Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 декабря 2010 г. по делу N 33-24793

 

Судья: Гурина Л.Р.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда

в составе председательствующего Ракуновой Л.И.,

судей Красновой Н.В., Колесник Н.А.,

при секретаре Ш.,

рассмотрела в открытом судебном заседании 21 декабря 2010 г. кассационную жалобу С. на решение Подольского городского суда Московской области от 13 октября 2010 г. по гражданскому делу по иску С. к ООО "Московская буровая компания" о взыскании задолженности по выплате заработной платы, процентов за нарушение срока выплаты заработной платы, возмещении убытков, взыскании компенсации морального вреда и судебных расходов.

Заслушав доклад судьи Красновой Н.В.,

объяснения представителя ООО "Московская буровая компания" по доверенности М., судебная коллегия

 

установила:

 

С. обратился в суд с иском к ООО "Московская буровая компания" и, уточнив требования, просил взыскать задолженность по заработной плате в размере 514559 руб. 21 коп., проценты за нарушение срока выплаты заработной платы в размере 55068 руб. 08 коп., в счет возмещения убытков по уплате процентов по кредитному договору и пользование кредитной картой денежную сумму в размере 48395 руб. 09 коп., в счет возмещения незаконно удержанной задолженности по подотчетным периодам в размере 8308 руб. 87 коп., компенсацию морального вреда в размере 100000 руб., расходы по оплате услуг представителя в размере 50000 руб. В обоснование иска он ссылался на то, с 31.12.2007 г. работал в компании ответчика в должности начальника информационно-вычислительного отдела с должностным окладом в размере 35000 руб. На основании дополнительного соглашения к трудовому договору с 01.04.2008 г. размер его оклада был увеличен до 51725 руб., а с 01.10.2008 г. также по дополнительному соглашению размер оклада стал составлять 92000 руб. Приказом от 04.06.2010 г. он уволен по собственному желанию в соответствии с п. 3 ст. 77 ТК РФ.

На момент увольнения ответчик ему не выплатил в полном объеме задолженность по заработной плате в размере 514559 руб. 21 коп., в связи с чем для приобретения автомашины он был вынужден оформить в банке кредит на сумму 560915 руб., и с момента заключения данного договора обязан уплачивать проценты за пользование кредитом на сумму 48395 руб. 09 коп., а за период с 01.10.2008 г. по 01.07.2010 г. он был вынужден выплатить банку проценты за пользование кредитной карты на сумму 13370 руб. 88 коп.

Кроме того, при увольнении у него была удержана денежная сумма в размере 8308 руб., оставшаяся от аванса, выданного в связи со служебной командировкой. За указанную сумму он действительно не отчитался, так как ответчик не требовал возвратить указанную сумму.

Истец и его представитель в судебном заседании исковые требования поддержали в полном объеме, пояснили, что работодатель начислял заработную плату вместе с премией, не разделяя ее.

Представитель ответчика в судебном заседании исковые требования не признал, пояснил, что с 01.01.2008 г. истцу установлен должностной оклад в размере 35000 руб. Премия выплачивалась по усмотрению работодателя, с учетом финансовых возможностей, а также за личный вклад работника в работу. С 01.04.2008 г. истцу установлена заработная плата в размере 51725 руб., которая включала в себя должностной оклад 34483 руб. и премию в размере 50% от должностного оклада, что составляет 17242 руб. С 01.10.2008 г. установлена заработная плата в размере 92000 руб., состоящая из должностного оклада в размере 61333 руб., и премии в размере 50% от оклада, что составило 30667 руб. Премии ставились в зависимость от выполнения производственных показателей. До 01.10.2008 г. должностной оклад и премии выплачивались в полном объеме. В период с 01.10.2008 г. по 04.06.2010 г. выплачивался должностной оклад в размере 61333 руб., а премия не выплачивалась в связи с неблагоприятным финансовым положением.

Представитель ответчика заявил ходатайство о применении срока исковой давности к требованиям истца о взыскании задолженности по заработной плате, требования о взыскании судебных расходов также не признал.

Решением суда исковые требования удовлетворены частично, в пользу истца с ООО "Московская буровая компания" взыскана задолженность по выплате заработной платы в размере 67170 руб. 95 коп., проценты за задержку выплаты заработной платы в размере 2352 руб. 72 коп., компенсация морального вреда в размере 5000 руб., расходы по оплате услуг представителя в размере 15000 руб., а всего взыскано 89523 руб. 67 коп.

Не согласившись с постановленным решением, истец обжалует его в кассационном порядке, в своей жалобе просит решение суда изменить и его требовании удовлетворить.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия не находит оснований, предусмотренных ст. 362 ГПК РФ, к отмене обжалуемого решения.

При рассмотрении спора суд правильно определил и истолковал подлежащие применению нормы материального права, установил имеющие значение для дела обстоятельства, дал надлежащую оценку представленным по делу доказательствам, при этом не допустил нарушений процессуального права.

Как усматривается из материалов дела, 31.12.2007 г. с истцом заключен трудовой договор на неопределенный срок по должности начальника информационно-вычислительного отдела, что подтверждается записью в трудовой книжке.

Согласно п. 8 трудового договора ему установлен должностной оклад в размере 35000 руб.

31.03.2008 г. между сторонами заключено дополнительное соглашение к трудовому договору, согласно которому истцу устанавливается ежемесячная заработная плата в размере 51725 руб., включающая в себя премию в размере 50% от оклада, указанная сумма к выплате подлежит с 01.04.2008 г.

30.09.2008 г. стороны также заключили дополнительное соглашение, по которому истцу с 01.10.2008 г. установлена ежемесячная заработная плата в размере 92000 руб., включая премию в размере 50% за выполнение производственных показателей.

04.06.2010 г. истец уволен по собственному желанию по п. 3 ст. 77 ТК РФ.

В соответствии со ст. 56 ТК РФ обязательным для включения в трудовой договор является, в том числе, условие об оплате труда (в том числе размер тарифной ставки или оклада (должностного оклада) работника, доплаты, надбавки и поощрительные выплаты).

Согласно ст. 135 ТК РФ, заработная плата работнику устанавливается трудовым договором в соответствии с действующими у данного работодателя системами оплаты труда.

В соответствии со ст. 72 ТК РФ, изменение определенных сторонами условий трудового договора, в том числе перевод на другую работу, допускается только по соглашению сторон трудового договора, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом. Соглашение об изменении определенных сторонами условий трудового договора заключается в письменной форме.

Согласно ст. 137 ТК РФ, удержания из заработной платы работника производятся только в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами.

Удержания из заработной платы работника для погашения его задолженности работодателю могут производиться: для погашения неизрасходованного и своевременно не возвращенного аванса, выданного в связи со служебной командировкой или переводом на другую работу в другую местность, а также в других случаях;

В случаях, предусмотренных абзацами вторым, третьим и четвертым части второй настоящей статьи, работодатель вправе принять решение об удержании из заработной платы работника не позднее одного месяца со дня окончания срока, установленного для возвращения аванса, погашения задолженности или неправильно исчисленных выплат, и при условии, если работник не оспаривает оснований и размеров удержания.

Разрешая спор, суд исходил из того, что, буквально толкуя условия дополнительных соглашений, с 01.04.2008 г. ответчик должен был выплачивать истцу зарплату, состоящую из оклада 25862 руб. 50 коп. и такого же размера премии, а с 01.10.2008 г. истцу ежемесячно работодатель должен был выплачивать заработную плату в размере 92000 рублей, из которой также должностной оклад составлял 46000 руб. и премия в размере 46000 руб. Фактически при заключении первого дополнительного соглашения, изложив его формулировку таким образом, что 50% зарплаты (указанной в размере 51275 руб.) составляет премия, ответчик фактически без достаточных на то оснований снизил размер должностного оклада истца, который при его поступлении на работу составлял 35000 руб.

Суд первой инстанции учел, что об изменении в системе оплаты труда и об уменьшении с 01.04.2008 г. размера должностного оклада истец не был уведомлен, поэтому приказы об изменении размера должностного оклада не могут быть применимы при регулировании спорных отношений и послужить основанием для принятия судом расчета заработной платы в размере, представленном ответчиком.

Также суд счел установленным, что с 01.10.2008 г. истцу фактически ответчик стал выплачивать по 61335 руб., при этом в ходе судебного разбирательства представитель ответчика утверждала, что оснований для выплаты истцу премии не было, а ему начислялся должностной оклад, указанный в штатном расписании.

Суд первой инстанции правомерно указал, что ответчик не представил доказательства, которые бы подтвердили обоснованность неначисления истцу премий. Напротив, в материалах дела имеются приказы о поощрении, в соответствии с которым истцу, как и другим работникам, начислялись денежные суммы. Кроме того, до 01.10.2008 г. истцу также ежемесячно начислялись премии. Также в марте 2010 г. истец был награжден Почетной грамотой за добросовестный труд и перевыполнение производственных показателей. При этом ответчик не представил доказательств, подтверждающих факт недобросовестного отношения истца к работе либо лишение его премии по итогам предыдущего месяца, а поэтому суд обоснованно не принял во внимание довод ответчика о том, что истцу подлежал выплате только должностной оклад, без премии.

Правомерен вывод суда о и том, что с указанного периода времени истцу было известно об изменении размера заработной платы, однако он каких-либо возражений по данному поводу не выражал, хотя из материалов дела следует, что истцу заработная плата с должностным окладом сначала в сумме 51725 руб., затем в сумме 92000 руб. никогда не начислялась.

Вместе с тем суд первой инстанции, рассмотрев заявление ответчика о пропуске истцом срока на обращение в суд, пришел к правильному выводу, что С. этот трехмесячный срок, предусмотренный ст. 392 ТК РФ, действительно пропущен. Во-первых, правомерен вывод суда о том, что с указанного периода времени истцу было известно об изменении размера заработной платы, однако он каких-либо возражений по данному поводу не выражал, хотя из материалов дела следует, что истцу заработная плата с должностным окладом сначала в сумме 51725 руб., затем в сумме 92000 руб. никогда не начислялась. Сам истец признавал в судебном заседании, что действительно не обращался к работодателю с заявлением о невыплате заработной платы, поскольку доверял и надеялся, что впоследствии долг будет погашен.

Во-вторых, судом обоснованно указано, что к рассматриваемому спору неприменимы разъяснения п. 56 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса РФ", поскольку в данном случае спор возник не по поводу начисленной, но не выплаченной зарплаты, а он связан с правом на выплату заработной платы, указанной в дополнительных соглашениях к трудовому договору, с правом на начисление и получение премии.

Поскольку каких-либо уважительных причин, которые бы препятствовали истцу в установленный срок предъявить в суд свои требования, суд первой инстанции указал, что взысканию с ответчика подлежит заработная плата за три месяца, предшествующих его обращению в суд, а именно за апрель май, июнь 2010 г.

При расчете задолженности по заработной плате суд исходил из того, что истцу в июне, мае, апреле 2010 г. должна была быть выплачена заработная плата из расчета 92000 руб. ежемесячно, а фактически истцу в апреле и мае выплачена денежная сумма в размере по 61335 руб. ежемесячно, а в июне за отработанных 4 дня - 11682 руб. 86 коп. Рассчитав недополученные истцом суммы, суд пришел к выводу, что размер задолженности ответчика перед истцом составил 67170 руб. 95 коп.

В соответствии со ст. 236 ТК РФ, при нарушении работодателем установленного срока выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной трехсотой действующей в это время ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации от невыплаченных в срок сумм за каждый день задержки начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно. Размер выплачиваемой работнику денежной компенсации может быть повышен коллективным договором или трудовым договором. Обязанность выплаты указанной денежной компенсации возникает независимо от наличия вины работодателя.

Суд, приняв во внимание и согласившись с представленными расчетами ответчика по компенсации за задержку заработной платы, суд обоснованно счел, что сумма компенсации за задержку выплаты заработной платы, подлежащая взысканию с ответчика составляет 2352 руб. 72 коп.

Как усматривается из материалов дела и не оспаривается истцом, он получал от ответчика денежные средства в связи с поездкой в служебную командировку, однако впоследствии не отчитался за указанную сумму.

Суд, с учетом вышеуказанных обстоятельств, пришел к выводу о том, что действия ответчика по удержанию денежных средств в размере 8308 руб. являются обоснованными, в связи с чем, требования истца в данной части оставил без удовлетворения.

Не основанными на законе счел суд первой инстанции и требования о взыскании денежной суммы в счет возмещения убытков по уплате процентов по кредитному договору и пользование кредитной картой, и правомерно отказал в удовлетворении.

Согласно ст. 237 ТК РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора.

Удовлетворяя требований в части взыскании компенсации морального вреда суд исходя из принципа разумности и справедливости, фактических обстоятельств дела, счел возможным определить размер компенсации морального вреда 5000 руб.

Из материалов дела и представленного истцом договора на оказание юридических услуг, усматривается, что между истцом и его представителем заключен договор на оказание комплекса юридических услуг и предоставление его интересов в судебных заседаниях, в соответствии с условиями которого, истцом оплачена денежная сумма в размере 50000 руб., что подтверждается представленной в материалы дела распиской.

Суд удовлетворяя исковые требования в указанной части, с учетом принципа разумности и справедливости, счел возможным взыскать с ответчика расходы по оплате услуг представителя в размере 15000 руб.

Судебная коллегия находит решение законным и обоснованным, поскольку судом первой инстанции правильно применен материальный закон, регулирующий правоотношения сторон, выводы суда подтверждены доказательствами, которым дана надлежащая оценка в их совокупности в порядке ст. 67 ГПК РФ.

Доводы кассационной жалобы являлись предметом рассмотрения суда первой инстанции, они не опровергают выводов суда и не содержат оснований к его отмене, а сводятся к иной оценке установленных судом обстоятельств, и иному толкованию истцом материальных норм, что в данном случае не может повлечь изменение постановленного решения.

Руководствуясь ст. ст. 199, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Подольского городского суда Московской области от 13 октября 2010 г. оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь