Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 декабря 2010 г. по делу N 33-11397/10

 

Судья - Тупикина З.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда в составе:

председательствующего судьи: Железновой Н.Д.

судей: Курепчиковой О.С., Гаврилова В.С.

при секретаре: Ш.

рассмотрела в открытом судебном заседании 21 декабря 2010 года гражданское дело

с участием К.Л.Л.

по кассационной жалобе К.Л.Л.

на решение Дальнеконстантиновского районного суда Нижегородской области от 27 октября 2010 года

по иску К.Л.Л. к УПФ РФ по Дальнеконстантиновскому району Нижегородской области о признании права на получение трудовой пенсии по старости с учетом районного северного коэффициента для граждан, работавших и проживавших в экстремальных природно-климатических условиях в районах Крайнего Севера,

заслушав доклад судьи Нижегородского областного суда Курепчиковой О.С., объяснения К.Л.Л., судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда,

 

установила:

 

К.Л.Л. обратилась с иском к Управлению Пенсионного фонда РФ по Д.Константиновскому району Нижегородской области о признании права на получение трудовой пенсии по старости с учетом районного коэффициента для граждан, работавших и проживавших в экстремальных природно-климатических условиях в районах Крайнего Севера.

В обоснование исковых требований указала следующее: она имеет общий трудовой стаж 25 лет, страховой стаж составляет 25 лет. Более 20 календарных лет работала в районе Крайнего Севера (Чукотский автономный округ, Сахалинская область): 5,5 лет на различных гражданских предприятиях, 1 год 6 месяцев находилась по уходу за ребенком дошкольного возраста и в течение 13 лет 7 месяцев проходила службу в качестве госслужащей в органах МВД РФ. С марта 1994 года по 1 июня 2010 года она получала пенсию МВД РФ за выслугу лет.

С 10 июня 2010 года пенсионный отдел Д.Константиновского района назначил ей трудовую пенсию по старости в размере 5953 руб. 62 коп. без учета районного северного коэффициента, мотивируя тем, что в районе Крайнего Севера она 13 лет 7 месяцев служила в органах МВД РФ, в связи с чем данный период не подлежит включению в специальный календарный стаж работы в условиях Крайнего Севера. К.Л.Л. полагает, что решение пенсионного органа является незаконным, поскольку по правовому положению сотрудники органов внутренних дел являются государственными служащими и на них распространяется трудовое законодательство.

К.Л.Л. просила суд обязать ответчика назначить и выплатить ей трудовую пенсию по старости с учетом районного северного коэффициента.

В судебном заседании К.Л.Л. исковые требования поддержала, дополнив, что с 6.08.1980 г. по 9.03.1994 года она проходила службу в органах МВД РФ - 13 лет 7 месяцев 3 дня. Вышла на пенсию по выслуге лет в 39 лет, получала пенсию, продолжала работать в гражданских организациях. В 1996 году выехала из района Крайнего Севера. С 1998 года проживает в Нижегородской области. 1 июня 2010 года по достижении возраста 55 лет вышла на пенсию по старости и стала получать трудовую пенсию по старости, отказавшись от пенсии за выслугу лет по линии МВД.

Представитель УПФР по Д.Константиновскому району Ч.О.В., действующая по доверенности, исковые требования не признала, пояснив, что в соответствии с действующим законодательством период прохождения службы в органах МВД РФ с 6.08.1980 г по 9.03.1994 г. не подлежит включению в специальный стаж календарный стаж работы в районах Крайнего Севера. Юридически значимыми являются термины "работа" и "проработали". К.Л.Л. имеет стаж работы менее необходимых 15 лет для назначения трудовой пенсии с применением районного коэффициента. Это означает, что права на повышенное отношение среднемесячного заработка к среднемесячной заработной плате в РФ не имеется. Аналогичный подход применяется и при определении права на повышенный размер базовой части трудовой пенсии по старости к лицам, проработавшим не менее 15 календарных лет в районах Крайнего Севера. Права на установление повышенного размера базовой части трудовой пенсии по старости у истицы не имеется.

Решением Дальнеконстантиновского районного суда Нижегородской области от 27 октября 2010 года в удовлетворении иска отказано.

В кассационной жалобе К.Л.Л. просит об отмене решения, ссылаясь на его незаконность в связи с неверным толкованием положений Закона РФ "О трудовых пенсиях в РФ".

Законность и обоснованность оспариваемого судебного решения проверена судебной коллегией по правилам главы 40 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы К.Л.Л., судебная коллегия Нижегородского областного суда не находит оснований для отмены решения, поскольку оно вынесено в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

Из материалов дела следует, что К.Л.Л. проживала в Чукотском автономном округе Сахалинской области (районе Крайнего Севера) и на день выезда из данного района имела страховой стаж работы 21 год 4 мес. 22 дня, в том числе с 6.08.1980 г. по 9.03.1994 года она проходила службу в органах МВД РФ (13 лет 7 месяцев 3 дня).

09.03.1994 года К.Л.Л. была уволена из органов МВД РФ и ей назначена и выплачивалась пенсия в связи с выслугой лет с учетом процентной надбавки, применяемой при определении размера пенсии военным пенсионерам, проработавшим в районах Крайнего Севера.

После переезда на постоянное место жительства в 1998 году в Нижегородскую область истица продолжала получать пенсию в связи с выслугой лет и работала в гражданских организациях.

В соответствии с п. 1 ст. 4 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" N 173-ФЗ, ч. 2 ст. 2 и ч. 1 ст. 7 ФЗ "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, государственной противопожарной службе, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и членов их семей" от 15.12.2001 г. N 166-ФЗ, военнослужащим и приравненным к ним лицам предоставлено право на выбор пенсии.

01 июня 2010 года (по достижении возраста 55 лет) истица перешла на трудовую пенсию по старости. ГУ Управление Пенсионного фонда по Д.Константиновскому району Нижегородской области назначило ей трудовую пенсию по старости без учета районного северного коэффициента.

Суд первой инстанции правомерно признал решение пенсионного органа о назначении трудовой пенсии К.Л.Л. без учета процентной надбавки (северного коэффициента) исходя из следующего.

В соответствии со ст. 14, ст. 30 Закона от 17.12.2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" повышенное отношение среднемесячного заработка застрахованного лица к среднемесячной заработной плате в Российской Федерации применяется независимо от вида пенсии для лиц, проживающих по состоянию на 1.01.2002 года в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, а также для лиц, независимо от их места жительства, достигших возраста 55 и 50 лет для мужчин и женщин соответственно, если они по состоянию на 1.01.2002 г. проработали не менее 15 календарных лет в районах Крайнего Севера либо не менее 20 лет в приравненных к ним местностях и имеют на указанную дату страховой стаж соответственно не менее 25 и 20 лет.

Таким образом, для назначения трудовой пенсии с применением районного коэффициента необходимо наличие по состоянию на 01.01.2002 г. одновременно двух фактов: 15 (для женщин), 20 (для мужчин) календарных лет работы в условиях Крайнего Севера и страхового стажа 20 лет (для женщин), 25 лет (для мужчин).

Понятие страхового стажа приведено в главе 3 "Страховой стаж" ФЗ от 17.12.2001 N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации". Порядок определения страхового стажа урегулирован Правилами подсчета и подтверждения страхового стажа для установления трудовой пенсии, утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 24 июля 2002 года N 555.

В статье 10 ФЗ от 17.12.2001 N 173-ФЗ приведены периоды работы и иной деятельности, включаемые в страховой стаж.

В статье 11 названного Федерального закона перечислены исключительные нестраховые периоды, которые подлежат включению в страховой стаж.

К таким иным нестраховым периодам, подлежащим включению в страховой стаж, статья 11 Федерального закона относит период прохождения военной службы, а также другой приравненной к ней службы, предусмотренной Законом РФ "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, государственной противопожарной службе, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" (п/п 1 п. 1 ст. 11).

При этом в силу п. 2 статьи 11 ФЗ периоды, предусмотренные пунктом 1 данной статьи, засчитываются в страховой стаж в том случае, если им предшествовали и (или) за ними следовали периоды работы и (или) иной деятельности (независимо от их продолжительности), указанные в статье 10 ФЗ.

Из материалов дела следует, что до и после службы К.Л.Л. в органах МВД предшествовали и последовали периоды работы и иной деятельности, включаемые в страховой стаж в соответствии со ст. 10 ФЗ.

Поэтому общий страховой стаж работы на Крайнем Севере по состоянию на 01.01.2002 г. составляет 21 год 4 месяца 22 дня (включая работу в геологоразведочной партии, периоды по уходу за ребенком, работу в райисполкоме и РК ВЛКСМ, предпринимательскую деятельность, работу в центральной библиотеке, а также службу в органах МВД в период с 6.08.1980 г. по 9.03.1994 года), что подтверждается записями в трудовой книжке К.Л.Л. и ею не оспаривалось.

Законодатель, определяя порядок сохранения пенсионных прав военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов в случае оставления ими службы до приобретения права на пенсию за выслугу лет (пенсии по государственному пенсионному обеспечению) и устанавливая правило о включении периодов прохождения военной, а также другой, приравненной к ней службы, в страховой стаж, не предусмотрел зачет периодов службы в специальный (в районах Крайнего Севера и т.п.) стаж работы.

Пленум Верховного Суда РФ в 19 постановления от 20.12.2005 года N 25 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при рассмотрении дел, связанных с реализацией гражданами права на трудовые пенсии" также разъяснил, что решая вопрос о праве лица на досрочное назначение трудовой пенсии по старости на основании подпунктов 2 и 6 пункта 1 статьи 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", следует иметь в виду, что в соответствии с пунктом 1 статьи 28 Федерального закона N 173-ФЗ при определении стажа работы в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях для досрочного назначения трудовой пенсии по старости в связи с работой в упомянутых районах и местностях к указанной работе приравнивается работа, дающая право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии с подпунктами 1 - 10 пункта 1 статьи 27 и подпунктами 7 - 9 пункта 1 статьи 28 данного Федерального закона, в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации. При этом период прохождения военной службы, а также иной приравненной к ней службы не подлежит зачету в стаж работы в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, поскольку действующее законодательство не предусматривает такой возможности.

К.Л.Л. прослужила в органах МВД РФ 13 лет 7 мес. 3 дня. В силу изложенного выше данный стаж не суммируется с периодом работы в районах Крайнего Севера.

Поэтому календарный стаж работы К.Л.Л. в условиях Крайнего Севера составляет менее 15 календарных лет работы, необходимых для применения районного северного коэффициента при исчислении трудовой пенсии (21 год 4 месяца 22 дня - 13 лет 7 мес. 3 дня).

В соответствии с положениями вышеназванных норм материального закона, разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ и установленными по делу юридически значимыми обстоятельствами суд первой инстанции постановил законное и обоснованное решение об отказе в иске.

Доводы, изложенные в кассационной жалобе, не могут служить основанием к отмене решения суда, поскольку основаны на субъективном толковании закона, все они являлись предметом исследования и оценки суда первой инстанции и не содержат обстоятельств, опровергающих его выводы.

Ссылок на какие-либо новые факты, которые остались без внимания суда первой инстанции, в кассационной жалобе не приведено.

Решение суда первой инстанции соответствует требованиям статьи 198 ГПК РФ, нарушений норм материального и процессуального права, которые могут повлечь отмену судебного решения, судом не допущено.

Руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Дальнеконстантиновского районного Нижегородской области от 27 октября 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу К.Л.Л. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

ЖЕЛЕЗНОВА Н.Д.

 

Судьи

ГАВРИЛОВ В.С.

КУРЕПЧИКОВА О.С.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь