Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 декабря 2010 г. N 33-17241/2010

 

Судья: Новикова Н.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Витушкиной Е.А.

судей Пошурковой Е.В. и Осининой Н.А.

при секретаре Л.

рассмотрела в открытом судебном заседании 21 декабря 2010 года дело по кассационной жалобе К.С. на решение Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 05 октября 2010 года по иску К.С. к К.М., В., действующей в интересах несовершеннолетней К., Администрации <...> района Санкт-Петербурга, ГУ "Жилищное агентство <...> района Санкт-Петербурга" о признании не приобретшими право пользования жилым помещением, признании частично недействительными распоряжения и договора социального найма, по иску К.М. к К.С., К.А. об определении порядка пользования жилым помещением.

Заслушав доклад судьи Витушкиной Е.А., объяснения представителя К.С. Б., поддержавшей доводы кассационной жалобы, объяснения К.М. и В., действующей в интересах несовершеннолетней К., находивших решение суда законным и обоснованным, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

К.С. обратилась в суд с иском к К.М., о признании утратившим право пользования четырехкомнатной квартирой <...> в Санкт-Петербурге, указывая, что дом по данному адресу ранее был общежитием, где ей в связи с трудовыми отношениями с <...> были предоставлены 4 комнаты; после расторжения брака в 2001 г. ответчик добровольно выехал из общежития, вывез свои вещи, оплату коммунальных услуг не производит. Уточнив исковые требования в порядке ст. 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ), К.С. просит признать К.М., а также его несовершеннолетнюю дочь К., 2006 г.р., в интересах которой действует В., зарегистрированную по спорному адресу к отцу в ходе рассмотрения настоящего дела, не приобретшими право пользования спорным жилым помещением по тем же основаниям; одновременно истицей заявлены исковые требования к Администрации <...> района Санкт-Петербурга, ГУ "Жилищное агентство <...> района Санкт-Петербурга" о признании частично недействительными распоряжения и договора социального найма в части включения в договор социального найма на спорное жилое помещение К.М.

К.М. обратился в суд с иском к К.С. и ее сыну К.А. об определении порядка пользования спорной квартирой, указывая, что К-вы препятствуют его проживанию в квартире, получению данных по оплате коммунальных услуг.

Решением Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 05 октября 2010 года в удовлетворении всех исковых требований отказано, с К.С. в пользу ГУ взысканы расходы по проведению экспертизы в размере 27565 руб.

К.С. в кассационной жалобе просит отменить решение суда, указывая, что решение суда является незаконным и необоснованным.

Выслушав объяснения участников процесса, обсудив доводы кассационной жалобы, изучив материалы дела, судебная коллегия не находит правовых оснований для отмены решения суда, постановленного в соответствии с требованиями закона.

Из материалов дела усматривается, что четыре комнаты площадью 57,30 кв. м по спорному адресу были предоставлены К.С. в связи с ее трудовыми отношениями с <...> на основании внутреннего ордера на семью из четырех человек с учетом бывшего мужа К.М.; согласно справке о регистрации формы 9 стороны постоянно зарегистрированы по спорному адресу с декабря 1998 г.; фактическое вселение проживание К.М. в спорных комнатах до 2001 г. К.С. не отрицается.

Таким образом, учитывая, что в силу ст. 47 Жилищного кодекса РСФСР, действовавшего на момент выдачи внутреннего ордера, единственным основанием для вселения гражданина в жилое помещение являлся ордер, принимая во внимание, что спорное жилое помещение такой площади предоставлено истице с учетом К.М., который был вселен в данное жилое помещение в установленном порядке и фактически проживал в нем, судебная коллегия считает, что К.М. приобрел право пользования спорными комнатами, поэтому вывод суда об отказе К.С. в удовлетворении требований о признании его не приобретшим право пользования является правильным.

Одновременно, учитывая, что право пользования несовершеннолетней К., 2006 г.р., зарегистрированной в спорное жилое помещение к отцу 21.12.2009 г., производно от права отца К.М., суд пришел к правильному выводу о том, что исковые требования К.С. о признании ее не приобретшей право пользования спорной квартирой удовлетворению не подлежат, поскольку место жительства несовершеннолетнего ребенка в силу ст. 20 Гражданского кодекса Российской Федерации определяется местом жительства родителей, следовательно, он приобретает право пользования на ту жилую площадь, которая определяется в качестве места жительства родителями. Таким образом, само по себе проживание ребенка и его родителей в другом помещении не может служить основанием для признания его не приобретшим право пользования жилым помещением.

Довод кассационной жалобы о том, что суд игнорировал заключение органа опеки и попечительства МА МО, в котором исковые требования в части признания К. не приобретшей право пользования спорным жилым помещением, поддержаны, не может быть принят судебной коллегией во внимание, поскольку данное заключение не учитывает все собранные по делу доказательства, поэтому правомерно не было положено судом в основу решения, который оценивает представленные доказательства в совокупности.

Из материалов дела усматривается, что согласно объяснениям К.С., содержащимся в исковом заявлении, с лета 1999 г. семейные отношения между ними испортились; 13.02.2001 г. брак между К.С. и К.М. расторгнут; в настоящее время К.М. снимает другое жилое помещение, где проживает с другой женщиной и ее дочерью К. <...>.

В силу положений ст. 83 Жилищного кодекса Российской Федерации (далее - ЖК РФ) об основаниях расторжения и прекращения договора социального найма и положений ст. 71 ЖК РФ о последствиях временного отсутствия нанимателя жилого помещения по договору социального найма либо членов его семьи, а также аналогичных положений ст. ст. 66, 89 Жилищного кодекса РСФСР, действовавшего ранее, при временном непроживании в жилом помещении наниматель, член семьи нанимателя не может быть признан утратившим право пользования данным жилым помещением.

При таких обстоятельствах, учитывая, что распад семьи и непроживание К.М. с новой семьей совместно с бывшей женой и ее взрослым сыном сами по себе являются уважительными причинами совместного непроживания супругов, в том числе, по этическим соображениям, принимая во внимание отсутствие доказательств выезда ответчика на иное постоянное место жительства, а также его поведение, в частности обращение в Администрацию <...> района Санкт-Петербурга для включения в договор социального найма, которое свидетельствует о том, что К.М. не отказывался в добровольном порядке от прав на спорное жилое помещение, судебная коллегия считает обоснованным вывод суда о том, что К.М. не может быть признан утратившим право пользования спорной квартирой.

При этом, судом, по мнению судебной коллегии, обоснованно указано на несостоятельность ссылок истицы на невнесение ответчиком платы за жилое помещение и коммунальные услуги, поскольку такое основание для признания члена семьи нанимателя утратившим или не приобретшим право пользования жилым помещением действующим законодательством не предусмотрено.

Одновременно, правомерным, по мнению судебной коллегии, является вывод суда об отказе К.М. в удовлетворении требований об определении порядка пользования спорной квартирой, поскольку в силу ст. ст. 61, 62, 69 ЖК РФ члены семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма имеют равные с нанимателем права и обязанности, следовательно, стороны имеют равные права пользования всеми спорными жилыми помещениями и ограничение их прав какой-либо определенной жилой комнатой не отвечает их интересам.

При этом, судебная коллегия принимает во внимание, что поскольку в соответствии с ч. 4 ст. 69 ЖК РФ гражданин, который перестал быть членом семьи нанимателя, но продолжает проживать в занимаемом помещении, самостоятельно отвечает по своим обязательствам, вытекающим из договора социального найма, К.М. не лишен возможности обратиться в Администрацию <...> района Санкт-Петербурга с заявлением о разделении лицевых счетов, а в случае получения отказа, обжаловать его в судебном порядке.

В соответствии с абз. 2 ч. 2 ст. 85 ГПК РФ эксперт или судебно-экспертное учреждение не вправе отказаться от проведения порученной им экспертизы в установленный судом срок, мотивируя это отказом стороны произвести оплату экспертизы до ее проведения. В случае отказа стороны от предварительной оплаты экспертизы эксперт или судебно-экспертное учреждение обязаны провести назначенную судом экспертизу и вместе с заявлением о возмещении понесенных расходов направить заключение эксперта в суд с документами, подтверждающими расходы на проведение экспертизы, для решения судом вопроса о возмещении этих расходов соответствующей стороной с учетом положений ч. 1 ст. 96 и ст. 98 ГПК РФ.

Из материалов дела следует, что в подтверждение своих возражений против заявленных К.С. требований К.М. было заявлено ходатайство о проведении судебно-технической экспертизы документов; данная экспертиза была произведена ГУ, однако доказательства оплаты данной экспертизы К.М. в материалах дела отсутствуют.

В заседании судебной коллегии К.М. пояснил суду, что проведение экспертизы им не оплачивалось.

Таким образом, учитывая положения ч. 1 ст. 98 ГПК РФ о распределении судебных расходов между сторонами, суд обоснованно взыскал с К.С., которой в иске было отказано, в пользу экспертного учреждения, проводившего судебную экспертизу, расходы по проведению данной экспертизы исходя из представленного данным экспертным учреждением суду счета (т. 1 л.д. 182).

Доводы кассационной жалобы о том, что спорное жилое помещение предоставлялось истице каждый год на основании срочного договора найма, и после 2001 г. К.М. в договор уже не включался, являются несостоятельными с учетом постоянной регистрации сторон по месту жительства в спорном жилом помещении, ежегодных перезаключений договоров найма на те же самые 4 комнаты, предоставленные с учетом К.М., отсутствия каких-либо действий со стороны наймодателя по признанию К.М. утратившим право пользования комнатами со снятием с регистрационного учета, а также включения сведений о нем как о члене семьи нанимателя при передаче дома на баланс Санкт-Петербурга, что подтверждается включением К.М. в договор социального найма.

Доводы кассационной жалобы о том, что суд исключил из числа доказательств акты о непроживании К.М. в данном случае не имеют правового значения, поскольку непроживание К.М. по спорному адресу после 2001 г. им не оспаривалось и, как указано выше, само по себе не свидетельствует о неприобретении либо утрате им права пользования спорным жилым помещением.

Остальные доводы кассационной жалобы являются несостоятельными, поскольку также не опровергают вышеизложенных выводов и направлены на переоценку выводов суда первой инстанции, который в решении подробно излагает обстоятельства, послужившие для них основаниями.

Представленные по делу доказательства судом первой инстанции оценены по правилам ст. 67 ГПК РФ, решение постановлено в соответствии с требованиями закона и не может быть отменено по доводам кассационной жалобы.

На основании изложенного, руководствуясь статьей 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 05 октября 2010 года - оставить без изменения, кассационную жалобу К.С. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь