Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 декабря 2010 г. по делу N 33-36364

 

Судья суда первой инстанции: Лопаткина А.С.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе

председательствующего Фроловой Л.А.,

судей Пономарева А.Н.,

Катковой Г.В.,

при секретаре Р.,

рассмотрела в открытом судебном заседании

по докладу судьи Пономарева А.Н.

дело по кассационным жалобам К. и его представителя Р.Е.

на решение Басманного районного суда г. Москвы от 11 июня 2010 года по делу по заявлению К. об обжаловании неправомерных действий Федеральной миграционной службы РФ,

которым в удовлетворении заявления отказано,

 

установила:

 

К. обратился в суд с указанным заявлением к Федеральной миграционной службе РФ, ссылаясь на незаконность отказа в признании его беженцем из-за опасений подвергнуться преследованиям по религиозным мотивам в стране своей гражданской принадлежности - Узбекистане. Решением Басманного районного суда г. Москвы от 11 июня 2010 года постановлено: в удовлетворении заявления К. о признании незаконным решения Федеральной миграционной службы РФ N 397 от 10 марта 2010 года об отказе К. в удовлетворении жалобы на решение Управления ФМС России по г. Москве от 21 декабря 2009 года об отказе в признании беженцем на территории РФ, отмене указанного решения Федеральной миграционной службы РФ, обязании Федеральной миграционной службы РФ устранить допущенные нарушения отказать.

В кассационной жалобе К. и его представителя ставится вопрос об отмене решения.

В заседании судебной коллегии представитель Федеральной миграционной службы РФ - Т., по доверенности от 15 июня 2010 года, просила решение суда оставить без изменения.

Судебная коллегия на основании ст. 354 ГПК РФ сочла возможным рассмотреть дело в отсутствие К., дважды не явившегося в заседание суда второй инстанции, извещенного о времени и месте судебного заседания.

Проверив материалы дела, выслушав представителя Федеральной миграционной службы РФ, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия приходит к следующему выводу.

В соответствии с п. 1, 2, 3, 4 ч. 1 ст. 362 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения решения суда в кассационном порядке являются:

1) неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела;

2) недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела;

3) несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела;

4) нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Таких оснований для отмены или изменения обжалуемого судебного постановления в кассационном порядке по доводам кассационной жалобы, изученным по материалам дела, не имеется.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что 29 сентября 2009 года К. обратился в УФМС России по г. Москве с ходатайством о признании беженцем на территории РФ, ссылаясь на то, что у него имеются опасения подвергнуться в Узбекистане преследованиям по религиозным мотивам. Заявитель утверждал, что ранее он был репрессирован за свои религиозные убеждения и даже после освобождения его из мест лишения свободы постоянно подвергался давлению со стороны правоохранительных органов Узбекистана, где он был поставлен на пожизненный надзор правоохранительных органов, которые заставляют его отказаться от своих религиозных убеждений, клеветать на единоверцев.

Решением УФМС России по городу Москве от 21 декабря 2009 года, которое признано правомерным решением ФМС России N 397 от 10 марта 2010 года, К. было отказано в предоставлении статуса беженца как лицу, не отвечающему критериям, определяющим понятие "беженец" в соответствии со статьей 1 Федерального закона N 4528-1 "О беженцах".

Разрешая спор по существу и отказывая в удовлетворении заявления, суд правильно руководствовался тем, что в соответствии с действующим законодательством сообщенные заявителем сведения, необходимые для рассмотрения ходатайства, были предметом проверки относительно их достоверности и обоснованности. Установив, что порядок проведения такой проверки в отношении заявителя соблюден, но заявитель не отвечает критериям, определяющим понятие "беженец", суд пришел к обоснованному выводу об отказе в удовлетворении заявления.

С указанным выводом судебная коллегия согласна.

Конвенция о статусе беженцев (Женева, 28 июля 1951 года), которая вступила в силу для России 1 февраля 1993 г., в статье 1 дала определение понятия "беженец". В указанной Конвенции под термином "беженец" подразумевается лицо, которое в результате событий, происшедших до 1 января 1951 года, и в силу вполне обоснованных опасений стать жертвой преследований по признаку расы, вероисповедания, гражданства, принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений находится вне страны своей гражданской принадлежности и не может пользоваться защитой этой страны или не желает пользоваться такой защитой вследствие таких опасений; или, не имея определенного гражданства и находясь вне страны своего прежнего обычного местожительства в результате подобных событий, не может или не желает вернуться в нее вследствие таких опасений.

В соответствии с п. 3 ст. 3 Федерального закона от 19 февраля 1993 г. N 4528-I "О беженцах" (с изменениями) решение о выдаче свидетельства или о признании беженцем либо решение об отказе в рассмотрении ходатайства по существу или об отказе в признании беженцем принимается по итогам анкетирования лица, оформления опросного листа на основе проведения индивидуальных собеседований, а также по результатам проверки достоверности полученных сведений о данном лице и прибывших с ним членах семьи, проверки обстоятельств их прибытия на территорию Российской Федерации и оснований для их нахождения на территории Российской Федерации, после всестороннего изучения причин и обстоятельств, изложенных в ходатайстве. В целях уточнения сообщенных лицом фактов допускается проведение дополнительных собеседований. Данный порядок признания лица беженцем является исчерпывающим и не предусматривает представление заявителями доказательств о том, что они испытывали обоснованные опасения стать жертвой преследований по указанным в подп. 1 п. 1 ст. 1 Закона признакам.

В деле имеются данные, что такую проверку (оценку) сведений, сообщенных К., миграционная служба г. Москвы и Федеральная миграционная служба РФ провели.

В частности, было установлено, что К. является гражданином Республики Узбекистан, по национальности узбек, исповедует ислам суннитского толка, родной язык узбекский, женат, имеет троих детей, которые также являются гражданами Узбекистана. В ноябре 2000 года К. был осужден по ч. 3 ст. 159 Уголовного кодекса Республики Узбекистан (посягательство на конституционный строй), ч. 1 ст. 244-1 Уголовного кодекса Республики Узбекистан (религиозный экстремизм) к лишению свободы. В 2002 году освобожден по амнистии. При этом не установлено доказательств преследования К. по религиозным мотивам.

По информации МИД РФ Узбекистан заявляет, что не отказывается от своих обязательств в сфере защиты и соблюдения прав человека, но одновременно будет отстаивать свои национальные интересы.

Согласно национальному законодательству Республики Узбекистан каждый гражданин Республики имеет право исповедовать любую религию или не исповедовать никакой. Статья 18 Конституции Республики Узбекистан гарантирует равенство всех граждан перед законом независимо от их пола, расы, национального языка, религии, веры, социального происхождения и расы.

Доводы жалоб о том, что при индивидуальном установлении статуса, не приняты во внимание все обстоятельства, внушающие заявителю страх перед возвращением на родину, а также относительно того, что суд необоснованно не принял во внимание документы международных организаций относительно ситуации в Узбекистане, а также многочисленные решения Европейского Суда по правам человека, что, по мнению заявителей, повлияло на правильность принятого судом решения, не могут быть признаны состоятельными.

В жалобах отсутствуют указания на конкретные факты, которые бы не были учтены органами миграционной службы при решении спорного вопроса. По смыслу закона преследование включает в себя такие меры, затрагивающие интересы групп или отдельных лиц либо направленные против них вследствие их расовой принадлежности, вероисповедания, гражданства, принадлежности к конкретной социальной группе или их политических убеждений, которые наносят вред интересам, неприкосновенности и достоинству человека настолько, что это считается недопустимым по действующим международным нормам или по стандартам, существующим в Российской Федерации.

Однако фактов преследования по признаку вероисповедания по данному делу не установлено, более того, в отношении заявителя К. властями Узбекистана применен акт об амнистии.

Исходя из смысла п. 66 Руководства по процедурам и критериям определения статуса беженцев Управления Верховного Комиссара ООН по делам беженцев, для того, чтобы считаться беженцем, лицо должно предъявить свидетельство вполне обоснованных опасений стать жертвой преследований. Кроме того, дискриминация может перерасти в преследование, когда она приводит к лишению возможности выполнять работу по определенным профессиям, получать образование, либо к иным ограничениям свобод, традиционно гарантируемых в демократическом обществе.

Судебные акты Европейского Суда по правам человека, на которые ссылаются заявители жалобы, связаны с вопросом экстрадиции, в то время как в отношении заявителя такой вопрос властями РФ не решается.

Судом установлено, что заявитель при условии законного проживания на территории России может пользоваться теми же правами, что и остальные иностранные граждане, прибывшие на территорию РФ в целях проживания и работы.

Поскольку ни Федеральной миграционной службе РФ, ни ее территориальному органу, ни суду свидетельств дискриминации, равносильной преследованиям, не представлено, жалоба заявителя обоснованно была оставлена без удовлетворения.

Другие доводы кассационных жалоб, направленные на оспаривание судебного решения в указанной части, судебная коллегия не может признать состоятельными, поскольку отсутствуют правовые основания для иной оценки представленных сторонами и исследованных судом доказательств, приведенные выводы суда не противоречат материалам настоящего дела и заявителями жалоб не опровергнуты.

Руководствуясь ст. 366, ст. 360, ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда

 

определила:

 

Решение Басманного районного суда г. Москвы от 11 июня 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь