Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 декабря 2010 г. по делу N 33-24206

 

Судья: Стебунова Е.Ю.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда

в составе председательствующего Кондратовой Т.А.,

судей Красновой Н.В., Мертехина М.В.,

при секретаре Г.,

рассмотрела в открытом судебном заседании 14 декабря 2010 г. кассационную жалобу представителя ООО "СТОО "Ильинское" на решение Орехово-Зуевского городского суда Московской области от 16 сентября 2010 г. по гражданскому делу по иску ООО "СТОО "Ильинское" к П. о взыскании убытков.

Заслушав доклад судьи Красновой Н.В.,

объяснения представителя ООО "СТОО "Ильинское" по доверенности И., судебная коллегия

 

установила:

 

ООО "СТОО "Ильинское" обратилось в суд с иском к П. и просит взыскать с ответчика убытки в порядке ст. ст. 12, 15, 50, п. 3 ст. 53 ГК РФ и ст. 44 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" и ст. 273 - 277 ТК РФ. В обоснование иска ссылается на то, что ответчик, являясь директором общества, без согласия участников (учредителей) и не имея полномочий, совершил несколько сделок и продал принадлежащую обществу недвижимость ниже рыночных цен, заключив их на невыгодных для общества условиях, лишив последнего тем самым стабильного источника дохода, тем самым нанес обществу существенные материальные убытки. Об этих сделках истцу стало известно в июле 2008 г. Ответчиком были отчуждены: складское помещение площадью 105,1 кв. м с земельным участком за 15000 рублей, складское помещение площадью 40,3 кв. м с земельным участком за 3000 руб., здание пожарного депо площадью 258,1 кв. м с земельным участком за 60000 руб., бывшее здание гаража площадью 409,2 кв. м с земельным участком за 14500 руб., здание молочного цеха площадью 203,3 кв. м с земельным участком за 45000 руб.

Ответчиком было нарушено положение Устава Общества, а именно п. 16, по которому директор имеет право самостоятельно заключать договоры на сумму до 1 млн. неденоминированных или 1000 руб. Кроме того, денежные средства в нарушение правил проведения кассовых операций на расчетный счет предприятия в банке не поступали, т.к. в указанном периоде счета общества в банковских учреждения были закрыты. Они также не поступали наличными в кассу, так как приходно-расходные документы оформлены ненадлежащим образом.

Поскольку имущество выбыло из владения общества незаконно, то общество понесло реальный ущерб, который оценивается в общей сумме 8301000 руб., складывающихся из реальной рыночной стоимости всех объектов недвижимости вместе с земельными участками по независимой оценке. Эту сумму истец и просит взыскать с ответчика.

В судебном заседании представитель истца требования поддержал.

Ответчик П. и его представитель в судебное заседание не явились, о слушании дела извещались надлежащим образом, от повестки и телеграммы ответчик отказался, в связи с чем суд счел возможным рассмотреть дело в его отсутствие. Ранее в судебном заседании ответчик иск не признавал, считает, что убытков обществу он не причинял, все указанные строения проданы по остаточной стоимости без земельных участков, так как земельные участки, на которых находились строения, не были оформлены в надлежащем порядке. Также просил суд применить срок исковой давности, так как общество являлось стороной по сделкам, о датах совершения сделок общество знало, поэтому 3-х годичный срок исковой давности должен начаться с даты заключения договоров, а данный срок истек к моменту подачи иска в суд.

Решением суда в удовлетворении иска отказано.

Не согласившись с постановленным решением, истец обжалует его в кассационном порядке, в своей жалобе просит решение суда отменить.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия не находит оснований, предусмотренных ст. 362 ГПК РФ, к отмене обжалуемого решения.

Суд первой инстанции при рассмотрении дела правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, применил нормы материального права, подлежащие применению, при этом не допустил нарушений норм процессуального права.

Согласно п. 2 ст. 44 Федерального закона N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" члены совета директоров общества, единоличный исполнительный орган общества, члены коллегиального исполнительного органа общества, а равно управляющий несут ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу их виновными действиями. С иском о возмещении убытков общество или его участник вправе обратиться в суд (пункт 5 статьи 44 названного Федерального закона).

Этой же нормой предусмотрен порядок привлечения к ответственности за причиненные убытки. Однако общее основание такой ответственности установлено трудовым законодательством. Так, в соответствии со статьей 277 ТК РФ руководитель организации несет полную материальную ответственность за прямой действительный ущерб, причиненный организации. В случаях, предусмотренных федеральным законом, руководитель организации возмещает организации убытки, причиненные его виновными действиями. Следовательно, директор может нести ответственность перед обществом за убытки, причиненные его виновными действиями, на основании статьи 277 ТК РФ и в порядке, установленном статьей 44 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью".

Проверив доводы ответчика относительно пропуска истцом срока исковой давности, судом первой инстанции сделан правильный вывод об отсутствии оснований для удовлетворения этого заявления ответчика. Суд счел, что возможность у истца защищать свои права появилась лишь после вступления в законную силу решения Арбитражного суда Московской области от 24.10.08 г., обязавшего ответчика передать ООО правоустанавливающие и правоподтверждающие документы, в т.ч. оригиналы учредительных документов истца, договоры и другую финансовую и хозяйственную документацию за 1998 - 2007 гг.

Поскольку иск предъявлен в суд 03.09.2009 г., то предусмотренный законом (ст. 196 ГК РФ) срок исковой давности в 3 года истцом не пропущен.

При разрешении настоящего спора по существу суд первой инстанции исходил из того, что анализ ст. ст. 15, 303 - 395 и 1064 ГК РФ предусматривает, что лицо, обратившееся с требованиями о взыскании убытков (то есть истец) должно доказать их наличие, то есть наступление вреда, противоправность действий ответчика и его вину, а также причинно-следственную связь между понесенными убытками и действиями ответчика, и доказать размер ущерба.

Кроме того, при предъявлении требований в соответствии со ст. 15 ГК РФ в предмет доказывания подлежат включению обстоятельства, свидетельствующие о принятии истцом мер к предупреждению убытков.

Из материалов дела усматривается, что, будучи директором СТОО "Ильинское" (правопреемником которого является истец ООО "СТОО "Ильинское") ответчик совершил ряд сделок, в результате которых отчуждались несколько объектов недвижимости, а именно: по договору купли-продажи от 16.12.2002 г. с К. - складское помещение площадью 105,1 кв. м за 15000 руб., по договору купли-продажи от 16.12.2002 г. с К. - складское помещение площадью 40,3 кв. м за 3000 руб., по договору купли-продажи от 11.04.2002 г. с Ч. - здание пожарного депо площадью 258,1 кв. м за 60000 руб., по договору купли-продажи от 27.11.2003 г. с К.Т. - бывшее здание гаража площадью 409,2 кв. м за 14500 руб., по договору купли-продажи от 26.03.2004 г. с К.Н. - здание молочного цеха площадью 203,3 кв. м за 45000 руб.

Цена определялась договорная с учетом с учетом высокой амортизации зданий и нахождения их аварийном состоянии, а оплата по вышеуказанным договорам производилась наличными деньгами в кассу общества, о чем у покупателей имеются корешки приходно-кассовых ордеров, копии которых имеются в материалах гражданских дел.

Вступившими в законную силу решениями Орехово-Зуевского городского суда по каждому объекту недвижимости за покупателями по вышеуказанным сделкам признано право собственности на вышеуказанные объекты недвижимости (здания) ввиду признания исков ответчиком - продавцом по сделкам СТОО "Ильинское" в лице директора П. Требования о признании права собственности на земельные участки не заявлялись. Ни указанные выше сделки купли-продажи в суде, ни решения суда общей юрисдикции не оспаривались и не обжаловались, вступили в законную силу, переход права на отчужденные объекты недвижимости (здания) зарегистрированы покупателями на основании решения суда, за исключением К.Т., здание принадлежащее которой, как она пояснила, разрушено.

Данные о наличии остаточной стоимости указанного имущества в деле отсутствуют, поскольку нет бухгалтерской и иной отчетности за период с 1998 г. по 2007 г. При этом представитель истца пояснял, что в настоящее время в балансе предприятия по указанным объектам недвижимости стоит стоимость этих объектов, определенная самим истцом, которая не отражает объективной стоимости данных строений.

Проверяя полномочия ответчика на заключение сделок, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что оспариваемые сделки купли-продажи совершены директором СТОО "Ильинское" в пределах предоставленных ему Уставом полномочий с учетом изменений, принятых в п. 16 Устава, которые суд признал действующими.

Судом также указано, что виновные действия ответчика в должности директора общества при заключении вышеуказанных договоров купли-продажи в суде истцом не доказаны, равно как и не подтверждены доводы истца о том, что денежные средства в кассу общества по вышеперечисленным сделкам не поступили.

Кроме того, вышеуказанные договоры купли-продажи, на основании которого имущество общества было отчуждено, в установленном порядке не признаны недействительными. Представитель истца подтверждал в судебном заседании, что эти договоры не были оспорены, в связи с чем суд первой инстанции не проверял законность сделок, исходя из того, что договоры в настоящее время недействительными не признаны.

Судом проверялся и довод истца в той части, что сделки купли-продажи совершены ответчиком ниже рыночных цен, заключены на невыгодных для общества условиях, обществу причинены убытки в виде реального ущерба и упущенной выгоды. Истец при этом утверждал, что рыночная стоимость отчужденного в 2002-2004 г.г. недвижимого имущества на день предъявления иска по заключению независимой оценки составляет 8301000 руб.

Суд эти доводы не принял во внимание, указав, что сведения отчета о рыночной стоимости носят предполагаемый характер, а, кроме того, сослался на свободу в определении цены, которой обладают стороны при заключении договора купли-продажи.

В результате проведенной по делу судебно-технической экспертизы также не представилось возможным определить стоимость отчужденного имущества на дату отчуждения, так как не имеется никаких фактических данных о дате возведения, стоимости строений при возведении, физическом износе или амортизации строений на дату отчуждения, фотографий строений на дату отчуждения, технических паспортов строений на дату отчуждения, и стоимости земельных участков в результате отсутствия сведений о стоимости аналогов такого имущества на рынке недвижимости на дату отчуждения.

Поскольку истцом не было доказано нанесение реального ущерба ООО "СТОО "Ильинское" действиями ответчика, также не доказано причинение убытков, суд пришел к выводу о необходимости отказать в удовлетворении иска.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции, основанными на установленных судом обстоятельствах и подтвержденных представленными доказательствами, которым судом дана надлежащая оценка в их совокупности в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ.

Доводы кассационной жалобы не могут быть приняты во внимание, поскольку они по своей сути направлены на иную оценку установленных судом обстоятельств и переоценку доказательств, что не может служить основанием к отмене законного и обоснованного решения.

Руководствуясь ст. ст. 199, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Орехово-Зуевского городского суда Московской области от 16 сентября 2010 г. оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь