Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 декабря 2010 г. N 33-17237/10

 

Судья Мазуров Н.Е.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Володкиной А.И.

судей Витушкиной Н.А., Осининой Н.А.

при секретаре Г.

рассмотрела в открытом судебном заседании 21 декабря 2010 года кассационные жалобы В.П., Н.Я., Администрации от 13 октября 2010 года по гражданскому делу N 2-1186/10 по иску В.П., Н.Я. к Администрации о признании комнаты вспомогательным помещением, изменении размера комнаты в паспорте на квартиру, взыскании компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Володкиной А.И., объяснения К.; представителя Администрации Т. (доверенность от <...> по <...>), - судебная коллегия

 

установила:

 

Спорной является квартира <...> в Санкт-Петербурге.

Решением Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 13 октября 2010 года помещение N 3 площадью 17.2 кв. м, расположенное в спорной квартире, признано вспомогательным помещением; вся квартира признана трехкомнатной (вместо четырехкомнатной); с ответчика в пользу истцов взысканы судебные расходы по оплате проведения экспертизы в размере 21 592 рубля; расходы на копирование документов в размере 2754 рубля 20 копеек, расходы на представителя в размере 5000 рублей.

Кроме того, решением суда отказано истцам в удовлетворении требования о взыскании компенсации морального вреда, о приведении паспорта квартиры в соответствие с технической документацией строительного проекта, признании комнаты N 2 изолированной, площадью 11.8 кв. м.

В кассационной жалобе истцы просят отменить решение в части отказа им в иске, считая решение незаконным и необоснованным.

Ответчик просит решение отменить в части удовлетворения иска, взыскании судебных расходов, считая, что решение вынесено с нарушением норм материального и процессуального права.

Изучив материалы дела, выслушав объяснения участников по делу, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия не усматривает оснований для их удовлетворения.

Из материалов дела и объяснений сторон усматривается, что истцы используют спорную квартиру на условиях договора социального найма с 04 сентября 2000 года; в соответствии с ордером истцам на семью из 5-ти человек (истцы и трое детей) предоставлена отдельная четырехкомнатная квартира жилой площадью 62.5 кв. м.

По данным первичной инвентаризации ГУ ГУИОН ПИБ Красносельского района Санкт-Петербурга в марте 2000 года квартира имеет общую площадь 97.6 кв. м, жилую площадь 62.5 кв. м состоит из четырех комнат размером 17.2, 16.1, 17.2, 12.0 кв. м.

Признавая комнату размером 17.2 кв. м (помещение N 3) вспомогательным, нежилым помещением, а всю квартиру трехкомнатной, суд первой инстанции учитывал положения статьи 16 Жилищного кодекса Российской Федерации, Положение о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания, многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 28 января 2006 года N 47, а также заключение судебной строительной экспертизы от 19 декабря 2009 года, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что указанная комната не отвечает нормативным требованиям, предъявляемым к жилым комнатам в жилых квартирах для постоянного проживания; конфигурация помещения (трапеция с размером меньшей поперечной стены 1.72 м) не позволяет обеспечивать возможность размещения необходимого набора предметов мебели и функционального оборудования с учетом требований эргономики; железобетонная перегородка, разделяющая указанное помещение и санузлы (туалет, ванная) имеет толщину 160 мм, индекс изоляции воздушного шума подобной конструкции составляет порядка 40-42дБ; при существующих конструктивных характеристиках и уровне допустимого шума перегородки между указанной комнатой, креплением санитарных приборов и трубопроводов санузлов к данной перегородке, согласно нормативным требованиям, недопустимы; сантехническое оборудование и трубопроводы санузлов примыкают непосредственно к железобетонной перегородке толщиной 160 мм; в подобном случае использование указанной комнаты как жилой комнаты является нарушением требований СНиП 2.08.01-89* (ВСН 02-89, Приложение 1), (5) и СНиП 31-1-2003 (6) и вышеуказанного Положения.

Судебная коллегия считает, что в данной части решение подлежит оставлению без изменения, кассационная жалоба ответчика без удовлетворения; ссылка ответчика на нарушение судом порядка признания жилого помещения непригодным для проживания, отсутствие обращений истцов в Межведомственную комиссию района, - не может быть принята во внимание, является несостоятельной, противоречит материалам дела.

Из материалов дела усматривается, что 18 декабря 2008 года заместителем главы Администрации разъяснено истцу то, что перевод жилого помещения в нежилое помещение относится к полномочиям районной межведомственной комиссии; персональный состав МВК утвержден распоряжением администрации района; отдел районного хозяйства осуществляет организацию работы МВК (л.д. 8).

Ранее 05 декабря 2005 года заместитель главы Администрации как председатель районной МВК на обращение Н.Я. о признании комнаты N 3 нежилой указал, что районная межведомственная комиссия считает пригодной для проживания спорную квартиру.

Таким образом, истцы получили отказ в признании комнаты N 3 нежилой; спор мог быть разрешен лишь в судебном порядке.

Кроме того, судебная коллегия учитывает, что изначально указанная комната N 3 не могла быть признана жилой комнатой, являлась вспомогательным нежилым помещением; оно расположено в блок-вставке, имеет форму треугольника: ширина наружной стены - 4.35 м, длина помещения (по катету) - 9.13 м; на расстоянии 3.33 м от угла треугольника устроена перегородка, разделяющая треугольное помещение на два: помещение в форме треугольника площадью 2.9 кв. м, обозначенное как "кладовая" и в форме трапеции площадью 17.2 кв. м; ни по ширине помещения (минимальная ширина 1.72 м), ни по соотношению минимальной ширины помещения в его длине (5.7 : 1.72 = 3.3 раза вместо норматива 2.2), помещение N 3 не может быть отнесено к разряду жилых помещений.

Подтверждением того, что помещение N 3 фактически не является жилым помещением, служит представленный материалами дела паспорт на квартиру по адресу: <...> (л.д. 21, 22 т. 1); указанная квартира расположена в доме с абсолютно аналогичной планировкой, той же строительной серии; в экспликации к плану квартиры аналогичное помещение значится как нежилое помещение; при этом указанное помещение имеет абсолютно такие же характеристики, как и помещение N <...>; помещение также расположено в блок-вставке, имеет форму трапеции с параметрами: поперечная наружная стена - 3.25 м, поперечная внутренняя стена, образованная перегородкой, отделяющей кладовую в форме треугольника - 1.26 м, продольная внутренняя железобетонная стена - 6.27 м; средняя ширина помещения - 2.55 м.

Отсутствие в резолютивной части решения указания на то, что помещение N <...> относится к жилищному фонду, не влечет признания решения суда незаконным, и не является основанием для отнесения спорной комнаты N <...> к нежилому фонду с вытекающими для данной категории помещений последствиями; в решении суд признал указанное помещение вспомогательным, нежилым помещением, что соответствует выводам эксперта, изложенным в заключении от 19 декабря 2009 года (л.д. 159 - 171 т. 1). Вопрос об отнесении помещения к конкретному фонду (жилищному или нежилому) не являлся предметом исковых требований, поэтому и не был разрешен судом.

Учитывая вышеизложенное, требования статей 94, 98, 100 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд первой инстанции правомерно возложил на ответчика обязанность возмещения истцам судебных расходов в виде оплаты за проведение экспертизы в размере 15000 руб. (л.д. 24.2) и 6592 руб. (л.д. 28 т. 2); расходы на копирование документов для ответчика в размере 2754 руб. 20 коп. (л.д. 23, 25 - 27, 105 - 109 т. 2); расходы на представителя в размере 5000 рублей (л.д. 29 т. 2 - 8000 рублей, л.д. 103 т. 2 - 35000 рублей); размер расходов на представителя, определенный судом в размере 5000 рублей, отвечает принципу разумности.

Решение в части отказа истцам в удовлетворении требований об обязании привести паспорт спорной квартиры в соответствие с технической документацией строительного проекта, подлежит оставлению без изменения. Несмотря на то, что в ходе слушания дела судом первой инстанции установлено, что переданная истцам на условиях договора социального найма квартира с существующей по настоящее время планировкой не соответствует строительному проекту, изменения в проект были внесены после прохождения проектом Ленгосэкспертизы; фактически перепланировка была выполнена на стадии строительства без согласования изменений, - судебная коллегия считает, что суд первой инстанции правомерно учитывал желание истцов сохранить квартиру именно в перепланированном состоянии; в заседании судебной коллегии истица Н.Я. (она же представитель В.П.) подтвердила, что не намерена производить какие-либо работы по восстановлению планировки квартиры в соответствии с проектом; требование о сохранении квартиры в перепланированном состоянии истцами не заявлено. При таких обстоятельствах у суда первой инстанции отсутствовали основания для обязания кого-либо внести изменения в план квартиры паспорта на квартиру.

Кроме того, судебная коллегия обращает внимание на то, что план квартиры оформляется инвентаризационными службами, к которым Администрация района не относится.

Выдаваемый ГУ ГУИОН ПИБ Красносельского района Санкт-Петербурга паспорт на квартиру с планом квартиры и экспликацией (л.д. 21 - 22 т. 1) соответствует фактической планировке квартиры.

Решение в части отказа истцам во взыскании компенсации морального вреда соответствует требованиям статьи 151 Гражданского кодекса Российской Федерации; заявленные истцами нарушенные права носят имущественный характер, вытекают из пользования жилым помещением на условиях договора социального найма.

То обстоятельство, что истцы имеют инвалидность, судебные разбирательства негативно влияют на состояние здоровья истцов, в данном случае не имеет правового значения в рамках статьи 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, предусматривающей компенсацию за нарушение личных неимущественных прав.

Учитывая вышеизложенное, обжалуемое решение следует оставить без изменения в полном объеме, оснований для удовлетворения кассационных жалоб не имеется.

Руководствуясь статьей 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 13 октября 2010 года оставить без изменения; кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь