Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 декабря 2010 г. N 17283

 

Судья: Ильичева Т.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Корсаковой Н.П.

судей Быханова А.В. и Антоневич Н.Я.

при секретаре С.О.

рассмотрела в судебном заседании 21 декабря 2010 года дело N 2-1975/10 по кассационным жалобам на решение Невского районного суда Санкт-Петербурга от 14 октября 2010 года по иску И.А. к Щ., Т. и С.Г. о признании договоров недействительными, признании завещания недействительным, истребовании имущества из чужого незаконного владения, признании права собственности, обязании зарегистрировать право собственности.

Заслушав доклад судьи Корсаковой Н.П., объяснения представителя Щ. - И., представителя И.А. - Ж., представителя С.Г. - К., судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

Спорная жилая площадь - однокомнатная квартира <...> находилась в собственности В. на основании договора передачи квартиры в собственность от 19.11.1993 года.

В. скончалась 22.09.2009 года.

Истица обратилась в Невский районный суд с иском о признании недействительным договора дарения кв. <...> от 15.12.2008 года, заключенного между В. и Щ., признании недействительной государственной регистрации права собственности и свидетельства о государственной регистрации права собственности Щ., признании недействительной записи в ЕГРП о правах Щ. на спорное имущество, признании недействительным договора купли-продажи спорной квартиры от 14.10.2009 года, заключенного между Щ. и Т., признании недействительной государственной регистрации права собственности и свидетельства о государственной регистрации права собственности Т., признании недействительной записи в ЕГРП о правах Т. на спорное имущество, истребовании спорной квартиры из незаконного владения С.Г., о признании права собственности и обязании УФРС зарегистрировать право собственности, признании недействительным завещания от 24.10.2008 года выданного умершей на имя ответчицы Щ., ссылаясь на то, что В. при оформлении завещания и договора дарения не понимала значения своих действий и не могла руководить ими.

Решением суда по настоящему делу признан недействительным договор дарения спорной квартиры от 15.12.2008 года, заключенный между В. и Щ.

Признано недействительным завещание В. от 24.10.2008 года.

В остальной части иска И.А. к Щ., Т. и С.Г. о признании договоров купли-продажи недействительными, истребовании имущества из чужого незаконного владения, признании права собственности, обязании зарегистрировать право собственности, признании недействительной государственной регистрации права собственности, свидетельств о регистрации права собственности отказано.

В кассационных жалобах стороны настаивают на отмене судебного решения.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, доводы кассационных жалоб, приходит к следующему.

Как усматривается из материалов дела, В. умерла 22.09.2009 года.

При жизни она являлась собственником однокомнатной квартиры <...>, на основании договора передачи квартиры в собственность граждан от 09.11.1993 года.

24.10.2008 года В. было оформлено завещание, в соответствии с которым умершая завещала все свое имущество Щ.

15.12.2008 года между В. и Щ. был заключен договор дарения спорной квартиры.

14.10.2009 года между Щ. и Т. был заключен договор купли-продажи спорной квартиры.

19.11.2009 года между Т. и С.Г. с применением средств выделенных ЖК Правительства Санкт-Петербурга был заключен договор купли-продажи.

Право собственности С.Г. зарегистрировано 02.12.2009 года.

Истица является наследником после смерти В. по завещанию от 31.01.1994 года, в установленный законом срок обратилась к нотариусу о выдаче свидетельства о праве на наследство, было заведено наследственное дело.

Материалами дела установлено, что согласно заключению судебной посмертной психиатрической экспертизы от 17.08.2010 года В. в момент составления завещания в пользу Щ. и в момент заключения договора дарения в пользу последней не могла понимать значения своих действий и руководить ими.

При таком положении, суд пришел к выводу о том, что как завещание, так и договор дарения в пользу Щ. должны быть признаны недействительными.

С данным выводом нельзя согласиться.

При рассмотрении спора суд необоснованно не учитывал, что несмотря на доказательства о том, что В., которая согласно заключению экспертов не могла понимать значения своих действий и руководить ими в момент заключения сделок, сами по себе они не могли свидетельствовать об отсутствии воли последней на отчуждение квартиры в пользу Щ., поскольку данные обстоятельства подлежали тщательному исследованию в совокупности со всеми представленными в дело доказательствами и могли свидетельствовать лишь о пороке воли В.

Помимо того, суд при рассмотрении спора неправомерно ущемил право ответной стороны на представление дополнительных доказательств, связанных с установлением состояния В. в юридически значимый период и направил в распоряжение экспертов психиатров только представленные истцовой стороной медицинские документы из двух стационаров, в которых В. проходила лечение, что позволило прийти к выводу о том, что В. не могла понимать значения своих действий и руководить ими, несмотря на то обстоятельство, что ответчики настаивали на истребовании медицинских материалов ВТЭК на умершую В., а также утверждали, основываясь на заключении бюро независимой экспертизы, о том, что в медицинскую карту на имя В. при помещении ее в психиатрический стационар от 25 июня 2008 года, согласие от имени В. было выполнено не от ее имени, а другим лицом (л. 183).

Необоснованным, в связи с этим, представляется и отказ суда в удовлетворении ходатайства о допросе в качестве свидетеля участкового врача В. с целью подтверждения ее состояния здоровья в значимый период, которая непосредственно наблюдала пациентку на протяжении длительного времени.

При таком положении, решение суда в части признания сделок от имени В. недействительными по правилам ст. 177 ГК РФ, представляется незаконным и необоснованным, а выводы по нему сделаны с существенными нарушениями норм процессуального права.

Кроме того, судебная коллегия находит, что суд при разрешении спора неправомерно не учитывал, что в соответствии с пунктом 3 статьи 177 ГК РФ, если сделка признана недействительной на основании статьи 177 ГК РФ, соответственно применяются правила, предусмотренные абзацами вторым и третьим пункта 1 статьи 171 ГК РФ, в соответствии с которыми каждая из сторон такой сделки обязана возвратить другой все полученное в натуре, а при невозможности возвратить полученное в натуре - возместить его стоимость в деньгах. Дееспособная сторона обязана, кроме того, возместить другой стороне понесенный ею реальный ущерб, если дееспособная сторона знала или должна была знать о недееспособности другой стороны.

Вместе с тем, суд первой инстанции, признав сделки совершенные от имени В. недействительными, одновременно не разрешил вопрос о приведении сторон в первоначальное положение, что сделало решение суда неисполнимым.

Кроме того, принимая решение об отказе в истребовании спорной квартиры и передаче ее в собственность истицы, как наследнице по завещанию после смерти тети, суд руководствовался ст. 302 ГК РФ и не принял во внимание, что истицей были заявлены два самостоятельных способа защиты своего нарушенного права: признание сделок недействительными (ст. 177 ГК РФ) и истребование имущества из чужого незаконного владения (ст. 302 ГК РФ).

Учитывая, что судом были удовлетворены требования о признании доверенности и сделки недействительными только в отношении Щ., а законом предусмотрены специальные последствия недействительности сделок (абз. 2, 3 п. 1 ст. 171 ГК РФ), то правила об истребовании имущества из чужого незаконного владения (ст. 301, 302 ГК РФ) к отношениям сторон применению не подлежали.

При таких обстоятельствах, решение суда первой инстанции нельзя признать законным, поскольку оно принято с существенным нарушением норм материального права, повлиявшим на исход дела, что является основанием для его отмены.

При новом рассмотрении дела, суду следует учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с требованиями закона.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Невского районного суда от 14 октября 2010 года отменить. Дело возвратить в тот же суд для рассмотрения в ином составе судей.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь