Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 декабря 2010 г. N 22-7519

 

Судья Лыкова Е.А. Дело N 1-47/10

Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего Весниной Н.А.

и судей Кузнецова С.Л. и Ветровой М.П.

при секретаре Г.В.

рассмотрела в судебном заседании от 21 декабря 2010 года кассационные жалобы осужденных Г.Д. и К., адвокатов Добродеева А.В. на приговор Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от 15 июня 2010 года, которым

Г.Д. <...>, ранее не судимый,

осужден по ст. 286 ч. 3 п. "а, б" УК РФ (по преступлению от 7.10.2007 г.) к 5 годам лишения свободы, с лишением права занимать должности в органах МВД РФ сроком на 2 года; по ст. 286 ч. 3 п. "а, б" УК РФ (по преступлению от 12.01.2008 г.) к 5 годам лишения свободы, с лишением права занимать должности в органах МВД РФ сроком на 2 года; по ст. 286 ч. 3 п. "а, б" УК РФ (по преступлению от 26.01.2008 г.) к 5 годам лишения свободы, с лишением права занимать должности в органах МВД РФ сроком на 2 года; по ст. 286 ч. 3 п. "а, б" УК РФ (по преступлению от 4.02.2008 г.) к 5 годам лишения свободы, с лишением права занимать должности в органах МВД РФ сроком на 2 года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено Г.Д. наказание в виде 15 лет лишения свободы, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии общего режима, с лишением права занимать должности в органах МВД РФ сроком на 3 года.

Этим же приговором осужден К.Ю. по ст. 111 ч. 4, 286 ч. 3 п. "б, в" УК РФ, ст. 68 ч. 3 УК РФ к 10 годам лишения свободы, с лишением права занимать должности в органах МВД РФ сроком на 3 года, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Приговор в отношении К.Ю. не обжалован.

Заслушав доклад судьи горсуда Весниной Н.А., объяснения осужденного Г.Д., адвоката Добродеева А.А., поддержавших кассационные жалобы; адвоката Мельникова В.А., поддержавшего кассационную жалобу осужденного К.Ю. на постановление суда от 9.08.2010 г. и не возражавшего против удовлетворения кассационных жалоб осужденного Г.Д. и адвоката Мельникова В.А.; объяснения потерпевшей С., полагавшей необходимым приговор суда оставить без изменения; мнение прокурора Куликовой С.И., полагавшей, что приговор суда является законным и обоснованным, подлежит оставлению без изменения, а доводы кассационных жалоб подлежат оставлению без удовлетворения; судебная коллегия

 

установила:

 

Приговором суда Г.Д. признан виновным в том, что превысил должностные полномочия, то есть, будучи должностным лицом - старшим группы задержания батальона милиции отдела вневедомственной охраны при УВД по Василеостровскому району Санкт-Петербурга и осуществляя дежурство по охране общественного порядка на патрульном автомобиле, совершил действия, явно выходящие за пределы его полномочий и повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан и охраняемых законом интересов общества и государства, с применением насилия и специальных средств:

7.10.2007 г. при задержании не совершавших противоправных действий Х.Т. и Д., незаконно применил насилие и специальные средства, надел на потерпевших наручники, после чего нанес не менее 1 удара рукой в область левой скулы Х. причинив повреждения, которые не влекут за собой кратковременное расстройство здоровья и не расцениваются как вред здоровью;

12.01.2008 г. при задержании Р. за парковку автомобиля последнего, незаконно применил насилие и специальные средства, умышленно нанес не менее 2 ударов рукой в правую височно-затылочную область головы Р. и не менее 1 удара рукой по туловищу Р. и незаконно надел на потерпевшего наручники, причинив потерпевшему физическую боль и нравственные страдания;

26.01.2008 г. при задержании К., не совершавшей административного правонарушения, незаконно применил насилие и специальные средства, надел на потерпевшую наручники, после чего умышленно нанес не менее 12 ударов руками и ногами в область головы и туловища потерпевшей, причинив потерпевшей повреждения, которые не влекут за собой кратковременного расстройства здоровья и не расцениваются как вред здоровью;

4.02.2008 г. при задержании Ш., не совершавшего противоправных действий, незаконно применил насилие и специальные средства, умышленно нанес руками и ногами не менее 9 ударов по туловищу, после чего надел на потерпевшего наручники, причинив потерпевшему повреждения, которые не влекут за собой кратковременного расстройства здоровья и не расцениваются как вред здоровью, а также физическую боль и моральные страдания.

В кассационной жалобе адвокат Добродеев А.В. просит приговор суда в отношении Г.Д. отменить и уголовное преследование в отношении Г.Д. прекратить.

В обоснование своих требований адвокат указывает, что ранее Г.Д. был осужден приговором от 21.08.2009 г. к 3 годам 6 мес. лишения свободы, однако кассационным определением от 24.11.2009 г. указанный приговор был отменен и дело было направлено на новое судебное рассмотрение.

Вновь постановленный приговор, указывает адвокат, является незаконным и необоснованным.

По преступлению от 7.10.2007 г., по мнению адвоката, было установлено, что Г.Д. в составе наряда отдела вневедомственной охраны вместе с Т. и К. на законных основаниях произвел задержание Х., Т. и Д. заподозренных в покушении на совершение хищения имущества из припаркованных автомобилей, при этом к данным лицам были применены наручники, а физическая сила не применялась.

Указанное подтвердили свидетели Т. и К., показав, что Г.Д. по телефону получил сообщение о возможном совершении преступления - попытке проникновения в припаркованные на улице машины. Так свидетель Т. пояснил, что молодые люди подтвердили Г.Д., что заглядывали в автомобили, а также было установлено, что в одном автомобиле был обнаружен поврежденный замок. Свидетель К. показал, что молодые люди отказались сесть в служебный автомобиль, в связи с чем к ним были применены наручники, т.к. они могли скрыться по дороге при следовании пешком. Также Т. и К. показали, что Г.Д. не применял к молодым людям физическую силу. Свидетель С. (дежурный по отделу вневедомственной охраны) подтвердил, что дал Г.Д. команду на задержание молодых людей, заподозренных в совершении преступления. Потерпевшие Х., Т. и Д. показали о том, что Г.Д. нанес удар Х., однако никто из потерпевших претензий к Г.Д. не имел.

Положив в основу приговора показания потерпевших, суд, по мнению адвоката, не принял во внимание, что данные лица были обоснованно заподозрены Г.Д. в совершении преступления и дали показания о неправомерных действиях Г.Д. с целью избежать ответственности за содеянное.

По преступлению от 12.01.2008 г., было установлено, что Г.Д. в составе наряда отдела вневедомственной охраны вместе с З. и А. обоснованно предъявил претензии к гр. Р. который припарковал свой автомобиль на газоне и тем самым совершил административное правонарушение. После того, как Р. стал пререкаться с сотрудником милиции, выражаться нецензурной бранью, Г.Д. применил к нему физическую силу и наручники для доставления в отдел милиции.

Указанное подтвердили Г.Д. и свидетели З. и А. При этом З. и А. показали, что Р. отказался следовать в служебную машину, а когда Г.Д. попытался взять его за руку, оттолкнул его, угрожал ему, стал выражаться громко нецензурной бранью, размахивать руками.

Также адвокат обращает внимание, что Р. был привлечен за данные действия к административной ответственности по ст. 20-1 ч. 1 КоАП РФ.

По преступлению от 26.01.2008 г., как указывает адвокат, было установлено, что около кафе <...> наряд отдела вневедомственной охраны в составе старшего Г.Д. и милиционеров П. и К. обоснованно задержал К., в связи с совершением ею административного правонарушения, предусмотренного ст. 20 ч. 1 КоАП РФ, при этом применение физической силы и наручников в отношении К. было обоснованным и соответствовало требованиям закона.

Г.Д. показал, что прибыл в кафе по указанию заместителя начальника <...> милиции К. который сообщил, что бывшая сотрудница милиции К. приставала к посетителям кафе, находясь в состоянии опьянения. Данные показания Г.Д. подтвердил свидетель К. Однако, указывает адвокат, показания К. в приговоре не приведены. Свидетели П. и К. показали, что наручники Г.Д. применил к К. после того, как она применила к нему насилие - стала хватать его за форменную одежду и замахнулась на него рукой, пытаясь нанести удар. Свидетели Ф. Т. подтвердили, что К. дралась с посетителями кафе, после чего прибывший наряд милиции вывел К. из кафе. Свидетели И.А. и Л. (сотрудники <...> милиции) подтвердили, что в отдел милиции была доставлена пьяная К. Потерпевшая К. на предварительном следствии и неоднократно в суде не смогла достоверно сообщить, кем из сотрудников милиции ей были нанесены удары у кафе, т.к. удары наносились ей сзади. Лишь в судебном заседании 21.01.2010 г. (спустя 2 года) К. показала, что удары, как она считает, ей нанес Г.Д., т.к. он находился рядом с ней и она постоянно слышала его голос.

По мнению адвоката, указанным показаниям К. нельзя доверять, поскольку К. таким способом пыталась отомстить Г.Д. за доставление ее в <...> милиции и, будучи недовольной назначенным Г.Д. наказанием, дала показания, не соответствующие действительности.

Далее адвокат указывает, что показания К., как сами по себе, так и в совокупности с другими доказательствами, заключением судебно-медицинской экспертизы, не доказывают совершение Г.Д. преступления в отношении К., поскольку зафиксированные у К. повреждения она могла получить в драке с неустановленными посетителями кафе при нанесении ей ударов по лицу и телу.

Таким образом, делает вывод адвокат, кроме измененных показаний потерпевшей К., других доказательств, свидетельствующих о нанесении Г.Д. ударов по голове и туловищу К., в уголовном деле не имеется.

Также адвокат обращает внимание, что К. по данному эпизоду была привлечена к административной ответственности по ст. 20-1 ч. 1 КоАП РФ.

По преступлению от 4.02.2008 г., как указывает адвокат, было установлено, что наряд отдела вневедомственной охраны в составе старшего Г.Д. и милиционеров З. и А. обоснованно задержал гр. Ш., совершившего административное правонарушение, предусмотренное ст. 12-8 ч. 1 КоАП РФ и при этом применение физической силы и наручников было обоснованным в соответствии с требованиями закона.

Г.Д. и свидетели З. и А. подтвердили, что Ш., будучи в состоянии алкогольного опьянения, управлял автомобилем, за что и был остановлен Г.Д., а также Ш. пытался нанести удар рукой в голову Г.Д., в связи с чем к нему были применены наручники. Свидетель Б. (дежурный по отделу вневедомственной охраны) подтвердил, что дал команду на задержание пьяного водителя Ш. и доставление его в военную комендатуру. Также и свидетель А. подтвердил, что сотрудниками милиции был задержан пьяный водитель, ехавший по "карману". О нахождении Ш. в тяжелой степени алкогольного опьянения свидетельствуют: справка химико-токсикологического исследования, согласно которой в его крови обнаружен алкоголь в количестве 4,6% и рапорт дежурного помощника военного коменданта о неподобающем поведении пьяного Ш. уже в комендатуре.

Однако, указывает адвокат, данные доказательства, исследованные в суде, судом не были оценены.

Также, по мнению адвоката, суд неправильно оценил показания свидетеля М., которая является близкой знакомой Ш., и показания потерпевшего Ш., который таким образом пытался уйти от ответственности за совершенное правонарушение.

Далее адвокат указывает, что в обоснование системного характера преступной деятельности Г.Д. суд сослался на исследованные в судебном заседании постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по материалам проверок, проведенных в отношении Г.Д., а также на заключения по служебным проверкам в отношении Г.Д. Однако, по мнению адвоката, такая оценка указанных материалов незаконна, поскольку действия Г.Д. в результате этих проверок были признаны не содержащими состава преступления, следовательно, не могут подтверждать системный характер преступной деятельности.

Далее адвокат ссылается на то, что в резолютивной части приговора не указано о совершении Г.Д. преступлений против личности, в связи с чем ссылка суда на то, что Г.Д. совершил ряд тяжких преступлений против личности и интересов государственной службы, необоснованна.

Также адвокат обращает внимание, что суд в приговоре указал о причинении Г.Д. телесных повреждений К. однако, среди потерпевших, лица с такими данными нет.

Кроме того, по мнению адвоката, квалифицирующий признак состава преступления (применение насилия или угроза его применения) - п. "а" ч. 3 ст. 286 УК РФ не может являться одновременно элементом диспозиции статьи УК РФ (существенное нарушение прав и законных интересов граждан и охраняемых законом интересов общества или государства) - ч. 1 ст. 286 УК РФ.

Далее адвокат обращает внимание, что при назначении Г.Д. наказания на максимальный срок суд сослался на системный характер преступлений, а также на все обстоятельства дела, данные о личности подсудимого. При этом суд в приговоре указал, что Г.Д. ранее не судим, к уголовной и административной ответственности не привлекался, по месту работы характеризуется положительно, имеет медаль за отличие в службе и поощрения, его мать является инвалидом 2 группы, на учете в ПНД и НК не состоит. Ссылка суда на то, что данные обстоятельства судом учитываются при назначении наказания, противоречит выводу суда о необходимости назначения Г.Д. максимального наказания.

Также адвокат обращает внимание, что постановлением следователя СО по Василеостровскому району СК при прокуратуре РФ по Санкт-Петербургу от 27.10.2008 г. было отказано в возбуждении уголовного дела в отношении Г.Д., П. и К. по заявлению К. о совершении преступления, предусмотренного ст. 286 УК РФ. Указанное постановление, утверждает адвокат, не было отменено, что является основанием прекращения уголовного преследования в соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 27 УПК РФ.

Кроме того, адвокат полагает, что поскольку Г.Д. не совершал инкриминируемые ему преступления, то исковые требования потерпевших удовлетворению не подлежат.

В кассационной жалобе осужденный Г.Д. просит приговор суда отменить и уголовное дело прекратить.

В обоснование своих требований осужденный указывает: по преступлению от 7.10.2007 г., он получил от своего знакомого информацию о том, что трое молодых людей подходят к припаркованным автомобилям и пытаются их вскрыть. Когда он в составе наряда прибыл, то побеседовал с этими молодыми людьми, они вели себя вызывающе, отказались сесть в милицейский автомобиль и своим поведением дали основания полагать, что при доставлении их пешим порядком в милицию, могут убежать, в связи с чем, к ним были применены наручники, что соответствует требованиям закона. При этом, указывает осужденный, насилия он к этим молодым людям не применял. Свидетель Ш. в суде подтвердил, что насилия к данным молодым людям со стороны милиционеров не применялось. Также этот свидетель подтвердил, что данные молодые люди пытались проникнуть в припаркованные автомобили. Свидетели Х. и К. также подтвердили указанные Ш. обстоятельства. Свидетели Т. и К. подтвердили факт получения им, Г.Д., информации о попытках проникнуть в припаркованные автомобили. Также эти свидетели указали, что молодые люди не отрицали, что заглядывали в автомобили, и что в одном автомобиле был обнаружен поврежденный замок. Также свидетель К. подтвердил, что молодые люди отказались сесть в милицейскую машину, в связи с чем к ним были применены наручники, т.к. они могли скрыться при следовании в отдел милиции пешком. Указанные свидетели показали, что он, Г.Д., не применял насилия к молодым людям.

Далее осужденный обращает внимание, что суд, поверив показаниям Т. и Д. о применении им, Г.Д., насилия к Х., не учел, что данные лица были им обоснованно заподозрены в совершении преступления, в связи с чем данные лица, давая указанные показания, пытались избежать ответственности за содеянное.

Также осужденный указывает, что суд не принял во внимание и не дал оценки показаниям свидетелей Х., К.К. о том, что он, Г.Д., не применял насилия.

По преступлению от 4.02.2008 г. осужденный указывает, что он пытался принять меры к привлечению Ш. к административной ответственности за управление транспортным средством в состоянии опьянения, однако Ш. препятствовал в доставлении на медицинское освидетельствование, а затем и замахнулся, пытаясь нанести удар рукой. После этого он, Г.Д., применил к Ш. физическую силу и наручники в соответствии с Законом "О милиции". Данные обстоятельства подтвердили свидетели З. и А., А. Однако показания свидетеля А. судом даже не были учтены и не были оценены. О нахождении Ш. в состоянии алкогольного опьянения свидетельствует справка химико-токсикологического исследования, согласно которой в крови Ш. обнаружен алкоголь в количестве 4,6%, а также свидетельствует рапорт о хулиганском поведении Ш. в военной комендатуре после его доставления. Данным обстоятельствам, указывает осужденный, суд не дал оценки. По мнению осужденного ссылка суда на историю болезни Ш., из которой усматривается, что при первичном осмотре Ш. 4.02.2008 г. в 13 час. 10 мин у него не было обнаружено признаков опьянения, несостоятельна, т.к. Ш. мог чем-нибудь заглушить запах алкоголя. И кроме того, обращает внимание осужденный, данный вывод противоречит исследованиям крови Ш. и данным о наличии алкогольного опьянения у Ш. при доставлении его в военную комендатуру.

По мнению осужденного показания свидетеля М. и потерпевшего Ш. суду следовало оценить как попытку Ш. уйти от ответственности за управление автомобилем в состоянии алкогольного опьянения.

Кроме того, по мнению осужденного, показания свидетеля М. противоречивы: так на следствии свидетель не указывала, что, выходя из дома, брала документы на машину и показывала их сотрудникам милиции, а в суде стала об этом утверждать, как и о том, что Ш. били сотрудники милиции. При этом из показаний всех свидетелей усматривается, что никакой женщины и других людей рядом при задержании Ш. не было. При задержании Ш. и доставлении его на медицинское освидетельствование присутствовал наряд <...>, однако сотрудники данного наряда не были установлены и опрошены. Машина <...> двигалась перед его, Г.Д., машиной, т.к. он не знал дороги, а М. указывала, что наряд <...> остался после того, как увезли Ш.

Он, Г.Д., полагает, что задержание Ш. было законным и обоснованным, а применение к нему физической силы и наручников было необходимым в связи с его противоправным поведением.

По эпизоду от 12.01.2008 г. осужденный указывает, что Р. припарковав свой автомобиль на газон, совершил административное правонарушение, а на претензии к нему по этому поводу, стал вести себя неподобающим образом: отказывался проехать в отдел милиции, в связи с чем он, Г.Д., попытался его за локоть удержать, но Р. оказал активное физическое противодействие, попытался его оттолкнуть, в связи с чем он, Г.Д., применил болевой прием к Р. который продолжал сопротивляться, в связи с чем были применены наручники. При доставлении в отдел милиции Р. выражался нецензурной бранью и угрожал сотрудникам милиции расправой по службе. Данные обстоятельства подтвердили свидетели З. и А. а также эти обстоятельства подтверждаются протоколом об административном правонарушении.

Далее осужденный полагает, что показания свидетеля Х. на следствии о том, что Р. сначала посадили в милицейскую машину, а затем вытащили, сказали сесть в машину Х., после чего уже посадили в машину Р., который уже был в наручниках противоречат показаниям этого же свидетеля в суде, где он указывал, что Р. сначала посадили в милицейскую машину, затем вытащили, надели на него наручники и посадили обратно в машину. Данные разногласия, по мнению осужденного, свидетельствуют о том, что Х. не видел и не мог видеть применения физической силы и наручников к Р., т.к. это происходило со стороны багажника служебной автомашины, а Х. в это время находился в машине и сидел спиной к багажнику. Задержание Р. видел милиционер З. и дал об этом показания. Показания свидетеля Х., по мнению осужденного, объясняются лишь желанием помочь своему другу Р.

Он, Г.Д., полагает, что задержание и применение физической силы и наручников к Р. являются законными и обоснованными.

По эпизоду от 26.01.2008 г. осужденный указывает, что прибыл в составе наряда к кафе <...> по указанию заместителя начальника <...> милиции К., который сообщил, что бывшая сотрудница милиции К. приставала к посетителям кафе, учинила драку и находится в сильном опьянении. Данные обстоятельства подтвердил свидетель К., чьи показания были оглашены в суде, однако показания свидетеля не получили оценки в приговоре. Свидетели П. и К. подтвердили, что он, Г.Д., применил к К. наручники после того как она применила к нему насилие - стала хватать за форменную одежду и замахнулась на него рукой, пытаясь нанести удар. О неправомерном поведении К. свидетельствуют показания сотрудницы кафе Ф. посетительницы кафе Т., которые подтвердили, что К. была пьяна и дралась с посетителями.

К. в суде утверждала, что была избита в кафе, а свидетели П. и Ф. указывали, что после препирательств с сотрудниками милиции К. сама вышла из кафе. Также К., указывает осужденный, утверждала, что не видела у кафе милицейской машины, между тем свидетели К. и П. показали, что милицейская машина стояла в 10 метрах от кафе. Также К. утверждала, что не видела, кто наносил ей удары, т.к. удары наносились сзади. Таким образом, по мнению осужденного, показания К. ни сами по себе, ни в совокупности с другими исследованными доказательствами, в том числе и заключением судебно-медицинской экспертизы, не доказывают совершение им, Г.Д., преступления в отношении К. Осужденный обращает внимание, что К. до прибытия наряда могла получить зафиксированные у нее телесные повреждения в драке с неустановленными лицами в кафе.

Также осужденный полагает, что рапорты о доставлении в ОВД К., Х., Т., Д. и Р. не доказывают его вину в совершении каких-либо преступлений. Данные лица были доставлены в ОВД нарядом милиции, в состав которого входил и он, Г.Д. Также осужденный обращает внимание, что на следствии не были допрошены П. и З. - сотрудники милиции из его, Г.Д., наряда и отношение суда к их показаниям в суде необъективно, т.к. данные свидетели могли быть установлены следователем и опрошены на следствии, в суде они дали правдивые показания.

Также осужденный указывает, что суд в приговоре сослался на наличие 20 постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел в отношении него, Г.Д., как на доказательство того, что его преступная деятельность носит системный характер. Такое мнение суда несостоятельно, т.к. постановлениями отказано в возбуждении уголовных дел и данные постановления признаны законными и обоснованными.

Проверив материалы уголовного дела и доводы кассационных жалоб, судебная коллегия считает, что приговор суда является законным и обоснованным.

Вина Г.Д. полностью подтвердилась совокупностью доказательств, тщательно исследованных судом и обоснованно изложенных в приговоре: показаниями потерпевших Т., Х., Д., Р., К., Ш. об обстоятельствах совершения Г.Д. в отношении них преступлений; показаниями свидетелей Т., Х., А., Ш., Ш., Ш., Л., А., И.М. об известных им обстоятельствах, связанных с совершенными Г.Д. преступлениями; заключениями судебно-медицинских экспертиз о характере, механизме и степени тяжести полученных Х., К., Ш. телесных повреждений; телефонограммой от 7.10.2007 г. об обращении в травмпункт Х., рапортом составленным Г.Д. от 7.10.2007 г. о задержании Т. и Д. с применением наручников, копией книги задержанных и доставленных, из которой усматривается, что 7.10.2007 г. в 3 часа 40 мин. в 30 отдел милиции нарядом ГЗ 2626 (старший наряда Г.Д.) были доставлены Х., Д., Т.; копией наряда на службу от 11.01.2008 г., согласно которого в период с 20 час. 11.01.2008 г. до 8 час. 12.01.2008 г. Г.Д. находился на службе; рапортом Г.Д. о задержании Р. 11.01.2008 г. во дворе <...> за нарушение правил использования газонов, с указанием о применении к Р. физической силы (загиба руки за спину) и наручников в связи с оказанием Р. активного физического противодействия; постановлением мирового судьи от 11.02.2008 г. о прекращении производства по административному материалу в отношении Р., привлеченного к административной ответственности по событиям от 11.01.2008 г. по ст. 20.1 ч. 1 КоАП РФ за отсутствием состава административного правонарушения; телефонограммой об обращении в травмпункт 26.01.2008 г. К.; копией книги доставленных и задержанных, из которой усматривается, что 26.01.2008 г. в 5 час. в <...> отдел милиции была доставлена экипажем ГЗ 2625 (старший наряда Г.Д.) К.; копией постановления мирового судьи от 27.02.2008 г. о прекращении производства по административному материалу в отношении К. привлеченной к административной ответственности по событиям 26.01.2008 г. по ст. 20.1 ч. 1 КоАП РФ за отсутствием состава административного правонарушения; телефонограммой об обращении в <...> 4.02.2008 г. Ш.; рапортом о доставлении Ш. в военную комендатуру нарядом ГЗ 2624; историей болезни Ш.

Указанные доказательства судом проверены и надлежащим образом оценены в приговоре, сомнений в своей достоверности не вызывают.

Доводы кассационных жалоб о том, что Г.Д. не применял насилие к Х., а задержание Х., Т. и Д. доставление их в отдел милиции и применение к ним наручников были законными, поскольку у Г.Д. имелись основания подозревать указанных лиц в совершении преступлений - проникновении в припаркованные автомашины, являются несостоятельными. Указанные доводы исследовались судом первой инстанции и обоснованно были отвергнуты.

Потерпевшие Х., Т. и Д., будучи допрошенными и на следствии и в суде показали, что 7.10.2007 г. никаких преступлений и правонарушений не совершали, в припаркованные автомашины не проникали, находились в состоянии алкогольного опьянения и пешком возвращались в распоряжение роты со <...> а затем дошли до <...>, где хлопнули по припаркованным машинам, так, чтобы сработала сигнализация. Их остановили молодые люди, которые вели себя спокойно, и они какое-то время с ними разговаривали, а затем подъехал наряд милиции. С сотрудниками милиции они разговаривали спокойно, не сопротивлялись, не грубили, не пытались убежать, отвечали на вопросы, но в какой-то момент сотрудник милиции Г.Д. нанес Х. не менее одного удара в область скулы, а после этого надел на Х., Т. и Д. наручники и пешком повел их в <...> отдел милиции, где наручники с них были сняты.

Указанные показания потерпевших судом обоснованно были положены в основу обвинительного приговора, поскольку факт применения к Х. насилия объективно подтверждается заключением судебно-медицинской экспертизы о том, что у Х. установлены ушиб мягких тканей левой скуловой области, ссадины в области обоих лучезапястных суставов.

Также показания потерпевших подтверждаются и показаниями свидетеля Т. на предварительном следствии, где свидетель подтвердил, что он и Г.Д. 7.10.2007 г. прибыли на <...> в связи с тем, что Г.Д. позвонил на мобильный телефон его знакомый и сообщил, что молодые люди пытаются проникнуть в припаркованные автомобили. Находившаяся на <...> группа молодых людей вела себя спокойно, драки не было. Г.Д. спросил, что случилось, молодой человек сообщил, что он со своими друзьями задержал 3-х парней, которые пытались проникнуть в припаркованные автомобили и показал на потерпевших. После этого, он, Т., стал разговаривать с этим молодым человеком, позвонившим Г.Д., а Г.Д. стал проверять документы у потерпевших, и что дальше делал Г.Д. он, Т., не видел, т.к. стоял к ним спиной, а когда, через некоторое время, повернулся, то увидел, что потерпевшие в наручниках, хотя потерпевшие вели себя спокойно, не оказывали сопротивления.

Суд, исследуя версию осужденного, допросил свидетеля Ш., из показаний которого усматривается, что он, проезжая ночью 7.10.2007 г. на автомашине увидел на <...> троих молодых людей, которые находились возле припаркованных машин. Он, Ш., проехал мимо, заехал в <...>, припарковал машину и вместе со своими друзьями подошел к 3 ребятам, которые к тому времени уже отошли от машин и шли в сторону <...>. На вопрос, что они делают, эти ребята ответили, что гуляют и ничего не делают. Тогда он, Ш., позвонил Г.Д. и сообщил, что ребята пытаются что-то делать с машинами, дергают за ручки, ковыряются в замках, заглядывают в кабины. Потерпевшие до приезда Г.Д. никуда не пытались уйти, хотя им было сообщено о вызове милиции. Он, Ш., после задержания ребят, на которых были надеты наручники, но кем из сотрудников милиции, сказать не может, уехал домой, никаких заявлений в милицию не писал, показал Г.Д. ряд машин, мимо которых шли потерпевшие и последнюю машину, от которой потерпевшие отошли.

Таким образом, свидетели Т. и Ш. подтвердили, что к потерпевшим были применены наручники. Из показаний свидетеля Т. усматривается, что, кроме Г.Д., никто другой наручники надеть на потерпевших не мог, поскольку он наручники не применял.

Из материалов уголовного дела усматривается, что никаких фактов проникновения 7.10.2007 г. или попытки проникновения в автомашины объективно зафиксировано не было. Свидетель Ш. подтвердил, что на момент его обращения к Г.Д. потерпевшие не находились около машин. Также данный свидетель не подтвердил, что обнаружил какую-либо вскрытую машину.

Как свидетель Т., так и свидетель Ш., а также и другие свидетели, в том числе и те, на которых ссылается осужденный показали, что стояли спиной к потерпевшим и К. и не видели действий К., т.е. свидетели не подтверждают версию осужденного о том, что он никому ударов не наносил.

Совокупность указанных доказательств судом была надлежащим образом оценена в приговоре, из данных доказательств усматривается, что 7.10.2007 г. потерпевшими Х., Т. и Д. преступлений и других правонарушений совершено не было, их поведение при общении с сотрудниками милиции было спокойным, не агрессивным, скрыться или оказать неповиновение или сопротивление никто из потерпевших не пытался. Таким образом, законных оснований для задержания с применением наручников, а также и для применения насилия к Х. у сотрудника милиции Г.Д. не было.

Доводы кассационных жалоб сводятся к переоценке доказательств, к чему оснований не имеется.

Доводы кассационных жалоб о том, что применение Г.Д. 12.01.2008 г. физической силы и наручников к потерпевшему Р. было правомерным, поскольку Р., совершивший административное правонарушение, в ответ на правомерное замечание, стал вести себя неподобающим образом, отказался проехать в отдел милиции, оказал активное физическое противодействие, попытался оттолкнуть сотрудника милиции, когда Г.Д. попытался его удержать за локоть, являются несостоятельными.

Данная версия также была исследована судом первой инстанции и обоснованно была отвергнута. Потерпевший Р. как на следствии, так и в суде показал, что он и его друг Х. на двух автомашинах 12.01.2008 г. приехали домой, припарковались во дворе на газоне, как всегда это делали. В это время к ним подъехал наряд <...> и сотрудник милиции Г.Д. сказал ему, Р., что он должен заплатить штраф в размере 1500 рублей, а он, Р., возразил, сказав, что штраф составляет 100 рублей. После этого сотрудник милиции Г.Д. стал досматривать его, Р., и в ходе досмотра нанес удар рукой в правую височно-затылочную часть головы, отчего он, Р., упал на колени. Когда он поднялся Г.Д. нанес ему удар по голове, после этого Г.Д. надел ему, Р., наручники и нанес еще один удар рукой по туловищу, при этом Г.Д. выражался нецензурной бранью. Затем Г.Д. заломил ему, Р., руки и, подведя к капоту патрульной машины, нагнул его, и стал угрожать, что выбьет ему зубы о капот машины. После этого его, Р., и Х. посадили в патрульную машину и отвезли в отделение милиции.

Указанные показания потерпевшего Р. подтвердил свидетель Х., который видел, что Г.Д. нанес удар в область головы Р., а затем, когда они находились в патрульной машине, Р. вытащили, повалили на багажник, сказали сесть в машину ему, Х., а затем в машину был посажен Р., на котором уже были наручники.

Свидетель А. (сотрудник милиции) на предварительном следствии подтвердил, что нарядом милиции, старшим которого был Г.Д., 12.01.2008 г. были задержаны два молодых человека. Экипажный был занят одним молодым человеком, а другим (Р.) занимался Г.Д., а он, А., все время находился в машине, видел, что Г.Д. проводил наружный осмотр одежды, при этом Г.Д. стоял к нему, А., спиной, и также спиной к Г.Д. находился Р. В какой-то момент он, А. увидел, что Р. упал, но потом поднялся. Он, А., этому не придал значения. Г.Д. надел на Р. наручники, хотя Р. не сопротивлялся, не пытался покинуть место задержания. После этого обоих задержанных доставили в отдел милиции.

Свидетель З. (сотрудник милиции) подтвердил, что 12.01.2008 г. он и Г.Д. задержали 2 молодых людей, при этом с Р. разговаривал Г.Д. Он, З., всех действий Г.Д. не видел, т.к. какое-то время стоял к Г.Д. спиной, но полагает, что Г.Д. ударов Р. не наносил, при этом Р. отказывался пройти к патрульной машине, а когда Г.Д. взял под локоть Р., тот стал толкаться, хватать Г.Д. за форменную одежду, в связи с чем они с Г.Д. заломили Р. руки, надели наручники.

Таким образом, о нанесении потерпевшему Р. ударов в голову и по телу свидетельствуют показания самого потерпевшего Р., показания свидетеля Х. Показания свидетелей А. и З. (сотрудников милиции) не опровергают данных показаний потерпевшего Р. и свидетеля Х. поскольку и тот и другой свидетель показали, что не все время видели действия Г.Д., при этом А. подтвердил, что видел, что Р. упал, а затем поднялся. Потерпевший Р. и свидетель А. подтвердили, что наручники на потерпевшего Р. надел Г.Д. Как потерпевший Р., так и свидетели Х. и А. подтвердили, что Р. не сопротивлялся, убежать не пытался.

Показания свидетеля З. о том, что Р. отказался пройти к машине, толкался, хватал за форменную одежду Г.Д., были судом оценены в приговоре критически, поскольку данные показания опровергаются показаниями потерпевшего Р. и свидетелей Х. и А.

Доводы кассационных жалоб сводятся к переоценке доказательств, исследованных судом, к чему оснований не имеется.

Доводы кассационных жалоб о том, что Г.Д. не применял насилия к потерпевшей К., а применение им наручников было правомерным, т.к. К. находилась в сильной степени алкогольного опьянения, учинила драку в кафе с посетителями, стала хватать Г.Д. за форменную одежду, замахнулась на сотрудника милиции, пытаясь нанести удар, являются несостоятельными и опровергаются исследованными судом доказательствами.

Из показаний потерпевшей К. усматривается, что в ночь на 26.01.2008 г. она находилась в кафе <...>, около 3 - 4 часов ночи в кафе зашли сотрудники милиции (Г.Д. и еще кто-то из сотрудников милиции), подошли к ней и потребовали предъявить документы. Она предложила им сначала представиться, прежде чем требовать документы. После этого сотрудники милиции предложили ей выйти из кафе, и в этот момент ей на мобильный телефон позвонила дочь. Сотрудники милиции, когда она разговаривала по телефону, вырвали у нее из рук телефон, схватили за куртку, так, что у нее поднялись полы куртки до головы, закрывая обзор. Ее (К.) за ворот вытащили на улицу, где эти милиционеры нанесли ей не менее 2 ударов по голове, она упала на землю, где ее продолжили избивать ногами, нанеся не более 10 ударов по голове и туловищу, затем надели наручники. Наиболее активным, как показала потерпевшая, был Г.Д., который тащил ее за воротник и бил ее, когда тащил в машину. В <...> отделе милиции от полученных повреждений ее, К., тошнило, изо рта шла кровь, из милиции ее отвезли в больницу.

Указанные показания потерпевшей К. подтверждаются показаниями свидетелей Ш., которые подтвердили, что 26.01.2008 г. ночью они отмечали со своими друзьями день рождения и после 1 часа ночи стали разъезжаться по домам. К. высадили на углу ул. <...>, она сказала, что пойдет в кафе <...> петь караоке, и, выйдя из лимузина К. зашла в кафе. При этом К. была в нормальном состоянии, веселая, каких-либо повреждений на лице у К. не было. Свидетель Ш. также подтвердила, что 26.01.2008 г. около 6 час. утра ей позвонила дочь К. и сказала, что с К. что-то случилось, что она позвонила матери на мобильный телефон, поначалу мать разговаривала нормально, а затем начался какой-то шум и телефон отключился. Свидетель Ш. дал показания, аналогичные показаниям Ш.

Свидетель Ш. показал, что днем 26.01.2008 г. ему стало известно от его матери, что его знакомую К. ночью у кафе избили. Когда он к ней приехал, то увидел, что лицо у К. распухло, левый глаз заплыл, челюсть перекошена влево, по всему лицу ссадины и синяки, К. не могла двигать челюстью, сказала, что ее избили сотрудники милиции и отобрали мобильный телефон.

Из телефонограммы N 156 от 26.01.2008 г. усматривается, что 26.01.2008 г. в 16 час. 30 мин. в травмпункт обратилась К. у которой при осмотре были установлены: ЗЧМТ, СГМ, закрытый перелом левой скуловой области, закрытый перелом нижней челюсти слева, множественные гематомы лица, правой ключичной области, поясничной области, обеих коленных областей и верхней трети левого бедра, которые, как пояснила при обращении К., она 26.01.2008 г. около 4 час. у <...> была избита сотрудниками ОВО. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, К. были причинены телесные повреждения, не повлекшие за собой кратковременного расстройства здоровья и не расценивающиеся как вред здоровью, могли образоваться от действия твердого тупого предмета (предметов) по механизму: удара или сдавления (гематомы), удара с элементом растяжения (рана), образование повреждений в области головы и туловища от ударов руками, ногами не исключается.

Свидетели Л., И. подтвердили, что 26.01.2008 г. около 5 час. в дежурную часть <...> отдела милиции нарядом ГЗ (старший наряда Г.Д.) была доставлена К., на которой были наручники и на лице которой имелись множественные гематомы. Свидетель И. на предварительном следствии при этом показал, что спросил старшего наряда Г.Д., за что они доставили К., была ли заявка. На это Г.Д. сказал, что экипаж проезжал около кафе <...> (<...>) и увидел там драку, в которой участвовала К., которая их оскорбляла, в связи с чем они ее доставили в отдел милиции. Также Г.Д. сказал, что драка была большая и в драке К. сильно избили. На вопрос, почему он никого из других участников драки не задержал, Г.Д. ничего не ответил. К. же говорила, что ее избили сотрудники милиции.

Свидетель А. (заместитель начальника отдела по МОБ <...> отдела милиции) пояснил, что, когда он заступил на дежурство 26.01.2008 г. около 9 час. 30 мин., в помещении, прилегающем к камерам административно задержанных, обнаружил К., у которой было избито лицо и имелись большие гематомы на открытых участках тела. Оперативный дежурный на его, А. вопрос, сообщил, что К. была уже избитой доставлена экипажем ГЗ (старший наряда Г.Д.) от кафе <...>. После этого, по его, А., распоряжению К. была вызвана "скорая помощь".

Указанные доказательства, а также и показания свидетелей П. и К. судом были проверены и надлежащим образом оценены в приговоре.

Доводы кассационных жалоб о том, что свидетели К., Ф. и Т. подтвердили драку между К. и другими посетителями кафе 26.01.2008 г. до прибытия сотрудников милиции, являются несостоятельными. Указанные лица судом не допрашивались, ходатайств об их вызове не заявлялось, они были допрошены в судебном заседании, приговор по которому был отменен. Суд огласил протокол по предыдущему судебному заседанию в полном объеме, однако непосредственно не исследовал показания данных лиц.

Оценивая версию осужденного Г.Д. и его защитника о том, что телесные повреждения потерпевшая К. получила в результате драки с неустановленными лицами до прибытия 26.01.2008 г. сотрудников милиции, судебная коллегия учитывает, что работниками кафе <...> в ночь на 26.01.2008 г. сотрудники милиции не вызывались, заявлений владельцу кафе о драке и вызове милиции не составляли, что подтверждается показаниями свидетеля К. - Ч. (владельца кафе) - л.д. 239 об. - 240 т. 8. Также из материалов дела усматривается, что никто из участников драки с К. (по версии Г.Д.), задержан не был. Из показаний свидетеля И. усматривается, что сразу же при доставлении К. в отдел милиции Г.Д. ему сообщил, что они проезжали мимо кафе и увидели драку с участием К., в связи с чем ее и задержали. В суде же Г.Д. выдвинул иную версию, а именно: что его вызвал К., который и сообщил о драке, а, когда они приехали, дерущихся уже не было.

Также из показаний свидетеля Ш. усматривается, что она после случившегося с К. заходила в кафе <...> и у девушки, работавшей в баре, выясняла, что случилось в ночь на 26.01.2008 г. Данная работница кафе ей сообщила, что помнит К., которая хотела петь караоке, но была большая очередь и она сидела за столиком. Потом в кафе зашли сотрудники милиции, которые часто заходят в кафе пить пиво. У сотрудников милиции произошел конфликт с К., и они вытащили потерпевшую на улицу. Сотрудников милиции никто не вызывал.

Таким образом, совокупность исследованных судом доказательств, свидетельствует, что Г.Д. незаконно задержал К., незаконно надел на нее наручники и нанес ей не менее 12 ударов руками и ногами в область головы и туловища, и у Г.Д. законных оснований для данных действий не имелось.

Доводы кассационных жалоб сводятся к переоценке исследованных судом доказательств, к чему оснований не имеется.

Доводы кассационной жалобы адвоката о том, что постановлением следователя от 27.10.2008 г. было отказано в возбуждении уголовного дела в отношении Г.Д., П. и К. по заявлению К. о совершении преступления, предусмотренного ст. 286 УК РФ, и поскольку данное постановление не было отменено, оно является основанием к прекращению уголовного преследования по данному преступлению, являются несостоятельными.

Согласно постановлению следователя от 27.10.2008 г. отказано в возбуждении уголовного дела по сообщению о совершении 26.01.2008 г. преступления, предусмотренного ст. 286 УК РФ, за отсутствием состава преступления в действиях Г.Д., П. и К. по нанесению телесных повреждений К. в патрульной машине (л.д. 1 т. 4). Согласно постановлению следователя от 3.04.2008 г. в отношении Г.Д. было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 286 ч. 3 п. "а" УК РФ по факту применения насилия и причинения телесных повреждений К. 26.01.2008 г. около кафе <...> по адресу: <...> (л.д. 7 т. 1). Таким образом, из указанных документов и материалов уголовного дела усматривается, что потерпевшая К. заявила, что телесные повреждения сотрудниками милиции ей были причинены 26.01.2008 г. на улице около кафе <...> и в патрульной машине. По факту причинения телесных повреждений на улице около кафе <...> было возбуждено уголовное дело, которое было расследовано, по этим обстоятельствам было предъявлено обвинение и вынесен обвинительный приговор. А в части заявления К. о причинении ей телесных повреждений 26.01.2008 г. сотрудниками милиции в патрульной машине постановлением от 27.10.2008 г. было отказано в возбуждении уголовного дела и данное постановление не является основанием для прекращения уголовного дела по другим событиям, которые произошли раньше.

Доводы кассационных жалоб о том, что Г.Д. обоснованно задержал Ш., к которому обоснованно были применены наручники и физическая сила, являются несостоятельными и опровергаются исследованными судом доказательствами: показаниями потерпевшего Ш., свидетеля М.; телефонограммой из <...>; заключением судебно-медицинской экспертизы; историей болезни; рапортом.

Из показаний потерпевшего Ш. усматривается, что 4.02.2008 г. после 1 часа ночи он по просьбе своей знакомой М. стал проверять причину неисправности сигнализации в ее автомашине. Когда он находился в автомашине М., подъехала автомашина ОВО Василеостровского района и к нему подошли сотрудники милиции и стали выяснять, что он делает, потребовали предъявить документы. Он, Ш., предъявил удостоверение офицера, сообщив, что документов на машину нет, они у М. в квартире. После этого сотрудники милиции стали кричать, неуважительно разговаривать. В это время подошла М. и принесла документы на машину. Однако, Г.Д. нанес ему, Ш., удар по голове в район правого уха, а напарник Г.Д. сделал подсечку сзади, отчего он упал, ударившись затылком. Затем Г.Д. и его напарник нанесли ему несколько ударов ногами по голове и телу, затем подняли его, надели наручники, и вновь нанесли ему удары кулаками в область головы, не менее 5 ударов, а когда повалили его на землю, нанесли еще не более 20 ударов по всему телу, в том числе и в пах. При этом 2/3 ударов нанес Г.Д., который был наиболее агрессивным, он бил ногами и по голове и в область паха. Затем сотрудники милиции заявили, что он пьяный, его повезут на освидетельствование, хотя он был трезвый. Затем подъехала машина <...> сотрудники милиции передали его, Ш., данным сотрудникам <...>, но увезли его, Ш., на машине ОВО на освидетельствование, а затем в военную комендатуру, откуда он был госпитализирован. В результате этого он, Ш. стал инвалидом 2 группы, был вынужден уволиться из Вооруженных Сил по состоянию здоровья.

Суд обоснованно оценил показания потерпевшего как достоверные, поскольку данные показания подтверждаются показаниями свидетеля М., которая подтвердила, что 4.02.2008 г. по ее просьбе Ш. проверял причину неисправности сигнализации в ее автомашине. Поскольку автомашина стояла под окнами ее квартиры в "кармане" улицы <...>, она видела как к ее автомашине, в которой находился Ш., подъехал наряд милиции. Поскольку документы на автомашину были у нее дома, она их взяла и вынесла сотрудникам милиции, но Г.Д. в грубой форме сказал ей вернуться домой. Затем сотрудники милиции стали бить Ш., наибольшее количество ударов нанес Г.Д., который бил Ш. руками и ногами по лицу и по телу, нанес около 7 - 10 ударов. Ш. упал, после этого Г.Д. еще нанес Ш. удары ногами по лицу и в живот, более 7 ударов. После этого Ш. посадили в патрульную машину. А затем подъехала машина <...>, а автомобиль с сотрудниками милиции и со Ш. уехал.

Также свидетель М. подтвердила, что Ш. не управлял ее автомашиной, автомашина не двигалась, и Ш., когда к ней приехал, был трезвый.

Согласно телефонограмме от 4.02.2008 г. в <...> в 12 час. 45 мин. обратился Ш., у которого при осмотре установлены: ЗЧМТ, СГМ, множественные ушибы мягких тканей лица, и который сообщил, что был избит нарядом милиции 4.02.2008 г. около 1 часа 30 мин. у д. 12 по <...>.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы усматривается, что Ш. были причинены телесные повреждения, которые не влекут за собой кратковременного расстройства здоровья и не расцениваются как вред здоровью; все повреждения, учитывая их характер, образовались от действия твердого тупого предмета по механизму: удара или сдавления (ссадины). Локализация ссадин в области лучезапястных суставов и их описание в медицинских документах как "циркулярные" не исключают возможности образования от действия наручников. Повреждения в области груди и паховой области могли возникнуть от ударов руками, ногами.

Доводы об управлении Ш. автомашиной в алкогольном опьянении 4.02.2008 г. и об агрессивном поведении Ш., который замахнулся на сотрудника милиции, пытаясь нанести удар, которые, по мнению осужденного и адвоката, подтвердили свидетели З. и А., проверялись судом первой инстанции и обоснованно были отвергнуты.

Данная версия опровергнута показаниями потерпевшего Ш., свидетеля М. заключением судебно-медицинской экспертизы о наличии у Ш. телесных повреждений, которые им были получены 4.02.2008 г. Кроме того, оценивая показания свидетелей З. и А. (сотрудников милиции, которые были в патрульной машине с Г.Д.), суд учитывает, что согласно показаниям потерпевшего Ш. и свидетеля М., потерпевшему Ш. наносил удары помимо Г.Д. и второй сотрудник милиции.

Оценивая показания данных свидетелей З. и А. суд также принял во внимание и показания свидетеля Л. на очной ставке со свидетелем Р. о том, что он, Л., не присутствовал на задержании Ш. нарядом Г.Д., т.к. 3.02.2008 г. у него был день рождения и он не мог находиться на ул. <...>. А когда он, Л., приехал в прокуратуру для дачи объяснений, встретил Г.Д., который попросил его, чтобы он подтвердил, что присутствовал при задержании Ш., который оскорблял Г.Д., и что Г.Д. не применял к Ш. физическую силу.

Свидетель А. судом не допрашивался, в числе исследованных материалов дела судом были оглашены все протоколы судебного заседания по предыдущему рассмотрению уголовного дела другим судьей.

Из рапорта подполковника В. усматривается, что в военную комендатуру 4.02.2008 г. в 6 час. 40 мин. был доставлен Ш., который после жалоб на плохое самочувствие был освидетельствован в 9 час. 10 мин. врачом военной комендатуры и у Ш. были обнаружены телесные повреждения, в связи с чем он был госпитализирован (л.д. 63, 64 т. 5).

Доводы о том, что нахождение Ш. в состоянии алкогольного опьянения подтверждено справкой химико-токсикологического исследования его крови, также судом первой инстанции были проверены и получили оценку в приговоре. Суд помимо указанной справки исследовал историю болезни N 1547 стационарного больного Ш., согласно которой при первичном обследовании Ш., у него не было выявлено признаков опьянения. После поступления Ш. в госпиталь, ему были назначены различные обследования. Забор крови Ш. для исследования на наличие этилового спирта был произведен в 13 час. 4.02.2008 г., а исследование - 6.02.2008 г., проведенным исследованием обнаружен в крови этиловый спирт 4,6% (л.д. 54, 62 т. 5).

Оценив в совокупности все исследованные доказательства, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу, что Г.Д. незаконно задержал Ш., незаконно применил к нему наручники и незаконно применил к нему насилие.

Доводы кассационных жалоб сводятся к переоценке доказательств, к чему оснований не имеется.

Доводы защиты о том, что в приговоре указано о наличии телесных повреждений у К. однако, такого потерпевшего по делу не имеется, являются обоснованными. В мотивировочной части приговора (л.д. 61 приговора) допущена судом опечатка и ошибочно указана фамилия осужденного К.Ю., вместо фамилии потерпевшего С. Данная техническая ошибка, по мнению судебной коллегии, не повлияла на законность и обоснованность обвинительного приговора.

Действия осужденного Г.Д. получили в приговоре правильную юридическую квалификацию.

Доводы защиты о том, что квалифицирующий признак ст. 286 УК РФ "применение насилия или угроза его применения" не может являться одновременно элементом диспозиции ст. 286 ч. 1 УК РФ "существенное нарушение прав и законных интересов граждан и охраняемых законом интересов общества и государства" не свидетельствуют о неверной квалификации действий осужденного Г.Д. Суд, установив должностные полномочия Г.Д., являвшегося представителем власти, пришел к выводу, что он совершил действия, явно выходящие за пределы его полномочий, повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан, охраняемых законом интересов общества и государства, а именно, что Г.Д. задержал лиц, не совершавших противоправных действий, применил к ним насилие и применил специальные средства - наручники.

Наказание Г.Д. за каждое преступление назначено в соответствии с характером и степенью общественной опасности преступления и личности виновного. При этом суд учел, что Г.Д. ранее не судим, к уголовной и административной ответственности не привлекался, по месту работы характеризуется положительно, имеет медаль за отличие в службе и поощрения, его мать является инвалидом 2 группы, т.е. все те обстоятельства, на которые имеются ссылки в кассационных жалобах.

Приняв во внимание указанные обстоятельства, суд обоснованно назначил Г.Д. за каждое преступление наказание, приближенное к минимальному, предусмотренному санкцией ст. 286 ч. 3 УК РФ.

При назначении наказания по совокупности преступлений, суд применил положения ст. 69 ч. 3 УК РФ и, сложив назначенные наказания, назначил Г.Д. окончательное наказание, которое не превышает более чем наполовину максимальный срок наказания в виде лишения свободы, предусмотренный за наиболее тяжкое из совершенных преступлений. Принимая указанное решение, суд принял во внимание, что Г.Д. совершено 4 тяжких преступления. Также суд принял во внимание и данные, характеризующие служебную деятельность Г.Д., в отношении которого имелось 20 обращений о незаконных действиях.

Также суд обоснованно удовлетворил гражданский иск потерпевшей К. о компенсации морального вреда, а гражданский иск потерпевшей К. о возмещении материального ущерба признал по праву. Доводы кассационной жалобы о том, что исковые требования потерпевших удовлетворению не подлежат, являются несостоятельными, поскольку суд обоснованно установил вину Г.Д. в совершении преступлений, в том числе в отношении К.

С учетом указанного, доводы кассационных жалоб, как несостоятельные, подлежат оставлению без удовлетворения в полном объеме.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от 15 июня 2010 года в отношении Г.Д. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного Г.Д. и адвоката Добродеева А.В. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь