Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 декабря 2010 г. по делу N 33-24514

 

Судья: Павлова И.М.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда

в составе: председательствующего Кондратовой Т.А.,

судей Мертехина М.В., Варламовой Е.А.

при секретаре Е.,

рассмотрев в открытом судебном заседании 21 декабря 2010 года кассационные жалобы П. и Ш. на решение Одинцовского городского суда Московской области от 29 июня 2010 года по делу по иску М. к П. о признании права собственности на земельный участок и регистрации права собственности в едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, по встречному иску П. к М. о признании сделки ничтожной и признании договора купли-продажи незаключенным, по иску Ш. к П. о признании права собственности на земельный участок, по встречному иску П. к Ш. о признании сделки ничтожной и признании договора купли-продажи незаключенным,

заслушав доклад судьи Кондратовой Т.А.,

объяснения представителя П. - Б., представителя Ш. - В., представителей М. - Л. и М.В.

 

установила:

 

07 декабря 2009 года М. обратился в суд с иском к П. о признании права собственности на земельный участок, расположенный по адресу: N <...>, ГП - 1, участок N 72, общей площадью 0,1511 га, категория земель - земли населенных пунктов, разрешенное использование - для индивидуального жилищного строительства, и регистрации права собственности в едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Заявленные требования мотивировал тем, что 18.10.09 г. заключил с П. договор купли-продажи указанного земельного участка. Договор был исполнен сторонами, произведен полный расчет, подписан передаточный акт. П. выдал ему доверенность с полномочия по государственной регистрации Договора, а также нотариальное согласие супруги на отчуждение земельного участка. Однако в дальнейшем ответчик отозвал выданную ему (истцу) доверенность на государственную регистрацию перехода прав и отказался от осуществления действий по государственной регистрации, что препятствует ему (М.) в реализации правомочий собственника в отношение принадлежащего ему земельного участка,

18 января 2010 года с самостоятельным аналогичным иском к П. обратился Ш., указав, что на том же спорном земельном участке Ш. построил жилой дом. Данному факту предшествовало подписание с П. предварительного договора от 02.10.09 г., а 15.10.09 г. - основного договора купли-продажи, который был исполнен в полном объеме, денежные средства полностью выплачены, однако ответчик уклоняется от регистрации сделки.

25 января 2010 года Одинцовским городским судом было постановлено решение об удовлетворении исковых требования Ш.

27 мая 2010 года определением судебной коллегии по гражданским делам Мособлсуда указанное выше решение по кассационной жалобе М. было отменено с направлением материалов дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции для совместного рассмотрения с исковыми требованиями М.

Определением Одинцовского городского суда от 21 июня 2010 года данные гражданские дела в порядке ст. 151 ГПК РФ в соответствии с рекомендациями Московского областного суда были объединены в одно производство для совместного рассмотрения (л.д. 137, т. 2).

В ходе рассмотрения дела П. предъявил встречные иски к М. и Ш. о признании заключенных с каждым из них сделок ничтожными и признании указанных договоров купли-продажи незаключенными по тем основаниям, что спорный земельный участок не прошел межевание, не стоял на кадастровом учете, право собственности на земельный участок не зарегистрировано в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, в связи с чем он (П.) не мог им распоряжаться.

Кроме того, на спорном земельном участке находится объект недвижимости - жилой дом в стадии незавершенного строительства, разрешение на строительство которого было получено в 1994 году. Отчуждение земельного участка без находящегося на нем жилого дома не допускается, если они принадлежат одному лицу.

В судебное заседание истец М. и его представители настаивали на удовлетворении иска по изложенным в нем доводам, заявив о подложности представленных Ш. предварительного договора купли-продажи земельного участка от 02.10.09 г.; договора купли-продажи земельного участка от 15.10.09 г.; предварительного соглашения от 17.10.09 г. и расписки, выданной П. от 02.10.09 г. Считали, что данные документы составлялись не с целью создать соответствующие им правовые последствия, а с целью составления искусственных документов для создания незаконных оснований для признания в судебном порядке за Ш. права собственности на спорный земельный участок.

Встречный иска П. к М. о признании сделки ничтожной не признали, указав, что сделка соответствует требования действующего законодательства, исполнена ее участниками и оснований для признания ничтожной и незаключенной не имеется.

Ш. в судебном заседании поддержал заявленные им требования, пояснив, что в 2008 году он приобрел участок N 70 и построил жилой дом. При оформлении дома выяснилось, что дом ошибочно построен на чужом участке N 72, т.е. на участке П. Никакого разрешения на строительство жилого дома на участке от П. он не получал. Узнав об этом, он с М. поехал к П. для разрешения сложившейся ситуации и предложил П. обменяться участками, т.к. его (Ш.) участок был свободен. П. сказал, что ему участок не нужен, и он готов его продать. Сделка была заключена, что подтверждается документами: предварительным договором купли-продажи земельного участка от 02.10.09 г., основным договором купли-продажи земельного участка от 15.10.09 г., предварительным соглашением от 17.10.09 г. и распиской П. от 02.10.09 г.

Он (Ш.) договорился с М., что тот подготовит документы, и, как доверенное лицо, оформит с ним от имени П. договор купли-продажи земельного участка. М. воспользовался ситуацией и сам купил земельный участок.

При этом Ш. пояснил, что П. его прав не нарушал, поводом для обращения в суд с иском к П. послужил арест, наложенный судом в рамках гражданского дела по иску М. к П. о признании права собственности и регистрации сделки, что лишало его возможности зарегистрировать договор в установленном законом порядке.

Просил удовлетворить свой иск, в удовлетворении требований М. и П. - отказать.

Ответчик П. в судебное заседание не явился.

Его представитель Б. в судебном заседании просила рассмотреть дело в отсутствие П. с учетом его возраста и состояния здоровья. Иски М. и Ш. не признала, встречные требования поддержала в полном объеме, ссылаясь на то, что данные сделки заключены с нарушением закона, П. не мог распоряжаться земельным участком, т.к. межевания земельного участка не было, он не состоит на кадастровом учете, право собственности не зарегистрировано в ЕГРП, земельный участок имеет иную площадь.

Решением Одинцовского городского суда от 29 июня 2010 года

удовлетворены исковые требования М., в исках Ш. и П. отказано.

С таким решением Ш. и П. не согласились, обжалуют его в кассационном порядке, просят отменить как незаконное и необоснованное.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения явившихся лиц, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия не усматривает предусмотренных законом оснований к отмене обжалуемого судебного постановления.

Из материалов дела усматривается, что постановлением Главы Ликинской сельской администрации Одинцовского района Московской области от 02.08.94 г. N 39 П. передан в собственность земельный участок N 72 площадью 1511 кв. м, из них 500 кв. м бесплатно, а 11 кв. м - за плату, в <...> (т. 1, л.д. 31).

Постановлением Администрации сельского поселения Жаворонковское Одинцовского муниципального района от 09.11.09 г. N 919 уточнен адрес земельного участка (т. 1, л.д. 32).

Регистрация права собственности на земельный участок П. не осуществлялась (т. 1, л.д. 33).

Земельный участок прошел межевание, границы согласованы, ему присвоен кадастровый номер 50:20:0070403:313 (т. 2, л.д. 6 - 7, 22 - 23).

18.10.09 г. между П. и М. заключен письменный договор купли-продажи указанного земельного участка.

В соответствии с условиями заключенного договора М. приобрел у П. земельный участок стоимостью 300000 руб., расчет произведен полностью до подписания договора.

Дополнительным соглашением от 18.10.09 г. П. обязался передать М. доверенность с полномочиями для регистрации сделки купли-продажи земельного участка, а также выдать нотариально удостоверенное согласие жены на совершение сделки (т. 1, л.д. 21).

Согласно передаточному акту от 18.10.09 г., земельный участок был передан М. в качественном состоянии, как оно есть на день подписания настоящего акта. Данным актом подтверждается исполнение взятых на себя каждой стороной обязательств и отсутствие претензий (т. 1, л.д. 23 - 25).

Из содержания расписки, написанной П., следует, что им получены от М. деньги в сумме 300000 руб. за проданный земельный участок, претензий не имеется (т. 1, л.д. 26).

22.10.09 г. супругой П. выдано М. нотариальное заверенное согласие на отчуждение спорного земельного участка, нажитого в период брака с П. (т. 1, л.д. 26 - 27).

П. 19.10.09 г. М. выдана нотариальная доверенность для подготовки документов к регистрации сделки (т. 1, л.д. 28).

Также в материалах дела имеется предварительный договор купли-продажи спорного земельного участка, заключенный 02.10.09 г. между П. и Ш. (т. 2, л.д. 19 - 20), и основной договор купли-продажи данного участка, датированный 15.10.09 г. (т. 2, л.д. 8 - 10).

В расписке, датированной 02.10.09 г., П. указывает, что получил от Ш. за проданный ему земельный участок денежные средства в размере 573536 руб. (т. 2, л.д. 21).

17.10.09 г. П. и Ш. заключили и подписали предварительное соглашение, по которому П. не возражает против строительства дома на его земельном участке Ш. и обязуется продать земельный участок Ш. (т. 2, л.д. 14).

Из объяснений, которые даны П. в УВД г. Одинцово следует, что в октябре 2009 года ему позвонил М., которого он ранее не знал, и предложил купить земельный участок. Через несколько дней к нему домой приехали М. и Ш. Он согласился продать землю за 10000 долларов США. 18.10.09 г. по договоренности к нему приехал М., они составили и подписали договор купли-продажи, передаточный акт, и П. написал расписку на получение денег в размере 10 000 долларов США. Наследующий день снова приехал М. и П. выдал ему доверенность. Через некоторое время сын П. - П.А., передал М. остальные документы для регистрации данного участка. Через неделю после этого, точную дату он не помнит, к П. приехал Ш., который сказал, что М. обманул его, Ш., и просил отозвать доверенность. Со Ш. была его жена. П. решил помочь Ш. и 06.11.09 г. отозвал доверенность на имя М. и выдал такую же доверенность на имя Ш. После этого Ш. передал ему ранее оговоренную сумму в размере 20000 долларов США. Это происходило в два раза, первый при выдаче доверенности Ш., второй через некоторое время. При этом Ш. сообщил ему, что решил оформить земельный участок через суд, как он сказал, ему это посоветовал сделать юрист. П. сказал, что на суд не поедет, и пусть Ш. разбирается сам. В феврале 2010 года к нему приехал Ш. и предоставил решение от 25.01.10 г. и сообщил, что является владельцем земельного участка. Заключал ли он со Ш. договор, он не помнит. 15.10.09 г. он ни со Ш., ни с М. знаком не был, первый раз он увидел их 17.10.09 г., когда они приехали вместе (т. 2, л.д. 149 - 151).

Дав совокупную оценку представленным сторонами в обоснование своих доводов и возражений доказательствам, в том числе и нотариально заверенным, суд пришел к выводу о том, что до продажи земельного участка М. 18.10.09 г. П. не отчуждал и не обременял его какими-либо способом, поскольку установлено, что до 17 октября 2009 года М. и Ш. с П. знакомы не были, что подтверждается не только объяснениями сторон, но и показаниями допрошенного в качестве свидетеля сына П. - П.А.

При таких обстоятельствах суд, с учетом положений ст. 67 ГПК РФ, счел представленные Ш. предварительный договор купли-продажи земельного участка от 02.10.09 г., договор купли-продажи земельного участка от 15.10.09 г., предварительное соглашение от 17.10.09 г. и расписку П. от 02.10.09 г. недопустимыми доказательствами по делу и пришел к выводу о том, что заявленные Ш. требования не подлежат удовлетворению, как основанные на недопустимых доказательствах.

Кроме того, отказывая Ш. в иске, суд учел и то обстоятельство, что сделка между Ш. и П. происходила в нарушение требований ч. 3 ст. 35 СК РФ без нотариально удостоверенного согласия супруги П. на отчуждение земельного участка, которое является обязательным условием для заключения сделки.

Разрешая требования М., суд исходил из того, что заключенный 18.10.09 г. между П. и М. договор купли-продажи спорного участка отвечает требованиям закона, заключен в письменной форме, содержит все его существенные условия, исполнен сторонами, что подтверждается актом приема-передачи и распиской в получении денег, на заключение данной сделки получено нотариальное согласие супруги продавца.

При таких обстоятельствах, по мнению суда, заявленные М. требования о признании права собственности на земельный участок и регистрации права собственности в едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, подлежат удовлетворению на основании ст. ст. 309, 131, 223, 551 ГК РФ, ст. ст. 6, 16 ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", поскольку М., исполнив все свои обязательства по договору купли-продажи недвижимого имущества, не может реализовать свои правомочия собственника в отношении принадлежащего ему земельного участка ввиду уклонения ответчика П. от совершения действий по государственной регистрации прав, перехода права.

Поскольку заключенная 18.10.09 г. между П. и М. сделка купли-продажи спорного земельного участка не противоречит закону, она не может быть признана ничтожной. Исполнение сторонами данного договора исключает признание его незаключенным, в связи с чем суд не усмотрел предусмотренных законом оснований для удовлетворения встречного иска П., предъявленного к М.

Учитывая, что Ш. и П. не представлено допустимых доказательств заключения между ними договора купли-продажи спорного земельного участка, суд не усмотрен оснований для удовлетворения встречных требований П. к Ш. о признании сделки ничтожной и незаключенной.

При этом суд не принял во внимание доводы П. об отсутствии у него зарегистрированного права собственности на спорный земельный участок, указав в решении, что ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" предусмотрена одновременная регистрация первичного права собственности и перехода права собственности по сделке.

Постановление Главы Ликинской сельской администрации от 02.08.94 г. N 339 о предоставлении П. в собственность спорного земельного участка никем не оспорено и является юридически действительным, в связи с чем отсутствие государственной регистрации ранее возникшего права на недвижимое имущество, по мнению суда, не свидетельствует о незаконности сделки по отчуждению этого имущества, соответственно, такая сделка порождает правовые последствия, на которые была направлена.

Суд счел несостоятельными и доводы П. о том, что земельный участок не межевался, не прошел кадастровый учет, т.к. в материалы дела представлены документы межевого дела и кадастровый план с указанием кадастрового номера участка.

При этом суд указал, что границы участка по состоянию на 1994 год были сформированы, что подтверждается выкопировкой из генерального плана застройки, представленной Управлением архитектуры и градостроительства, и соответствуют плану границ из межевого дела (т. 2, л.д. 22 - 23). Спора по границам нет.

Суд счел несостоятельными и доводы П. о том, что площадь земельного участка 1511 кв. не соответствует изданному постановлению N 39 от 02.08.94 г. - 0,15 га, т.к. согласно названному постановлению П. передан земельный участок N 72, при этом 0,015 га - бесплатно, 11 кв. м - за плату (т. 1 л.д. 31). Таким образом, площадь участка N 72 составляет 1511 кв. м.

Поскольку в ходе рассмотрения дела было бесспорно установлено, что П. участком не пользовался, не осуществлял строительство на своем земельном участке и не давал кому-либо соответствующего разрешения на строительство, дом на его земельном участке был ошибочно возведен Ш. в 2008 году, суд пришел к выводу о том, что П. не мог производить отчуждение данного домовладения, поскольку не являлся и не является его собственником, в связи с чем не принял во внимание доводы П. о несоответствии заключенной им сделки требованиям п. 4 ст. 35 Земельного кодекса РФ, содержащей запрет на отчуждение земельного участка без находящихся на нем здания, строения, сооружения в случае, если они принадлежат одному лицу.

Судебная коллегия находит, что при разрешении возникшего спора суд правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, дал им надлежащую правовую оценку и постановил решение, основанное на совокупной оценке собранных по делу доказательств и требованиях норм материального права, регулирующего возникшие спорные правоотношения.

Доводы, изложенные в кассационных жалобах Ш. и П., аналогичны доводам заявленных ими требований, являлись предметом рассмотрения суда первой инстанции, не опровергают правильность его выводов и по существу направлены на иную оценку представленных сторонами доказательств, что не может служить основанием к отмене обжалуемого судебного постановления.

Правовых доводов, которые бы в силу закона могли повлечь отмену решения суда, кассационные жалобы не содержат.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Одинцовского городского суда от 29 июня 2010 года оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь