Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 декабря 2010 г. N 33-17240/2010

 

Судья: Петрова А.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Витушкиной Е.А.

судей Пошурковой Е.В. и Осининой Н.А.

с участием прокурора Мазиной О.Н.

при секретаре Л.

рассмотрела в открытом судебном заседании 21 декабря 2010 года дело по кассационной жалобе А.Е. на решение Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 12 октября 2010 года по иску А.Е., Ж. к А.Р., Администрации <...> района Санкт-Петербурга о признании права пользования жилой площадью, обязании включить в договор социального найма, по встречному иску А.Р. к А.Е., Ж. о признании не приобретшими права пользования жилой площадью, выселении.

Заслушав доклад судьи Витушкиной Е.А., объяснения представителя А.Е. адвоката Бубновой Н.А., поддержавшей доводы кассационной жалобы, заключение прокурора Мазиной О.Н., судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

А.Е., Ж. обратились в суд с иском к А.Р., Администрации <...> района Санкт-Петербурга (далее - Администрация) о признании права пользования комнатами площадью 20,20 кв. м и 14,30 кв. м в квартире <...> в Санкт-Петербурге, обязании включить их в договор социального найма, указывая, что с ноября 1991 г. по настоящее время проживают с А.Р. единой семьей, имеют общее хозяйство, являются членами его семьи, поэтому имеют право пользования спорными комнатами.

А.Р. обратился в суд со встречным иском к А.Е., Ж. о признании не приобретшими право пользования спорными жилыми помещениями, выселении, указывая, что ответчики по спорному адресу не зарегистрированы, с целью постоянного проживания на спорную площадь не вселялись, вселились самовольно после его отъезда за границу; при этом, он согласия на их вселение не давал, ордер на их проживание в названных жилых помещениях не выдавался, коммунальные услуги данные лица за себя не оплачивали, в настоящее время у мирового судьи рассматривается дело о расторжении брака между А-ми.

Решением Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 12 октября 2010 года в удовлетворении исковых требований А.Е., Ж. отказано, встречные исковые требования А.Р. удовлетворены частично: А.Е. и Ж. выселены из спорных комнат, в остальной части иска отказано.

Представитель А.Е. в кассационной жалобе просит отменить решение суда, указывая, что решение суда является незаконным и необоснованным.

А.Р. и представитель Администрации в заседание судебной коллегии не явились, извещены надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, о причине неявки суду не сообщили, доказательств уважительности причин неявки не представили и об отложении разбирательства по делу не просили.

Таким образом, учитывая, что неявка лиц, участвующих в деле и извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, в силу ч. 2 ст. 354 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ) не является препятствием для рассмотрения дела в суде кассационной инстанции, судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

Выслушав объяснения участника процесса, заключение прокурора, обсудив доводы кассационной жалобы, изучив материалы дела, судебная коллегия не находит правовых оснований для отмены решения суда, постановленного в соответствии с требованиями норм материального и процессуального права.

Из материалов дела следует, что А-кие состояли в зарегистрированном браке с 23.11.1991 г. по 03.08.2010 г., когда брак был в судебном порядке расторгнут; при этом, спорные комнаты предоставлены А.Р. в 1998 г., т.е. в период брака, на основании ордеров, выданных на него одного; А.Е. и Ж. в ордера на спорные жилые помещения не включены; после перевода в 2002 г. дома по спорному адресу из общежития в статус жилого дома, предназначенного для постоянного проживания, А.Р. подавал в Администрацию заявление о заключении на комнаты договора социального найма, а затем в связи с возникновением спора обращался в суд, о чем, согласно объяснениям А.Е. и Ж., их в известность не ставил; в заключенный на спорные комнаты договор социального найма А.Е. и Ж. А.Р. также включены не были; из представленных в дело квитанций следует, что оплата жилья и коммунальных услуг производилась из расчета на одного А.Р., т.е. плату за жилье и коммунальные услуги ответчики по спорному адресу за себя не производили.

Одновременно, из материалов дела усматривается, что истцы были зарегистрированы в трехкомнатной квартире матери А.Е. по <...> в Санкт-Петербурге в качестве членов ее семьи, однако в ходе рассмотрения настоящего дела 19.05.2010 г. по личному заявлению снялись с регистрации, указав в качестве нового места жительства спорный адрес (т. 1 л.д. 123); данная трехкомнатная квартира была предоставлена матери А.Е. по ордеру с учетом истицы А.Е. и приватизирована в 2007 г., при этом, А.Е. и Ж. с регистрационного учета до приватизации не снимались, реализовав свои права как членов семьи нанимателя в виде отказа от приватизации, произведенного в установленном порядке.

Из материалов дела также усматривается, что в имеющихся в деле полисе страхования, личной карточке работника, выписке из медицинской карты и иных документах содержатся отметки о фактическом месте жительства истцов как по спорному адресу, так и по адресу их регистрации.

Учитывая вышеизложенное, принимая во внимание объяснения А.Р. о том, что он не вселял истцов в спорные комнаты в установленном законом порядке, судебная коллегия считает обоснованным вывод суда о том, что А.Р., предоставив истцам возможность проживания в предоставленных ему комнатах, не признавал за ними равное с собой право пользования ими, вселив их как временных жильцов, т.е. в данном случае между нанимателем А.Р. и его супругой А.Е. с сыном Ж. было достигнуто соглашение о порядке пользования жилым помещением, не предусматривающее для истцов равного с А.Р. права пользования этими жилыми помещениями и постоянного проживания в этих помещениях.

При таких обстоятельствах, учитывая положения ст. 54 Жилищного кодекса РСФСР, ст. 70 Жилищного кодекса Российской Федерации, суд пришел к правильному выводу о том, что исковые требования А.Е. и Ж. о признании за ними права пользования жилой площадью и обязании включить их в договор социального найма удовлетворению не подлежат.

При этом, суд правомерно указал, что сам по себе факт длительного проживания истцов в спорном жилом помещении в отсутствие равного с нанимателем права пользования им, не влечет возникновения у истцов права на данную жилую площадь.

Поскольку в настоящее время наниматель спорных комнат против проживания А.Е. и Ж. возражает, брак А-ких расторгнут, правильным является также вывод суда об удовлетворении встречного иска А.Р. о выселении А.Е. и Ж. из спорных комнат.

Доводы кассационной жалобы являются несостоятельными, поскольку не опровергают вышеизложенных выводов, основаны на неправильном применении норм материального права и направлены на переоценку выводов суда первой инстанции и правового значения не имеют.

Представленные по делу доказательства судом первой инстанции оценены по правилам ст. 67 ГПК РФ, решение постановлено в соответствии с требованиями закона и не может быть отменено по доводам кассационной жалобы.

На основании изложенного, руководствуясь статьей 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 12 октября 2010 года - оставить без изменения, кассационную жалобу А.Е. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь