Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 14 декабря 2010 г. по делу N 44-а-1205

 

Заместитель председателя Пермского краевого суда Бестолков А.И., рассмотрев дело об административном правонарушении по жалобе М. на постановление мирового судьи судебного участка N 105 Октябрьского муниципального района Пермского края от 13.05.2010 г. и решение судьи Октябрьского районного суда Пермского края от 18.06.2010 г.,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 105 Октябрьского муниципального района Пермского края от 13.05.2010 г. М. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее КоАП РФ), ему назначено наказание в виде лишения права управления транспортными средствами на срок один год шесть месяцев (л.д. 27-28).

Решением судьи Октябрьского районного суда Пермского края от 18.06.2010 г. постановление мирового судьи судебного участка N 105 Октябрьского муниципального района Пермского края от 13.05.2010 г. в отношении М. оставлено без изменения, жалоба М. - без удовлетворения (л.д. 46-48).

В жалобе, поступившей в Пермский краевой суд 11.11.2010 г., М. ставит вопрос об отмене вынесенных судебных постановлений, как незаконных и необоснованных, ссылаясь на нарушение порядка привлечения к административной ответственности.

Дело об административном правонарушении было истребовано 16.11.2010 г. и поступило в Пермский краевой суд 30.11.2010 г.

Изучив материалы дела об административном правонарушении, доводы жалобы М., оснований для удовлетворения указанной жалобы не нахожу ввиду следующих обстоятельств.

Мировым судьей установлено, что 18.03.2010 г. в 21:15 на ул. <...> М.; управлял автомобилем МАРКИ, государственный регистрационный знак <...>, находясь в состоянии алкогольного опьянения, чем нарушил п. 2.7 Правил дорожного движения Российской Федерации.

В соответствии с ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии алкогольного опьянения, влечет лишение права управления транспортным средством на срок от полутора до двух лет.

В силу п. 2.7 Правил дорожного движения Российской Федерации водителю запрещается управлять транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного), под воздействием лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание, в болезненном или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения.

Факт совершения М. административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, подтверждается протоколом об административном правонарушении от 18.03.2010 г., в котором М. собственноручно написал, что с правонарушением согласен (л.д. 3); протоколом об отстранении от управления транспортным средством от 18.03.2010 г., составленном в присутствии понятых, с указанием причин отстранения; запах алкоголя изо рта (л.д. 4); сведениями, отраженными на бумажном носителе теста дыхания, согласно которым концентрация абсолютного этилового спирта в выдыхаемом воздухе у М. составила 2, 009 мг/л (л.д. 5); актом освидетельствования на состояние алкогольного опьянения от 18.03.2010 г., составленном в присутствии понятых, из которого следует, что у М. установлено состояние алкогольного опьянения. С результатами освидетельствования М. был согласен (л.д. 6).

Исследованные в судебном заседании доказательства с точки зрения относимости, допустимости и достоверности соответствуют закону, им дана надлежащая оценка в соответствии с требованиями ст. 26.11 КоАП РФ.

Действия М., выразившиеся в управлении транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения, образуют объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ. Действия М. квалифицированы правильно.

Доводы, изложенные в надзорной жалобе, о том, что при составлении протокола об отстранении М. от управления транспортным средством и при проведении освидетельствования понятые, подписи которых имеются в документах, не присутствовали, являются несостоятельными.

Из материалов дела следует, что акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения от 18.03.2010 г. с записью М. о согласии с результатом освидетельствования, протокол об отстранении от управления транспортным средством от 18.03.2010 г., бумажный носитель данных алкотестера, в которых имеются подписи М., составлены в присутствии понятых (л.д. 4, 5, 6).

Данные документы составлены с соблюдением требований ст. 27.12 КоАП РФ.

Для привлечения к административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, правовое значение имеет факт нахождение водителя в состоянии опьянения при управлении транспортным средством.

Присутствие понятых при составлении протоколов об административных правонарушениях является дополнительной гарантией на обеспечение прав водителя и направлено на защиту этого лица от злоупотреблений со стороны должностных лиц.

Какие-либо замечания понятых о нарушении порядка при составлении протоколов и акта освидетельствования, составленных сотрудниками ГИБДД, отсутствуют (л.д. 4, 5, 6).

Основания не доверять письменным объяснениям ФИО, ФИО1 отсутствуют. Заинтересованность должностного лица, составившего протокол об административном правонарушении, не установлена.

Отказ в удовлетворении ходатайства о вызове свидетелей должным образом мотивирован, на какие-либо обстоятельства или доказательства, помимо имеющихся в материалах дела, М. не ссылался.

На какие-либо доказательства, помимо исследованных мировым судьей, судьей районного суда М. не ссылается и в жалобе, поданной в порядке надзора.

При таких обстоятельствах довод о том, что мировым судьей необоснованно отказано в удовлетворении ходатайства о вызове в качестве свидетелей понятых и инспектора ГИБДД, составившего протокол, не влияют на законность обжалуемых судебных актов.

Довод М. об отсутствии возможности воспользоваться правом на защиту при рассмотрении дела у мирового судьи и явиться в судебное заседание в связи с нахождением в стационаре не может повлечь отмену судебных постановлений.

Из материалов дела следует, что при составлении протокола об административном правонарушении 18.03.2010 г. М. права и обязанности, предусмотренные ст. 25.1 КоАП РФ, были разъяснены, что подтверждается его подписью (л.д. 3).

13.04.2010 г. мировым судьей рассмотрение дела об административном правонарушении было отложено на 13.05.2010 г. в связи с ходатайством М. о предоставлении времени для заключения соглашения с защитником (л.д. 20).

13.05.2010 г. от М. и его защитника Ладина С.М. поступило ходатайство об отложении судебного заседания в связи с нахождением М. на стационарном лечении, занятостью защитника, намерением лично участвовать в допросе всех свидетелей (л.д. 22-23).

Согласно телефонограмме М. находился на стационарном лечении, передвигаться мог, состояние здоровья позволяло принять участие в судебном заседании (л.д. 25).

Отказывая в удовлетворении ходатайства об отложении судебного заседания, мировой судья указал, что неявка М. не препятствует выяснению всех значимых обстоятельств по имеющимся в деле материалам.

Более того, при рассмотрении жалобы судьей районного суда М. в судебное заседание не явился, заявив ходатайство о рассмотрении жалобы в его отсутствие с участием защитника Ладина С.М. (л.д. 39-40).

Несостоятельным является и довод М. о том, что по делу не были полно и объективно исследованы все доказательства по делу.

В обжалуемых судебных актах совокупности собранных по делу доказательств дана надлежащая оценка. Довод об отсутствии объективности при их исследовании является бездоказательным.

Довод М. о нарушении процедуры освидетельствования не может быть принят во внимание и не влияет на законность судебных актов.

С результатами освидетельствования сотрудниками ГИБДД, установившими состояние опьянения, М. был согласен. Основания не доверять данным, содержащимся в акте освидетельствования, отсутствуют.

Факт управления М. транспортным средством в состоянии опьянения установлен, подтверждается доказательствами, которые соответствуют требованиям ст. 26.2 КоАП РФ, что является достаточным для привлечения к административной ответственности за правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

Постановление о привлечении М. к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, вынесено мировым судьей в пределах срока давности привлечения к административной ответственности, установленного ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ, для данной категории дел.

Административное наказание назначено М. в пределах, установленных санкцией ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 30.13, п. 1 ч. 2 ст. 30.17, ст. 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 105 Октябрьского муниципального района Пермского края от 13.05.2010 г. и решение судьи Октябрьского районного суда Пермского края от 18.06.2010 г. по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, в отношении М. оставить без изменения, жалобу защитника М. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Пермского краевого суда

А.И.БЕСТОЛКОВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь