Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 декабря 2010 г. N 17250

 

Судья: Мазуров Н.Е.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Лебедева В.И.

судей Тарасовой И.В., Савельевой М.Г.

при секретаре К.

рассмотрела в судебном заседании от 21 декабря 2010 года дело N 2-2864/10 по кассационной жалобе Х. на решение Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 13 октября 2010 года по иску Х. к ФГУ <...> о признании незаконным приказа об увольнении из органов внутренних дел, восстановлении на службе, выплаты денежного содержания за время вынужденного прогула.

Заслушав доклад судьи Савельевой М.Г., объяснения представителя Х. - Г. (доверенность от 18.11.2010 года), объяснения представителя ФГУ <...> - Л. (доверенность от 20.07.2010 года), прокурора Костину Т.В., полагавшую решение суда подлежащим оставлению без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

Решением Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 13 октября 2010 года Х. отказано в удовлетворении иска к ФГУ <...> о восстановлении на службе, взыскании денежного довольствия за время вынужденного прогула.

В кассационной жалобе Х. просит отменить решение суда, принять новое решение, считает решение суда незаконным и необоснованным.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, не находит оснований для отмены решения суда.

Материалами дела установлено, что приказом начальника ФГУ <...> N <...> от 10.07.2009 г. в соответствии с Законом РФ "О милиции" <...> Х., <...>, уволен из органов внутренних дел по пункту "в" части 7 статьи 19 (по выслуге срока службы, дающего право на пенсию), 11 июля 2009 г. В приказе указано, что выслуга лет по состоянию на 11 июля 2009 г. составляет в календарном исчислении - 20 лет 10 месяцев 25 дней, в льготном исчислении - не имеет.

30.06.2010 г. истец Х. обратился в суд с иском, указал, что будучи уволен из органов внутренних дел по выслуге срока службы, дающего право на пенсию, до настоящего времени не получает пенсию, выходное пособие и другие выплаты по вине руководства ФГУ <...> из-за отсутствия необходимой выслуги лет для назначения пенсии, в связи с чем в порядке защиты нарушенного права просил признать незаконным и отменить приказ об увольнении, восстановить его на службе и выплатить денежное содержание с момента незаконного увольнения.

В ходе судебного разбирательства истец пояснял, что был уволен со службы в период болезни во время нахождения в отпуске, листок освобождения от служебных обязанностей он передал в <...> отдел, с приказом об увольнении с работы ознакомился 1 февраля 2010 года после выздоровления, в тот же день написал рапорт об изменении даты увольнения с этого числа. После обращения с указанным рапортом надеялся, что срок его увольнения со службы изменят на позднее число, полагал эти обстоятельства уважительной причиной пропуска срока обращения в суд.

Представители ответчика - ФГУ <...>, возражая против заявленных требований, полагали их необоснованными, просили применить последствия пропуска истцом установленного ст. 392 ТК РФ срока обращения в суд за защитой нарушенного права.

Разрешая заявленный спор, суд правильно применил положения действующего законодательства, регулирующего настоящие правоотношения, дал надлежащую оценку представленным доказательствам, пришел к выводу об отсутствии правовых оснований к удовлетворению заявленных требований.

В силу пункта "в" части 7 статьи 19 Закона РФ "О милиции", сотрудники милиции могут быть уволены со службы по выслуге срока службы, дающего право на пенсию (по инициативе сотрудника либо с его согласия).

В соответствии со статьей 13 Закона РФ от 12.02.1993 г. N 4468-1 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" право на пенсию за выслугу лет имеют лица, указанные в статье 1 настоящего Закона, то есть лица рядового и начальствующего состава, проходившие службу в органах внутренних дел Российской Федерации <...>, имеющие на день увольнения со службы выслугу на службе в органах внутренних дел 20 лет и более.

Судом установлено, что истец уволен из органов внутренних дел по п. "в" ч. 7 ст. 19 Закона РФ "О милиции" (по выслуге срока службы, дающего право на пенсию) 11.07.2009 г. приказом начальника ФГУ <...> N <...> от 10.07.2009 г.

Основанием к увольнению истца из органов внутренних дел послужил его рапорт от 25.06.2009 года, в котором он просил уволить его со службы по п. "в" ч. 7 ст. 19 Закона РФ "О милиции" по окончании очередного отпуска.

Согласно указанному приказу выслуга лет на день увольнения истца со службы составила в календарном исчислении 20 лет 10 месяцев 25 дней.

Доказательств иного в материалах дела не имеется.

С учетом указанного, суд правомерно отклонил доводы истца о признании незаконным приказа об увольнении из органов внутренних дел по причине отсутствия у него необходимого стажа для назначения пенсии по выслуге лет, как необоснованные.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд принял во внимание, что назначение пенсии носит заявительный характер, производится на основании заявления сотрудника о назначении ему пенсии, документы для назначения истцу пенсии за выслугу лет, направленные ответчиком в Центр пенсионного обслуживания <...>, были возвращены без исполнения, так как в заявлении о назначении пенсии и в расчете выслуги лет на пенсию отсутствует личная подпись заявителя.

Доказательств того, что в назначении пенсии было отказано из-за отсутствия необходимых документов, подтверждающих наличие предусмотренной законом выслуги лет, дающей право на назначение пенсии, в материалах дела не имеется.

Принимая во внимание, что доказательств того, что в назначении пенсии истцу было отказано, не представлено, основания полагать, что право истца на назначение пенсии было нарушено, отсутствуют. В этой связи суд обоснованно указал, что истец не лишен возможности обратиться за назначением пенсии в установленном порядке.

Отклоняя доводы истца о том, что его увольнение имело место в период нетрудоспособности, суд учел, что увольнение Х. со службы произошло по его инициативе, на основании его рапорта от 25.06.09 г. по окончании очередного отпуска, который был продлен на основании его рапорта от 23.06.09 г. о продлении очередного отпуска на период нахождения его на лечении с 23 июня по 11 июля 2009 года. Суд принял во внимание, что впоследствии истец больше не обращался к руководству ФГУ <...> с подобными заявлениями, в том числе, после его заболевания 6 июля 2009 года, в связи с чем 11 июля 2009 года был уволен из органов внутренних дел по выслуге срока службы, дающего право на пенсию, то есть по п. "в" ч. 7 ст. 19 Закона РФ "О милиции".

С учетом добытых в ходе судебного разбирательства доказательств суд установил, что истец предъявил листки освобождения от служебных обязанностей только в ноябре 2009 года, при этом, был не лишен возможности сообщить о своей нетрудоспособности ответчику сразу же после 6 июля 2009 года, поскольку находился на амбулаторном лечении. Кроме того, учитывая содержание рапортов от 23.06.2009 г. и от 25.06.2009 г., суд правильно указал, что истец безусловно знал о своем предстоящем увольнении, однако с рапортом об изменении даты увольнения обратился только 1 февраля 2010 года после выздоровления, представил листки освобождения, начиная с 6 июля 2009 года.

При таком положении, с учетом разъяснений, содержащихся в п. 27 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", а также принимая во внимание, что в рамках настоящего иска истец настаивал на восстановлении на работе и оплате вынужденного прогула, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что основания для признания увольнения Х. незаконным отсутствуют, отказал в иске.

Судебная коллегия находит правильным и вывод суда о том, что истец без уважительных причин пропустил предусмотренный ст. 392 ТК РФ срок обращения в суд с требованиями о восстановлении его на службе, о чем заявлено ответчиком, что в силу ст. 199 ГК РФ является самостоятельным основанием к отказу в иске.

При этом суд исходил из того, что с обжалуемым приказом истец был ознакомлен 01.02.2010 г. (л.д. <...>), а в суд он обратился только 30.06.2010 года, то есть с пропуском срока, установленного ст. 392 ТК РФ, доказательств того, что пропуск срока имел место по уважительной причине, не представлено.

Оценка добытым по делу доказательствам дана согласно ст. 67 ГПК РФ, подробно изложена в соответствии с правилами ч. 4 ст. 198 ГПК РФ в мотивировочной части решения.

Доводы, содержащиеся в кассационной жалобе по существу рассмотренного спора, заявлялись и в суде первой инстанции, являлись предметом исследования и судебной оценки, не подрывают правильности выводов суда, не подтверждают наличия предусмотренных ст. ст. 362 - 364 ГПК РФ оснований к отмене постановленного судом решения.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 13 октября 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь