Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СУД ХАНТЫ-МАНСИЙСКОГО АВТОНОМНОГО ОКРУГА - ЮГРЫ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 декабря 2010 г. по делу N 33-5286/2010

 

Судья Воронин С.Н.

 

Судебная коллегия по гражданским делам суда Ханты - Мансийского автономного округа - Югры в составе:

председательствующего Юрьева И.М.,

судей Ахметзяновой Л.Р., Тюленева В.В.,

при секретаре Н.С.,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Открытого акционерного общества "Обьгаз" к Н.А. о взыскании материального ущерба, судебных расходов,

по кассационной жалобе ответчика Н.А. на решение Ханты-Мансийского районного суда от 1 ноября 2010 года, которым постановлено:

"Исковые требования ОАО "Обьгаз" к Н.А. о взыскании материального вреда, судебных расходов - удовлетворить.

Взыскать с Н.А. в пользу ОАО "Обьгаз" денежную сумму в размере 800 000 рублей, в счет возмещения материального ущерба".

Заслушав доклад судьи Ахметзяновой Л.Р., Н.А., ее представителя Е., просивших об отмене решения суда, мнение представителя истца В., полагавшего о законности и обоснованности решения суда, судебная коллегия

 

установила:

 

Открытое акционерное общество "Обьгаз" (далее по тексту - Общество) обратилось в суд к Н.А. с иском о взыскании 800 000 рублей материального ущерба, причиненного работником, 20 000 рублей судебных расходов на оплату услуг представителя, 11 200 рублей государственной пошлины.

Требования мотивированы тем, что в апреле 2009 года по результатам проведения годовой инвентаризации в Обществе выявлена недостача денежных средств в кассе предприятия на сумму 800 000 рублей, в период работы материально-ответственного лица бухгалтера-кассира Н.А. В ходе проведения годовой инвентаризации дебиторской и кредиторской задолженности за 2008 год выявлено следующее: согласно акту сверки за 2008 год с контрагентом ЗАО "Иртышнефтепродукт" установлено расхождение на сумму 600 000 рублей. По данным ЗАО "Иртышнефтепродукт" задолженность Общества перед ЗАО "Иртышнефтепродукт" на 31 декабря 2008 года составила 492 840 рублей, тогда как по данным Общества задолженность ЗАО "Иртышнефтепродукт" перед ним на 31 декабря 2008 года составляет 107 160 рублей. При сопоставлении данных акта сверки обнаружены расхождения в оборотах за 2008 год в части перечисления денежных средств. Ввиду выявления расхождений между программой "1С Предприятие" и первичными документами проведена сплошная документальная проверка за период с 1 января по 19 октября 2008 года кассовых и банковских документов и их сопоставление с программой "1С Предприятие". В результате обнаружена недостача 800 000 рублей в кассе Общества. Общество 25 декабря 2009 года обратилось в правоохранительные органы с заявлением о возбуждении уголовного дела по факту хищения денежных средств. 21 января 2010 года возбуждено уголовное дело, 28 апреля 2010 года вынесено постановление о признании Общества потерпевшим, 21 июня 2010 года СЧ СУ при УВД по ХМАО - Югре вынесено постановление о прекращении уголовного преследования в отношении подозреваемой Н.А., при этом лицо, причастное к совершению хищения, правоохранительными органами не установлено. Ссылаясь на договор о полной индивидуальной материальной ответственности (номер обезличен) от 26 мая 2003 года, заключенный с Н.А., просит взыскать с Н.А. 800 000 руб. в счет возмещения материального ущерба.

В судебном заседании представитель Общества В. иск поддержал.

Н.А., ее представитель Е. исковые требования не признали ввиду того, что выявленная недостача возникла по вине главного бухгалтера предприятия, в подчинении которой находилась Н.А. и чьи распоряжения последняя выполняла. Н.А. брала деньги из кассы и передавала их главному бухгалтеру, без оформления каких-либо документов. О своей материальной ответственности Н.А. знала, но не предполагала, что должна отвечать за действия, выполняемые по распоряжению руководства.

Судом постановлено вышеизложенное решение.

В кассационной жалобе Н.А. просит решение суда отменить, вынести по делу новое решение об отказе в удовлетворении иска, ссылаясь на неправильное определение судом обстоятельств, имеющих значение для дела. Указала на недоказанность вины Н.А. в причинении материального ущерба. Сослалась на заключения экспертов, составленных в рамках уголовного дела, которые, по ее мнению, подтверждают факт ее непричастности к возникновению ущерба. Привела доводы относительно отсутствия у нее доступа в базу данных о фиксации изменений, внесенных в первичную документацию. Указала на хранение пароля от ее персонального компьютера под клавиатурой, что не исключало возможность его использования иными лицами. Судом не приняты во внимание, что часть расходно-кассовых ордеров не подписана Н.А., а также факт проверки всех ордеров главным бухгалтером.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не усматривает оснований для отмены решения суда.

В соответствии с п. 2 ст. 243 ТК РФ, материальная ответственность, в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника в случае недостачи ценностей, вверенных ему на основании специального письменного договора или полученных им по разовому документу.

В соответствии со ст. 244 ТК РФ письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности (пункт 2 части первой статьи 243 настоящего Кодекса), то есть о возмещении работодателю причиненного ущерба в полном размере за недостачу вверенного работникам имущества, могут заключаться с работниками, достигшими возраста восемнадцати лет и непосредственно обслуживающими или использующими денежные, товарные ценности или иное имущество.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, 26 мая 2003 года между Н.А. и Обществом заключен трудовой договор, согласно которому ответчик принята на работу в должности кассира, одновременно с ней заключен типовой договор (номер обезличен) о полной индивидуальной материальной ответственности.

В соответствии с указанным договором, Н.А. приняла на себя полную индивидуальную материальную ответственность за сохранность вверенных ей Обществом материальных ценностей.

В апреле 2009 года Обществом проведена годовая инвентаризация, в том числе кредиторской и дебиторской задолженности за 2008 год, в результате которой выявлена недостача 800 000 рублей в кассе Общества и в связи с чем, последнее инициировало расследование данного факта органами внутренних дел.

Постановлением от 21 июня 2010 года уголовное преследование в отношении Н.А. прекращено ввиду недостаточности доказательств, что в свою очередь не означает безусловное отсутствие вины последней в недостаче.

В соответствии с разъяснениями Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 ноября 2006 года N 52 "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю", к обстоятельствам, имеющим существенное значение для правильного разрешения дела о возмещении ущерба работником, обязанность доказать которые возлагается на работодателя, в частности, относятся: отсутствие обстоятельств, исключающих материальную ответственность работника; противоправность поведения (действия или бездействие) причинителя вреда; вина работника в причинении ущерба; причинная связь между поведением работника и наступившим ущербом; наличие прямого действительного ущерба; размер причиненного ущерба; соблюдение правил заключения договора о полной материальной ответственности.

Если работодателем доказаны правомерность заключения с работником договора о полной материальной ответственности и наличие у этого работника недостачи, последний обязан доказать отсутствие своей вины в причинении ущерба.

Стороной ответчика ни суду первой инстанции, ни суду кассационной инстанции не представлено доказательств, свидетельствующих об отсутствии вины Н.А. в недостаче вверенного ей имущества.

Противоправность поведения ответчика, равно как и причинная связь между ее поведением и наступившим ущербом подтверждается, в том числе и пояснениями самой Н.А. о том, что она передавала денежные средства из кассы главному бухгалтеру в отсутствие законных к тому оснований.

Размер причиненного ущерба судом установлен правильно, кассатором не оспаривается.

Ссылка кассатора на недостатки общей трудовой дисциплины в Обществе несостоятельна, поскольку наличие таковой не освобождает ее от обязанности надлежащего исполнения трудовых обязанностей, тем более в части ответственности за сохранность вверенных ей работодателем материальных ценностей.

Разрешая спор, суд правильно определил юридически значимые обстоятельства, дал правовую оценку установленным обстоятельствам и постановил законное и обоснованное решение. Выводы суда соответствуют обстоятельствам дела. Нарушений норм процессуального права, влекущих отмену решения, судом допущено не было.

Доводы жалобы не опровергают выводов решения суда и не содержат указаний на новые, имеющие значение для дела обстоятельства, не исследованные судом первой инстанции, в связи с чем, оснований для отмены решения суда по доводам жалобы не имеется.

Руководствуясь ст. 360, 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Ханты-Мансийского районного суда от 1 ноября 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу Н.А. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

И.М.ЮРЬЕВ

 

Судьи

Л.Р.АХМЕТЗЯНОВА

В.В.ТЮЛЕНЕВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь