Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА КАРАЧАЕВО-ЧЕРКЕССКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 20 декабря 2010 г. по делу N 44-Г-19/10

 

Судья: Абазалиев А.К.

Судебная коллегия по гражданским делам

Верховного Суда КЧР:

Апаев М.Д., Болатчиева А.А.

Дзыба З.И. - докладчик

 

Президиум Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики в составе:

Председательствующего: Давыдова А.П.

Членов президиума: Туника А.П., Байрамуковой И.Х.

рассмотрев гражданское дело по исковому заявлению С. к В.Л. и В.С. о признании ничтожной и недействительной доверенности N от 21.06.2007 года, выданной С. на имя В.С., признании недействительным договора дарения жилого дома и земельного участка, признании недействительным зарегистрированного права собственности В.Л. на недвижимое имущество в виде жилого дома и земельного участка, признании права собственности за С. на жилой дом и земельный участок, переданное в президиум Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики на основании определения судьи Верховного Суда КЧР Скорик Т.Н. от 07 декабря 2010 года, вынесенного по надзорной жалобе С. на решение Прикубанского районного суда от 30 июля 2010 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда КЧР от 13 октября 2010 года,

заслушав доклад судьи Верховного Суда КЧР Скорик Т.Н., выслушав объяснение представителя С. - Э., просившей отменить состоявшиеся судебные постановления и дело направить на новое судебное рассмотрение, президиум Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики

 

установил:

 

С. обратилась в суд с иском к В.Л. о признании договора дарения жилого дома и земельного участка, расположенных по адресу: от 23 июня 2007 года, заключенного между С. и В.Л. - недействительным, применении последствий недействительности сделки, признании недействительным зарегистрированного права собственности В.Л. на указанное недвижимое имущество, указав, что договор дарения, заключенный между ней и ее дочерью В.Л. следует признать недействительным по основанию, предусмотренному ст. 170 ГК РФ ввиду ее притворности, т.к. на заключение этого договора не было волеизъявления С. При заключении данной сделки С. желала, чтобы за ней осуществлялся постоянный уход и содержание взамен на принадлежащее ей имущество, т.е. необходимо было заключить договор ренты в соответствии с требованиями ст. 583 ГК РФ, что соответствовало бы ее волеизъявлению и соблюдению формы сделки.

С. также просила: привести стороны в первоначальное положение; признать недействительным зарегистрированное право собственности в ЕГРП УФРС по КЧР на имя В.Л. на недвижимое имущество в виде жилого дома литер А площадью кв. м от 14.07.2007 г., жилого дома литер Б площадью кв. м от 02.04.2010 г. и земельного участка мерой кв. м; признать за С. право собственности на указанную недвижимость; признать ничтожной и недействительной доверенность N от 21.06.2007 г. на имя В.С., удостоверенную нотариусом Черкесского нотариального округа.

Решением Прикубанского районного суда от 30 июля 2010 года в удовлетворении исковых требований С. отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда КЧР от 13 октября 2010 года данное решение суда оставлено без изменения.

В надзорной жалобе, поступившей 01 ноября 2010 года, С. просит судебные постановления, состоявшиеся по данному делу, отменить и принять по делу новое решение об удовлетворении ее исковых требований или направить дело на новое рассмотрение в ином составе судей.

02 ноября 2010 года дело истребовано в Верховный Суд Карачаево-Черкесской Республики.

В соответствии со статьей 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Из материалов дела следует, что С. в судебном заседании неоднократно заявляла, что с целью приведения в порядок документации по коммунальным платежам и надлежащего оформления домовладения и земельного участка на ее имя в 2006 - 2007 годах она несколько раз подписывала доверенности на имя своей старшей дочери - В.Л. для различных инстанций. С. была уверена, что подписывала доверенности только для оформления дома, но не на его дарение.

Суд не принял как доказательство, имеющуюся в материалах дела доверенность N от 26 марта 2007 года (л.д. 34, 64, 206), удостоверенную Главой администрации Николаевского сельского поселения, в которой перечислены полномочия: зарегистрировать право собственности и получить свидетельство о государственной регистрации права.

До осени 2009 года С. не знала, что В.Л. стала собственницей ее домовладения.

В.Л. при регистрации договора дарения, в нарушение требований закона, не представила в регистрационную палату сведения о том, что С. зарегистрирована и проживает в даримом домовладении (л.д. 9). В договоре дарения не соблюдено и не гарантировано соблюдение жилищных прав С., тогда как она проживает в спорном домовладении с 1955 года.

Из содержания оспариваемой доверенности не следует, что С. были разъяснены суть и содержание полномочий, нет указания на то, что С. разъяснили последствия сделки, на совершение которой она уполномочила определенное лицо. В доверенности указано, что она подписана С. в присутствии нотариуса, личность С. установлена и дееспособность проверена. Каким образом С. была ознакомлена с содержанием доверенности в самом документе, в нарушение ч. 1 ст. 44 Основ законодательства РФ "О нотариате" N 4462-1 от 11.02.1993 года не указано, кем она зачитана вслух или прочтена лично, тем самым нарушены нормы законодательства о нотариате (л.д. 42, 109).

С. не было разъяснено, что доверенность выдается на совершение безвозмездной сделки и что она в результате этой сделки лишается своего единственного жилья.

Вышеуказанные доводы в судебном заседании не опровергнуты, однако суд незаконно в решении указал, что требования ст. 44 Основ законодательства о нотариате были выполнены.

В соответствии со ст. 179 Гражданского кодекса РФ - сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Указанные обстоятельства, имеют существенное значение для правильного разрешения спора.

Президиум находит допущенные судом первой и кассационной инстанций нарушения норм материального и процессуального права, приведенные выше, существенными, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов С., в связи с чем судебные постановления подлежат отмене с направлением дела на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить возникший спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

Руководствуясь статьей 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, президиум Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики

 

постановил:

 

Надзорную жалобу С. удовлетворить.

Решение Прикубанского районного суда от 30 июля 2010 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда КЧР от 13 октября 2010 года отменить.

Дело направить на новое судебное рассмотрение в Прикубанский районный суд в ином составе судей.

 

Председательствующий

А.П.ДАВЫДОВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь