Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 декабря 2010 г. по делу N 33-38939

 

Судья Рощин О.Л.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Захаровой Е.А., судей Нестеренко Г.А., Неретиной Е.Н.,

при участии прокурора Артамоновой О.Н.,

при секретаре Б., заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Нестеренко Г.А. дело по кассационным жалобам Городской поликлиники N 192 УЗ ЮАО г. Москвы, Г. на решение Нагатинского районного суда г. Москвы от 7 сентября 2010 г., которым постановлено:

исковые требования Г. к Городской поликлинике N 192 УЗ ЮАО г. Москвы о взыскании ущерба и компенсации морального вреда - удовлетворить частично;

взыскать с Городской поликлиники N 192 УЗ ЮАО г. Москвы в пользу Г. компенсацию морального вреда, в сумме 50 000 (пятьдесят тысяч) рублей 00 коп.;

в остальной части иска Г. к Городской поликлинике N 192 УЗ ЮАО г. Москвы - отказать,

 

установила:

 

истец обратился в суд с иском к ответчику о взыскании ущерба в виде утраченного заработка в размере 10704 р. и компенсации морального вреда в размере 500000 р.

Требования мотивированы тем, что в результате неправильно установленного диагноза врачи не определили перелом правой локтевой кости, что привело к существенным болевым ощущениям и дискомфорту, возникла угроза неправильного срастания кости и в результате поставлено под угрозу функция правой руки. Неправильный диагноз привел к длительному амбулаторному лечению и за это время истцом утрачен заработок, а также физическим и нравственным страданиям.

Представитель ответчика иск не признал, пояснил, что лечение истца в целом соответствовало необходимой в таком случае тактике лечения. Причиной возникновения у Г. перелома и левой и правой руки стало его самопроизвольное падение и это никем не оспаривается. То, что врачи травмпункта поликлиники 192 не определили поначалу верного диагноза - перелома правой руки Г., то это обстоятельство не повлекло для него негативных последствий, в настоящий момент функции и левой и правой рук Г. - восстановлены. Правовых оснований для возмещения вреда не имеется.

Представитель 3-го лица ЗАО "МАКС-М" поддержал требование.

Судом постановлено указанное решение, о пересмотре которого просит истец в кассационной жалобе, считая необходимым взыскать ущерб и увеличить компенсацию морального вреда, поскольку не учтены его мучительные страдания и лечение до настоящего времени, и об отмене решения просит в кассационной жалобе ответчик, поскольку считает, что для истца не наступило негативных последствий в результате неточного диагноза.

Проверив материалы дела, выслушав стороны, заключение прокурора, полагавшего решение оставить без изменения, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения, постановленного с учетом установленных обстоятельств дела, представленных доказательств, которым дана оценка и требований ст. ст. 15, 151, 1064, 1068, 1085, 1100, 1101 ГК РФ.

В силу названных норм лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков... Под убытками при причинении реального ущерба в виде повреждения или утраты имущества понимаются расходы, понесенные лицом, чье право нарушено, которые оно произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права.

Если гражданину причинен моральный вред (физические и нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд также учитывает степень нравственных и физических страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен моральный вред.

Компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

При причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение.

При определении утраченного заработка (дохода) пенсия по инвалидности, назначенная потерпевшему в связи с увечьем или иным повреждением здоровья, а равно другие пенсии, пособия и иные подобные выплаты, назначенные как до, так и после причинения вреда здоровью, не принимаются во внимание и не влекут уменьшения размера возмещения вреда (не засчитываются в счет возмещения вреда). В счет возмещения вреда не засчитывается также заработок (доход), получаемый потерпевшим после повреждения здоровья.

Судом установлено, что 26 апреля 2009 года при самопроизвольном падении истец получил травмы локтевых суставов обеих рук и обратился в травматологическое отделение Городской поликлиники N 192, где ему были сделаны рентгеновские снимки и выставлен диагноз: перелом лучевой кости левой руки и ушиб локтевого сустава правой руки.

3 недели истец проходил с гипсовой повязкой на левой руке, а затем гипс сняли и его направили в поликлинику N 148, а затем в кабинет лечебной физкультуры Поликлиники восстановительного лечения N 3 с диагнозом перелом левого локтевого сустава и ушиб правого.

1 и 11.06.2009 г. истцу сделаны рентгеновские снимки и было определено, что у него срастающиеся переломы левой и правой руки.

Истец находился на амбулаторном лечении в течение 42 дней - с 29 апреля 2009 г. по 09 июня 2009 г.

При рассмотрении дела судом назначено проведение судебно-медицинской экспертизы для определения вопроса о правильности применения методики и тактики лечения.

По заключению эксперта в медицинских документах по поводу повреждения правого локтевого сустава имеются противоречия - ушиб либо перелом, контрольного рентгеновского исследования правого локтевого сустава для подтверждения (либо исключения) диагноза "Перелом? головки правой лучевой кости" не производилось; в правильности постановки двух (по сути противоречивых) диагнозов, установленных в отношении травмы правой верхней конечности - "Ушиб правого локтевого сустава" и "Закрытый перелом головки правой лучевой кости" у экспертной комиссии возникло сомнение. Далее в заключении указано, что при уверенности врача-травматолога (с учетом заключения врача рентгенолога) в наличии перелома, основной тактикой лечения перелома головки правой лучевой кости должна быть жесткая иммобилизация поврежденной конечности, а не фиксирующая повязка (тем более, что сам больной категорически отрицает факт фиксации), то есть в течение длительного времени он продолжал нагружать правую руку. В связи с этим экспертная комиссия признала, что изначально диагноз Г. установлен не в полном объеме, так как нет указаний на наличие перелома в области правого локтевого сустава, в соответствии с этим, тактика лечения на начальной стадии должна была быть другой (жесткая фиксация), при смене диагноза (с ушиба на перелом) не наложена гипсовая иммобилизация, не проведено контрольное рентгенологическое исследование.

Использованный вариант лечения поврежденной конечности фиксирующей повязкой сопряжен с более частым развитием осложнений и с более выраженным болевым синдромом.

Рекомендация Г. именно этого способа фиксации может свидетельствовать об отсутствии полноценной диагностики перелома на уровне правого локтевого сустава.

В течение всего периода лечения травмы (в течение 3-х недель), контрольных рентгеновских снимков ни левой, ни тем более правой верхней конечности, не делалось. Рентгеновский снимок левой верхней конечности сделан 18.05.09 г. (через 3 недели после травмы), а правой верхней конечности 11.06.09 г. (через 1,5 месяца после травмы).

При этом экспертная комиссия отметила, что даже при подтвержденном факте неправильной тактики ведения травмы правой верхней конечности, никаких неблагоприятных последствий для состояния здоровья Г. не возникло. При наличии (по субъективным ощущениям) болевого синдрома в области правого локтевого сустава и предплечья, больному рекомендовано местное лечение разогревающими и обезболивающими мазями, продолжение лечебной физкультуры, массаж, плавание. В оперативном вмешательстве Г. не нуждался и не нуждается. В период лечения травмы обеих верхних конечностей (с 26.04.09 г. по 09.06.09 г.) Г. находился на больничном листке и имел временную 100% утрату как общей, так и профессиональной трудоспособности. Так как данная травма не привела к каким-либо неблагоприятным последствиям, то и стойкой утраты трудоспособности у Г. не вызвала.

Оценив заключение экспертов, суд пришел к выводу, что ответчик не принял всех надлежащих мер по жесткой иммобилизации поврежденной правой руки, не проведено контрольного рентгенологического исследования правой руки - то есть в действиях врачей полклиники 192 выявлены дефекты диагностики и ведения травматологического больного.

Учитывая заключение экспертов, суд признал, что неправильный диагноз и методика лечения вызваны виновными действиями врачей, так как при должной аккуратности, внимательности и надлежащей методике и тактике лечения физические страдания истца можно было избежать.

Выводы экспертов подтверждены заключением медицинской комиссии ЗАО "МАКС-М" о неправильной диагностике врачей поликлиники 192 в отношении повреждений в области правой руки Г. и не оказании ему должной медицинской помощи по поводу повреждений правой руки в апреле - мае 2009 г., повлекшем для него негативные последствия.

При указанных обстоятельствах суд пришел к обоснованному выводу о том, что истцу в результате неправильно постановленного диагноза причинен моральный вред, связанный с дополнительной болью и негативными переживаниями, подлежащий компенсации и вина ответчика подтверждается материалами дела.

Вывод суда о том, что сотрудники ответчика не предприняли всех мер по соблюдению методики и тактики лечения истца, которые они в силу нормативных актов, регламентирующих их деятельность, должны были предпринять для обеспечения безопасности здоровья граждан и вина ответчика в причинении морального вреда Г. является доказанной, ничем не опровергнут.

Определяя размер компенсации морального вреда, судом учтены обстоятельства дела, нравственные и физические страдания истца, в связи с чем размер определен в сумме 50000 р.

Довод жалобы истца об увеличении размера компенсации морального вреда, не опровергает вывода суда, который сделан с учетом всех обстоятельств дела, последствий нарушения права истца и принципа разумности и справедливости.

Отказывая истцу в удовлетворении требования о возмещении утраченного заработка за период, когда он являлся нетрудоспособным с 29 апреля 2009 г. по 09 июня 2009 г. (42 дня), судом признано, что до получения переломов рук - с 09 апреля 2009 г. по 13 августа 2009 г. истец не имел места работы и заработка, состоял на учете в ГУ Центр занятости населения как безработный и получал пособие по безработице, что подтверждается материалами дела.

Таким образом, суд правомерно отказал в удовлетворении данного требования.

При указанных обстоятельствах оснований для отмены или изменения решения суда по доводам кассационной жалобы истца не усматривается.

Доводы жалобы ответчика о том, что в действиях сотрудников не было никакой небрежности, диагноз был установлен правильно, своевременно, полученные травмы закончились полным выздоровлением, что не отрицается в медицинских заключениях, - не могут служить основанием для отмены решения.

Судом правильно установлены обстоятельства дела, представленным доказательствам дана надлежащая оценка, выводы соответствуют обстоятельствам дела.

Доводы жалобы ответчика направлены на иную оценку доказательств, поэтому не могут быть признаны обоснованными.

Руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Нагатинского районного суда г. Москвы от 7 сентября 2010 г. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь