., пояснившего, что 4 июля 2007 года он подписывал договор беспроцентного займа у М. 4 000 000 рублей. Очевидно, что при наличии сомнений у К.М. в возможностях М. предоставить такую сумму вопрос с М. о предоставлении займа не решался и договор займа, пусть даже беспроцентный, он бы не подписывал.

Умысел К.М. на хищение 4 миллионов рублей у М., как правильно установил суд, подтверждается показаниями свидетеля С., которого К.М. просил никому не говорить о сделке с М., показаниями свидетеля З., главного бухгалтера ООО <...>, которую К.М. не поставил в известность об этой сделке, фактом непередачи К.М. полученной от М. денежной суммы в ООО <...>, отрицанием К.М. того, что он брал эту денежную сумму у М.

Действуя с умыслом на хищение указанной денежной суммы, К.М. сознательно ввел М. в заблуждение, заключив с ним договор займа как директор ООО <...> и пояснив потерпевшему, что займ нужен для развития производства.

Ссылке стороны защиты на то, что потерпевший М. и свидетели обвинения Ш., Ч., К1., Б., С., К2., Б. оговаривают К.М., судом в приговоре дана обоснованная оценка; совокупность неопровержимых доказательств виновности К.М. в преступлении, перечисленных выше, позволяет сделать вывод, что версия об оговоре из-за конфликта интересов - избранный К.М. способ защиты от обвинения.

Согласно показаниям свидетеля М1. о том, что у К.М. была переуступка долга, ему сообщил сам К.М., этот договор о переуступке долга был передан следователю. Согласно протоколу выемки, договор о переуступке долга от 26 июля 2007 года был изъят у М2. Почерковедческой экспертизой установлено, что подпись от имени К.М. в данном договоре выполнена самим К.М., а подписи от имени М. и К. не этими лицами, а кем-то другим с подражанием их подлинным подписям.

Договор переуступки долга также не имеет приоритетного доказательственного значения, а обоснованно учтен судом в общей совокупности доказательств, подтверждающих виновность К.М. в преступлении. Суд сделал правильный вывод о том, что с помощью этого договора К.М. пытался ввести потерпевшего и других учредителей ООО <...> в заблуждение, что 4 000 000 рублей поступили в ООО <...>, а затем были переведены ООО <...> в лице директора Ж.

Действия К.М. судом правильно квалифицированы по ст. 159 ч. 4 УК РФ.

При назначении наказания судом должным образом учтены все заслуживающие внимания с точки зрения уголовного закона обстоятельства: характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности К.М., который характеризуется положительно, обстоятельства, смягчающие наказание - наличие у виновного на иждивении трех малолетних детей, состояние здоровья, отсутствие отягчающих обстоятельств.

С учетом наличия смягчающих наказание обстоятельств, отсутствия отягчающих, данных о личности К.М. судом правильно применены положения ст. 64 УК РФ.

Наказание является справедливым.

29 июля 2010 года в судебном заседании в отсутствие К.М. суд рассматривал вопрос только о состоянии здоровья не явившегося подсудимого, в связи с чем супруга К.М. - Ж. не была допущена в судебное заседание в этот день.

Право подсудимого на участие в судебном разбирательстве не нарушалось.

Принятое судом решение о передаче иска М. на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства не нарушает прав и законных интересов потерпевшего.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену либо изменение приговора, по делу не допущено.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Свердловского районного суда г. Перми от 7 сентября 2010 года в отношении К.М. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного и его защитника - адвоката Мымрина Н.А., потерпевшего М. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь