Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 декабря 2010 г. N 33-17274/2010

 

Судья: Коваль Н.Ю.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего Рогачева И.А.

судей Вологдиной Т.И. и Корнильевой С.А.

при секретаре Б.

рассмотрела в открытом судебном заседании 21 декабря 2010 года кассационную жалобу М., действующей в интересах несовершеннолетних детей Л.И., Л.В.В. и Л.А., на решение Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 02 ноября 2010 года по делу N 2-3379/10 по иску М., действующей в интересах несовершеннолетних детей Л.И., Л.В.В. и Л.А., к Ш.Л. о признании утратившей право пользования жилым помещением и снятии с регистрационного учета.

Заслушав доклад судьи Рогачева И.А., объяснения М., поддержавшей жалобу, судебная коллегия

 

установила:

 

Решением Куйбышевского районного суда от 02.11.2010 г. по настоящему делу отказано в удовлетворении требований М., действующей в интересах несовершеннолетних детей Л.И. <...>, Л.В.В. <...> и Л.А. <...>, о признании Ш.Л. утратившей право пользования двухкомнатной квартирой N <...> и о ее снятии с регистрационного учета по этому адресу.

В кассационной жалобе М. просит отменить указанное решение как незаконное и необоснованное и вынести новое об удовлетворении иска.

Дело рассмотрено судебной коллегией в отсутствие несовершеннолетних истиц Л.И. и Л.В.В., от имени которых в качестве законного представителя действует М., ответчицы Ш.Л., представителя третьего лица - Администрации Центрального района Санкт-Петербурга, а также в отсутствие органов опеки и попечительства Муниципальных образований Муниципальных округов N 11 и N 78, которые извещены о времени и месте заседания суда кассационной инстанции (л.д. 166 - 170), о причине неявки не сообщили.

Изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены обжалуемого решения.

Исходя из взаимосвязанных положений ч. 4 ст. 69, ст. 71 и ч. 3 ст. 83 Жилищного кодекса Российской Федерации, основанием для прекращения права пользования жилым помещением по договору социального найма может быть постоянное отсутствие нанимателя или члена его семьи, обусловленное их выездом в другое место жительства. Такое признание допускается по требованию наймодателя и других лиц, имеющих право пользования тем же помещением.

Указанные положения закона подлежат применению с учетом разъяснений, содержащихся в п. 32 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 02.07.2009 г. N 14 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации", согласно которым при разрешении таких споров судам, в частности, надлежит выяснять, по какой причине и как долго ответчик отсутствует в жилом помещении, носит ли его выезд из жилого помещения вынужденный характер или добровольный, временный или постоянный, не чинились ли ему препятствия в пользовании жилым помещением, приобрел ли он право пользования другим жилым помещением в новом месте жительства и исполняет ли обязанности по договору по оплате жилого помещения и коммунальных услуг.

Как видно из материалов дела, ответчица Ш.Л. с 06.05.1972 г. зарегистрирована по месту жительства в <...> (ранее <...>). 03.09.1985 г. на имя ответчицы был выдан обменный ордер на право занятия этой квартиры, в который были включены в качестве членов ее семьи отец Ш.Н., муж Л.В.Е. и дочь Л.И. (л.д. 3, 96).

Впоследствии на данной жилой площади были зарегистрированы по месту жительства несовершеннолетние дети М. и Л.В.Е.: Л.И., Л.В.В. и Л.А. (л.д. 3)

19.12.2006 г. между Санкт-Петербургским государственным учреждением "Жилищное агентство Центрального административного района" и Ш.Л. был оформлен письменный договор социального найма спорного жилого помещения (л.д. 100).

Таким образом, у ответчицы возникло право пользования спорной квартирой, основанное на ордере и на заключенном впоследствии между наймодателем и нанимателем письменном договоре социального найма, что соответствует положениям ч. 1 ст. 60 ныне действующего ЖК РФ.

В связи с этим при рассмотрении дела на истцах лежала обязанность доказать факт постоянного непроживания ответчицы в спорном жилом помещении, обусловленного ее добровольным выездом в другое место жительства и отказом в одностороннем порядке от прав и обязанностей нанимателя по договору социального найма при отсутствии препятствий в пользовании этим помещением.

Судебная коллегия согласна с выводом суда первой инстанции, основанным на оценке исследованных доказательств, о том, что указанные выше обстоятельства не доказаны.

Доводы истцовой стороны о том, что ответчица добровольно выехала из спорной квартиры в 2001 г., не могут быть приняты во внимание, поскольку имеющиеся в деле доказательства указывают на то, что выезд ответчицы из жилого помещения носил вынужденный и временный характер и был обусловлен необходимостью оказания помощи дочери В. в уходе за родившимся у нее ребенком.

Последнее обстоятельство истица не оспаривала в ходе судебного разбирательства, а также пояснила, что ее несовершеннолетние дети после выезда ответчицы из спорной квартиры стали проживать там вместе со своим отцом Л.В.Е.

С учетом этого заслуживают внимания доводы ответчицы о том, что она после своего временного выезда из квартиры не имела возможности вернуться туда для постоянного проживания, поскольку обе смежные комнаты квартиры были заняты ее бывшим мужем, брак с которым был расторгнут <...> (л.д. 74) и его несовершеннолетними детьми.

При этом утверждение ответчицы о том, что она никогда не отказывалась от права пользования спорной квартирой, подтверждается объяснениями обеих сторон о том, что она имела ключ от спорной квартиры и приходила туда, а также оплачивала приходящуюся на ее долю плату за жилье и коммунальные услуги.

Об отсутствии у ответчицы намерения отказаться от прав нанимателя спорной квартиры свидетельствует и факт оформления между нею и наймодателем 19.12.2006 г. письменного договора социального найма спорного жилого помещения, который недействительным не признан и не оспаривался истцами ни ранее, ни при рассмотрении настоящего дела.

Кроме того, 28.04.2004 г. по гражданскому делу N 2-573/04 по иску Ш.Л. к Л.В.Е. об устранении препятствий к проживанию было утверждено мировое соглашение, по условиям которого Л.В.Е. принял на себя обязательство не чинить Ш.Л. препятствий к проживанию в спорной квартире и признал наличие у нее права пользования этим жилым помещением, стороны также пришли к соглашению о приватизации спорной квартиры (гражданское дело N 2-1609/10: л.д. 10, 11).

Данные обстоятельства позволяют сделать вывод о том, что непроживание ответчицы в спорной квартире было вызвано уважительными причинами, связанными с расторжением брака между нею и Л.В.Е. и вселением последним в квартиру своих несовершеннолетних детей, в связи с чем дальнейшее проживание ответчицы в спорной квартире было затруднительно, при этом со стороны бывшего супруга имелись препятствия к такому проживанию.

С учетом изложенного не может быть принят во внимание и довод жалобы о том, что ответчица фактически проживает в <...>, находящемся в общей долевой собственности ее дочери В. и зятя К. (л.д. 83), в отношении которых отсутствуют основания полагать, что они признали за ответчицей равное право пользования принадлежащим им жилым домом.

Каких-либо сведений о наличии у ответчицы в собственности или на праве пользования иных жилых помещений в материалах дела не имеется.

Таким образом, фактические обстоятельства дела не позволяют сделать вывод, что отсутствие ответчицы в спорной квартире носит постоянный и добровольный характер и что она отказалась от прав на это жилое помещение в связи с выездом в другое место жительства, в связи с чем суд первой инстанции правомерно отказал в признании ответчицы утратившей право пользования спорной квартирой и снятии ее с регистрационного учета по этому адресу.

Ссылка истицы на нарушение прав ее несовершеннолетних детей, которые после смерти 10.02.2010 г. Л.В.Е. (л.д. 11), не могут проживать в спорной квартире, поскольку ответчица появляется там с посторонними людьми, взламывает замки и возражает против проживания истицы в этом жилом помещении совместно с детьми, что привело к их фактическому выселению, не может быть принята во внимание, т.к. ответчица при рассмотрении дела не оспаривала наличие у детей права пользования спорной квартирой, истица со своей стороны доказательств обратного суду не представила.

Кроме того, указанные обстоятельства исходя из взаимосвязанных положений приведенных выше норм даже в случае их доказанности не являются основанием для признания ответчицы утратившей право пользования спорным жилым помещением.

Учитывая изложенное, обжалуемое решение следует признать законным и обоснованным, и оснований для его отмены по доводам кассационной жалобы не имеется.

Руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 02 ноября 2010 года по настоящему делу оставить без изменения, кассационную жалобу М., действующей в интересах несовершеннолетних детей Л.И., Л.В.В. и Л.А., - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь