Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 декабря 2010 г. N 33-38874

 

Судья Федерякина Е.Ю.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Мосгорсуда в составе: председательствующего Ломакиной Л.А.

судей Григорьевой С.Ф. и Суминой Л.Н.

при секретаре Ч.

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Ломакиной Л.А. дело по кассационной жалобе П.Л. на решение Таганского районного суда г. Москвы от 15 октября 2010 года, которым постановлено:

в удовлетворении исковых требований П.Л. к П.А. о признании договора пожизненной ренты недействительным, возврате квартиры в собственность, - отказать,

 

установила:

 

П.Л. обратилась в суд с иском к ответчику П.А. о признании недействительным договора пожизненной ренты от 20 января 2003 года, заключенного между П.Л. и П.А., а также о возврате квартиры, расположенной по адресу: 1, в собственность П.Л.

В обоснование исковых требований П.Л. указала, что 20 января 2003 года заключила в нотариально удостоверенной форме с ответчиком спорный договор пожизненной ренты, в соответствии с условиями которого истица передала в собственность ответчика квартиру по адресу: 1, в обмен на получение от ответчика пожизненной ренты.

Данная сделка, как указывает истица в исковом заявлении, была заключена ею под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, а именно: по настойчивому предложению сотрудниц фирмы ЗАО "Агрос Риэлти", убедивших истицу в выгоде заключения договора пожизненной ренты (безбедная старость, возможность получения пожизненного ухода и денежных средств, взамен чего человек, заключивший с истицей такой договор, получит ее квартиру после ее смерти). Истица подписала с ЗАО "Агрос Риэлти" договор-поручение от 08 января 2003 года, причем сотрудницы фирмы обещали истице найти человека, который возьмет ее на иждивение, а также приведет в порядок квартиру истицы. 20 января 2003 года при заключении спорного договора присутствовали ответчик, нотариус А. и те же сотрудницы указанной выше фирмы; истице представили для прочтения и подписания подготовленный бланк договора, шрифт был мелкий, истица плохо видит, вслух нотариус договор не зачитывал, никаких разъяснений П.Л. не давал. Сотрудницы фирмы убедили истицу в том, что все будет хорошо, по данному договору за истицей будут ухаживать до ее смерти, будет приходить уборщица, в спорной квартире, где проживает истица, сделают ремонт, истице будут покупать продукты и лекарства.

В момент подписания спорного договора истица находилась в состоянии сильного эмоционального напряжения, не могла собраться с мыслями, ее торопили, убеждали в правильности ее действий, посоветоваться истице было не с кем, истица ничего не понимала, считала, что ее квартиру по указанному выше адресу ответчик получит только после ее (истцы) смерти. Истица юридически неграмотна. После заключения спорного договора истица не догадывалась и не предполагала, что эта квартира уже ей не принадлежит. С 2003 года истица получала от ответчика денежные средства в счет оплаты коммунальных услуг, услуг такси, медицинских анализов, ремонта отопительных приборов, лекарств, иных расходов, в связи с чем истица полагала, что находится у него на иждивении. Ответчик намеренно обманывал истицу в течение длительного периода действия договора относительно природы и содержания заключенного 20 января 2003 года договора, истица не подозревала о том, что спорный договор содержит невыгодные для нее условия, в частности о невозможности вернуть в свою собственность переданную ответчику квартиру, надеялась на помощь и уход со стороны ответчика-плательщика ренты, однако никакого ухода за ней ответчик не осуществляет, а в последнее время перечисления в счет выплаты ренты ежемесячной суммы в размере 3 000 руб. вместо определенной соглашением сторон суммы в размере соответственно МРОТ, составляющей на данный момент 4 330 руб., ответчик осуществляет на сберкнижку истицы. Вследствие преклонного возраста, юридической неграмотности, имеющихся заболеваний (остеохондроз позвоночника, ишемическая болезнь сердца, бессонница, др.), зависимости от дорогостоящих лекарств, истица была введена в заблуждение относительно природы и существенных условий спорного договора и заключила данную сделку под влиянием такого заблуждения, исходя из единственного намерения - улучшить уровень своего жизнеобеспечения, ограниченный мизерной пенсией, получить уход и материальную помощь (л.д. 9 - 11).

Истица П.Л. не явилась, извещена о дате слушания дела, направила в суд своего представителя по доверенности П.Л., которая исковые требования поддержала.

Ответчик П.А. в суд не явился, о дате, времени и месте слушания извещен надлежащим образом своевременно, направил в суд своего представителя по доверенности Ярославцева Я.В., который иск не признал.

Третьи лица - нотариус г. Москвы А. и Управление Росреестра по Москве в суд не явились, о дате, времени и месте слушания извещены надлежащим образом своевременно.

Суд постановил указанное решение, об отмене которого просит заявитель по доводам кассационной жалобы.

Проверив материалы дела, выслушав представителей сторон, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда.

В силу ст. 583 ГК РФ, по договору ренты одна сторона (получатель ренты) передает другой стороне (плательщику ренты) в собственность имущество, а плательщик ренты обязуется в обмен на полученное имущество периодически выплачивать получателю ренту в виде определенной денежной суммы либо предоставления средств на его содержание в иной форме.

По договору ренты допускается установление обязанности выплачивать ренту бессрочно (постоянная рента) или на срок жизни получателя ренты (пожизненная рента).

Согласно ч. 1 ст. 596 ГК РФ, пожизненная рента может быть установлена на период жизни гражданина, передающего имущество под выплату ренты, либо на период жизни другого указанного им гражданина.

Из материалов дела усматривается, что вступившим в законную силу 27 мая 2010 года решением Таганского районного суда г. Москвы от 25 декабря 2009 года разрешены по существу и оставлены без удовлетворения исковые требования П.Л. к П.А. о признании дополнительного соглашения N 1 от 20 сентября 2004 года действующим, признании договора пожизненной ренты от 20 января 2003 года договором пожизненного содержания с иждивением, расторжении данного договора в связи с существенным нарушением его условий, возврате квартиры, расположенной по адресу: 1, в собственность П.Л.

Согласно ч. 2 ст. 61 ГПК РФ, обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Решением Таганского районного суда г. Москвы от 25 декабря 2009 года установлено и из материалов настоящего дела также усматривается, что П.Л. являлась собственником отдельной двухкомнатной квартиры, расположенной по адресу: 1, на основании регистрационного удостоверения от 20 февраля 1991 года, выданного БТИ исполкома Волгоградского райсовета г. Москвы, справки правления ЖСК от 17 февраля 1991 года.

20 января 2003 года между П.Л. (получатель ренты) и ответчиком П.А. (плательщик ренты) заключен договор пожизненной ренты, по условиям которого истица (получатель ренты) передает ответчику П.А. (плательщику ренты) в собственность под выплату пожизненной ренты принадлежащую ей (истице) вышеуказанную квартиру.

В соответствии с п. 6 данного договора, плательщик ренты П.А. в счет пожизненной ренты единовременно выплачивает получателю ренты П.Л. 300 000 руб., которые переданы до подписания настоящего договора. Установлен размер пожизненной ренты не менее 8-ми МРОТ на момент подписания договора.

Кроме того, плательщик ренты обязался сохранить за получателем ренты право пожизненного проживания и пользования квартирой и оплатить ритуальные услуги (п. 5 договора).

Данный договор пожизненной ренты удостоверен нотариусом г. Москвы А. и зарегистрирован Московским комитетом регистрации прав 30 января 2003 года.

В настоящее время собственником данной спорной квартиры является П.А., при этом спорная квартира обременена залогом и рентой в пользу истицы П.Л., которая постоянно зарегистрирована и в настоящее время проживает в спорной квартире.

Также судом первой инстанции установлено, что дополнительное соглашение N 1 от 20 сентября 2004 года к вышеупомянутому договору пожизненной ренты от 20 января 2003 года, в соответствии с которым П.А. обязался оплачивать услуги уборщицы и при необходимости уходчицы-сиделки для П.Л., является ничтожным по основанию несоответствия его формы требованиям закона, поскольку данное дополнительное соглашение составлено не в нотариально удостоверенной форме и в установленном законом порядке государственную регистрацию в регистрирующем органе не прошло.

Кроме того, при принятии судом решения от 25 декабря 2009 года также были оценены и рассмотрены доводы истицы о том, что договор от 20 января 2003 года является по своей правовой природе договором пожизненного содержания с иждивением.

Также, судом в указанном решении отмечено, что поскольку спорная квартира была передана получателем ренты П.Л. в собственность плательщика ренты П.А. за плату (возмездно), то в случае существенного нарушения договора плательщиком ренты, у получателя пожизненной ренты возникает право требования ее выкупа, и может быть использовано в качестве санкции за допущенное нарушение обязательства. Выкуп осуществляется по правилам, установленным для договора постоянной ренты (ст. 594 ГК РФ). При этом имущество остается в собственности плательщика ренты, который обязан для прекращения обязательства осуществить выкуп ренты. В качестве альтернативной санкции в данном случае получатель ренты может потребовать от ее плательщика расторжения договора и возмещения убытков по ст. 15 ГК РФ, в том числе, в виде суммы неполученных рентных платежей, части стоимости имущества, переданного получателем ренты ее плательщику в собственность при заключении договора пожизненной ренты. При этом полученное плательщиком ренты при заключении договора имущество остается в его собственности.

Данные обстоятельства установлены вступившим в законную силу решением суда, в связи с чем не подлежат доказыванию и оспариванию в ходе настоящего судебного разбирательства.

Согласно ст. 166 ГК РФ, сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лицами, указанными в настоящем Кодексе. Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. Суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе.

В соответствии со ст. 167 ГК РФ, недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах - если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Как установлено положениями ст. 178 ГК РФ, сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения.

Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения.

Суд первой инстанции на основе оценки представленных доказательств, пришел к правильному выводу, что объективных и достоверных доказательств того, что спорный договор пожизненной ренты от 20 января 2003 года заключен истицей под влиянием заблуждения относительно существа и природы сделки, суду не представлено, в связи с чем суд обоснованно отказал истице в удовлетворении исковых требований.

Суд правильно указал, что доводы стороны истца на последующее поведение ответчика по исполнению им условий договора, являются необоснованными, т.к. в силу ст. 178 ГК РФ правовое значение имеет заблуждение, под влиянием которого спорная сделка заключена.

Суд первой инстанции на основе анализа действующего законодательства и оценки представленных доказательств пришел к правильному выводу, что настоящий иск подан в суд П.Л. с пропуском установленного законом (ст. 181 ГК РФ) срока исковой давности по требованиям об оспаривании договора пожизненной ренты от 20 января 2003 года по заявленным истицей основаниям.

При таких обстоятельствах суд правомерно отказал в удовлетворении исковых требований П.Л. к П.А. о признании договора пожизненной ренты от 20 января 2003 года недействительным, а также производных от них исковых требований о возврате в собственность истицы квартиры по адресу: 1.

Эти выводы суда подтверждаются материалами дела.

Выводы суда основаны на всестороннем, полном и объективном исследовании имеющихся в деле доказательств, правовая оценка которым дана судом по правилам ст. 67 ГПК РФ, и соответствует нормам материального права, регулирующим спорные правоотношения.

Доводы кассационной жалобы не опровергают выводов суда, необоснованность их отражена в судебном решении с изложением соответствующих мотивов, доводы кассационной жалобы не содержат обстоятельств, нуждающихся в дополнительной проверке. Никаких нарушений норм ГПК РФ, влекущих отмену решения, по делу не установлено.

Руководствуясь ст. ст. 199, 360, 361 ГПК РФ судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Таганского районного суда г. Москвы от 15 октября 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь