Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 декабря 2010 г. по делу N 22-9006

 

Судья Устинов А.Б.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Пермского краевого суда в составе: председательствующего Чечкиной Т.Ф., судей Ворошниной Л.Г., Ошеева О.А.

рассмотрела в судебном заседании 21 декабря 2010 г. кассационную жалобу осужденного М. на приговор Усольского районного суда Пермского края от 27 октября 2010 г., которым

М., дата рождения, уроженец <...>, судимый:

05 ноября 2004 г. Усольским районным судом Пермской области по п. "г" ч. 2 ст. 161, ст. 119, ч. 3 ст. 69 УК РФ к 3 годам лишения свободы;

20 декабря 2004 г. Усольским районным судом по ч. 1 ст. 318, ч. 5 ст. 69 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы;

06 октября 2006 г. Александровским городским судом Пермской области по ч. 12 ст. 313, ст. 70 УК РФ к 2 годам 5 месяцам лишения свободы, освобожден 01 декабря 2008 г. по отбытию наказания;

осужден по ч. 2 ст. 318 УК РФ к 6 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с исчислением срока наказания с 27 октября 2010 г. с зачетом в срок наказания времени содержания под стражей с 12 августа 2010 г. по 27 октября 2010 г.

Заслушав доклад судьи Ошеева О.А., выступление осужденного М. и адвоката Сулимовой О.В. в поддержание доводов кассационной жалобы, мнение прокурора Лариной В.И. об оставлении судебного решения без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

М. признан виновным в умышленном применении насилия, опасного для жизни или здоровья, в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный М. не согласен с приговором, просит его отменить, поскольку не все представленные доказательства были исследованы в судебном заседании и получили надлежащую оценку судом. Органы предварительного следствия не уведомили его о возбуждении в отношении его уголовного дела, не предъявили в установленные сроки обвинение, не изъяли у свидетеля В. сотовый телефон с видеозаписью. Так же происходившие события на телефон снимала свидетель Р1., которая не была допрошена в суде, а ее показания, данные в ходе следствия, несмотря на его возражения, были оглашены в судебном заседании в связи с ее болезнью, однако через два дня он видел ее на рабочем месте. Считает, что выводы эксперта о наличии у потерпевшего телесного повреждения не могут быть объективными, поскольку свое заключение эксперт дал лишь через два месяца после случившегося. Показания свидетелей Р., К., Р1. в ходе следствия идентичны между собой, в судебном же заседании свидетели давали противоречивые показания, что свидетельствует о том, что следователь вел следствие с обвинительным уклоном.

В возражениях прокурор Усольского района Пермского края Расторгуев В.С. считает приговор законным, обоснованным и справедливым, поскольку доказательства получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона и являются допустимыми. Согласно представленным медицинским документам свидетель Р1. в ходе судебного заседании находилась на излечении с тяжелым заболеванием, препятствующим ее явке в суд, и ее показания, данные в ходе следствия, были правомерно оглашены в судебном заседании. Просит приговор оставить без изменения, кассационную жалобу осужденного М. без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационной жалобы, возражений, судебная коллегия приходит к следующему.

Судом приняты предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного установления фактических обстоятельств дела.

Обвинительный приговор соответствует требованиям ст. 307 УПК РФ. В нем указаны обстоятельства, установленные судом, проанализированы доказательства, обосновывающие вывод суда о виновности М. в совершенном им преступлении, мотивированы выводы суда относительно квалификации его преступных действий.

Вопреки доводам кассационной жалобы осужденного, судом соблюдены требования закона об оценке всех, как уличающих, так и оправдывающих подсудимых доказательств, показания всех допрошенных по делу лиц подробно изложены в протоколе судебного заседания, в приговоре раскрыто содержание этих показаний и приведен всесторонний анализ доказательств, на которых суд основал свои выводы, так же получили оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства.

При этом суд указал мотивы, по которым отверг одни доказательства - показания осужденного М., свидетелей Л., В., П. о непричастности осужденного к умышленному причинению вреда здоровью потерпевшему сотруднику милиции С. и положил в основу приговора другие: показания потерпевшего С., свидетелей К., К1., Р., Т., Р1. рапорты сотрудников милиции, сообщение из медицинского учреждения, приказ, должностную инструкцию, постовую ведомость, протоколы об административном задержании М. и об административном правонарушении, постановление начальника ОВД о привлечении М. к административной ответственности и назначении наказания в виде штрафа, протокол устного заявления С. о совершенном в отношении него преступлении, заключение эксперта.

Свидетели К1. и Т. показали, что 11 июня 2010 г. днем при проведении оперативно-розыскных мероприятий у магазинов <...> и <...> они увидели группу людей, употребляющих спиртные напитки и выражающихся нецензурной бранью в присутствии посторонних лиц, среди которых был знакомый им по служебной деятельности ранее судимый М. Они подошли к ним, представились, показали служебные удостоверения. Однако на их замечания М. не реагировал, продолжал выражаться нецензурной бранью, размахивал бутылкой пива. Для пресечения его действий и составления протокола об административном правонарушении ими было принято решение о доставлении молодых людей в дежурную часть ОВД.

Согласно рапортам К1., Т., протоколу об административном задержании, материалам протокола об административном правонарушении, постановлению начальника ОВД Усольского муниципального района от 13 июня 2010 г. М. был привлечен к административной ответственности по ч. 1 ст. 20.1 КоАП РФ за то, что 11 июня 2010 г. в 16 часов, находясь в общественном месте в состоянии алкогольного опьянения, выражался грубой нецензурной бранью, на замечания сотрудников милиции не реагировал. Согласно копии из журнала доставленных в ОВД в 16:20 часов 11 июня 2010 г. в дежурную часть доставлены П., В., Л. для установления личностей, и за совершение мелкого хулиганства М. Свидетели Л., П. и В. в своих показаниях не отрицали того, что в дежурной части милиционеры сказали М. показать содержимое карманов, тот ответил отказом, работники милиции стали осматривать насильно карманы, тот стал сопротивляться, в результате чего между М. и сотрудниками милиции возник конфликт, они вместе упали на пол. Свидетель В. с разрешения снимал происходившее на видеокамеру телефона, однако впоследствии запись удалил.

Потерпевший С., свидетели К., Р., Р1. показали, что после того, как М. завернули руку за спину, подняли его с пола, успокоили, и уже не удерживали, он сделал несколько шагов к С., находившемуся в дежурной части на суточном дежурстве в качестве дежурного по ИВС и камере административно задержанных по ОВД и в форменном обмундировании, и головой нанес С. удар в область лица. С. не ожидал удара от М., был отвлечен разговором с другими доставленными в дежурную часть. От удара С. ударился головой о стену, из раны на лице у него пошла кровь, и он был вынужден обратиться за медицинской помощью. Находившиеся при этом свидетели смеялись, говорили, что С. мало попало, надо было больше, а М. сказал, что он сам виноват, не нужно было тому выходить из ИВС. Помещенный в камеру М. не успокаивался, разбил стекло в камере административно задержанных, справил малую нужду в сторону дежурного. В результате нанесенного М. удара потерпевший С. находился на излечении около месяца.

Согласно сообщению из медицинского учреждения г. Березники к ним обратился С. 11 июня 2010 г. в 18:10 часов с ушибленной раной лица, пояснил, что его ударил задержанный на работе.

По заключению эксперта имевшаяся у С. ушибленная рана лобной области квалифицируется как легкий вред здоровью по признаку его расстройства на срок менее 3 недель.

Согласно выписке из приказа, должностной инструкции, постовой ведомости С. назначен на должность дежурного ИВС <...> ОВД, являлся представителем власти, наделенным в установленном порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости, 11 июня 2010 года находился на дежурстве в форменном обмундировании офицера МВД.

Суд, не усмотрев причин для оговора осужденного со стороны потерпевшего и свидетелей обвинения, признав показания достоверными, обоснованно положил их в основу обвинительного приговора, поскольку они подтверждаются совокупностью исследованных доказательств, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, устанавливают вину осужденного в совершении инкриминируемого ему деяния. Каких-либо противоречий в выводах суда при установлении фактических обстоятельств совершения преступления осужденным М. судебная коллегия не усматривает.

Приведенными выше и в приговоре доказательствами опровергаются содержащиеся в кассационной жалобе доводы осужденного М. о непричастности его к совершению преступления. Судом исследовалась выдвинутые осужденным в судебном заседании версии о противоправности действий сотрудников милиции в отношении него и об отсутствии у него умысла на совершение умышленных действий в отношении представителя власти, но обоснованно были отвергнуты с приведением мотивов.

Оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, суд обоснованно признал М. виновным и правильно квалифицировал его действия по ч. 2 ст. 318 УК РФ как применение насилия, опасного для жизни или здоровья, в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей.

Как видно из материалов дела, органами следствия при производстве предварительного расследования и судом при рассмотрении дела в судебном заседании вопреки доводам кассационной жалобы каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, допущено не было.

Наказание осужденному М. назначено в соответствии с требованиями закона, положений ст. 6, 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного им преступления, данных о личности виновного, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, влияния назначенного наказания на его исправление. Назначение осужденному наказания в виде лишения свободы и отсутствие оснований для применения положений ст. 64, 73 УК РФ судом должным образом мотивировано, назначенное наказание является справедливым и соразмерным содеянному.

Таким образом, оснований для отмены или изменения приговора по доводам кассационной жалобы судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Усольского районного суда Пермского края от 27 октября 2010 г. в отношении М. оставить без изменения, кассационную жалобу осужденного М. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь