Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЯРОСЛАВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 декабря 2010 г. по делу N 22-2417/2010

 

Председательствующий: Солнцев М.А.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Ярославского областного суда в составе:

председательствующего Пашковой Н.Л.,

судей Предко И.П. и Сердюкова Б.И., при секретаре Ш.,

рассмотрела в судебном заседании 21 декабря 2010 г. кассационное представление заместителя Рыбинского городского прокурора Ярославской области Поталицына Д.А. и кассационную жалобу адвоката Комаровой Н.Н. в защиту интересов осужденного Б. на приговор Рыбинского городского суда Ярославской области от 1 ноября 2010 г., которым:

Б., ПЕРСОНАЛЬНЫЕ ДАННЫЕ, ранее не судимый,

осужден по 111 ч. 4 УК РФ к 8 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Мера пресечения оставлена в виде заключения под стражу, срок отбытия наказания исчислен с 14 июня 2010 г.

Приговором разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи областного суда Сердюкова Б.И., мнение адвокатов Комаровой Н.Н. и Потаповой Н.А. в поддержку доводов кассационной жалобы, мнение прокурора Лупанова С.В., поддержавшего доводы кассационного представления, судебная коллегия

 

установила:

 

Б. осужден за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего.

В судебном заседании Б. вину свою признал частично.

В кассационном представлении, основном и дополнительном, прокурор расценивает приговор суда как незаконный и необоснованный и указывает, что в качестве мотива совершения преступления суд признал личную неприязнь Б. к потерпевшему. Однако, по мнению автора представления, по делу установлено, что поведение потерпевшего являлось неправомерным, и, соответственно, в действиях осужденного имело место смягчающее наказание обстоятельство, предусмотренное п. "з" ч. 1 ст. 61 УК РФ. Обращает внимание на техническую ошибку, допущенную судом, выразившуюся в том, что в резолютивной части приговора суд пропустил слово "... по статье ...".

В дополнительном кассационном представлении прокурор обращает внимание, что при назначении наказания суд учел, что общественно-опасным последствием действий Б. явилось причинение смерти потерпевшему, однако, поскольку данное обстоятельство охватывается объективной стороной состава преступления, оно не может повторно учитываться при назначении осужденному наказания. Кроме того, в нарушение требований п. 4 ст. 304 УПК РФ во вводной части приговора суд не указал места жительства подсудимого.

Прокурор просит приговор суда отменить и дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе.

В кассационной жалобе, основанной и дополнительной, адвокат Комарова Н.Н. также расценивает приговор суда как незаконный и необоснованным и указывает, что Б. и на предварительном следствии и в судебном заседании вину признавал частично и показывал, что нанес потерпевшему один удар в голову и два удара по почкам. Полагает, что данные показания осужденного материалами дела не опровергнуты.

Цитирует показания свидетеля ФИО2 на предварительном следствии и в судебном заседании, на которых суд основывал свои выводы, и обращает внимание на противоречия в них относительно количества и локализации ударов, нанесенных Б. ФИО7.

Не соглашается с доводами суда о том, что наличие крови потерпевшего на джинсовой куртке и шортах осужденного является доказательством причинения Б. потерпевшему колото-резаных ран. Ссылается при этом на показания Б. о том, что после удара, нанесенного им по лицу потерпевшего, у того из губы потекла кровь. Ссылается и на показания свидетеля ФИО2, который не видел, чтобы Б. наносил потерпевшему удары ножом, и приходит к выводу, что указание в приговоре о том, что Б. причинил ФИО7 колото-резаные ранения, является предположением.

Считает, что в ходе судебного разбирательства не опровергнута версия Б. о возможности избиения ФИО7 иным лицом. Ссылается при этом на показания свидетелей ФИО1 и ФИО10 о том, что 11 июня 2010 г. дверь квартиры ФИО7 была открыта, на показания свидетеля ФИО9, что квартира ФИО7 как "проходной двор" и ранее его в квартире уже избивали и на показания свидетеля ФИО11 о том, что в квартире ФИО7 видели какого-то мужчину в наколках. Критикует доводы суда о несостоятельности указанной версии Б.

Полагает, что обвинительный приговор в отношении Б. постановлен на предположениях, и просит его отменить и уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение.

На кассационную жалобу адвоката государственным обвинителем и потерпевшей принесены возражения, в которых доводы жалобы расцениваются как несостоятельные.

Обсудив доводы кассационной жалобы и кассационного представления и исследовав материалы дела судебная коллегия считает, что приговор суда является законным и обоснованным.

Вина Б. в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, полностью установлена исследованными в судебном заседании доказательствами, полно и правильно изложенными в приговоре суда.

Признавая свою вину частично, Б. показал в судебном заседании, что действительно избил ФИО7 за то, что тот не отдавал деньги за цепочку. Вместе с тем Б. утверждает, что нанес потерпевшему только один удар в голову, и два удара по телу.

Однако, свидетель ФИО2 в судебном заседании показал, что, находясь на кухне в квартире ФИО7 он слышал из комнаты глухие удары и понял, что Б. избивает ФИО7. Войдя в комнату, он увидел, что Б. наносит удары по лицу ФИО7, стаскивает того на пол и ставит колено на его грудь. На предварительном следствии ФИО2 показывал, что Б. нанес ФИО7 не менее 7 ударов кулаками по голове. Свои показания ФИО2 подтвердил в ходе следственного эксперимента, в процессе которого продемонстрировал механизм нанесения Б. ударов ФИО7.

Свидетели ФИО9, ФИО3 и ФИО8 в судебном заседании показали, что Б. рассказывал им об избиении ФИО7.

Количество и локализация телесных повреждений, причиненных ФИО7, установлена заключениями судебно-медицинских экспертиз.

Кроме того, вина Б. подтверждена и письменными материалами дела: протоколами осмотра места происшествия, протоколом явки с повинной Б., заключениями биологических экспертиз и другими материалами дела.

Все указанные доказательства взаимосвязаны, согласуются друг с другом, в них нет противоречий и каждое из них подтверждается другими доказательствами по делу. Противоречий в показаниях свидетеля ФИО2, которые ставили бы под сомнение их достоверность, нет.

Показания свидетеля ФИО11 о том, что по слухам ФИО7 избил какой-то мужчина с наколками, опровергаются совокупность приведенных выше доказательств вины Б.

Показания свидетелей ФИО6, ФИО5, ФИО1 и ФИО10 не опровергают выводов суда о том, что именно от действий Б. наступила смерть потерпевшего, а напротив их подтверждают, так как согласуются с показаниями ФИО2 относительно того, в какой позе остался лежать ФИО7 после избиения Б.

В судебном заседании судом тщательно исследовалась версия защиты о том, что смерть потерпевшего наступила не от действий Б., а от действий иного, не установленного лица. Выводы суда, опровергающие эту версию, подробно изложены в приговоре и судебная коллегия с ними соглашается.

Суд правильно указал в приговоре, что эта версия опровергается показаниями свидетеля ФИО2, тем обстоятельством, что труп ФИО7 был обнаружен именно в той позе, в какой находился потерпевший в момент ухода Б., а также показаниями эксперта ФИО4 о том, что все повреждения, от которых наступила смерть потерпевшего, были нанесены практически одномоментно.

Свидетель ФИО2 показал, что не видел всех действий Б. в отношении ФИО7, поэтому показания ФИО2 не опровергают выводов суда о том, что Б. нанес потерпевшему и колото-резаные ранения.

Действия Б. судом правильно квалифицированы по ч. 4 ст. 111 УК РФ как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности его смерть.

При назначении Б. наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенного им преступления, личность осужденного, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначаемого наказания на исправление осужденного.

Доводы кассационного представления прокурора о наличии в действиях Б. смягчающего наказание обстоятельства, предусмотренного п. "з" ч. 1 ст. 61 УК РФ являются несостоятельными, так как не основаны на материалах дела. Оценивая характер и степень общественной опасности совершенного преступления, суд правильно указал, что последствием действий Б. явилась смерть потерпевшего.

Судебная коллегия считает, что назначенное Б. наказание соответствует требованиям ст.ст. 6 и 60 УК РФ, оно не является чрезмерно суровым, соответствует тяжести содеянного, а потому является справедливым.

Из протокола судебного заседания следует, что личность подсудимого установлена достоверно. Сомнений в том, что по делу осужден именно Б., ПЕРСОНАЛЬНЫЕ ДАННЫЕ, нет. Из приговора суда следует, что Б. осужден именно по ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Поскольку доводы кассационной жалобы адвоката и кассационного представления прокурора оснований к отмене или изменению приговора суда не содержат, в их удовлетворении должно быть отказано.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Рыбинского городского суда Ярославской области от 1 ноября 2010 г. в отношении Б. оставить без изменения, а кассационную жалобу адвоката и кассационное представление прокурора, - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь