Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ОМСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

УПРАВЛЕНИЕ СУДЕБНОГО ДЕПАРТАМЕНТА В ОМСКОЙ ОБЛАСТИ

 

БЮЛЛЕТЕНЬ

судебной практики Омского областного суда

N 4(45), 2010

 

Под редакцией заместителя председателя

Омского областного суда В.М. Лохичева

 

СОДЕРЖАНИЕ

 

1. Квалификация преступлений

2. Вопросы уголовного процесса

3. Вопросы назначения наказания

4. Вопросы избрания меры пресечения

5. Иные судебные решения

 

КВАЛИФИКАЦИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

 

По мнению судебной коллегии стороной обвинения

не представлено бесспорных доказательств виновности

осужденного в совершении преступления, предусмотренного

ч. 4 ст. 111 УК РФ. Действия лица переквалифицированы

на ч. 1 ст. 116 УК РФ

 

Определение судебной коллегии Омского областного суда

от 9 июля 2009 г. N 22-2251

 

 

Приговором суда Омской области от 26.05.2009 Г. осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 7 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Г. в пользу Р. 250000 рублей в качестве компенсации морального вреда и затраты на погребение в размере 20150 рублей.

Согласно приговору 27.05.2007, около 20 часов Г., находясь в состоянии алкогольного опьянения на проезжей части улицы, в ходе ссоры, возникшей из-за неприязненных отношений, с целью причинения тяжкого вреда здоровью, умышленно нанес Р. не менее одного удара рукой в область лица, причинив ему повреждения в виде закрытой черепно-мозговой травмы с ушибом головного мозга, субдуральной гематомы, ушибленной раны лба слева, являющиеся опасными для жизни, причинившие тяжкий вред здоровью и смерть Р. 15.06.2007.

В судебном заседании Г. виновным себя не признал.

В кассационном представлении прокурор полагает, что действия Г. следует квалифицировать по ч. 1 ст. 116 УК РФ. Просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение.

В кассационной жалобе адвокат обращает внимание, что судом дана необъективная выборочная оценка показаниям свидетелей.

На протяжении всего разбирательства по делу показания осужденного были последовательны. Он утверждал, что потерпевший был сбит автомашиной под управлением К. Из заключений судебно-медицинских экспертиз следует, что отсутствовали характерные признаки автотравмы. Вместе с тем, никто из экспертов не исключил возможность причинения тяжкого вреда здоровью Р., повлекших смерть, в результате удара автомобилем.

Адвокат, опираясь на показания очевидцев ДТП - К., О. и В., настаивает на том, что удар Р. головой о лобовое стекло машины был сильным, это подтверждается повреждением на лобовом стекле и наличием волос в месте этого повреждения.

Просил приговор отменить ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, недоказанности вины Г. в причинении тяжких телесных повреждений потерпевшему Р.

Судебная коллегия указала, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом I инстанции.

Так, вывод о том, что тяжкий вред здоровью потерпевшего в виде закрытой черепно-мозговой травмы с ушибом головного мозга причинен Г. в результате нанесения удара кулаком в область лица потерпевшего, основан на противоречивых доказательствах.

Из материалов дела следует, что изначально потерпевший был сбит автомобилем под управлением К. Четверо свидетелей ДТП показали, что в результате наезда Р. ударился головой о лобовое стекло, которое от удара разбилось. Данные обстоятельства не оспариваются какой-либо из сторон.

Частичные противоречия в показаниях очевидцев произошедшего не позволяют однозначно установить, какой частью головы Р. ударился о стекло.

Между тем показания свидетелей К., О. и В. согласуются в том, что лобовое стекло в результате ДТП треснуло в правой нижней части со стороны пассажира, в трещинах стекла находились волосы.

Их показания объективно подтверждаются протоколами осмотра транспортного средства и осмотра предмета, из которых следует, что в правом нижнем углу лобового стекла имеется место удара (круглая трещина размером 10 x 10 см).

По мнению коллегии, данные факты свидетельствует о сильном ударе головой Р. о лобовое стекло автомашины.

Несмотря на то, что эксперт-автотехник фактически отказался от дачи заключения по указанному обстоятельству, коллегия не исключает возможность того, что тяжкие телесные повреждения, повлекшие смерть потерпевшего, причинены в результате ДТП, что не противоречит заключению дополнительной комиссионной судебно-медицинской экспертизы.

По заключению экспертов повреждения, обнаруженные у потерпевшего Р., в виде закрытой черепно-мозговой травмы, включающей в себя такой комплекс повреждений, как: ушибленная рана левой лобной области, субдуральная гематома справа, ушиб головного мозга - могли возникнуть как от удара левой лобной областью головы потерпевшего о лобовое стекло, так и от удара тупым твердым предметом в эту область лица. Каких-либо объективных критериев, позволяющих установить конкретный способ образования закрытой черепно-мозговой травмы на основании данных медицинской документации и судебно-медицинской экспертизы, не имеется. Из заключений судебно-медицинских экспертиз следует, что отсутствовали характерные признаки автотравмы. Вместе с тем, никто из экспертов не исключил возможность причинения тяжкого вреда здоровью Р., повлекшего смерть, в результате удара автомобилем.

Таким образом, по мнению коллегии, стороной обвинения не представлено бесспорных доказательств виновности Г. в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ.

В соответствии с частями 3 и 4 ст. 14 УПК РФ все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном Уголовно-процессуальным кодексом, толкуются в пользу обвиняемого. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

Факт нанесения Г. на почве личных неприязненных отношений удара кулаком в область лица потерпевшего Р., причинившего физическую боль, подтверждается совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств и сомнений у коллегии не вызывает.

В силу вышеизложенного действия Г. следует переквалифицировать с ч. 4 ст. 111 УК РФ на ч. 1 ст. 116 УК РФ - нанесение побоев, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ.

При назначении наказания судебная коллегия учитывает характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности осужденного, характеризующегося положительно, ранее несудимого. В качестве обстоятельств, смягчающих наказание, коллегия учитывает совершение преступления впервые, наличие несовершеннолетнего ребенка.

Преступление, совершенное Г., относится к категории небольшой тяжести, поэтому в силу ч. 1 ст. 78 УК РФ он подлежит освобождению от наказания в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

С учетом изменения тяжести преступления, за которое осужден Г., коллегия считает необходимым снизить размер морального вреда, взысканного с осужденного в пользу потерпевшей.

Размер материального ущерба, связанного с погребением Р., не может быть взыскан с осужденного Г. с учетом его непричастности к смерти.

На основании изложенного приговор изменен: действия Г. переквалифицированы с ч. 4 ст. 111 УК РФ на ч. 1 ст. 116 УК РФ, по которой назначено наказание в виде штрафа в размере 30000 рублей.

Г. в силу п. "а" ч. 1 ст. 78 УК РФ освобожден от наказания в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

Размер морального вреда, взысканного с Г. в пользу Р., снижен до 10000 рублей.

Приговор в части возмещения затрат на погребение отменен. Производство по делу в этой части прекращено.

Мера пресечения в виде содержания под стражей в отношении Г. отменена, он из-под стражи освобожден.

 

Коллегия указала, что преступный характер получения

имущества не был заведомо известен виновному, поэтому

уголовное дело по ч. 1 ст. 175 УК РФ прекращено

за отсутствием состава преступления

 

Определение судебной коллегии Омского областного суда

от 18 июня 2009 г. N 22-2024

 

 

Приговором городского суда Омской области от 14.05.2009 осуждены:

- К. по п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы. В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено 3 года 3 месяца лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

- Р. по п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по п. п. "б, в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году 4 месяцам лишения свободы, по ч. 1 ст. 175 УК РФ к 1 году лишения свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний определено 3 года лишения свободы. На основании ч. 5 ст. 74 УК РФ условное осуждение, назначенное по приговору от 30.12.2008, отменено. В соответствии со ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 30.12.2008, окончательно к отбытию определено 3 года 3 месяца лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

К. и Р. признаны виновными в тайном хищении чужого имущества, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище.

Кроме того, К. тайно похитил чужое имущество с причинением значительного ущерба гражданину, а Р. тайно похитил чужое имущество с незаконным проникновением в иное хранилище, с причинением значительного ущерба гражданину. Он же совершил заранее не обещанный сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем.

В кассационном представлении прокурор просит изменить приговор в связи с неправильным применением уголовного закона.

Полагает, что приговор в части осуждения Р. по ч. 1 ст. 175 УК РФ подлежит отмене с прекращением производства по делу, поскольку судом не исследованы и надлежащим образом не оценены доказательства по данному составу преступления, не устранены имеющиеся противоречия.

Указывает, что по преступлению от 29.06.2008 (хищение бензопилы) в качестве обстоятельства, смягчающего наказание К., не учтено добровольное возмещение имущественного ущерба.

Судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда изменила приговор, указав на необоснованность осуждения Р. по ч. 1 ст. 175 УК РФ.

Так, из показаний потерпевшей У. следует, что когда она находилась на веранде, чтобы вызвать сотрудников милиции, за ней вышел Ш. и выхватил сотовый телефон из рук. Она прошла на кухню, а Ш., увидев кольцо на руке, потребовал его отдать, приставлял к шее нож. Испугавшись, потерпевшая отдала Ш. кольцо, который надел его себе на палец, зашел в зал, позвал К. и Р., и они ушли из дома.

Ш. в судебном заседании подтвердил, что золотое кольцо у У. он похитил один, никто при этом не присутствовал, К. и Р. находились в другой комнате.

Р. в судебном заседании показал, что Ш. отдал ему кольцо из желтого металла, но он не знал, что оно краденое, и сдал его в ломбард за 200 рублей. Таким образом, преступный характер получения имущества не был заведомо известен виновному, и в силу отсутствия иных доказательств по данному преступлению уголовное преследование Р. по ч. 1 ст. 175 УК РФ подлежит прекращению на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Коллегия также указала, что при назначении наказания судом не учтено, что по эпизоду кражи бензопилы К. возместил ущерб путем возвращения бензопилы потерпевшей до момента приезда сотрудников милиции. На основании ст. 61 УК РФ данное обстоятельство подлежит учету в качестве смягчающего наказания обстоятельства - добровольное возмещение имущественного ущерба.

В силу изложенного приговор в отношении Р. отменен в части осуждения по ч. 1 ст. 175 УК РФ. Дело в этой части прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. "а" ч. 3 ст. 158, п. п. "б, в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, Р. окончательно назначено 2 года 10 месяцев лишения свободы; по ст. 70 УК РФ определено 3 года 1 месяц лишения свободы.

Этот же приговор изменен в отношении К.: признано в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, добровольное возмещение ущерба. Наказание по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ снижено до 1 года 10 месяцев лишения свободы, а по ч. 3 ст. 69 УК РФ снижено до 3 лет 1 месяца лишения свободы.

 

Кассационная инстанция согласилась с выводом суда

I инстанции о применении осужденным насилия

из хулиганских побуждений

 

Определение СК по уголовным делам Омского областного суда

от 21 января 2010 г. N 22-121

 

 

Приговором районного суда г. Омска от 04.12.2009 П. осужден по п. "д" ч. 2 ст. 111 УК РФ.

П. признан виновным в том, что 04.08.2009, около 00:20 часов, находясь в состоянии алкогольного опьянения, с целью причинения тяжкого вреда здоровью подошел к спящему на диване Н. и, поднявшись на диван ногами, беспричинно, из хулиганских побуждений, заведомо зная, что Н. спит и не может оказать ему сопротивления, воспользовавшись таким состоянием Н., умышленно стал наносить ему множественные удары ногами и кулаками по лицу и голове, от которых Н. проснулся, а затем потерял сознание. Своими действиями П. причинил потерпевшему тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

В кассационном представлении прокурор и в кассационной жалобе адвокат оспаривали мотив совершения преступления. Просили переквалифицировать действия П. на ч. 1 ст. 111 УК РФ и снизить наказание.

Судебная коллегия приговор оставила без изменения, а кассационную жалобу адвоката и кассационное представление - без удовлетворения, указав следующее.

Довод кассационной жалобы и кассационного представления о том, что П. причинил потерпевшему телесные повреждения из личных неприязненных отношений, проверялся судом в судебном заседании и мотивированно отвергнут в приговоре.

Данный довод опровергается показаниями потерпевшего, который показал, что никаких конфликтов с П. у него не было. 03.08.2009 он отмечал с друзьями день десантника и день города. Возвращаясь домой около 23 часов, у подъезда своего дома встретил гражданского мужа сестры, пригласил его к себе домой, и они вместе прошли в квартиру. Он лег спать и сразу же уснул. Проснулся от боли, увидел, что П., стоя на диване, наносит ему удары. П. нанес ему не менее пяти ударов по голове, отчего он потерял сознание.

Свидетель Н. подтвердила показания потерпевшего и пояснила, что ее брат вернулся домой с П., оба они были в нетрезвом состоянии. Брат прошел в зал и лег спать. Она и П. пошли на кухню и сели разговаривать. П. просил ее вернуться к нему. Она не соглашалась возвращаться и сказала, что он теперь не сможет ее избивать, так как этого не позволит ее брат. После этого П. вышел из кухни в комнату. Затем она услышала звуки ударов и хрипы. Она забежала в зал и увидела, что брат лежит на диване, а П. стоит на нем ногами и наносит ему удары по голове руками и ногами. Она испугалась, убежала на кухню и позвонила в милицию и скорую помощь. Голова и лицо брата были залиты кровью.

Показания потерпевшего и свидетеля Н. объективно подтверждаются заключением судебно-медицинской экспертизы, из которой усматривается, что у Н. обнаружены следующие телесные повреждения: закрытая черепно-мозговая травма, ушиб головного мозга, массивное субарахноидальное кровоизлияние в лобную и височные области с двух сторон; перелом левой скуловой кости, наружной стенки левой орбиты и закрытый перелом костей носа.

Таким образом, по мнению коллегии, материалами дела достоверно установлено, что П. совершил насилие в отношении спящего Н. не в связи с возникшим конфликтом на почве личных неприязненных отношений, а беспричинно из хулиганских побуждений.

 

Действия осужденного переквалифицированы

на ч. 1 ст. 161 УК РФ, поскольку данных о применении

к потерпевшему насилия либо действий, направленных

на ограничение его свободы, в материалах дела не имеется

 

Определение СК по уголовным делам Омского областного суда

от 1 июля 2010 г. N 22-2290

 

 

Приговором районного суда Омской области от 12.05.2010 Т. осужден по п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ.

19.03.2010 около 8:00 часов Т., находясь в состоянии алкогольного опьянения, с целью совершения грабежа подошел к З. Для преодоления сопротивления схватил его за рукав куртки, применяя насилие, не опасное для жизни и здоровья, а из кармана похитил деньги в сумме 130 рублей.

В кассационном представлении прокурор просил переквалифицировать действия осужденного с п. "г" ч. 2 ст. 161 на ч. 1 ст. 161 УК РФ, мотивировав тем, что в судебном заседании не установлено, что, совершая преступление, Т. применил насилие к потерпевшему, которое бы выступало как средство, облегчающее открытое хищение чужого имущества.

Судебная коллегия согласилась с доводами прокурора и изменила приговор.

Суд, признав Т. виновным в грабеже чужого имущества с применением насилия, при описании преступного деяния не указал, в чем конкретно выражалось насилие, примененное к потерпевшему.

По смыслу закона под насилием следует понимать побои или совершение иных насильственных действий, связанных с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свободы. Между тем приговор не содержит ни данных о применении Т. к потерпевшему такого насилия, ни данных о совершении им действий, направленных на ограничение свободы потерпевшего.

Из постановления о привлечении в качестве обвиняемого видно, что органами предварительного следствия Т. также не вменялось в вину применение подобного насилия к потерпевшему либо действий по ограничению свободы последнего.

При таких обстоятельствах действия Т. подлежат переквалификации с. п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ на ч. 1 ст. 161 УК РФ, предусматривающую ответственность за открытое хищение чужого имущества.

 

Уголовное дело по ч. 1 ст. 160 УК РФ прекращено

за отсутствием в действиях лица состава преступления

 

Определение СК по уголовным делам Омского областного суда

от 29 апреля 2010 г. N 22-1490

 

 

Приговором мирового судьи от 18.02.2010 А. осуждена по ч. 1 ст. 160 УК РФ.

А. признана виновной в том, что, работая в должности шеф-повара буфета ООО "Ф", расположенного в цехе ПО "Полет", являясь материально ответственным лицом, в период времени с 11.02.2009 по 03.07.2009, привлекая для уборки помещения буфета, мытья посуды и чистки овощей работников предприятия ПО "Полет" Г., Н., С., М., рассчитывалась с ними продуктами питания и денежными средствами, принадлежащими ООО "Ф"; бесплатно питалась за счет ООО "Ф" на общую сумму 4650 рублей, а также присвоила неучтенные денежные средства после реализации блюд, приготовленных ею из продуктов питания, принадлежащих ООО "Ф", путем непроведения части вырученных от реализации денежных средств через контрольно-кассовый аппарат, которые израсходовала в личных целях.

Таким образом, А. допустила недостачу подотчетных товарно-материальных ценностей ООО "Ф", причинив материальный ущерб на общую сумму 16237 рублей.

В судебном заседании А. вину не признала.

Постановлением районного суда г. Омска от 15.03.2010 приговор мирового судьи оставлен без изменения, апелляционная жалоба осужденной и апелляционное представление прокурора - без удовлетворения.

В кассационной жалобе осужденная считает судебные решения неправосудными. Утверждает, что денежные средства тратила на оплату работ по уборке и благоустройству буфета, так как не могла одновременно исполнять обязанности повара, посудомойки и уборщицы; бесплатным питанием пользовалась по устной договоренности с руководством предприятия.

Обращает внимание, что при рассмотрении дела судом не были приняты во внимание и не исследовались ее доводы о списании овощей, что положенное в основу приговора экспертное заключение охватывает период образования недостачи с 11.02.2009 по 27.07.2009. В то же время как на доказательства вины суд ссылается на показания свидетелей Г. и К., пояснивших, что 16.04.2009 и 29.05.2009 в буфете проводились ревизии и инвентаризации, по результатам которых выявлены незначительные недостачи, которые были погашены. В этой связи полагает, что приговор основан на противоречивых доказательствах.

Просит судебные решения отменить, а уголовное дело прекратить.

Судебная коллегия апелляционное постановление районного суда и приговор мирового судьи отменила, уголовное дело в отношении А. прекратила на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, за А. признано право на реабилитацию.

Статья 160 УК РФ предусматривает ответственность за присвоение и растрату, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному. С субъективной стороны присвоение и растрата совершаются с прямым умыслом и корыстной целью.

Вместе с тем в приговоре отсутствуют выводы суда о том, что А. действовала с прямым умыслом и корыстной целью.

На предварительном следствии и в судебном заседании А. вину не признала, последовательно отрицала наличие у нее корысти и умысла на хищение. Объясняя причины образования недостачи, А. показала, что она действительно расходовала денежные средства и продукты питания на оплату работ по уборке и благоустройству буфета, а также на бесплатное питание, при этом вела внутренний учет.

Данные объяснения нашли полное подтверждение в показаниях свидетелей Г., М., Ч., Н., С., в протоколах об изъятии у А. черновых записей о расходовании денежных средств на указанные цели.

С учетом этих доказательств, а также с учетом отсутствия технического персонала, показания представителя потерпевшего и директора Общества об отсутствии соглашения на бесплатное питание и на оплату труда подсобных рабочих не могут служить достаточным основанием для вывода о наличии в действиях А. умысла на хищение и корыстной цели.

Доводы подсудимой о возможности образования недостачи в связи с отказом руководителя Общества на списание испорченных овощей, а также за счет арифметических ошибок и перерасхода продуктов при приготовлении блюд, материалами дела не опровергнуты.

Также не подтверждены какими-либо доказательствами выводы о совершении хищения путем непроведения части денежных средств через контрольно-кассовый аппарат.

В силу вышеизложенного и на основании п. 1 ч. 1 ст. 379, п. 1 ст. 380 УПК РФ состоявшиеся судебные решения отменены, производство по делу прекращено за отсутствием в деянии состава преступления.

 

Приговор изменен, т.к. доказательства, установленные

по делу, свидетельствуют о совершении убийства при

превышении пределов необходимой обороны

 

Постановление президиума Омского областного суда

от 21 декабря 2009 г. N 44-У-381

 

 

Приговором районного суда г. Омска от 08.04.2009 М. осуждена к лишению свободы по ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда от 28.05.2009 приговор оставлен без изменения.

М. признана виновной в том, что 08.01.2009, около часа ночи, находясь в квартире в состоянии алкогольного опьянения, в ходе ссоры с П., возникшей на почве личных неприязненных отношений, с целью убийства последнего нанесла ему не менее одного удара ножом в область груди, причинив тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, что повлекло смерть потерпевшего на месте происшествия.

М. вину в судебном заседании признала частично.

Президиум областного суда переквалифицировал действия М. с ч. 1 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 108 УК РФ, указав следующее.

Из показаний осужденной М., как на предварительном следствии, так и в судебном заседании, следует, что между ней и П., с которым они проживали совместно несколько лет в гражданском браке, произошла ссора на почве личных неприязненных отношений. П. стал ломать мебель, она и свидетель Г. просили его прекратить эти действия, но П. не успокаивался. Свидетель Г. ушла в ванную комнату, куда затем зашла и М. П., сломав дверь, стал наносить М. удары. Он пинал ее ногами, уронил в ванную, затем ушел и продолжил ломать мебель в квартире. Переодевшись, М. ушла на кухню, куда вновь пришел П. и стал ее избивать. Она в ответ ударила потерпевшего ножом, которым в этот момент резала рыбу.

Аналогичные показания суду дала свидетель Г., которая являлась очевидцем произошедшего.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта у М. имелись кровоподтеки в области левого плечевого сустава, левого плеча, правой голени, не причинившие вреда здоровью.

Из протокола осмотра места происшествия следует, что в квартире обнаружена сломанная мебель, беспорядок, двери ванной комнаты повреждены.

Суд установил, что именно потерпевший ломал мебель, разбивал стекла.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта в крови потерпевшего обнаружен этанол в концентрации, способной у живых лиц обусловить алкогольное опьянение тяжелой степени.

Признав вышеизложенные факты доказанными, суд указал на отсутствие оснований полагать, что действия М. были обусловлены целями самообороны и пришел к выводу, что мотивом преступления явились личные неприязненные отношения, возникшие в ходе ссоры, спровоцированной потерпевшим, что является лишь смягчающим наказание обстоятельством, но не влияет на квалификацию содеянного.

Материалами дела и судом установлено имевшее место со стороны потерпевшего посягательство, связанное с насилием, посягающим на здоровье М., но не сопряженное с насилием, опасным для ее жизни.

Данное обстоятельство подтверждается и заключением судебно-медицинской экспертизы о характере и степени тяжести телесных повреждений, обнаруженных у М. Именно обороняясь от насилия, не опасного для ее жизни, М. совершила умышленные действия с применением ножа, явно не соответствующие характеру и опасности посягательства, в результате чего умышленно причинила смерть человеку.

Установленные судом обстоятельства и характер предшествующих взаимоотношений свидетельствовал об отсутствии неожиданности посягательства со стороны П. и позволял осужденной объективно оценить степень и характер опасности нападения.

Президиум пришел к выводу, что приведенные данные в совокупности с другими доказательствами по делу свидетельствуют о необходимости переквалификации действий М. на ч. 1 ст. 108 УК РФ - убийство, совершенное при превышении необходимой обороны.

 

Так как применение насилия в отношении представителя

власти совершено осужденной с одной целью, в одном месте

и без разрыва во времени, то все действия подсудимой

составляют одно преступление и дополнительной

квалификации по ст. 319 УК РФ не требуют

 

Определение судебной коллегии Омского областного суда

от 14 января 2010 г. N 22-67

 

 

Приговором от 30.11.2009 К. осуждена по ч. 1 ст. 115, ч. 1 ст. 119, ч. 2 ст. 318, ст. 319, ст. 69, ст. 73 УК РФ к 3 годам 2 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года со штрафом в размере 3000 рублей.

К. осуждена за умышленное причинение легкого вреда здоровью С., вызвавшее кратковременное расстройство здоровья, угрозу убийством, при наличии оснований опасаться осуществления этой угрозы, публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей, применение насилия, опасного для жизни или здоровья, в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей.

В кассационном представлении прокурор полагает, что действия осужденной не требуют дополнительной квалификации по ст. 319 УК РФ.

Судебная коллегия изменила приговор по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, К., начав конфликт с работником милиции Л. и оскорбив его, в том числе и нецензурными словами, тут же применила в отношении его насилие. По существу осужденной совершены непрерывные и взаимосвязанные действия, поэтому квалификация ее действий по ст. 319 УК РФ является излишней.

Приговор изменен: исключено осуждение по ст. 319 УК РФ.

Постановлено считать К. осужденной по ч. 1 ст. 119, ч. 2 ст. 318 УК РФ с применением ч. 3 ст. 69, ст. 73 УК РФ к 3 годам 2 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года, по ч. 1 ст. 115 УК РФ к штрафу в размере 2500 рублей.

Наказание в виде штрафа постановлено исполнять самостоятельно.

 

 

 

 

 

ВОПРОСЫ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

 

Основанием для привлечения лица к ответственности

за нарушение законодательства о налогах является

установление факта совершения данного нарушения

решением налогового органа, вступившим в силу

 

Определение судебной коллегии Омского областного суда

от 17 июня 2010 г. N 22-2106

 

 

А. обратился в суд с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ и просил признать незаконным постановление ст. следователя Ш. о возбуждении в отношении его уголовного дела по ч. 1 ст. 198 УК РФ.

Постановлением районного суда г. Омска от 14.05.2010 жалоба А. удовлетворена, постановление ст. следователя СЧ по РОПД при УВД по Омской области Ш. от 14.03.2010 признано незаконным.

В кассационном представлении прокурор поставил вопрос об отмене постановления и о направлении жалобы на новое судебное рассмотрение.

Указал, что поводом для принятия решения о возбуждении уголовного дела послужил рапорт оперуполномоченного ОРЧ по НП УВД по Омской области об обнаружении в действиях индивидуального предпринимателя А. признаков преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 198 УК РФ.

По итогам периода с 01.01.2007 по 27.11.2009 индивидуальным предпринимателем А. в межрайонную инспекцию ФНС РФ представлены налоговые декларации с внесенными в них заведомо ложными сведениями о налоговых вычетах по единому налогу на вмененный доход (ЕНВД), в результате чего он уклонился от уплаты данного налога в сумме 693896,88 рублей. Указанные суммы не исчисленных А. налогов за указанный период установлены специалистами отдела документальных проверок и ревизий ОРЧ КМ по НП УВД по Омской области в рамках проведенной в порядке ст. ст. 144 - 145 УПК РФ доследственной проверки.

Указывает, что на органы внутренних дел возложена обязанность направлять материалы, содержащие информацию о фактах налоговых правонарушений, в налоговый орган для принятия по ним решения, требующего совершения действий, отнесенных в соответствии с НК РФ к полномочиям налоговых органов. Между тем при наличии повода и основания органы предварительного расследования обязаны возбудить уголовное дело.

Прокурор считает, что следователем вынесено законное и обоснованное постановление. После установления суммы не уплаченных А. налогов соответствующая информация была направлена в УФНС РФ по Омской области и в отношении А. начата выездная налоговая проверка.

Судебная коллегия указала на несостоятельность доводов представления, постановление суда оставила без изменения по следующим основаниям.

При принятии решения суд I инстанции обоснованно сослался на Федеральный закон от 26.12.2008 N 293-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части исключения внепроцессуальных прав органов внутренних дел Российской Федерации, касающихся проверок субъектов предпринимательской деятельности", в соответствии с которым внесены изменения в статью 11 Закона Российской Федерации от 18.04.1991 N 1026-1 "О милиции" и признан утратившим силу пункт 25, определявший порядок проверки сотрудниками милиции финансовой, хозяйственной и предпринимательской деятельности.

В Федеральном законе от 29.12.2009 N 383-ФЗ "О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации" пункт 3 статьи 32 изложен в следующей редакции: если в течение двух месяцев со дня истечения срока исполнения требования об уплате налога (сбора), направленного налогоплательщику (плательщику сбора) на основании решения о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, налогоплательщик (плательщик сбора) не уплатил в полном объеме указанные в данном требовании суммы недоимки, размер которой позволяет предполагать факт совершения нарушения законодательства о налогах и сборах, содержащего признаки преступления, соответствующих пеней и штрафов, налоговые органы обязаны в течение 10 дней со дня выявления указанных обстоятельств направить материалы в органы внутренних дел для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Этим же Федеральным законом пункт 4 статьи 69 НК РФ дополнен абзацем третьим следующего содержания: "В случае если размер недоимки, выявленный в результате налоговой проверки, позволяет предполагать факт совершения нарушения законодательства о налогах и сборах, содержащего признаки преступления, в направляемом требовании должно содержаться предупреждение об обязанности налогового органа в случае неуплаты сумм недоимки, пеней и штрафов в полном объеме в установленный срок направить материалы в органы внутренних дел для решения вопроса о возбуждении уголовного дела".

Согласно пункту 3 статьи 108 НК РФ (в редакции Федерального закона от 29 декабря 2009 N 383-ФЗ) основанием для привлечения лица к ответственности за нарушение законодательства о налогах и сборах является установление факта совершения данного нарушения решением налогового органа, вступившим в силу.

При таких положениях закона суд обоснованно указал, что у следователя не имелось законных оснований для возбуждения уголовного дела в отношении А. по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 198 УК РФ, так как выводы о наличии недоимки по налогам были основаны на расчетах, произведенных ненадлежащим органом - специалистом-ревизором ОДПиР ОРЧ КМ по НП УВД по Омской области.

В деле отсутствуют документы налогового органа, устанавливающие факт и размеры неуплаты А. налогов. Запросы в налоговый орган о наличии у А. недоимки не направлялись, информация о наличии либо отсутствии недоимки не проверялась.

Также отсутствуют данные о том, имелись ли в отношении А. в налоговом органе решения, связанные с истребованием недоимки по налогам.

 

Судом апелляционной инстанции допущены существенные

нарушения уголовно-процессуального закона, что повлекло

отмену постановления и направление дела

на новое судебное рассмотрение

 

Определение судебной коллегии Омского областного суда

от 17 июня 2010 г. N 22-2117

 

 

Органами предварительного следствия П. обвинялся в нанесении потерпевшему Г. побоев из хулиганских побуждений - п. "а" ч. 2 ст. 116 УК РФ.

Приговором мирового судьи судебного участка г. Омска от 17.03.2010 П. осужден по ч. 1 ст. 116 УК РФ к штрафу в размере 7 000 рублей.

П. признан виновным в том, что он 01.05.2009, около 15 часов, находясь во дворе дома, умышленно, в ходе ссоры, возникшей на почве личной неприязни к Г., с целью причинения телесных повреждений, толкнул его руками в грудь, резиновой палкой нанес множественные удары по левой руке, шее, голове, груди, торсу, ногой нанес удар в область паха, причинив Г. побои и повреждения в виде ссадин в области правой верхней конечности, кровоподтека в области правого бедра, не повлекших вреда здоровью.

Постановлением суда апелляционной инстанции от 06.05.2010 приговор мирового судьи изменен: из квалификации действий П. исключено указание о совершении иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ.

В мотивировочной части приговора указано о квалификации действий П. по ч. 1 ст. 116 УК РФ, как нанесение побоев.

В кассационной жалобе потерпевший указывает, что судом не учтены дерзость, агрессивность совершенных в отношении его действий, а также то, что применение насилия происходило в общественном месте, публично, в присутствии граждан, что свидетельствует о наличии хулиганских побуждений. Данные обстоятельства, как следствие, повлекли неправильную квалификацию действий осужденного и назначение несправедливого, чрезмерно мягкого наказания.

Полагает необоснованным отказ суда I и II инстанций в проведении дополнительной медицинской экспертизы для определения степени тяжести причиненного вреда здоровью, установления механизма образования повреждений головы и выводов о наличии либо отсутствии причинной связи между ударами резиновой палкой, нанесенными П., и повреждениями головы.

Обращает внимание, что допрошенный в суде апелляционной инстанции эксперт пояснила, что представленные суду медицинские документы не были ранее предметом исследования, поэтому для определения степени тяжести вреда здоровью необходимо проведение дополнительной экспертизы. Между тем данным пояснениям суд никакой оценки не дал.

Судебная коллегия отменила постановление, указав, что выводы суда об отсутствии оснований для проведения дополнительной судебно-медицинской экспертизы на предмет уточнения степени тяжести причиненных Г. повреждений являются необоснованными.

Так, судебно-медицинское освидетельствование потерпевшего было проведено через 3 дня после произошедшего - 04.05.2009. При этом Г. указывал, что его били резиновой дубинкой по голове, жаловался на головную боль, тошноту. Указанные обстоятельства не получили должной оценки эксперта, которая не приняла мер по надлежащему специфическому обследованию и исключению травмы головы у Г., а сделала заключение лишь на основании внешнего осмотра.

Органами следствия и судом надлежащим образом не исследовался вопрос о наличии или отсутствии причинной связи между повреждениями, обнаруженными у Г. в момент освидетельствования 04.05.2009, и наступившими последствиями в виде последующего расстройства здоровья, в связи с чем Г. проходил амбулаторное и стационарное лечение. Представленные потерпевшим медицинские документы также не были предметом оценки эксперта.

Пояснения эксперта в судебном заседании о недостаточности представленных потерпевшим медицинских документов ставят под сомнение выводы суда об обоснованности отказа в удовлетворении ходатайства о проведении дополнительной медицинской экспертизы. Неполнота проведенного обследования не позволяет правильно определить степень тяжести причиненного потерпевшему вреда здоровью.

Также судом не дано надлежащей оценки фактическим обстоятельствам происшедшего, при которых П. при наличии малозначительного повода, в дневное время, в присутствии граждан, совершил насильственные действия, направленные против личности и здоровья незнакомого ему человека, с применением предмета.

Допущенные судом апелляционной инстанции существенные нарушения уголовно-процессуального закона влекут отмену постановления и направление дела на новое судебное рассмотрение.

При новом судебном рассмотрении суду надлежит принять меры по истребованию и приобщению к материалам дела всех медицинских документов, касающихся состояния здоровья и последующего лечения Г., назначить соответствующую судебно-медицинскую экспертизу с соблюдением процессуальных прав участников процесса.

На основе полного и всестороннего исследования материалов уголовного дела суду надлежит дать соответствующую юридическую квалификацию произошедшего и назначить наказание, соответствующее содеянному и данным о личности.

 

Решение судьи об отказе в принятии к рассмотрению

ходатайства заявителя обоснованно

 

Определение СК по уголовным делам Омского областного суда

от 10 июня 2010 г. N 22-2048

 

 

Постановлением судьи районного суда г. Омска от 24.03.2010 отказано в принятии к рассмотрению ходатайства осужденного У.

В жалобе осужденный указал, что приговорами от 24.08.2007, 16.07.2008 и 09.02.2009 он осужден за преступления, предусмотренные ч. ч. 1, 2, 3, 4 ст. 159 УК РФ, к 11 годам лишения свободы. Судебными решениями признано, что у У. на иждивении находится ребенок 1994 года рождения.

14.12.2009 У. обратился в суд с ходатайством о принятии попечительских мер в отношении несовершеннолетнего сына. В данном ходатайстве ему было отказано.

01.03.2009 У. обратился в суд с ходатайством, в котором указал, что бывшая супруга относится к категории социально незащищенной части населения, в связи с чем просил вынести процессуальное решение о принятии попечительских мер в отношении его сына.

24.03.2010 постановлением судьи отказано в принятии к рассмотрению ходатайства У. в порядке уголовно-процессуального законодательства.

При принятии решения суд исходил из утверждения заявителя У. о том, что его несовершеннолетний сын фактически находится на попечении своей матери. Кроме того, в соответствии со ст. 397 УПК РФ, определяющей перечень вопросов, подлежащих рассмотрению судом на стадии исполнения приговора, возможность рассмотрения вопроса, заявленного осужденным, не предусмотрена.

В кассационной жалобе У. указал, что у него имеется несовершеннолетний сын, который находится на попечении бывшей супруги, заработная плата которой не позволяет отнести ее к категории социально защищенной части населения, в связи с чем считает, что имеются основания для принятия решения о попечительских мерах в отношении его сына.

Указывает, что его сын нуждается именно в материальной поддержке. Обращает внимание на то, что в соответствии со ст. 313 УПК РФ среди лиц, на которых может быть возложена обязанность материальной поддержки, названы также должностные лица государственных органов, осуществляющие социальную поддержку граждан.

Утверждает, что, несмотря на то, что ст. 397 УПК РФ не предусматривает возможность рассмотрения вопроса, поставленного осужденным на разрешение, данную возможность предусматривает ч. 4 ст. 313 УПК РФ. Просит постановление отменить, а дело направить на новое рассмотрение.

Судебная коллегия постановление судьи об отказе в принятии к рассмотрению ходатайства У. оставила без изменения по следующим основаниям.

Согласно положениям ст. 313 УПК РФ при наличии у осужденного к лишению свободы несовершеннолетних детей суд одновременно с постановлением обвинительного приговора выносит определение или постановление о передаче указанных лиц на попечение близких родственников, родственников или других лиц либо помещении их в детские или социальные учреждения.

Из ходатайств осужденного следует, что на его иждивении находился сын, 1994 г. р., который в настоящее время проживает с матерью, в связи с чем вопросы, связанные с передачей несовершеннолетнего лица на попечение иных родственников либо о помещении ребенка в социальные учреждения, заявителем не ставятся.

При таких обстоятельствах суд обоснованно отказал в принятии ходатайства, заявленного к рассмотрению в порядке уголовно-процессуального законодательства (ст. 397 УПК РФ).

Разрешение вопросов о принятии мер, связанных с материальной поддержкой его сына, посредством оказания государственной либо иной социальной помощи, заявленных У., не регламентировано положениями закона, на которые он ссылается.

В данном случае суд исходил из того, что опека и попечительство над несовершеннолетними детьми устанавливаются в соответствии с гражданским законодательством в случаях, если дети остались без родительского попечения.

В то же время Семейным кодексом РФ регламентированы случаи, которые предусматривают защиту прав и законных интересов детей со стороны органов опеки и попечительства, что поставлено в зависимость от условий назначения государством опекуна или попечителя на возмездной основе.

Довод жалобы У. о неспособности его супруги выполнять обязанности по материальному содержанию ребенка не может быть принят во внимание, поскольку родители обязаны содержать своих несовершеннолетних детей.

Таким образом, решение суда I инстанции основано на положениях закона, вынесено с соблюдением процедуры, предусмотренной к стадии подготовки ходатайства к рассмотрению, и не противоречит уголовно-процессуальному закону.

 

Жалобу на процессуальные решения и действия следователя

вправе подать любой участник уголовного судопроизводства

или иное лицо в той части, в которой производимые

процессуальные действия и принимаемые

процессуальные решения затрагивают его интересы

 

Определение судебной коллегии Омского областного суда

от 10 июня 2010 г. N 22-2038

 

 

И. обратился в суд с жалобой в порядке статьи 125 УПК РФ на действия следователей СО по РПТО ОМ СУ при УВД по г. Омску К. и Г., ссылаясь на то, что ему не была направлена копия постановления от 22.03.2010 о прекращении уголовного преследования в отношении Л.

Постановлением судьи от 27.04.2010 жалоба И. оставлена без удовлетворения.

В кассационной жалобе заявитель указывает, что суд не истребовал материалы дела, провел судебное заседание без назначения предварительного слушания. Полагает, что постановление о прекращении уголовного преследования в отношении Л. вынесено незаконно.

Судебная коллегия в соответствии с ч. 1 ст. 381 УПК РФ отменила постановление, дело направила на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе. Отказывая в удовлетворении жалобы И., суд указал, что он не вправе требовать получения копии постановления о прекращении уголовного дела, поскольку является свидетелем по делу.

Однако судом не приняты во внимание положения пункта 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2009 N 1 "О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации", согласно которым по смыслу статей 123 и 125 УПК РФ жалобу на процессуальные решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа, прокурора вправе подать любой участник уголовного судопроизводства или иное лицо в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают его интересы.

Правом на обжалование решений и действий (бездействия) должностных лиц, осуществляющих уголовное преследование, обладают иные лица в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их права и законные интересы. Ими могут быть, например, поручитель (статья 103 УПК РФ), лицо, которому несовершеннолетний отдан под присмотр (часть 1 статьи 105 УПК РФ), залогодатель (статья 106 УПК РФ), заявитель, которому отказано в возбуждении уголовного дела (часть 5 статьи 148 УПК РФ), лицо, чье имущество изъято или повреждено в ходе обыска или выемки.

Недопустимы ограничения права на судебное обжалование решений и действий (бездействия), затрагивающих права и законные интересы граждан, лишь на том основании, что они не были признаны в установленном законом порядке участниками уголовного судопроизводства.

Между тем, отказывая в удовлетворении жалобы И., суд не проверил и не дал оценки доводам заявителя о том, что уголовное дело в отношении Л. было возбужденно именно по заявлению И., и отсутствие постановления о прекращении уголовного дела лишает заявителя права на его обжалование.

 

Судебная коллегия отменила решение суда

о наложении ареста на квартиру в связи с нарушениями

уголовно-процессуального закона и несоответствием

выводов суда фактическим обстоятельствам дела

 

Определение СК по уголовным делам Омского областного суда

от 20 мая 2010 г. N 22-1739

 

 

Следователь обратился в суд с ходатайством о наложении ареста на квартиру, принадлежащую Л., расположенную в г. Омске по адресу: ул. X, д. 5, кв. 6, указав, что в производстве ОРБ и ДОПС СЧ по РОПД при УВД Омской области находится уголовное дело в отношении М., возбужденное по признакам состава преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 159, ч. 4 ст. 159 (4 эпизода).

По мнению обвинения, М. путем обмана и злоупотребления доверием получил от С.А. и С.Е. доверенности, дающие ему право продавать принадлежащую последним 2-комнатную квартиру, расположенную в г. Омске по ул. X, д. 5, кв. 6. После чего М. обманом вывез С-вых на другую квартиру, заверив последних, что переоформит ее на них после того, как продаст квартиру, принадлежащую им. Однако, продав квартиру С., М. своих обещаний не выполнил, чем причинил потерпевшим крупный ущерб в размере 900 000 рублей.

Преступление, по мнению обвинения, совершено в период с сентября 2003 года по февраль 2004 года.

Постановлением судьи районного суда г. Омска от 16.04.2010 ходатайство следователя о наложении ареста на квартиру Л. удовлетворено.

Не соглашаясь с судебным решением, Л. в кассационной жалобе указывает, что отсутствуют правовые основания для наложения ареста на его квартиру.

Обращает внимание на то, что по уголовному делу в отношении М. он не является подозреваемым, обвиняемым, гражданским ответчиком либо лицом, несущим по закону материальную ответственность за действия обвиняемого; что 23.12.2009 он купил квартиру у гражданки Т., которой спорная квартира принадлежала с 2004 года, т.е. находилась у нее в собственности более 5 лет.

Считает себя добросовестным приобретателем.

Судебная коллегия отменила постановление судьи, указав следующее.

В силу ст. 115 УПК РФ для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества следователь с согласия руководителя следственного органа, а также дознаватель с согласия прокурора возбуждают перед судом ходатайство о наложении ареста на имущество подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия.

Принятое решение суд обосновал необходимостью обеспечения исковых требований потерпевших по уголовному делу, других имущественных взысканий. Однако не привел мотивов, по которым арестовал имущество именно Л.

Уголовное дело возбуждено в отношении М. В материалах дела не имеется сведений о том, что Л. является подозреваемым (обвиняемым) по возбужденному уголовному делу либо является лицом, несущим по закону материальную ответственность за действия подозреваемого (обвиняемого).

Кроме того, коллегия отмечает отсутствие в представленных материалах сведений, дающих основание полагать, что квартира получена Л. в результате преступных действий. Сам Л. в кассационной жалобе утверждает, что является добросовестным приобретателем квартиры. Данное утверждение материалами дела не опровергнуто.

Принятое судом решение о наложении ареста на квартиру Л. противоречит требованиям уголовно-процессуального закона, нарушает права Л., в связи с чем подлежит отмене.

 

Постановление судьи о законности проведенного обыска

принято с существенными нарушениями норм

уголовно-процессуального закона

 

Постановление президиума Омского областного суда

от 3 февраля 2009 г. N 44-У-42

 

 

Постановлением районного суда г. Омска от 17.06.2008 признан законным обыск, произведенный 16.06.2008 следователем УВД Омской области в помещении административного здания, расположенного по адресу: г. Омск, ул. М., в служебном помещении адвоката У.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда от 31.07.2008 постановление оставлено без изменения, жалоба адвоката У. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе У. поставил вопрос о незаконности проведения обыска в его служебном кабинете без судебного разрешения.

В обоснование доводов адвокат сослался на нарушение пункта 3 ст. 8 ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ", согласно которому проведение обыска в отношении адвоката, в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых для осуществления адвокатской деятельности, допускается на основании судебного решения.

Полагает, что ст. 165 УПК РФ предусматривает проведение обыска в случаях, не терпящих отлагательств. По его мнению, условия безотлагательности по данному делу отсутствовали.

Ссылается на нарушение требований ст. 15 УПК РФ, поскольку постановление от 17.06.2008 принято судом без извещения его как заинтересованной стороны, что привело к нарушению его прав на представление доводов и доказательств относительно законности проведенного следственного действия.

Полагает, что выводы судебной коллегии по уголовным делам о том, что следователь не располагал данными о наличии договорных отношений с адвокатом У. по аренде помещения, не соответствуют действительности, поскольку им (адвокатом У.) было предъявлено следователю служебное удостоверение.

Заслушав доклад судьи, мнение прокурора Омской области, согласившегося с доводами, указанными в постановлении о возбуждении надзорного производства, президиум установил:

10.06.2008 следователем УВД по Омской области Е. было вынесено постановление о производстве обыска в административном здании по ул. М. с целью изъятия бумажных и электронных носителей, характеризующих финансово-хозяйственную и кадровую деятельность ряда фирм.

16.06.2008 постановление было объявлено директору ООО "Ц" М.

Из протокола обыска следует, что в начале обыска в первом помещении, обозначенном в протоколе под N 1, М. пояснил, что этот кабинет арендует юрист У.

У. во время обыска находился в кабинете и пояснил, что данное помещение является адвокатским кабинетом, и предъявил удостоверение адвоката.

Обыск, в результате которого были изъяты документы и электронные носители информации, проводился с 11:00 часов до 23:00 часов. Каких-либо ходатайств и замечаний по окончании обыска заявлено не было.

17.06.2008 в соответствии с п. 5 ст. 165 УПК РФ следователь Е. обратился в районный суд с уведомлением, в котором сообщалось о проведении обыска в административном здании, в том числе в служебном помещении адвоката У., без принятия об этом судебного решения. Указал о том, что обыск проводился в целях отыскания бумажных и электронных носителей; следствие не располагало сведениями о наличии договорных отношений по аренде помещения адвокатом, в связи с чем не было возможности получить разрешение судебных органов на проведение обыска в служебном помещении адвоката по данному адресу. Следователем было представлено постановление о производстве обыска и протокол обыска.

В тот же день (17.06.2008) судьей вынесено постановление о признании обыска в административном здании по ул. М., в том числе в служебном помещении адвоката У., законным.

У. обратился в суд с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ на действия следователя.

Постановлением судьи от 03.07.2008 производство по жалобе прекращено в связи с тем, что постановлением от 17.06.2008 уже дана юридическая оценка действиям следователя по проведению обыска.

14.07.2008 адвокат У. обратился с кассационной жалобой на постановление от 17.06.2008, в которой указал, что не знал о данном постановлении и что оно было вручено ему судьей лишь во время судебного заседания по рассмотрению его жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ.

Оценив доводы жалобы, ознакомившись с копией договора аренды от 01.01.2008 между ООО "Ц" и адвокатом У. об аренде нежилого помещения в здании по адресу: г. Омск, ул. М., представленной вместе с жалобой, президиум отменил постановление судьи и кассационное определение по следующим основаниям.

Обжалуемое постановление не соответствует требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ, так как не содержит какого-либо фактического обоснования принятого решения, а выводы суда о законности обыска в служебном помещении адвоката, изложенные в резолютивной части постановления, не согласуются с его описательной частью, где отсутствует какая-либо мотивировка принятого решения, не оценено наличие или отсутствие юридически значимых обстоятельств, свидетельствующих о безотлагательности обыска в служебном помещении адвоката.

Характер судебного контроля в порядке п. 5 ст. 165 УПК РФ предполагает проверку соблюдения следователем требований закона как относительно уголовно-процессуальной формы, так и в части, касающейся установления оснований для производства обыска в служебном помещении адвоката в условиях безотлагательности.

Кроме того, рассмотрение уведомления следователя в отсутствие заинтересованных сторон не соответствует принципу состязательности сторон, повлекло ограничение процессуальных прав участников дела, лишило возможности адвоката своевременно оспаривать законность проведения обыска и представлять суду I инстанции соответствующие доказательства, подлежащие исследованию и оценке.

Указанные нарушения уголовно-процессуального закона являются существенными и влекут отмену постановления.

На основании изложенного постановление районного судьи г. Омска от 17.06.2008 отменено со стадии назначения судебного заседания. Дело направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе.

Суду надлежит рассмотреть дело с участием заинтересованных лиц, исследовать юридически значимые обстоятельства, к каковым относится вопрос об отнесении помещения, где произведен обыск, к служебному помещению адвоката, наличию законных оснований для осуществления обыска в нем и обстоятельств, свидетельствующих о его безотлагательности, после чего вынести постановление, соответствующее требованиям ч. 4 ст. 7 УК РФ.

 

Судебная коллегия сочла убедительными доводы

кассационной жалобы заявителя о нарушении его

конституционных и процессуальных прав

при назначении экспертизы

 

Определение судебной коллегии Омского областного суда

от 29 июля 2010 г. N 22-2725

 

 

С. обратился в суд с жалобой о признании незаконным постановления следователя А. об отказе в предоставлении сведений об аттестации эксперта К., о наличии у нее специальных познаний в области финансового анализа и др.

Постановлением районного суда г. Омска от 15.06.2010 в удовлетворении жалобы С. отказано.

В кассационной жалобе заявитель полагает, что отказ в предоставлении сведений о наличии специальных познаний у эксперта, которому поручено проведение экспертизы, а также наличие у него аттестации в области судебной экспертизы нарушают его конституционные и процессуальные права. Считает незаконным вывод суда о невозможности заявить отвод эксперту. Просит постановление суда отменить, признать незаконным постановление следователя.

Судебная коллегия сочла убедительными доводы кассационной жалобы заявителя о нарушении его конституционных и процессуальных прав.

Согласно ч. 1 ст. 57 УПК РФ эксперт - это лицо, обладающее специальными знаниями и назначенное в порядке, установленном уголовно-процессуальным кодексом для производства судебной экспертизы и дачи заключения.

В соответствии с позицией Конституционного Суда РФ, изложенной в определении от 18.12.2003 N 429-О, положения ст. ст. 57, 195 УПК РФ не исключают необходимости специального подтверждения квалификации эксперта и возможности отражения соответствующих данных в постановлении следователя о назначении экспертизы. При этом в соответствии со ст. 70 УПК РФ эксперт подлежит отводу в случае его некомпетентности. Соответственно сторонам, в том числе обвиняемому и его защитнику, должна обеспечиваться возможность ознакомления с данными, свидетельствующими о надлежащей квалификации эксперта, что закреплено и ч. 2 ст. 24 Конституции РФ, возлагающей на органы государственной власти и их должностных лиц обязанность обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими их права и свободы, любая такого рода информация, за исключением сведений, содержащих государственную тайну, сведений о частной жизни, а также иных охраняемых законом конфиденциальных сведений, должна быть ему доступна при условии, что законодателем не предусмотрен специальный правовой статус такой информации.

Кроме того, права обвиняемых, связанные с производством экспертизы по уголовному делу, обеспечиваются также тем, что в силу п. 11 ч. 4 ст. 47 и п. 8 ч. 1 ст. 53 УПК РФ они вправе заявить отвод эксперту по любому из оснований, предусмотренных ст. 70 УПК РФ, в том числе в связи с его некомпетентностью.

По мнению коллегии, отказом в предоставлении интересующей заявителя информации о наличии у эксперта К. аттестации в области проведения судебно-финансовой экспертизы, стажа работы судебным экспертом, сведений о наличии специальных познаний в области финансового анализа, сведений о применяемых ею при проведении судебно-экономической экспертизы методиках действительно были нарушены права заявителя как обвиняемого, поскольку он лишен возможности заявить отвод эксперту в связи с сомнениями в его компетентности.

На основании изложенного постановление районного суда, которым отказано в удовлетворении жалобы С. о признании незаконным постановления следователя А. от 04.05.2010, отменено. Материалы дела направлены на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе.

 

Постановление суда об освобождении лица от уголовной

ответственности и применении в отношении его

принудительных мер медицинского характера отменено

 

Определение судебной коллегии Омского областного суда

от 14 января 2010 г. N 22-46

 

 

Постановлением городского суда Омской области от 03.12.2009 Т., 01.02.1989 г. р., освобождена от уголовной ответственности за совершенные деяния, запрещенные уголовным законом, предусмотренные п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ. В отношении ее применены принудительные меры медицинского характера - назначено принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа.

Судебная коллегия постановление городского суда Омской области от 03.12.2009 в отношении Т. отменила со стадии подготовки дела к судебному разбирательству. Дело направила в тот же суд для нового судебного рассмотрения в ином составе суда.

При поступлении дела в суд судья вынесла постановление о назначении судебного заседания без проведения предварительного слушания в закрытом судебном заседании без вызова Т., т.к. полагала, что обвиняемая не может предстать перед судом, поскольку "ее психическое состояние может быть опасно для лиц, участвующих в рассмотрении дела". Данное постановление участникам процесса не направлялось.

В дальнейшем Т., ее адвокат и законный представитель о дне рассмотрения дела не извещались. Дело рассмотрено без их участия. В материалах отсутствуют данные о вручении им копии итогового решения.

Коллегия указала, что судьей не приняты во внимание разъяснения Конституционного Суда РФ от 20.11.2007 N 13-П и нарушены требования ст. 441 УПК РФ, которые предполагают, что присутствие лица, в отношении которого решается вопрос о применении принудительных мер медицинского характера, является необходимым условием для того, чтобы судья лично мог убедиться в его психическом состоянии и принять справедливое решение.

В соответствии с ч. 4 ст. 247 УПК РФ судебное разбирательство в отсутствие подсудимого может быть допущено в случае, если по уголовному делу о преступлении небольшой или средней тяжести подсудимый ходатайствует о рассмотрении данного уголовного дела в его отсутствие.

Т. не могла выразить свое мнение по данному вопросу, поскольку не извещалась о дате и времени судебного заседания.

В соответствии с правовыми позициями, изложенными в вышеуказанном постановлении Конституционного Суда РФ, рассмотрение дела судом в отсутствие лица вопреки его желанию допустимо лишь при наличии особых обстоятельств, например, если имеют место какие-либо признаки агрессивного поведения, или если физическое и психическое состояние не позволяет лицу предстать перед судом, причем данные обстоятельства должны быть подтверждены объективными данными.

По мнению коллегии, выводы суда I инстанции о невозможности участия Т. в судебном заседании не основаны на имеющихся в деле данных: Т. участвовала в следственных действиях, знакомилась с материалами дела, какие-либо объективные данные о ее агрессивном поведении в ходе следствия, во время проведения экспертизы, а также возможности причинения вреда участникам процесса в судебном заседании, о невозможности ее участия в судебном разбирательстве в материалах дела отсутствуют.

Таким образом, дело в отношении Т. рассмотрено с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, повлекшими лишение гарантированных уголовно-процессуальным законом прав участников уголовного судопроизводства.

 

Судебная коллегия указала, что решение суда о наложении

ареста на имущество не соответствует требованиям

уголовно-процессуального закона

 

Определение судебной коллегии Омского областного суда

от 19 ноября 2009 г. N 22-4079

 

 

Следователь СУ УВД г. Омска Т. обратился в районный суд с ходатайством о наложении ареста на имущество, оформленное на К.А., а именно - квартиру N 5, расположенную в г. Омске, для обеспечения приговора по уголовному делу в части гражданского иска и других имущественных взысканий.

Постановлением судьи г. Омска от 14.10.2009 наложен арест на имущество, оформленное на К.А., 10.05.1945 г. р., в частности на квартиру N 5, расположенную в г. Омске.

В кассационной жалобе К.А. оспаривает решение, ссылаясь на то, что часть денег она получила от продажи в октябре 2006 года другой квартиры, а недостающие денежные средства получены от членов ее семьи, которыми они располагали до 27.07.2007. Указывает, что квартира была приобретена ее сыном - К.С. по договору купли-продажи от 31.10.2007 за 1000000 рублей, подробно излагает кем, когда и сколько было предоставлено ей денежных средств на покупку арестованной квартиры.

Отмечает, что дарение ей сыном спорной квартиры обусловлено семейными взаимоотношениями. Доказательств, подтверждающих указанные выше обстоятельства, в суд I инстанции ею представлены не были, поскольку в судебное заседание она не вызывалась. О постановлении суда узнала из уведомления регистрационной службы. Со следователем Т. никогда не общалась. Постановление о привлечении ее в качестве гражданского ответчика никогда не подписывала.

Просит постановление отменить, снять арест с квартиры.

Судебная коллегия отменила постановление по следующим основаниям.

Согласно ч. 1 ст. 115 УПК РФ для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества, по ходатайству следователя суд может наложить арест на имущество подозреваемого (обвиняемого).

В соответствии с положениями ч. 3 ст. 115 УПК РФ арест может быть наложен на имущество, находящееся у других лиц, если есть достаточные основания полагать, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого (обвиняемого).

Принимая вышеуказанное решение, суд сослался на возбужденное уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ, в совершении которого подозревается сын К.А. - К.С., а также на доводы, изложенные в ходатайстве следователя, о том, что имеются основания полагать, что квартира была приобретена на похищенные деньги и подарена сыном матери.

Между тем из материала следует, что уголовное дело, на которое ссылается суд, возбуждено не в отношении К.С., а в отношении неустановленных лиц.

Процессуальное положение К.С. на момент решения вопроса о наложении ареста на квартиру - 14.10.2009 судом не выяснялось, обвиняемым он не является, а из сведений о том, что он - подозреваемое лицо, имеется лишь протокол допроса от 17.07.2009, который не предполагает наделение лица таким статусом произвольно долго.

Таким образом, коллегия указала, что принятое судом решение не соответствует требованиям ст. 115 УПК РФ, поскольку не подтверждено надлежащими данными, поэтому постановление о наложении ареста отменено с направлением материалов дела на новое судебное разбирательство.

 

Судебная коллегия согласилась с выводом суда I инстанции

об отсутствии оснований для признания за осужденным

права на реабилитацию

 

Определение СК по уголовным делам Омского областного суда

от 01.07.2010 N 22-2322

 

 

Осужденный В. обратился с ходатайством в суд о признании за ним права на реабилитацию. Считает, что необоснованно находился под надзором правоохранительных органов более двух лет, кроме того, просил компенсировать причиненный моральный вред.

Постановлением районного суда г. Омска от 26.05.2010 В. отказано в удовлетворении ходатайства о признании за ним права на реабилитацию и в удовлетворении требований о компенсации причиненного морального вреда и материального ущерба.

В кассационной жалобе заявитель просит отменить постановление, признать за ним право на реабилитацию и компенсировать причиненный моральный вред.

Судебная коллегия согласилась с выводом суда I инстанции об отсутствии оснований для признания за осужденным права на реабилитацию, указав следующее.

Согласно п. 4 ч. 2 ст. 133 УПК РФ право на реабилитацию, в том числе на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, имеют осужденные в случаях полной или частичной отмены вступившего в законную силу обвинительного приговора суда и прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным п. п. 1 и 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ.

Из материалов дела следует, что В. был осужден приговором от 21.10.2003 по п. "б" ч. 3 ст. 160 УК РФ к 5 годам лишения свободы. На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ - к 5 годам 2 месяцам лишения свободы.

Постановлением районного суда г. Омска от 01.07.2004 окончательное наказание по данному приговору было снижено до 5 лет 1 месяца лишения свободы.

Постановлением районного суда г. Омска от 19.06.2006 В. освобожден от отбывания наказания условно-досрочно на 2 года 2 месяца 25 дней.

Постановлением президиума Омского областного суда от 04.05.2010 действия В. переквалифицированы на ч. 1 ст. 160 УК РФ, по которой назначено наказание в виде 1 года 11 месяцев лишения свободы. На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ - 4 года лишения свободы.

В обоснование принятого решения суд I инстанции указал, что постановлением надзорной инстанции приговор от 21.10.2003 в отношении В. был изменен в части квалификации его действий, а не отменен полностью либо частично, как того требует п. 4 ч. 2 ст. 133 УПК РФ.

Данный вывод основан на положениях закона.

 

Коллегия уточнила приговор: указала о признании

за осужденной права на частичную реабилитацию

 

Определение СК по уголовным делам Омского областного суда

от 10 июня 2010 г. N 22-2043

 

 

Приговором районного суда г. Омска от 29.04.2010 Ш. осуждена по ч. 1 ст. 30, п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ к 9 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Оправдана по ч. 1 ст. 30, п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (по 9 эпизодам) на основании ч. 2 п. 2 ст. 302 УПК РФ за непричастностью к совершению преступления.

За Ш. признано право на реабилитацию.

В кассационном представлении государственный обвинитель ставит вопрос об отмене приговора в связи с чрезмерной мягкостью назначенного наказания. Считает решение суда о признании за осужденной права на реабилитацию необоснованным.

Полагает, что частичное оправдание, исходя из конкретных обстоятельств дела, не влечет за собой права на возмещение вреда.

Судебная коллегия изменила приговор, указав следующее.

Наказание Ш. назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 60, 66 УК РФ и является справедливым.

Решение суда I инстанции о признании права на реабилитацию не противоречит нормам Уголовно-процессуального кодекса, который не содержит запрета на признание права на реабилитацию за лицом, оправданным по части обвинения, по той лишь причине, что одновременно это лицо было признано виновным в совершении каких-либо других преступлений.

Конституционный Суд РФ также выразил мнение, что частичная реабилитация может иметь место и в тех случаях, когда лицо было оправдано приговором суда по предъявленному обвинению частично, т.е. в отношении некоторых преступлений при одновременном признании лица виновным в совершении какого-либо преступления.

Между тем в соответствии с ч. 1 ст. 134 УПК РФ в случае частичного оправдания лица суд может признать за ним право лишь на частичную реабилитацию.

В данной части приговор суда подлежит уточнению.

На основании изложенного приговор в отношении Ш. изменен: указано о признании за ней права на частичную реабилитацию.

 

При рассмотрении дела и постановлении приговора

допущены многочисленные нарушения норм

уголовно-процессуального закона.

Приговор отменен, дело направлено на новое рассмотрение

 

Определение судебной коллегии Омского областного суда

от 9 июля 2009 г. N 22-2325

 

 

Приговором районного суда Омской области от 28.05.2009 Н., 1990 г. р., осужден по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год.

В кассационном представлении прокурор поставил вопрос об отмене приговора ввиду нарушения норм материального и процессуального права.

Указал, что суд не решил вопрос о виновности лица, которому было предъявлено обвинение и в отношении которого проводилось судебное следствие.

Выводы суда о том, что в результате кражи потерпевшему был причинен значительный ущерб, не мотивирован. При назначении наказания суд не учел, что Н. добровольно указал местонахождение похищенной бензопилы, признал вину и раскаялся.

Судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда отменила приговор, дело направила на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе по следующим основаниям.

Обвинение по данному делу предъявлено Н., он же участвовал в судебном заседании, однако в резолютивной части приговора осуждено иное лицо.

Как следует из протокола судебного заседания, суд без наличия ходатайств сторон и оснований, предусмотренных ст. 281 УПК РФ, огласил показания не явившихся в судебное заседание свидетелей И. и В.

Кроме того, в нарушение ст. 307 УПК РФ выводы суда о наличии квалифицирующего признака "причинение значительного ущерба гражданину" не мотивирован.

В связи с допущенными нарушениями норм уголовно-процессуального закона приговор подлежит отмене.

Поскольку приговор отменяется с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение, доводы адвоката, участвовавшего в суде кассационной инстанции, о переквалификации содеянного Н. на ч. 1 ст. 158 УК РФ, а также доводы прокурора о нарушении положений ч. 3 ст. 60 УК РФ подлежат исследованию и проверке при новом судебном разбирательстве.

 

Ходатайство осужденного о снижении срока наказания

в связи с наличием ряда заболеваний не подлежало

рассмотрению в порядке исполнения приговора

 

Определение судебной коллегии Омского областного суда

от 23 июля 2009 г. N 22-2569

 

 

Приговором районного суда г. Омска от 27.02.2002 П. осужден по ч. 2 ст. 162 УК РФ к 10 годам 11 месяцам лишения свободы в колонии строгого режима.

03.06.2009 осужденный обратился в районный суд по месту отбывания наказания с ходатайством о снижении срока наказания в связи с наличием ряда заболеваний, которые, по его мнению, должны учитываться как смягчающие наказание обстоятельства. К ходатайству были приложены справки о прохождении стационарного лечения в марте 2003 года.

В своем постановлении судья районного суда г. Омска от 17.02.2009 указал, что в ходатайстве осужденного П. об освобождении от наказания в связи с болезнью отказано.

Принятое решение суд обосновал отсутствием представления администрации колонии и заключения медицинской комиссии о наличии у П. заболевания, препятствующего отбыванию наказания.

В кассационной жалобе осужденный полагает, что при вынесении решения суд не вправе был руководствоваться ст. 397 УПК РФ. Ссылается на то, что, находясь в колонии, получил ряд тяжелых заболеваний, поэтому просит снизить назначенное ему наказание по приговору от 27.02.2002.

Судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда отменила постановление судьи по следующим основаниям.

Суд I инстанции рассмотрел ходатайство осужденного в порядке ст. ст. 397 - 399 УПК РФ, однако из содержания ходатайства не следовало, что П. просил решить вопрос об освобождении от наказания по болезни. Он просил о снижении наказания, назначенного приговором, в связи с приобретением ряда заболеваний во время отбытия наказания. Аналогичные требования о снижении срока наказания осужденный заявил при рассмотрении дела в суде кассационной инстанции.

Ходатайство о снижении наказания с учетом наличия в настоящее время ряда заболеваний не подлежат рассмотрению в порядке ст. ст. 397 - 399 УПК РФ. С данным вопросом осужденный может обратиться в суд надзорной инстанции в порядке главы 48 УПК РФ.

 

Приговор отменен, дело направлено на новое судебное

рассмотрение, т.к. подсудимому не было предоставлено

последнее слово

 

Определение надзорной инстанции - Президиума

Омского областного суда

от 31 мая 2010 г. N 44-У-185

 

 

Приговором районного суда Омской области от 17.05.2007 К. осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ.

В кассационном порядке приговор не обжаловался.

В надзорной жалобе осужденный считает назначенное ему наказание чрезмерно суровым. Указывает, что ему не было предоставлено последнее слово.

Президиум отменил приговор, дело направил на новое судебное рассмотрение в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона.

Из протокола судебного заседания от 02.05.2007 следует, что подсудимый К. от участия в прениях сторон отказался, его интересы защищала адвокат Щ. По окончании прений суд объявил перерыв до 10.05.2007. В указанный день подсудимый в судебное заседание не явился, о причинах неявки суд не известил. В связи с неявкой подсудимого судом в тот же день вынесено постановление о его принудительном приводе на 17.05.2007. В постановлении суд указал, что явка подсудимого является обязательной для полного и всестороннего исследования обстоятельств дела. 17.05.2007 К. вновь не явился в суд. Согласно рапорту судебного пристава, К. дома не обнаружен, поэтому постановление суда не исполнено. 17.05.2007 суд удалился в совещательную комнату, по выходу огласил приговор и постановление о розыске К.

Непредоставление последнего слова подсудимому является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, которое могло повлиять на выводы суда и справедливость приговора, поскольку К. лишился возможности донести до суда свою позицию относительно предъявленного обвинения и возможного наказания. Подсудимый вправе сообщить в последнем слове о новых обстоятельствах, имеющих значение для дела, что в соответствии со ст. 294 УПК РФ влекло бы возобновление судебного следствия.

 

 

 

 

 

ВОПРОСЫ НАЗНАЧЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

 

Суд, назначая наказание в виде обязательных работ,

не учел, что возможный максимальный срок данного вида

наказания для несовершеннолетних составляет 160 часов

 

Определение СК по уголовным делам Омского областного суда

от 4 февраля 2010 г. N 22-307

 

 

Приговором районного суда Омской области от 29.12.2009 М., 21.02.1994 г. р., учащийся 9 класса МОУ СОШ, воспитанник детского дома, не судимый, осужден по п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 240 часам обязательных работ.

М. признан виновным в том, что 16.11.2009 около 20:00 часов с целью совершения кражи, выставив окно и удалив металлические пластины с оконного проема, незаконно проник в склад лесхоза, откуда тайно похитил сигнальный жилет, противоэнцефалитный костюм и сумку для документов, причинив потерпевшему материальный ущерб на общую сумму 1491,54 рублей.

Судебная коллегия снизила М. наказание до 80 часов обязательных работ по следующим основаниям.

Согласно ч. 3 ст. 88 УК РФ обязательные работы несовершеннолетним назначаются на срок от сорока до ста шестидесяти часов.

 

Нарушение судом правил, предписанных ст. 70 УК РФ,

является существенным и влечет безусловную

отмену приговора

 

Определение судебной коллегии Омского областного суда

от 22 июля 2010 г. N 22-2693

 

 

Приговором городского суда Омской области от 18.06.2010 С., судимый 28.11.2008 по п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев, постановлением городского суда Омской области от 27.01.2010 испытательный срок продлен на 6 месяцев, осужден по п. п. "а, б" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы. На основании ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 28.11.2008 и в соответствии со ст. 70 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 1 год 2 месяца лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Судебная коллегия согласилась с представлением прокурора о нарушении требований ч. 4 ст. 70 УК РФ, влекущем в соответствии с пунктом 3 части 1 ст. 379 УПК РФ отмену приговора.

Так, в соответствии с требованиями ч. 4 ст. 70 УК РФ окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору суда.

Согласно закону неотбытым наказанием следует считать весь срок назначенного наказания по предыдущему приговору при условном осуждении.

Неотбытым наказанием по предыдущему приговору в отношении С. является наказание в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы, а суд назначил окончательное наказание по совокупности приговоров в размере 1 года 2 месяцев лишения свободы.

 

Суд, не назначив дополнительное наказание

за преступление, санкция которого предусматривает

дополнительное наказание как обязательное,

нарушил требования уголовного закона.

Приговор отменен, дело направлено

на новое рассмотрение

 

Определение судебной коллегии Омского областного суда

от 30 июля 2009 г. N 22-2605

 

 

Приговором районного суда Омской области от 16.06.2009 Б., ранее судимый: 01.10.2008 по ч. 1 ст. 161 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год, осужден по ч. 2 ст. 264 УК РФ (в редакции ФЗ N 162-ФЗ от 08.12.2003) к 3 годам лишения свободы.

На основании ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 01.10.2008 и на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров, путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 3 года 2 месяца лишения свободы в колонии-поселении с лишением права управления транспортными средствами сроком на 2 года.

Удовлетворив доводы кассационного представления, судебная коллегия отменила приговор, дело направила на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе.

Санкция части 2 ст. 264 УК РФ в редакции Федерального закона от 08.12.2003 предусматривает назначение обязательного дополнительного наказания в виде лишения права управления транспортным средством на срок до трех лет.

Суд, не назначив дополнительное наказание за конкретное преступление, не мог назначить его при назначении окончательного наказания по совокупности приговоров.

Кроме того, отменяя Б. условное осуждение по предыдущему приговору, суд руководствовался ч. 5 ст. 74 УК РФ. Но поскольку Б. осужден за неосторожное преступление, то следовало применять положения части 4 ст. 74 УК РФ.

 

При повторном вынесении приговора виновному лицу

может быть назначено более строгое наказание при

условии отмены первоначального приговора вследствие

его чрезмерной мягкости, когда по этим основаниям

имелось представление прокурора либо заявление

частного обвинителя, потерпевшего

или его представителя

 

Определение надзорной инстанции - Президиума

Омского областного суда

от 17 мая 2010 г. N 44-У-162

 

 

Приговором городского суда Омской области от 24.04.2009 Ф., судимый 29.03.2002 по п. п. "а, б, в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы; освободился 02.07.2004 по отбытии срока, осужден по ч. 4 ст. 166 УК РФ к 6 годам 3 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В кассационном порядке приговор не обжаловался.

В надзорной жалобе осужденный просил изменить приговор, смягчить наказание, мотивируя тем, что суд не учел условия жизни его семьи, а именно заболевание матери.

Президиум пришел к выводу, что приговор в отношении Ф. не может являться справедливым и подлежит изменению.

Первоначально по настоящему уголовному делу в отношении Ф. был постановлен приговор от 12.12.2008, которым он осуждался по ч. 4 ст. 166 УК РФ к 6 годам 2 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

19.03.2009 в кассационном порядке по представлению прокурора приговор отменен, а дело направлено на новое судебное рассмотрение.

Основанием для отмены решения послужила противоречивость приговора, в вводной части которого указывалось, что Ф. не судим, а в описательно-мотивировочной части указано на неоднократное привлечение Ф. к уголовной ответственности.

Отменяя приговор, судебная коллегия указала, что Ф. имеет одну непогашенную судимость, в его действиях содержится опасный рецидив. Противоречия в приговоре, по мнению коллегии, могли повлиять на справедливость назначенного наказания, а в последующем могут повлечь юридические последствия, устранение которых возможно только при постановлении нового приговора.

В то же время коллегия в качестве основания отмены решения не указывала на его несправедливость вследствие чрезмерной мягкости. Не содержалось таких требований и в представлении прокурора.

По смыслу ч. 2 ст. 383 УПК РФ при повторном вынесении приговора виновному лицу может быть назначено более строгое наказание при условии отмены первоначального приговора вследствие его чрезмерной мягкости, когда по этим основаниям имелось представление прокурора либо заявление частного обвинителя, потерпевшего или его представителя.

Таким образом, суд при новом рассмотрении дела не вправе был назначать более суровое наказание как по виду, так и по размеру, чем наказание, назначенное ранее постановленным по этому же делу приговором.

В нарушение вышеуказанной нормы суд приговором от 24.04.2009 назначил Ф. наказание в виде 6 лет 3 месяцев лишения свободы, то есть большее по размеру, тем самым ухудшил положение осужденного.

Так как при назначении наказания по приговору от 24.04.2009 суд в качестве обстоятельства, смягчающего наказание виновного, учел состояние здоровья его матери и влияние наказания на условия жизни его семьи, доводы жалобы осужденного в этой части необоснованны.

Президиум изменил приговор, снизив Ф. наказание до 6 лет 2 месяцев лишения свободы.

 

 

 

 

 

ВОПРОСЫ ИЗБРАНИЯ МЕРЫ ПРЕСЕЧЕНИЯ

 

Мера пресечения в виде содержания под стражей

изменена на залог

 

Определение СК по уголовным делам Омского областного суда

от 30 апреля 2010 г. N 22-1573

 

 

19.04.2010 адвокат С. обратился в суд с ходатайством об изменении обвиняемому К. меры пресечения в виде содержания под стражей на залог.

Постановлением районного суда г. Омска от 22.04.2010 в удовлетворении ходатайства адвоката отказано.

Из материалов дела следует, что органами предварительного следствия К. обвиняется в совершении трех эпизодов мошенничества в особо крупном размере.

11.08.2009 С. задержан в порядке ст. 91 УПК РФ. 13.08.2009 ему предъявлено обвинение и в тот же день в отношении его избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

В дальнейшем срок содержания под стражей неоднократно продлевался судом по ходатайству органов следствия до 4 месяцев, до 5 месяцев, до 8 месяцев, 01.04.2010 до 10 месяцев, то есть до 11.06.2010 включительно, и указанное постановление суда кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда от 07.04.2010 оставлено без изменения.

В настоящее время дело находится в производстве следователя по ОВД ОРОПД СЭ СЧ по РОПД при УВД по Омской области, который продолжает расследование.

В кассационной жалобе адвокат оспаривает постановление суда. Считает его незаконным, необоснованным. Ссылается на Федеральный закон от 07.04.2010 N 60-ФЗ, указывает, что все преступления, инкриминируемые К., носят экономический характер, вытекают из его деятельности в возглавляемой им фирме; доводы суда о том, что К. может скрыться от следствия и суда, носят предположительный характер. Обращает внимание, что К. имеет постоянное место жительства, несовершеннолетних детей, социально обустроен, что исключает выводы суда о том, что он скроется от правосудия.

Просит постановление отменить, изменить К. меру пресечения на залог.

Судебная коллегия полагает, что ходатайство адвоката в интересах обвиняемого К., с учетом изменений действующего уголовно-процессуального законодательства - ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ, подлежит удовлетворению в полном объеме, а избранная мера пресечения - изменению с заключения под стражу на залог.

Поскольку в судебном заседании установлено, что дело находится в производстве следователя УВД по Омской области, залог подлежит внесению на депозит УВД Омской области.

Определяя размер залога, коллегия исходит из положений, предусмотренных ч. 3 ст. 106 УПК РФ.

На основании изложенного постановление районного суда г. Омска от 22.04.2010 отменено. Мера пресечения в отношении К. в виде содержания под стражей изменена на залог в размере 3000000 рублей.

Мера пресечения в виде заключения под стражу оставлена без изменения до внесения залога на депозитный счет УВД Омской области.

 

Кассационная инстанция сочла законным и обоснованным

решение суда о смягчении подсудимому меры пресечения

 

Определение СК по уголовным делам Омского областного суда

от 4 июня 2010 г. N 22-2022

 

 

Постановлением судьи районного суда г. Омска от 28.05.2010 Ф., 24.12.1979 г. р., мера пресечения в виде заключения под стражу изменена на залог в размере 1000000 рублей.

В кассационном представлении прокурор, оспаривая решение суда, указывает, что мера пресечения в виде заключения под стражу избиралась Ф. с учетом тяжести содеянного, данных о личности (неоднократное привлечение Ф. к административной ответственности за нарушение ПДД в состоянии алкогольного опьянения, нахождение с 1996 года на учете в органах милиции за совершение мелкого хулиганства, наличие наркотической зависимости).

Считает несостоятельными доводы стороны защиты о невозможности нахождения подсудимого под стражей в связи с плохим состоянием здоровья, поскольку из представленных в материалах дела медицинских документов следует, что заболевание глаз у Ф. имеется с трехлетнего возраста, при этом им было получено водительское удостоверение и на момент заключения под стражу он имел постоянное место работы.

Судебная коллегия обжалуемое постановление оставила без изменения.

Из материалов дела следует, что в производстве суда находится уголовное дело в отношении Ф., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30, п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ. Срок содержания его под стражей истекает 30.05.2010. Однако закончить рассмотрение дела в указанный срок суду не представилось возможным. Поэтому, с учетом плохого состояния здоровья подсудимого, заявления защиты о готовности внести залог, а также в связи с тем, что судебное следствие по делу окончено, мера пресечения Ф. была изменена на залог.

В силу требований ч. 3 ст. 255 УПК РФ и положений постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.10.2009 N 22 "О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу...", если срок заключения под стражу в качестве меры пресечения, избранной подсудимому, который обвиняется в совершении особо тяжкого преступления, истекает, суд вправе продлить его. При этом суду надлежит обсуждать вопрос о возможности применения к обвиняемому иной меры пресечения, не связанной с заключением под стражу.

Коллегия указала, что судом при решении вопроса об изменении подсудимому меры пресечения с заключения под стражу на залог обоснованно принято во внимание резкое ухудшение его состояния здоровья, невозможность оказания надлежащей медицинской помощи в следственном изоляторе и предотвращения наступления вредных последствий в условиях изоляции от общества; готовность стороны защиты внести залог; а также окончание судебного следствия по делу, что существенно снижает вероятность противодействия подсудимого быстрому и правильному рассмотрению дела.

 

Постановление судьи об изменении подсудимому

меры пресечения в виде подписки о невыезде на

заключение под стражу отменено, производство

по делу в этой части прекращено

 

Определение СК по уголовным делам Омского областного суда

от 28 июня 2010 г. N 22-2277

 

 

В ходе судебного разбирательства по уголовному делу по обвинению И. в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 159 УК РФ, а также в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 285, ч. 2 ст. 318 УК РФ, государственным обвинителем заявлено ходатайство об изменении подсудимому меры пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении на заключение под стражу ввиду неявки И. в судебные заседания 4 и 7 июня 2010 года без уважительных причин.

Постановлением районного судьи Омской области от 09.06.2010 ходатайство государственного обвинителя удовлетворено. И., 19.01.1975 г. р., уроженцу и проживающему в г. Омске, изменена мера пресечения в виде подписки о невыезде на заключение под стражу.

В кассационной жалобе адвокат, оспаривая принятое решение, указывает, что подсудимый не являлся в судебное заседание по уважительной причине - в связи с тяжелым состоянием здоровья и нахождением на стационарном лечении. Обращает внимание, что суд заменил подписку о невыезде на заключение под стражу. Между тем мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении И. не избиралась. Просит постановление отменить.

Судебная коллегия постановление судьи об изменении подсудимому И. меры пресечения отменила, а производство по делу прекратила по следующим основаниям.

Решение суда обосновано тем, что И. уклонялся от явки в судебные заседания по неуважительным причинам. Однако, как следует из материалов дела, обвиняемым были представлены сведения, подтверждающие невозможность его явки в судебное заседание по состоянию здоровья.

Коллегия полагает, что судом не были надлежащим образом исследованы представленные копии листков нетрудоспособности и ответов на запросы из МУЗ ОГКБ N 1 о состоянии здоровья обвиняемого, не запрошена история болезни И.

В данной связи вывод суда об уклонении И. от явок в судебное заседание без уважительных причин не основан на полном и всестороннем исследовании представленных материалов.

Кроме того, из материалов дела следует, что постановлением районного суда от 13.01.2010 отказано в удовлетворении ходатайства следователя об избрании в отношении И. меры пресечения в виде заключения под стражу и обвиняемому судом избрана мера пресечения в виде домашнего ареста.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда от 12.02.2010 избранная в отношении И. мера пресечения в виде домашнего ареста была отменена, производство по делу прекращено.

Сведений о том, что И. была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, в материалах дела не имеется, в связи с чем решение суда об изменении И. ранее избранной меры пресечения в виде подписки о невыезде не соответствует фактическим обстоятельствам дела.

 

 

 

 

 

ИНЫЕ СУДЕБНЫЕ РЕШЕНИЯ

 

Время нахождения лица в психиатрическом стационаре

подлежит зачету в срок наказания

 

Определение СК по уголовным делам Омского областного суда

от 4 февраля 2010 г. N 22-311

 

 

Приговором районного суда Омской области от 09.12.2009 Б. осужден по ч. 1 ст. 115 УК РФ к наказанию в виде обязательных работ на срок 200 часов, по ч. 1 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы, по ч. 1 ст. 139 УК РФ к наказанию в виде обязательных работ на срок 160 часов.

На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ путем поглощения менее строгого наказания более строгим окончательно назначено 1 год лишения свободы в исправительной колонии общего режима. В соответствии с ч. 2 ст. 22 УК РФ Б. назначены принудительные меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра.

В кассационном представлении государственный обвинитель просил зачесть в срок наказания время содержания Б. в психиатрическом стационаре, куда он был помещен для проведения стационарной судебно-психиатрической экспертизы.

Судебная коллегия удовлетворила представление, указав следующее.

В соответствии со ст. 308 УПК РФ при постановлении приговора суд должен решить вопрос о зачете времени предварительного содержания под стражей, если подсудимый до постановления приговора был задержан, или к нему применялись меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста, или он помещался в медицинский или психиатрический стационар.

Как усматривается из материалов дела, в ходе предварительного расследования Б. помещался в психиатрический стационар для проведения судебно-психиатрической экспертизы и находился там с 3 по 23 сентября 2009 года.

Время нахождения Б. в психиатрическом стационаре подлежит зачету в срок наказания.

На основании изложенного приговор районного суда Омской области изменен, срок содержания Б. в психиатрическом стационаре (с 3 по 23 сентября 2009) постановлено зачесть в срок наказания.

В остальном приговор оставлен без изменения, кассационное представление государственного обвинителя удовлетворено.

 

Решение суда о взыскании с осужденной

процессуальных издержек, выплаченных адвокату,

является необоснованным

 

Определение СК по уголовным делам Омского областного суда

от 12 ноября 2009 г. N 22-3998

 

 

Приговором районного суда г. Омска от 05.10.2009 Ш. осуждена по п. "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

С Ш. в доход государства взысканы процессуальные издержки за услуги адвоката Ч. в сумме 1029,39 рублей, за услуги адвоката К. - 1029,39 рублей.

В кассационной жалобе осужденная указывает на необоснованность взыскания с нее процессуальных издержек за услуги адвоката К., поскольку от его услуг она отказалась.

Судебная коллегия изменила приговор, исключив указание о взыскании с осужденной процессуальных издержек в сумме 1029,39 рублей, выплаченных адвокату К., по следующим основаниям.

В материалах уголовного дела отсутствует заявление осужденной о желании воспользоваться услугами защитника. Ее мнение по этому вопросу никем не выяснялось.

В соответствии с ч. 4 ст. 132 УПК РФ, если подозреваемый или обвиняемый заявил об отказе от защитника, но отказ не был удовлетворен и защитник участвовал в уголовном деле по назначению, то расходы на оплату труда адвоката возмещаются за счет средств федерального бюджета.

 

Уголовно-процессуальный закон не предполагает взыскание

процессуальных издержек с обвиняемого без проведения

соответствующего судебного заседания

 

Определение СК по уголовным делам Омского областного суда

от 24 июня 2010 г. N 22-2218

 

 

Приговором районного суда г. Омска от 20.05.2010 Н. осужден по ч. 2 ст. 162 УК РФ.

С Н. в пользу потерпевшего С. взыскано в счет возмещения материального ущерба 700 рублей, 5000 рублей - в счет возмещения морального вреда и процессуальные издержки в размере 1372,52 рублей в федеральный бюджет за оказание юридической помощи Н.

В кассационной жалобе осужденный оспаривал причастность к совершению данного преступления, просил приговор отменить.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия указала, что все исследованные доказательства получили надлежащую оценку, а доводы осужденного о непричастности к совершению преступления обоснованно отвергнуты, выводы суда подробно мотивированы в приговоре.

Между тем приговор отменен в части взыскания процессуальных издержек за оказание юридической помощи как не основанный на законе.

Из протокола судебного заседания следует, что заявление адвоката С. об оплате ее услуг по защите осужденного по назначению суда за счет средств федерального бюджета не было предметом судебного рассмотрения с участием осужденного, также как и вопрос о взыскании с осужденного средств, подлежащих выплате адвокату за счет государства.

Данное обстоятельство свидетельствует о нарушении процессуального права осужденного, поскольку часть 1, пункт 5 части 2, часть 3 ст. 131 и части 5 и 6 ст. 132 УПК РФ не предполагают взыскание процессуальных издержек с обвиняемого без проведения соответствующего судебного заседания (Определение Конституционного суда РФ от 12.11.2008 N 1074-О-П).

 

При пересмотре приговора суд не учел, что лицо осуждено

за неоконченное преступление

 

Постановление президиума Омского областного суда

от 28 июня 2010 г. N 44-У-215/2010

 

 

Постановлением судьи районного суда г. Омска от 23.11.2009 осужденному М. отказано в удовлетворении ходатайства о приведении приговора суда в соответствие с изменениями, внесенными в Уголовный кодекс РФ.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда от 10.12.2009 постановление оставлено без изменения.

Президиум Омского областного суда, проверив материалы дела и обсудив надзорную жалобу осужденного, изменила состоявшиеся решения, указав следующее.

Из материалов дела следует, что М. осужден приговором Омского областного суда от 29.09.2003 к лишению свободы по:

- ч. 3 ст. 30, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 11 годам,

- п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 годам,

- ч. 2 ст. 167 УК РФ к 3 годам.

В соответствии ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения окончательно назначено 16 лет лишения свободы в колонии строгого режима.

Суд I инстанции, отказывая в удовлетворении ходатайства, указал, что Федеральным законом от 29.06.2009 N 141-ФЗ "О внесении изменений в УК РФ и УПК РФ" внесены изменения в ст. 62 УК РФ, согласно которым, при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами "и" и (или) "к" ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок и размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания.

Кроме того, суд в постановлении указал, что согласно изменениям, внесенным в Уголовный кодекс РФ Федеральными законами от 14.02.2008 N 11 и от 29.06.2009 N 141, положения ст. 62 УК РФ не применяются, если соответствующей статьей Особенной части УК РФ предусмотрены пожизненное лишение свободы или смертная казнь; в этом случае наказание назначается в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части УК РФ.

Судом I инстанции при пересмотре приговора правильно установлено, что наказание по ч. 2 ст. 167 УК РФ назначено в размере, не превышающем ограничения, установленные ст. 62 УК РФ в редакции Федерального закона от 29.06.2009, а положения ч. 1 ст. 62 УК РФ в этой же редакции к ч. 2 ст. 105 УК РФ, предусматривающей наказание в виде пожизненного лишения свободы либо смертной казни, не могут быть применены.

Между тем необоснован отказ в пересмотре наказания по ч. 3 ст. 30, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ со ссылкой на ч. 3 ст. 62 УК РФ в редакции Федерального закона от 29.06.2009, т.к. данное преступление является неоконченным.

В соответствии с требованиями ч. 3 ст. 66 УК РФ размер наказания за покушение на преступление не может превышать 3/4 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания.

По ч. 3 ст. 30, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ М. назначено наказание в виде 11 лет лишения свободы.

Максимальное наказание по ч. 2 ст. 105 УК РФ, с учетом требований ч. 3 ст. 66 УК РФ, составляет 15 лет лишения свободы, т.е. 3/4 от 20 лет лишения свободы.

На основании изложенного наказание осужденному М. за преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 30, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, подлежит снижению, с учетом ст. 62 УК РФ в редакции от 29.06.2009 и других смягчающих наказание обстоятельств.

Постановление районного суда г. Омска от 23.11.2009 и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда от 10.12.2009 в отношении осужденного М. изменены: ему снижено наказание, назначенное по ч. 3 ст. 30, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, до 9 лет 6 месяцев лишения свободы.

Окончательное наказание по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ снижено до 15 лет 9 месяцев лишения свободы.

 

Судебная коллегия указала, что решение суда об отказе

в ходатайстве осужденного об условно-досрочном

освобождении от отбывания наказания нельзя

признать законным и обоснованным

 

Определение СК по уголовным делам Омского областного суда

от 24 июня 2010 г. N 22-2230

 

 

Постановлением районного суда г. Омска от 04.05.2010 Н. отказано в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания.

Согласно материалам дела, Н., 20.01.1966 г. р., осужден приговором от 07.04.2008 по п. "а" ч. 3 ст. 158, ч. 5 ст. 74, ст. 70 УК РФ к 3 годам 1 месяцу лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

В кассационной жалобе осужденный указывает, что вину признал, в содеянном раскаялся, администрацией Учреждения характеризуется положительно, гражданского иска не имеет, является инвалидом 2 группы, передвигается на инвалидной коляске, в силу физических недостатков не может принимать активного участия в жизни колонии и каким-либо иным способом доказать свое исправление.

Полагает необоснованным отказ суда со ссылкой на то, что он никак себя не проявил и получил лишь одно поощрение в виде снятия ранее наложенного взыскания.

Просит постановление отменить, дело направить на новое рассмотрение.

Судебная коллегия удовлетворила кассационную жалобу осужденного, указав следующее.

По смыслу закона вывод суда о том, что осужденный для своего исправления не нуждается в полном отбывании наказания, может быть сделан на основе всестороннего учета данных о личности виновного, его поведении за весь период отбывания наказания и с учетом мнения представителя исправительного учреждения и прокурора о наличии или отсутствии оснований для признания лица не нуждающимся в дальнейшем отбывании наказания.

Как видно из материалов дела, срок наказания, необходимый для условно-досрочного освобождения, Н. отбыл. Из справки о поощрениях и взысканиях следует, что непогашенных взысканий он не имеет. Н. является инвалидом 2 группы с ампутированными ногами, характеризуется положительно, полностью признал свою вину в совершенном преступлении, раскаялся, твердо встал на путь исправления. По мнению администрации колонии Н. не нуждается в полном отбытии назначенного судом наказания.

Рассматривая ходатайство осужденного, суд не в полной мере учел вышеуказанные обстоятельства по делу и характеризующий материал на Н.

Из мотивировки обжалуемого решения неясно, почему у суда нет убежденности в том, что осужденный Н. для своего исправления не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания. Ссылка на то, что за весь период отбывания наказания Н. получил лишь одно поощрение в виде снятия ранее наложенного взыскания, не основана на законе, который не требует, чтобы осужденные имели какое-то определенное количество поощрений.

На основании изложенного постановление судьи не может быть признано законным и обоснованным, поэтому подлежит отмене, а дело - направлению на новое судебное рассмотрение.

 

Постановление суда отменено, производство по ходатайству

осужденного прекращено, т.к. при его рассмотрении суд

не учел положения п. 10 ст. 175 УИК РФ

 

Определение судебной коллегии Омского областного суда

от 24 июня 2010 г. N 22-2244

 

 

Постановлением районного суда г. Омска от 26.05.2010 Т. отказано в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания.

Согласно материалам дела, Т., 09.11.1977 г. р., приговором от 27.01.2005 осужден по ч. 4 ст. 111, ч. 1 ст. 112, ч. 3 ст. 69 УК РФ к 8 годам лишения свободы. Отбыл более 2/3 части срока наказания. Конец срока - 18.03.2012.

Принимая вышеуказанное решение, суд сослался на отсутствие оснований для условно-досрочного освобождения, поскольку у суда не сформировалось убежденности в исправлении Т.

В кассационной жалобе осужденный указывает, что суд неправомерно рассмотрел его ходатайство, поскольку не прошел 6-месячный срок после подачи им предыдущего ходатайства об УДО.

Также ссылается на то, что отбыл более 3/4 части срока наказания, имеет 9 поощрений за примерное поведение и добросовестное отношение к труду, не имел ни одного взыскания, а 10 погашенных взысканий им были получены еще до его осуждения. Просит отменить решение суда, а дело направить на новое рассмотрение.

Судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда постановление отменила, а производство по ходатайству осужденного прекратила по следующим основаниям.

Согласно пункту 10 ст. 175 УИК РФ в случае отказа суда в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания повторное внесение в суд соответствующего ходатайства может иметь место не ранее чем по истечении шести месяцев со дня вынесения постановления суда об отказе.

10.12.2009 постановлением суда было отказано Т. в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания. В соответствии с законом повторное ходатайство Т. вправе заявить не ранее шести месяцев. Между тем такое ходатайство он заявил ранее указанного срока, на что суд не обратил внимания при рассмотрении дела.

По истечении названного срока Т. вправе заявить новое ходатайство об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания.

 

Постановление суда об отмене условного осуждения

и направлении осужденного в исправительную колонию

не отвечает требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ

 

Определение судебной коллегии Омского областного суда

от 10 июня 2010 г. N 22-2025

 

 

Постановлением судьи от 07.05.2010 удовлетворено представление уголовно-исполнительной инспекции об отмене условного осуждения и исполнении наказания К., осужденному 11.12.2008 по п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

Уголовно-исполнительная инспекция обратилась в суд с представлением об отмене К. условного осуждения по приговору от 11.12.2008 в связи с тем, что последний систематически не исполняет обязанности условно осужденного: не является на учет в специализированный орган, ведающий исправлением осужденного, совершает административные правонарушения.

Судьей принято вышеизложенное решение, К. направлен отбывать наказание в колонию общего режима.

В кассационной жалобе осужденный утверждал, что исправно отмечался в инспекции, кроме тех случаев, когда находился в командировке, о чем в последующем пояснял сотруднику УИИ.

Просил постановление отменить, освободить его из-под стражи, чтобы он смог представить суду документы в свою защиту.

Судебная коллегия отменила постановление в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела и нарушением ч. 4 ст. 7 УПК РФ, материал направила на новое рассмотрение. Мера пресечения, избранная в отношении К. - содержание под стражей, отменена.

Отменяя условное осуждение, суд указал, что "К. в течение года дважды не явился в уголовно-исполнительную инспекцию без уважительных причин, совершил административное правонарушение", и пришел к выводу об отмене условного осуждения "в связи с систематическими нарушениями осужденным возложенных на него обязанностей".

В соответствии с п. 5 ст. 190 УИК РФ систематическим нарушением общественного порядка является совершение условно осужденным в течение одного года двух и более нарушений общественного порядка, за которые он привлекался к административной ответственности. Систематическим неисполнением обязанностей является совершение запрещенных или невыполнение предписанных условно осужденному действий более двух раз в течение одного года либо продолжительное (более 30 дней) неисполнение обязанностей, возложенных на него судом.

В мотивировочной части обжалуемого решения не указано, какого числа, какие именно нарушения допущены К.

Кроме того, как следует из текста судебного акта, после продления 05.11.2009 испытательного срока К. официальные предупреждения ему вынесены дважды: 14 января и 9 марта 2010 года, сведений о допущенных им нарушениях после второго предупреждения в судебном решении не содержится.

Таким образом, выводы суда о систематическом нарушении осужденным возложенных на него приговором суда обязанностей не подтверждаются доказательствами, имеющимися в материалах дела и изложенными в постановлении.

На основании изложенного состоявшееся судебное решение нельзя признать законным и обоснованным.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь