Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 декабря 2010 г. по делу N 33-24082

 

Судья: Румянцева М.А.

 

14 декабря 2010 года судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда в составе

председательствующего Ракуновой Л.И.,

судей Шинкаревой Л.Н., Колесник Н.А.

при секретаре Б.

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу ГУ УПФ РФ N 39 по г. Москве и Московской области

на решение Талдомского районного суда Московской области от 12 августа 2010 года

по делу по иску К. к ГУ УПФ РФ N 39 по г. Москве и Московской области о праве на пенсию,

заслушав доклад судьи Ракуновой Л.И.,

объяснения представителя ответчика,

 

установила:

 

К. обратилась в суд с иском к ГУ УПФР N 39 по г. Москве и Московской области о праве на досрочную трудовую пенсию, ссылаясь на то, что ответчик необоснованно не включил ей в специальный стаж периоды работы с 20.06.1984 г. по 30.06.1984 г.; с 13.09.2007 г. по 16.09.2007 г.. Не зачтен период нахождения в отпуске по уходу за детьми с 26.01.1991 г. по 26.08.1991 г., с 6.10.1992 г. по 4.04.1994 г. по достижении детьми возраста 3 лет. Также не зачтен период работы с 1.06.1994 г. по 2.06.2002 г. в должности воспитателя в Муниципальном учебно-воспитательном центре социальной реабилитации детей и подростков "Молодежный центр".

Просила включить указанные периоды работы в специальный стаж и признать за ней право на досрочную трудовую пенсию с даты обращения.

Представитель ГУ УПФР N 39 по г. Москве и Московской области иск не признала, указав, что на дату обращения у истицы отсутствовал необходимый специальный стаж для назначения пенсии. В специальный стаж включен период нахождения в отпуске по уходу за детьми до достижения ими возраста полутора лет до внесения изменений в трудовое законодательство.

Решением Талдомского районного суда исковые требования удовлетворены.

Дополнительным решением определена дата возникновения у истицы права на получение пенсии.

Не согласившись с решением суда, в кассационной жалобе ответчик просит его отменить, ссылаясь на необоснованное включение судом в специальный стаж истицы периода нахождения ее в отпуске по уходу за детьми.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда как постановленного в соответствии с требованиями норм материального и процессуального права.

В соответствии с п. п. 19 п. 1 ст. 27 ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного статьей 7 настоящего Федерального закона, лицам, не менее 25 лет осуществлявшим педагогическую деятельность в учреждениях для детей, независимо от их возраста.

Из установленных судом первой инстанции обстоятельств дела усматривается, что истица что с 1994 г. и по настоящее время истец работает воспитателем в Талдомском социально-реабилитационном центре для несовершеннолетних "Журавлик".

Удовлетворяя исковые требования К., суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что в специальный стаж подлежит включению период нахождения истицы в учебном отпуске с 20.06.84 г. по 30.06.84 г. для сдачи экзаменов в связи с обучением в педагогическом классе при общеобразовательной школе.

В соответствии с п. 2 Положения "О порядке исчисления стажа для назначения пенсий за выслугу лет работникам просвещения и здравоохранения", утвержденного Постановлением Совета Министров СССР от 17.12.59 г. N 139, п. 3 Приложения N 6 к инструкции "О порядке исчисления заработной платы работников просвещения", утвержденной приказом Министерства просвещения СССР от 16.05.1985 г. N 94 в специальный педагогический стаж включается время обучения в высших и средних специальных учебных заведениях, если ему непосредственно предшествовала и непосредственно за ним следовала педагогическая деятельность.

Правильными являются выводы суда первой инстанции о включении в специальный стаж периода нахождения истицы на курсах повышения квалификации.

Удовлетворяя исковые требования К. о включении в специальный стаж периодов нахождения в отпуске по уходу за детьми с 26.01.91 г. по 26.08.91 г. и с 06.10.92 г. по 04.04.94 г., суд в системном толковании привел законы, нормативные акты, подлежащие применению по спорным правоотношениям и постановил в указанной части законное и обоснованное решение.

Таким образом, судом первой инстанции правильно установлены обстоятельства, имеющие значение для разрешения дела, применен закон, подлежащий применению по спорным правоотношением, в соответствии со ст. 67 ГПК РФ представленным сторонами доказательствам дана надлежащая оценка.

Доводы кассационной жалобы не содержат аргументов, опровергающих правильность выводов суда первой инстанции, в решении по ним содержатся правильные и мотивированные ответы.

Доводы кассационной жалобы ответчика о том, что истица не имеет право на зачет в специальный стаж периода нахождения в отпуске по уходу за ребенком с 6 октября 1992 года основаны на неправильном толковании норм материального права.

При этом судебная коллегия исходит из следующего.

До введения в действие Закона Российской Федерации от 25 сентября 1992 г. "3543-1 "О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде РСФСР" статья 167 КЗоТ РСФСР предусматривала включение периода нахождения в отпуске по уходу за ребенком в стаж работы по специальности для назначения пенсии по выслуге лет.

Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 22 января 1981 г. "О мерах по усилению государственной помощи семьям, имеющим детей" были установлены частично оплачиваемый отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста одного года и дополнительный отпуск без сохранения заработной платы по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет.

В соответствии с пунктом 2 Постановления Совета Министров СССР и ВЦСПС от 22 августа 1989 г. N 677 "Об увеличении продолжительности отпусков женщинам, имеющим малолетних детей" с 1 декабря 1989 г. повсеместно продолжительность дополнительного отпуска без сохранения заработной платы по уходу за ребенком была увеличена до достижения им возраста трех лет. Указанный дополнительный отпуск подлежал зачету в общий и непрерывный стаж, а также в стаж работы по специальности.

Впоследствии право женщин, имеющих малолетних детей, оформить отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет было предусмотрено Законом СССР от 22 мая 1990 г. N 1501-1 "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты СССР по вопросам, касающимся женщин, семьи и детства", которым были внесены изменения в Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о труде, утвержденные Законом СССР от 15 июля 1970 г.; статья 71 Основ была изложена в новой редакции и предусматривала предоставление женщине частично оплачиваемого отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет и дополнительного отпуска без сохранения заработной платы по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет.

С принятием Закона Российской Федерации N 3543-1 от 25 сентября 1992 г. "О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде РСФСР" (вступил в силу 6 октября 1992 г.) период нахождения женщины в отпуске по уходу за ребенком перестал включаться в стаж работы по специальности в случае назначения пенсии на льготных условиях.

Таким образом, исходя из смысла приведенных выше нормативных актов, период нахождения женщины в отпуске по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет подлежал зачету в общий и непрерывный стаж, а также в специальный стаж работы по специальности в соответствии со статьей 167 КЗоТ РФ до внесения изменений в данную норму закона, то есть до 6 октября 1992 года.

Изложенная позиция в полной мере согласуется с разъяснениями, данными по указанному вопросу Верховным Судом Российской Федерации в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 25 от 20 декабря 2005 г. "О некоторых вопросах, возникших у судов при рассмотрении дел, связанных с реализацией гражданами права на трудовые пенсии".

Принимая во внимание, что отпуск по уходу за ребенком начался у истицы до 6 октября 1992 г., то есть в период действия названных нормативных актов, с учетом положений статей 6 (ч. 2), 15 (ч. 4), 17 (ч. 1), 18, 19 и 55 (ч. 1) Конституции Российской Федерации, предполагающих правовую определенность и связанную с ней предсказуемость законодательной политики в сфере пенсионного обеспечения, необходимых для того, чтобы участники соответствующих правоотношений могли в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в том, что приобретенное ими на основе действующего законодательства право будет уважаться властями и будет реализовано, то период с 06.10.1992 г. по 04.04.94 г. подлежит включению в специальный стаж работы истицы, дающий ей право на назначение досрочной трудовой пенсии по старости.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Талдомского районного суда Московской области от 12 августа 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу ГУ УПФ РФ N 12 по г. Москве и Московской области - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь